Перейти к содержимому


marel1968

Регистрация: 11 Авг 2011
Offline Активность: Сегодня, 01:50
*****

Мои темы

Язынин Константин Егорович

Вчера, 15:25

на ОК внучка - Вера Тельнова(Язынина) (Рыбное) написала:

Может мой дед найдется,
Язынин Константин Егоровичместо рождения: 
д.Демидовка Алькеевский район, ТатАССРместо жительства до призыва: 
с.Горки (Волховский с\с) с\х им.Куйбышева
РВК: Куйбышевский РВК ТатАССР
звание:  кр-ц
место службы:  249 сд
день выбытия: 10.09.1941
причина выбытия:  пропал без вести
обл. выбытия:  Калининская область
место выбытия:  Пеновский р-н, в районе д. Коковкино
 

8 авиационный корпус дальнего действия

16 Март 2019 - 10:35

8 авиационный корпус дальнего действия сформирован 30 апреля 1943 года по Постановлению Государственного Комитета Обороны № ГКО-3275сс от 30 апреля 1943 года на базе 36 авиационной дивизии дальнего действия.

 
22 декабря 1944 года 8-й авиационный корпус дальнего действия расформирован.
 
Дивизии корпуса переданы в 1 гвардейский бомбардировочный авиационный корпус.
 
В составе действующей армии с 20 июля 1943 года по 22 декабря 1944 года.

Молодой и взрослый (Е. П. Шахова)

11 Март 2019 - 17:41

Еще один солдат Бессмертного полка 
 
Кто такие поисковики? Сложный вопрос… Многие нас считают ненормальными, блаженными, чокнутыми, не от мира сего. А мы и действительно не от мира сего. Мы те, кто смертельно ранен той далекой войной, Великой Отечественной. Именно потому многие тысячи человек, как только сходит снег, а иногда и не дожидаясь этого, отправляются в путь, чтобы на местах великих битв, боев местного значения и мелких боестолкновений искать останки бойцов Красной Армии, так и не вернувшихся домой, желая отдать им последний долг памяти. Мы - последние солдаты той войны, подхватывающие Знамя Победы из слабеющих пальцев ветеранов. Именно мы, словно Харон, служим проводниками душ павших воинов, именно мы провожаем их в последний путь, к сожалению, почти всегда безвестных и безымянных, нашедших покой в братских могилах. 
 
И мы из года в год выходим в горы, болота, леса и поля, чтобы опять делать дело своей совести. В глазах обывателя так и читается вопрос «Зачем?», зачем тратить свои деньги, время, свой отпуск на неблагодарное дело поиска давно умерших людей? Им уже без разницы!!! А мы идем и ищем, потому что душа нас зовет, потому что не можем иначе, потому что, когда первый раз перед тобой открывается картина гибели твоего ровесника, просто человека, благодаря которому я могу говорить и писать на РУССКОМ языке, есть только одно желание – уйти под ближайшую елку и скулить там раненым зверем от несправедливости и безысходности, кусая ладонь, чтоб никто не слышал твоего тихого воя, и грызть себя мыслью: «А ты так сможешь?». И есть такая мыслишка - не смогу, сломаюсь, сдамся… 
Но, проходят минуты личной меланхолии, и возвращаешься в раскоп, а твои товарищи делают вид, что не замечают грязных разводов на твоем лице, молча протягивают две фляги: с компотом и некомпотом. Делаешь по глотку и иногда даже не чувствуешь разницы. А потом встаешь на колени в жидкую грязь и расчищаешь останки от земли и корней, стараясь не упустить ни единой мелочи, вырывая из безвременья последние секунды жизни неизвестного тебе человека. В этот момент менно от тебя может зависеть, обретет ли он имя и покой рядом с родственниками, что ждали солдата с войны, узнают ли близкие о судьбе бойца или так и сгинет он в вихре времен безвестным, оставило ли беспощадное время хоть
надежду на установление имени этого человека. 
 
Расскажу небольшую историю. На Синявинских высотах в Ленинградской области мы работаем уже не первый год. Именно там много раз пытались прорвать блокадное кольцо, именно там было самое тонкое и уязвимое место, всего 16 километров вражеских позиций, именно там проходила единственная дорога с твердым покрытием, пригодная для передвижения техники – Путиловский тракт, и именно за него исступленно держались оккупанты. Попыток прорыва Блокады в этом месте было множество, вот и стоим неподалеку от бывшей деревни Гонтова Липка, в двухстах метрах от наших окопов. 
 
