Перейти к содержимому


Фотография

112 отдельный лыжный батальон

112 олыжб 2 гв. КК

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В теме одно сообщение

#1 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 625 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 20 Декабрь 2018 - 21:19

Лыжный батальон бьёт фашистов
 
Вот как Яков Иванович Сазанов описывает участие жителей Мордовии и зубовополянцев в боевых действиях 
в составе лыжного батальона, сформированного в Саранске в самом начале войны.
 
«Наконец наступил день боевого крещения 112-го отдельного лыжного батальона. Преследуя отступающего от Волоколамска противника, нашему батальону предстояло сходу выбить укрепившегося врага из села Бухолово Шаховского района и овла-деть им. Батальон в течение четырех-пяти часов вел наступление по фронту, но заметного успеха не имел. И только ночью, перестроив боевые порядки и послав одну роту по лесу во фланг Бухолова слева, удалось овладеть им.
 
В бою за освобождение села Бухолово бойцы-лыжники проявили настоящее мужество и героизм, практически без артилле-рийской поддержки овладели им, тем самым открыли левый фланг для дальнейшего наступления наших войск в направлении Середа-Мерклово.
 
В этом бою рядовой 2-й роты Ф. М. Бирюков вместе со своим напарником, ведя наблюдение, на окраине села засекли пулемётный расчёт, засевший близко от них в сарае и стрелявший по наступающей роте. Принимается решение: под покровом ночи подползти близко к сараю и гранатами уничтожить огневую точку противника. Задача была блестяще выполнена, расчёт уни-чтожен. Но сам Бирюков был тяжело ранен и эвакуирован в глубокий тыл. Вслед за этим мы получили приказ командования кавалерийского корпуса — вместе с полком прорвать оборону противника и занять два сильно укрепленных населенных пунк-та — Игнатково и Суровцево, где сосредоточилось до двух батальонов пехоты противника, усиленных артиллерией и миномё-тами. Подступы к населенным пунктам были опутаны проволокой и заминированы.
 
В течение двух дней, предшествовавших наступлению, была такая сильная вьюга, что немецкие мины в большинстве мест занесло, да и рогатки с проволочными заграждениями тоже. Свирепствовал жестокий мороз, доходивший порой до 35 градусов.
 
Для подготовки к наступлению у нас были всего одни сутки, из которых шесть часов — светлого времени. В 23 часа, накануне наступления, послали в разведку две группы по пятнадцать человек в каждой, поставив перед ними задачу — подробно изу-чить систему обороны противника и выбрать наиболее удобные подступы для наступления.
 
Одна группа разведчиков, возглавляемая лейтенантом Чижовым, выполнила задачу. А другая, под командой лейтенанта Сивакова, с задачей не справилась. Сведений в штаб от них не поступало, группа уже в начале своего маршрута пошла значительно левее и плутала всю ночь по нейтральной зоне. Разведчики вернулись только к обеду следующего дня. Поступок лейтенанта Сивакова, который чётко не уяснил поставленную перед ним задачу и поэтому не выполнил её, подвергся резкой критике со стороны командного состава. Из этого случая все командиры сделали для себя соответствующие выводы.
 
Ещё до возвращения группы лейтенанта Сивакова, ночью, не имея от него никаких известий о ходе разведки, я решил сам раз-ведать местность, взяв с собой двух бойцов. Одним из них был рядовой Семен Шурашов, человек исключительной храбрости и мужества, другой — Николай Мищенко, тоже очень смелый солдат.
 
Нам удалось преодолеть два глубоких оврага, опутанных проволочными заграждениями, и выйти на опушку леса, откуда на расстоянии двадцати — тридцати метров виднелись жилые постройки деревни Игнатково. Выход к намеченному месту нас так обрадовал, что мы еще больше осмелели и подошли к первым домикам. Не удовлетворившись этим, пошли дальше, в глубь деревни, обнаружили две стоящие на улице в боевом положении пушки. Около них не было ни одного человека. Мороз достиг сорока градусов, а гитлеровцы не особенно любили такую «бодрящую» температуру.
 
Уже начинало светать, когда мы завернули в проулки и пошли огородами, параллельно сельской улице. На пути обнаружили свежие следы, они привели к сараю, который стоял в огороде. Это насторожило, мы приняли боевой порядок. Я остался в центре, недалеко от сарая, перед входом в него, разведчики пошли в обход справа и слева, продвигаясь медленно и осторожно. Возле сарая — сугробы свежего снега, который даже при сильном морозе почти не скрипел под лыжами и был совершенно чист. Нас трудно было заметить в белых халатах.
 
