Перейти к содержимому


Фотография

73 ГВАРДЕЙСКАЯ СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ

73 гв. СД

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 26

#1 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 625 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Сентябрь 2012 - 00:34

Образована 01.03.1943 г. на базе частей 38 сд (II)

 

Состав

209,211, 214 гвардейские стрелковые полки

153 артиллерийский полк

80 противотанковый артдивизион

77 отдельная разведрота

84 саперный батальон

104 отдельный батальон связи

74 медсанбат

583 автотранспортная рота

722 рота химзащиты

 

С 4 августа 1943 г. части дивизии в составе 25 гв.ск 7 гв.А, вклинившись в оборону противника, наступают на Белгород с востока. Вместе с другими дивизиями армии ликвидируют Михайловский плацдарм противника на восточном берегу Северского Донца и завязывают бои уже на западном берегу.
В ночь на 25.9.1943 г. форсирует Днепр и захватывает плацдарм на его противоположном берегу у села Домоткань. 7 октября – ведет тяжелые бои у Воропаевских хуторов.
Расформирована в 1947 году в ЮГВ.

 

 

 

111261488568jpg.jpg
Походенко Митрофан Игнатьевич.
Сведений осталось очень мало.
Знаю только, что погиб он под Харьковом 31.08.1943 года.
Служил в 73 гвардейской стрелковой дивизии, 209 стрелковый полк.
Родился он в 1916 году в Харьковской области, Печенежский р-н, с. Мартовая.
Осталась одна фотография

Код запроса: 12755

Здравствуйте. Ну скажем - не мало вам известно, а очень много (по сравнению с другими родственниками, которым вообще неизвестно в каком полку воевал их родственник и где погиб, и фото нет). Так что вы богатая семья в отношении к другим людям- у вас даже фото есть. Так вы напишите письмо в город Мерефа Харьковской области в администрацию и военкомат и запросите- где сейчас покоится ваш родственник? Может быть - там же на кладбище города Мерефа?



#2 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 625 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 03 Февраль 2013 - 20:21

Кулешов Сергей Тихонович

1920г. Уроженец Калининградской области (сейчас калужская область) Мещёвского района деревня Зелёный Гай.
Был в 214 гв сп , 73 гв сд .

Код запроса: 17863

Прикрепленные файлы



#3 Виктор Юрьевич

Виктор Юрьевич

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 3 052 сообщений
  • Пол:Мужчина

Отправлено 03 Февраль 2013 - 21:45

411107937
Фамилия КУЛЕШОВ
Имя Сергей
Отчество Тихонович
Дата рождения/Возраст __.__.1920
Дата выбытия 08.03.1944 г.
Гв. красноармеец 214 гв. сп , 73 гв. сд .
Погиб д. ВАРВАРОВКА, Кировоградская область
Книга Памяти. Калужская область. Том 3, с. 475.

#4 Olga Pankova

Olga Pankova

    Полковник

  • Moderator
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 18 716 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Армавир
  • Интересы:История России, история семьи.

Отправлено 19 Июль 2015 - 20:27

Жунусов Мажен Токсанович
Здравствуйте! Я ищу своего дедушку Жунусова Мажена Токсановича, 1921 года рождения. Был призван на войну в мае 1942 года, Аксуский РВК, Казахская ССР, Алма-Атинская обл., Аксуский р-н. Последнее место службы 28 А, 38 СД, 29СП. Он пропал без вести предположительно в июне 1943. Мы предпологаем что он погиб под Харьковым(ЮЗФ). Хотелось бы узнать где он захоронен.
Заранее огромное спасибо!
Код запроса: 35085
62358248
Информация из документов, уточняющих потери
Фамилия Жунусов
Имя Мажен
Отчество
Дата рождения/Возраст __.__.1921
Дата и место призыва __.05.1942 Аксуский РВК, Казахская ССР, Алма-Атинская обл., Аксуский р-н
Последнее место службы 28 Арм. 38 СД 29 СП
Воинское звание солдат
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.09.1943
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977520
Номер дела источника информации 984
если призвали в мае 1942 года, то служил он в 38 сд 2 формирования, которая в марте 1943 года была преобразована
1 марта 1943 года дивизия была преобразована в 73-ю гвардейскую Сталинградскую дивизию.
Так что дальнейшие следы надо искать по 73 гв.сд
Бойцы этой дивизии в июне 1943 года погибали
14.06.1943
Первичное место захоронения Курская обл., Белгородский р-н, Мясоедовский с/с, с. Мясоедово, северо-восточная часть, 2 км, северо-западная часть треугольника опушки леса
12.06.1943
Первичное место захоронения Курская обл., Белгородский р-н, Ближне-Игуменский с/с, с. Ближняя Игуменка, восточная окраина сада
28.06.1943
Первичное место захоронения Курская обл., Шебекинский р-н, с. Никольское, гражданское кладбище
за июль посмотрите сами в ОБД Мемориал
Olga Pankova · 19.07.2015 19:25:22 ·