Не люблю шум лагеря, потому всегда ставлю палатку дальше всех, и вот с самого первого раза и до Вахты Памяти прошлого года, особенно, в первые дни, когда нервы просто обнажены и неприкрыты коростой ежедневности, перед сном слышала разговор двух солдат, слов не разобрать, только интонации и голоса. Один солдатик молоденький, лет 18- 20, не больше, что-то спрашивает у своего старшего товарища. Тот ему степенно объясняет, рассказывает, советует, вот сразу чувствуется опытный боец. И так несколько лет… 
 
В прошлом году в наших траншеях аккурат за моей палаткой находим двоих бойцов: одному около 20, второму лет 35-40. Старший, по всему видно повоевал, в ботинках вместо шнурков телефонный провод, младший просто пацан, только что на фронт попавший. Они сидели в окопе, между ними взорвалась минометная мина, так их и раскидало.
 
Так и лежали, ждали нас. У старшего бойца медальон – обгоревший и промокший.
Почти год экспертиз, шаманства и танцев с бубном, но имя установили, звали его Матвеев Василий Иванович, 1911 года рождения, старший сержант, установили и место призыва: деревня Теремец Новгородского района Ленинградской области. На сегодняшний день это фактически пригород Новгорода Великого, дачный поселок, коренных жителей нет, документов того периода не сохранилось. 
 
Не буду описывать всю цепочку поиска родственников бойца, но нашли родного племянника Матвеева, живет он (надеюсь счастливо) в Ижевске и участие в посмертной судьбе своего дяди принимать отказался. Ну, да не нам судить… Вот так и лежат теперь два бойца – молодой и взрослый – оба в братской могиле на Синявинских высотах, смотрят, как снег укрывает лес, как сыпет непроглядной пеленой и укутывает землю, как медленно и неохотно отступает обратно в болота белое покрывало по весне и робкие первоцветы улыбаются теплому солнышку, а потом буквально за несколько дней поднимается буйная трава и вновь прячет от глаз людских старые шрамы окопов и воронок. 
 
А там все так же лежат и ждут бойцы, ждут своего поисковика, что однажды споткнется о кочку, стукнет щупом или поймает сигнал металлодетектором и еще одна солдатская судьба вернется к нам. Даже если останется боец безымянным, но мы хотя бы узнаем о его последних минутах. Мы узнаем, а я расскажу вам, и будет на одного меньше в полку пропавших без вести. 
 
Вместо послесловия. Только благодаря кропотливой и долгой работе сотрудников Воткинского районного архива удалось установить имя нашего бойца и его ближайших родственников. 
Сердечное спасибо всем, кто помогал распутать эту историю, в частности, Сурковой Маргарите Александровне, а так же учителю истории Черновской школы Порсеву Владимиру Васильевичу за огромную проделанную работу и живую отзывчивую душу. 
Автор Е.П. Шахова

Агапов Андрей Константинович. Ищем родных!

11 Март 2019 - 00:38

Здравствуйте!

 

Поисковое движение России (http://rf-poisk.ru/) ищет родственников пропавшего без вести на фронте Великой Отечественной войны Агапова Андрея Константиновича в связи с тем, что на поле боя были найдены личные вещи бойца.

Родился в 1912 году. Проживал по адресу г.Астрахань, ул.1-я Электрическая, д.15, кв.8. Жена - Агапова Елена Федоровна. На службу был призван Ново-Анненским РВК Сталинградской области. Службу проходил в 176 стрелковой дивизии. Погиб 15.07.1942 в с.Иллирия, на территории Луганской области.

 

Родственникам мы можем передать личные вещи погибшего, найденные при его останках. Просим Вас опросить своих родственников, в том числе дальних.

Особенно просим опросить старшее поколение!

Возможно, это именно ваш предок!

 

Денис Ткачук

Астрахань, Россия

Вересюк Михаил Григорьевич.Ищем родных!

11 Март 2019 - 00:14

ВЕРЕСЮК МИХАИЛ ГРИГОРЬЕВИЧ, Винницкая обл. с. Вендичаны.

 

Смоленские поисковики подняли бомбардировщик Пе-2 и установили имена героев-летчиков

Как говорят знающие люди, поисковики ходят по грибы не с корзиной, а с лопатой. И взгляд их заточен не на маслята и подосиновики, а на специфические детали местности и говорящие особенности ландшафта, одним только им ведомые.