И вдруг мы услышали в сарае возню и крик. Кричали по-немецки. Значит, нас заметили. Недолго думая, я бросил в проем са-рая противотанковую гранату, скомандовав своим : «Ложись!»
 
После взрыва мы с Шурашовым ворвались в сарай, где обнаружили разбитый немецкий станковый пулемет и двух убитых солдат, обмотанных с ног до головы различным тряпьем. Это было, видимо, боевое охранение, но оно не оправдало надежд своих командиров. Так мы открыли боевой счет батальона по уничтожению гитлеровцев.
 
Реально оценив положение, мы начали быстро отходить. И только успели пройти проволочное заграждение, как началась бес-порядочная стрельба из пулеметов, но мы находились уже далеко.
 
Днем мы продолжали вести разведку наблюдением за действиями противника. Артиллерия кавалерийского полка и взвод 82-миллиметровых минометов нашего батальона в течение дня вели методический огонь по огневым точкам и живой силе противника.
 
Кавалерийский полк и третья рота лыжного батальона получили приказ наступать с фронта, чтобы отвлечь и сковать глав-ные силы противника. Первая рота с отделением ручных пулеметов пошла в обход с левого фланга. Перед командиром роты лейтенантом Рычковым поставили задачу: скрытно выйти к опушке леса и по установленному сигналу атаковать с фланга и тыла населенный пункт.
 
Второй ротой командовал младший лейтенант Уланов. До призыва в ряды Красной Армии он работал прокурором Зубово-Полянского района, в армии показал себя человеком исключительно храбрым и скромным. Эта рота с отделением ручных пулемётов пошла в обход с правого фланга, чтобы выйти в тыл противника. Одному взводу лыжников и отделению ручных пуле-мётов надлежало отрезать пути отхода врага из Игнатково, остальным взводам — быть готовыми атаковать с тыла насе-ленный пункт Суровцево.
 
Двум лыжным ротам удалось выйти незамеченными для противника в его фланг и тыл. Это обстоятельство и решило исход боя. Внезапная атака с флангов и с тыла, а также с фронта, то есть со всех сторон, ошеломила гитлеровцев, и вскоре началось их паническое, беспорядочное отступление. Для отступления имелась единственная проезжая дорога до следующего населен-ного пункта, которую по приказу немцев расчистили местные жители. К этой единственной магистрали, годной для продвижения, бежали теперь немцы со всех сторон — группами и в одиночку. На ней скапливались тыловые подразделения, преследуе-мые нашими солдатами. Немецкие вояки на ходу бросали барахло, оружие, но ничто не спасло их от гибели. На расстоянии 200-300 метров от покинутого населенного пункта их встретил сильный заградительный огонь лыжников, которые заранее оседлали дорогу и держали под зорким наблюдением пути отхода противника.
 
Бой шел недолго. Немцы попали в длинный огневой мешок и были уничтожены или взяты в плен, боевая техника и обозы стали нашими трофеями.
 
Надо сказать, что все бойцы лыжного батальона показали себя в этой схватке достойными защитниками Родины. Несмотря на только что закончившийся тяжелый и утомительный бой, батальон в состоянии был идти дальше на запад, ведя наступление на рубежи немецкой обороны. После первой удачи, — а удача была немалая, — лыжники воспрянули духом, поверили в свои силы, в возможности бить врага.
 
Итоги первого нашего боя с возбуждением обсуждались всем личным составом. Да это и понятно: люди увидели перед собой живого врага и в борьбе с ним вышли победителями. Они поняли, что только решительные и смелые действия могут принести успех, что очень важны внезапность и умение маскироваться. Обсуждались и недостатки, так как важно было сделать пра-вильные выводы для успешных действий в дальнейшем.
 
Многие бойцы и командиры отличились в том бою. Широко стал известен героический поступок лыжника-комсомольца Сергея Солодовникова. А дело было так. При нашем наступлении с фронта противник, находясь в обороне, вел по наступающим подразделениям сильный огонь из всех видов оружия. Особенно сильно мешал нашему продвижению огонь двух пулеметов, установленных в сарае деревни Игнатково, в двухстах метрах от цепи наступавших. Комсомолец Солодовников попросил у ко-мандира отделения разрешения подавить огневые точки противника. Разрешение было получено, и вот от цепи отделился че-ловек в белом халате. Ползти по снегу было трудно. Под прикрытием темноты, соблюдая осторожность, Солодовников добрал-ся до цели. Он подполз вплотную к передней стенке сарая, остановился в трех метрах от входа, передохнув, проверил готов-ность оружия.
 
И вот бесстрашный лыжник на ногах. Сделав несколько шагов вперед, держа в руках две противотанковые гранаты, он одну за другой бросает их в глубь сарая. Раздались оглушительные взрывы. Стрельба пулеметов прекратилась. Короткие перебежки наших отделений — и бойцы достигли сарая. Солодовников лежал на снегу контуженный: его сильно ударило бревном в левое плечо...
 