#5 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 21 Февраль 2016 - 21:40

Мой двоюродный прадедушка Русанов Павел Григорьевич служил в 214 гвардейском Воропоновском стрелковом полку 73 гвардейской стрелковой дивизии.

 

25902345_m.jpg

Фото 1947 года. Русанов Павел Григорьевич.

 

http://www.moypolk.r...l-grigorevich-1
Русанов Павел Григорьевич(фото во вложении).

25902372_m.jpg

Гвардии старшина
Автомеханик батареи 120-мм минометов 214-го гвардейского стрелкового Воропоновского ордена Богдана Хмельницкого стрелкового полка 73-й гвардейской Сталинградско-Дунайской Краснознамённой стрелковой дивизии

 

Русанов Павел Григорьевич родился в 1918 году в с.Косиха, Косихинского района, Алтайского края.

 

Январь 1933 - Сентябрь 1934 Курсант Косихинского сельскохозяйственного училища. Специальность: шофер

Сентябрь 1934 - Сентябрь 1938 работал шофером в Косихинской МТС.

 

В РККА: призван 11 сентября 1938 года, Косихинским  РВК, Алтайского края.

Сентябрь 1938 - Октябрь 1939 Забайкальский военный округ. 30(12) Автоучебный полк. Инструктор.

Октябрь 1939 - Июль 1940 Забайкальский военный округ.  Штаб 2 армии. Шофер.

Июль 1940 - Июль 1941 Московский военный округ. 211 Автоучебный полк. Курсант.

 

Боевой путь

 

По данным в НЛ:

06.1941-08.1941 Калининский фронт;
10.1941-8.1942 Южный фронт;
08.1942-02.1943 Сталинградский фронт;
02.1943-07.1943 Воронежский фронт;
07.1943-10.1943 Степной фронт;
10.1943-02.1944 2-й Украинский фронт;
02.1944  3-й Украинский фронт;
1944-1945гг. 3-й Украинский фронт
Ранения:
1.Ранен 20.08.1941 на Калининском фронте. С 20.08.1941 по 10.1941 находился на лечении.
2.Тяжело ранен 20.12.1942г. на Сталинградском фронте.

 

По данным учетной карточки члена КПСС:

Июль 1941 - Декабрь 1942  Юго-Западный фронт. Отдельный зенитный батальон 47 СД. Механик.

Ранен 20.08.1941 на Калининском фронте.

С 20.08.1941 по 10.1941 находился на лечении.

Декабрь 1942 - Февраль 1943 Сталинградский фронт. 20 танковая бригада. Шофер.

Тяжело ранен 20.12.1942г. на Сталинградском фронте.

Февраль 1943 - Май 1943 Госпиталь №175 г.Красноармейск. На излечении.

Май 1943 - Апрель 1946 Воронежский, Степной, 2 и 3 Украинский фронт. 214 Гвардейский стрелковый батальон 73 Гвардейской стрелковой дивизии. Механик.

Награды:

1.Медаль "За отвагу"

2.Орден "Красной звезды"

3.Орден "Красной звезды"

4.Орден Отечественной войны 2-й степени (дата награждения 06.04.1985)

5.Медаль "За оборону Сталинграда"

6.Медаль "За освобождение Белграда"

7.Медаль "За победу над Германией в Великой Отечественной Войне"

 

После войны

 

Апрель 1946 - Сентябрь 1958 с.Налобиха Косихинского района Алтайского края. Овчинниковская автобаза. Шофер и автомеханик.

Сентябрь 1958 - Сентябрь 1959  с.Налобиха Технорук Овчинниковской автороты.

Сентябрь 1959 - Апрель 1963  с.Налобиха Начальник мастерских Овчинниковского автохозяйства.

Апрель 1963 - Август 1964  с.Налобиха Механик Овчинниковского автотраспортного хозяйства.

Август 1964 - Май 1965  с.Налобиха Зав.ремонтной мастерской "Сельхозтехника".