Стал выходить к трассе и увидел среди леса огромную яму, – командир поискового отряда «Боевое братство» Александр Герасенков рассказывает о начале увлекательной истории как о чем-то произошедшем совершенно случайно.
 
– Смотрю, странная какая-то яма. Не похожа ни на капонир, ни на блиндаж, – продолжает рассказ Герасенков. – А многие поисковики, которые долгое время работают, знают не понаслышке, что в местах, где проходили боевые действия, всегда испытываешь особенные ощущения, будто рядом с тобой кто-то незримо присутствует. Это действительно так, и кто давно работает в поиске, готовы мои слова подтвердить. В местах, где погибли люди, в местах массовой гибели солдат такое ощущение почти всегда накатывает. Вот и здесь, возле этой заполненной водой воронки, я нечто подобное почувствовал.
 
Первый самолет
 
На следующий день (как еще перетерпел ночь в поисковом азарте!) Герасенков поехал на место, уже взяв с собой металлодетектор. Находки не заставили себя долго ждать: вокруг ямы начали попадаться куски дюралюминия цвета хаки, которые, становилось понятно, были когда-то деталями самолета. Один из кусков сразу привлек внимание: на зеленой краске был виден фрагмент пятиконечной звезды. Наш самолет. Наш.
 
Вернувшись домой, Александр рассказал о неожиданной  находке друзьям-поисковикам. Сошлись на том, что в этом месте с большой вероятностью произошел удар самолета о землю, но подтверждений, что крылатая машина лежит именно там, пока не было. Работали друзья-товарищи в поиске к тому времени уже не один год, участвовали во многих поисковых мероприятиях, много чего находили, много кого хоронили, но самолет (если он там был) нашли впервые. Решение было единодушным: организовать серьезную экспедицию, выехать на место и поработать.
 
«Поработать»… Если кто-то думает, что работа поисковиков в смоленских лесах напоминает работу археологов в Египте, то это, мягко говоря, не совсем так. Пушистой кисточкой смахивать пылинки с исторических артефактов, сидя в шортах под ласковым солнцем, не всегда получается. Точнее, не получалось никогда и вряд ли уже получится. Грязь не по пояс – грязь на глубину семь метров. Вонючая болотная жижа, часто дождь, часто холод, почти всегда комары.
 
 Когда «Боевое братство» начало «отрабатывать» место падения самолета, первым, что нашли, был кусок бронеспинки. Однако никто не знал, какому типу и марке самолета он принадлежит. Помогли коллеги с интернет-форумов, специалисты по авиапоиску определили, что данная деталь применялась на пикирующих бомбардировщиках Пе-2.  
 
Глубинный металлодетектор показывал, что под многометровой толщей вязкой глины находится большое количество металла. Было принято решение о подъеме самолета.
 
Первые шурфы на глубину до трех метров делали вручную, лопатами. Но вскоре стало понятно, что обычными способами – так, как поднимают из земли останки солдат-пехотинцев, – самолет не извлечь. Привычные щупы и лопаты на время пришлось отложить. Для начала использовали помпы, которыми откачивали воду. Снимать грунт нужно было экскаватором. Где взять? В таких случаях обычно пишут, что помощь пришла откуда не ждали. К поисковикам из «Боевого братства» помощь пришла откуда ждали. Руководители предприятия, где трудится Александр Герасенков, – Валентин Алексеевич Пенкин и Дмитрий Иванович Ващенко и до этого момента всегда помогали чем могли. Безвозмездно, без лишних разговоров. Так часто бывает, что в орбиту поискового движения попадают люди, которые даже не задумывались о том, что придет время, и они станут причастны к поиску. Кто-то помогает техникой, кто-то просиживает ночи за архивными документами, кто-то ищет родных погибших солдат – поисковое дело становится всенародным.
 
Когда с помощью экскаватора яму почти полностью очистили, стали попадаться более крупные детали самолета. Радиатор, лонжероны крыльев. В один из дней боец отряда Кирилл Филинов в глиняном отвале увидел кусок гимнастерки с сержантским погоном. На погоне был голубой кант, а на сохранившейся части гимнастерки – гвардейский значок. Еще один шаг вперед. Это говорило о том, что авиационная часть, к которой принадлежал самолет, являлась гвардейской. Карман найденной гимнастерки был сорван, и когда отвернули остатки ткани, то обнаружили относительно неплохо сохранившуюся красноармейскую книжку с фотографией. Сохраниться документу помогло разлившееся авиационное топливо, ставшее своеобразным консервантом. Книжку опытные поисковики сразу же запечатали, чтобы исключить воздействие воздуха и в будущем облегчить задачу профессиональным экспертам. Нашли еще часы, расческу с эмблемой военно-воздушных сил РККА, куски авиационного шлема, наушники.        
 