В результате этого боя мы захватили в качестве трофеев 9 орудий, 12 минометов, 16 пулеметов, более 700 винтовок и автома-тов, много боеприпасов, техники, тылового имущества.
 
Потери с нашей стороны убитыми и ранеными были незначительны. Нельзя не отметить, что отдельные воины пренебрежительно отнеслись к смертельной опасности. В этом бою еще до начала наступления погиб командир первой роты Рычков, который, забыв о предосторожности, появлялся на переднем крае то тут, то там во весь рост. Смерть товарища Рычкова я переживал тяжело и болезненно. Тяжело переживали утрату все бойцы и командиры. В том же бою был ранен в обе ноги командир батальона старший лейтенант Филиппов.
 
Собрав коммунистов, провели короткое партийное собрание. Выступать с информацией об итогах первых боев, проведенных батальоном, пришлось мне. Обобщив положительный опыт боевых действий, остановился и на недостатках. Основным недостатком мы считали тогда никому не нужное ухарство отдельных командиров, в результате чего в первом бою были допуще-ны потери в офицерском составе.
 
После того как наши войска овладели Волоколамском, остатки гитлеровских частей откатились на запад, оказывая сопротив-ление, где только возможно. Наш лыжный батальон в те дни не участвовал в наступательных боях с фронтом, а выполнял задания прямого назначения. За короткий период батальону удалось выполнить несколько сложных заданий в тылу врага по уничтожению живой силы и техники отступающего противника.
 
Глубоко запечатлелся в моей памяти один бой. После трагической гибели под Волоколамском генерала Доватора кавалерийским корпусом стал командовать генерал-майор Плиев, ныне генерал армии, дважды Герой Советского Союза. Он поставил перед батальоном задачу — прорваться через передний край немецкой обороны, оседлать шоссейную дорогу Волоколамск-Середа-Мерклово, а также прилегающие к ней проселочные дороги, и преградить немецким частям путь к отступлению.
 
Самым трудным в решении этой боевой задачи был прорыв и переход через передний край обороны противника. Разведка ото-всюду докладывала, что оборонительная линия противника на этом участке не прерывается, оборудована неплохо, то есть подготовлена заранее как промежуточный рубеж. Поэтому, чтобы не вступать в бой с противником, нам пришлось выбрать для прорыва довольно рискованный план, впоследствии оказалось, что он был единственно целесообразным. Замысел этого плана заключался в том, чтобы пройти через линию обороны противника до того, как он опомнится.
 
Исходный рубеж для наступления выбрали на возвышенном месте, где был расположен небольшой населенный пункт Якше-во. Чтобы не растянуть колонну при движении, решили идти одной линией повзводно. Каждому взводу заранее показали на местности маршрут движения, поставили боевые задачи на случай открытия огня со стороны противника.
 
Каждый командир и боец был строго-настрого предупрежден, чтобы без надобности в бой не вступать и во время движения не останавливаться.
 
Подготовка к решительному броску закончилась, командиры подразделений один за другим доложили о готовности личного состава к выполнению боевой задачи.
 
Передний край немецкой обороны проходил по берегу реки Руза, правее деревни Рамешки.
 
В полночь был дан сигнал. Началось стремительное движение лыжников с горы. Не снижая темпа, прошли метров 400-500 по реке Руза и вышли на опушку леса, за населенным пунктом Рамешки. Наш маневр целиком удался, хорошо натренированные лыжники прошли полтора-два километра за несколько минут, и немцы за это короткое время не смогли нас заметить. Беспорядочную стрельбу они подняли тогда, когда батальон был уже в лесу. Немного погодя гитлеровцы открыли минометный и артиллерийский огонь, но мы успели рассредоточиться и поэтому потерь не понесли.
 
Батальон приблизился к основной магистрали — шоссейной дороге Волоколамск-Середа-Черклово. Разведчики исследовали пути вероятного отступления противника. Наблюдатели в течение дня следили за движением отдельных подвод, солдат и небольших групп по дорогам. Разведка показала, что в Середе, этом крупном населенном пункте, было много войск противника.
 