Май 1965 - Май 1966  с.Налобиха Начальник цеха райобъединения "Сельхозтехника".

Май 1966 - Май 1972  с.Налобиха Автомеханик автохозяйства.

Май 1972 - Январь 1975  с.Налобиха Заведующий мастерской райобъединения "Сельхозтехника".

Январь 1975 - Апрель 1978 с.Налобиха  Инженер станции технического обслуживания райобъединения "Сельхозтехника".

Апрель 1978-Декабрь 1986 Пенсионер

 

Прадедушка Павел один из четырех родных братьев моей прабабушки Ефрасинии Григорьевны Русановой(19.09.1898).

 

Все четверо братьев прошли ВОВ, все имеют награды и ранения.
1.Русанов Григорий Григорьевич 1912 г.р.  http://www.moypolk.r...riy-grigorevich
2.Русанов Александр Григорьевич 1915 г.р. (в РККА с 1938г.) http://www.moypolk.r...ndr-grigorevich
3.Русанов Павел Григорьевич 1918 г.р. (в РККА с 09.1938 г.) http://www.moypolk.r...l-grigorevich-1
4.Русанов Дмитрий Григорьевич 1923 г.р. http://www.moypolk.r...riy-grigorevich

 

На фото 1 - Воропоновский полк, 25.07.1945г. Румыния, на берегу Дуная в г.Турна-Северин (фото нашел в интернете, выложил еще более детальные укрупненные фото).

В центре фото Герой Советского Союза, командир 214-го гвардейского Воропоновского стрелкового полка 73-й Сталинградской стрелковой дивизии гвардии подполковник Давиденко Василий Иванович.
Рядом с ним  сын полка "Леня" - Леонид Воропонович Днестров - отчество дано по имени полка!

Так же на общем фото:
1)Крайняя слева в первом ряду - Кудрявцева Мария Петровна.
2)В 3 ряду(слева) гв.старшина Енгалычева(в замужестве Лимачева) Ольга Сидоровна (1924 г.р., Ростовская обл., Колушкинский р-н, Белогорский с/с, х. Н.-Макеевка). На одном из Ростовских сайтов в списке поздравлений ветеранов за 2005г. нашел ее данные). Может быть кому то из родственников будет полезна информация.
3)В белой гимнастерке гв.майор Фиошкин Николай Петрович 1906 г.р. призван Лопасненский РВК, Московская обл., Лопасненский р-н. Награжден орденом Александра Невского.
4)В первом ряду крайняя справа - гв.мл.сержант Соломатина Зоя Михайловна 1924г.р

5) Вячеслав Александрович Шокин ("папа" сына полка, именно он нашел маленького Леню ночью, во время развед.задания) , он сидит слева от Лёни.

 

На последнем фото сын полка Леня. Фото из архива Марии Кудрявцевой (http://egorka-datski...9.html#comments) - крайняя слева в первом ряду на общем фото -  Кудрявцева Мария Петровна.
"На добрую долгую память Марусе Кудрявцевой от Надежды Глушковской.
Вспоминай всё тяжелое и дорогое в военной жизни.
Помни моего приблудного сыночка Лёню.
Румыния г.Турну-Северин 29 IX 45 год"

О героической 73 гвардейской дивизии издана книга "73-я гвардейская" под редакцией Героя Советского Союза Генерал-лейтенанта в отставке В. И. Давиденко и Героя Советского Союза генерал-майора в отставке Н. И. Ященко.
Название: 73-я гвардейская. Сборник воспоминаний, документов и материалов о боевом пути 73-й гвардейской стрелковой Сталинградско-Дунайской Краснознаменной дивизии
Автор: Морозов А.К; Ященко Н.И; Белан П.С; Калита Н.П.
Издательство: Казахстан Год: 1986

Прикрепленные файлы



#6 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 21 Февраль 2016 - 21:56

Попытался выяснить судьбу сына полка Леонида Воропоновича Днестрова .. на текущий момент нашел лишь описание как маленький Леня стал сыном полка.