Кубометры грязи и глины, земляной отвал величиной с жилой дом бойцы «Боевого братства» прощупали своими руками. Каждый сантиметр, каждый грамм. Найденные останки летчиков эксгумировали, но главный вопрос – имена членов экипажа – пока оставался открытым.
        
Шура знает
 
Завеса тайны приоткрылась, когда подняли один из двигателей самолета, – он был сильно поврежден, но номер 31-173 был виден четко. Второй поднятый мотор с номером 31-176 был почти целым, рядом лежали винты, были найдены и подняты шасси, металлические части двух парашютных систем, истлевшие летные комбинезоны, теплые перчатки.
 
Видеохроника сохранила моменты подъема самолетных двигателей из ставшей уже глубоким котлованом ямы. Кто говорит, что не осталось на Руси профессионалов ни в чем, посмотрите на работу экскаваторщика. Техника, поднимая тяжелый мотор, балансирует на скользком краю раскопа. За кадром со всех сторон слышны крики и подсказки, а невозмутимый властелин экскаваторного ковша уверенно управляется с рычагами. И лучшей благодарностью становятся произнесенные кем-то слова, в которых слышится нескрываемое уважение: «Шура знает!»
 
Определить номер самолетного двигателя – огромная удача для поисковиков. По номеру мотора можно установить практически все данные о самолете и его экипаже. Так вот, моторы № 31-173 и № 31-176 стояли на самолете Пе-2 (бортовой номер 1/166), который был выпущен в феврале 1943 года и 27 февраля зачислен в состав 47-го гвардейского авиационного полка дальней разведки главного командования Красной Армии. Основной задачей полка было выявление состава группировок войск противника и наблюдение за перемещениями его частей и соединений.
 
После проведения кропотливой работы с архивными документами были установлены имена героев-летчиков. В свой последний полет с аэродрома Двоевка 13 марта 1943 года отправились стрелок-радист гвардии сержант Михаил Григорьевич Вересюк, гвардии старший лейтенант Иван Игнатьевич Болбат и гвардии лейтенант Николай Иванович Евсевьев.
 
То и будет…
 
Торжественная церемония захоронения останков погибших во время Великой Отечественной войны летчиков прошла 13 марта 2018 года в деревне Рыбки Сафоновского района Смоленской области. Ровно 75 лет назад, день в день, 13 марта 1943 года самолет Пе-2 вылетел на боевое задание и не вернулся. И 75 лет члены летного экипажа числились пропавшими без вести.
 
Вернуть имена погибшим героям – уже, несомненно, большая победа для поисковиков. Тысячи найденных павших солдат хоронятся безымянными. Настоящим финалом любой поисковой экспедиции считается розыск родственников, возвращение живым их родных. Родственников погибших на смоленской земле летчиков поисковики нашли. На торжественную церемонию в Рыбки проводить в последний путь экипаж пикирующего бомбардировщика приехали родные гвардии лейтенанта Николая Евсевьева Людмила Бочарова и Ксения Евсевьева.
 
На вечер памяти пилотов Пе-2 в Дом культуры Сафонова пришел, казалось, весь город. Не по разнарядке и не за отгулы. По зову сердца. Потому что те, кто возвращает имена героям, это их друзья, соседи, коллеги. Кирилл Филинов, Владимир Ковалев, Александр Репешко, Владислав Абрамов, Андрей Середин, Александр Пехото, Сергей Ершов, Александр Глушаков, Виталий Ефименков – команда, а правильнее, наверное, сказать «семья», Александра Герасенкова. Поисковый отряд «Боевое братство». Братья. Мужчины. Управляться в лесу с лопатой многим из них, пожалуй, намного проще, чем говорить красивые, пафосные слова со сцены. И свои боевые награды сафоновские поисковики предпочитают лишний раз не демонстрировать.
 
На странице бойца отряда Кирилла Филинова в одной из социальных сетей есть высказывание Симеона Афонского: «На что потратишь свою жизнь, то и будет смыслом твоей жизни». Кто-то проводит свой отпуск на жарком пляже, а кто-то – в лесу, с лопатой и металлоискателем. «На что потратишь… то и будет»...