Перед батальоном поставили конкретную задачу: не выпустить гитлеровцев из Середы дальше в тыл. Поэтому, обойдя село и выйдя на его западную окраину, мы устроили засаду вдоль шоссейной дороги, выходящей из Середы. К тому времени наша раз-ведка установила, что других путей для отступления у противника нет. В двадцать один час в ближайших населенных пунктах занялись пожары. Это немцы перед отступлением подожгли деревни. Бойцы, приведя себя в полную готовность, с нетерпени-ем ожидали встречи с врагом. Часа через полтора появилась первая большая колонна немцев. Подождали, когда она растянет-ся вдоль дороги. И вот заработали ручные пулеметы, расположенные в центре засады. Немецкая колонна внезапно попала в огневой мешок. Начались страшное замешательство и паника, но бежать было некуда, дай некогда: огонь пулеметов и автома-тов косил гитлеровцев беспощадно. Бой продолжался недолго, немецкая» колонна была полностью разбита.
 
Только в течение этой памятной ночи лыжники в различных местах трижды становились в засаду, уничтожая отступавшего противника. За ночь батальон уничтожил три колонны врага общей численностью более тысячи человек, отбил у противника много оружия, боевой техники, взял другие трофеи.
 
В подмосковных местах расположены большие лесные массивы. И для нас, лыжников, представлялась неплохая возможность маневрирования. Идя все дальше и дальше в тыл к противнику, батальон в течение пяти суток вел смелые боевые действия, уничтожая фашистских бандитов, пытавшихся бежать на запад, чтобы спастись.
 
В течение зимы 1942 года батальон в тылу противника выполнил несколько подобных боевых задач. Потери в этих боях он понес незначительные. Солдаты, несмотря на свой молодой возраст, показали себя исключительно храбрыми, выносливыми и закаленными, горели желанием беспощадно бить врага, чтобы быстрее освободить родную землю.
 
Лыжному батальону пришлось участвовать в различных видах боев: в наступательном, оборонительном, в тылу врага. В обороне наши лучшие стрелки-снайперы не давали днем покоя немцам, а ночью наводили ужас на врага наши разведчики.
 
Действиям лыжников дали оценку сами немцы. Допросы многих пленных немецких солдат и офицеров показывали, что о лыжниках они всегда упоминали с ужасом.
 
За зиму из некоторых рядовых лыжников выросли замечательные офицеры, не знавшие страха в борьбе с врагом и хорошо ориентирующиеся в любой фронтовой обстановке.
 
Как не вспомнить старшего сержанта Ларина, бывалого солдата, бесстрашного воина, талантливого командира. После гибели командира первой роты лейтенанта Рычкова именно ему доверили командовать ротой, и он это доверие оправдал, хотя до вой-ны у него была довольно мирная и скромная специальность: заведовал сепараторным пунктом в Старошайговеком районе.
 
Или младший сержант Власов, уроженец бывшего Кадошкинского района, выросший на фронте до старшего лейтенанта. До войны он был рядовым колхозником.
 
Из десятого класса средней школы пришел к нам рядовой солдат Жидков, ставший потом прекрасным политработником.
 
Запомнился лейтенант Радионов, который, получив однажды пять ранений, категорически отказался отправиться в медсанбат.
 
Всех не перечислить, потому что весь состав лыжного батальона — это прекрасные люди, бесстрашные бойцы, с честью вы-полнившие свой долг перед Родиной. Приходится лишь сожалеть, что многие солдаты и офицеры остались в памяти только по фамилиям. Товарищи по лыжному батальону — мои земляки — впоследствии служили со мной в одних и тех же боевых час-тях».
 
Из книги : Я. Сазанов "И снова в бой"


#2 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 625 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 20 Декабрь 2018 - 21:48

по фамилиям, выделенным в тексте:

Шурашов Семен Алексеевич, красноармеец
Дата рождения __.__.1922
Дата и место призыва Городецкий РВК, Горьковская обл., Городецкий р-н
Последнее место службы 40 сбр ( 40 сбр ) 112 олыжб вошла в состав 40 сбр 
Дата выбытия 23.09.1942
Причина выбытия убит
Первичное место захоронения Смоленская обл., Кармановский р-н, д. Твердуново, около 
 
Рычков Михаил Николаевич
Дата рождения/Возраст __.__.1918
Место рождения Новосибирская обл., г. Сталинск, пр-д Лозо, д. 9, кв. 11
Дата и место призыва Сталинский РВК, Омская обл., г. Омск, Сталинский р-н
Последнее место службы 112 лыжный бат.
Воинское звание лейтенант
Причина выбытия убит
Дата выбытия 15.01.1942
Первичное место захоронения Московская обл., Шаховский р-н, Бухоловский с/с, д. Бухолово, братская могила

https://obd-memorial....htm?id=1288054

Рычков Мих. Николаевич
Последнее место службы 2 гв. кк 112 лб 20 гкд
Воинское звание лейтенант
Причина выбытия убит
Дата выбытия 15.01.1942
Место выбытия Московская обл., Шаховский р-н, Бухоловский с/с, д. Бухолово