Слухай Иван Андреевич "ОСТАВАЛОСЬ СДЕЛАТЬ ТОЛЬКО ОДИН ШАГ", фрагмент из воспоминаний:
"Памятен для меня и случай, имевший место в действиях разведы вательной группы 214-го гвардейского Ворошиловского стрелкового
полка, в составе которой мне непосредственно пришлось участвовать.
Шел август 1944 года. Наш стрелковый гвардейский Ворошиловский полк получил задание . сосредоточиться в районе Тирасполя.
Затем скрытно, через лес выйти к железной дороге и на рассвете атаковать передовую позицию фашистов.
Начальник штаба полка майор Гениевский решил послать вперед разведку . надо было обязательно заранее узнать, какие они, эти
лесные дороги . ведь двигаться ночью. Разведчики отправились в путь как только стало смеркаться. Чем гуще становились сумерки, тем
труднее было продвигаться по лесу, ориентироваться. Но солдаты шли и шли. На одной из полян, надежно отгороженной от мира плотно
обступившим ее лесом, решили сделать небольшой привал. Здесь можно было включить, наконец, карманный фонарик, сверить по карте маршрут.
Едва командир открыл планшет, как он и все обступившие его услышали приглушенный возглас:
. Братцы, здесь мальчонка... Мертвый, кажись....
Бросились на голос. Вспыхнул еще один фонарик. Метнулся по земле, по кустам луч. Остановился на грязном заплаканном личике.
Малыш спал, свернувшись клубочком. Едва ли ему было лет пять Чуть дрогнули ресницы, но он так и не проснулся. Видно, крепко
намаялся. Минуту . другую солдаты не двигались, будто оцепенели. Потом все разом засуетились, захлопотали вокруг малыша. Один
быстро снял с себя плащ-палатку, сложил вдвое и расстелил ее там, где трава была погуще. Другой бережно поднял на руки худенькое
тельце и так же бережно, почти не дыша, опустил его на приготовленную постель. Несколько человек уже полезли в свои вещмешки,
выискивая там что-нибудь повкусней, на случай, если ребенок проснется. Надо было видеть в эти минуты лица солдат . и тех, у кого дома
были такие же дети, и тех, у кого их не было. Сколько нежности, настоящей отцовской ласки было в каждом, и сколько одновременно
печали и грусти. Война, война... Сколько бед и горя принесла она. Но разведчикам надо было идти вперед. И идти немедленно. Ре-
шили: брать мальчика с собой нельзя. Мало ли что может случиться. Двум солдатам и сержанту доверили свою драгоценную находку и
отправили обратно . в штаб полка. По очереди несли его трое.
Утром, когда, несмотря на яростное сопротивление, фашисты были выбиты из насиженных мест и поспешно отступали, выкроилась
свободная минутка у начальника штаба.
. Ну-ка, покажите мне вашу находку, . обратился к капитану Шокину майор Гениевский.
Через несколько минут перед майором стоял мальчонка. Сейчас в нем едва ли можно было узнать того, которого ночью нашли солдаты в лесу. Умытый, причесанный, переодетый, он смущенно-тревожно поглядывая на взрослых. Он все еще дичился, беспокойно озирался. Майор притянул его к себе. Посадил на колени. Ласково провел
по головке.
. Как зовут тебя? . спросил.
. Ленька, . ответил. И опять замолчал. Война очень рано сделала его, пятилетнего, взрослым, неразговорчивым.
. А фамилию свою знаешь?
. Не-е, . покачал головой.
. А где твоя мама?
. Не знаю... . чуть помедлив, добавил: . Немцы ее увели.
. А как ты в лес попал?
. Я ждал ее, ждал. Потом ушел из дома. Шел, шел, плакал. В лесу тоже плакал. Страшно было.
Больше ничего узнать от него и о нем не удалось. Что делать с мальчиком? В самый разгар наступления, когда штабисты не спали по несколько суток, выкроили время, для того чтобы обсудить этот вопрос. И решили: быть ему сыном полка. Судя по всему, рассуждали, . сирота. Родственников сейчас не найти. Оставить чужим  об
этом ни один даже не заикнулся. Ленька, оживший и повеселевший, стал самым дорогим для всех в полку человеком, общим сыном. Где какую конфету находили  ему приносили. Сколько было у него всяких незамысловатых свистулек и поделок, смастеренных солдатами! И все равно их несли и несли ему.
. Сынок, . говорили ласково. Брали на руки. Играли. Рассказывали сказки. Он с каждым днем смеялся все звонче. И от этого беззаботного детского смеха стихала тревога в сердцах. Случилось сейчас встретиться даже с его матерью, и ей бы, наверняка, не очень охотно отдали б мальчонку: так все привыкли к нему.
Если акт усыновления найденыша состоялся сравнительно легко, то с наречением дело обстояло значительно сложнее. Вокруг имени,
естественно, споров не было, поскольку оно было доподлинно известно . Ленька. Ну а дальше? Отчество выбирали долго. И вот где поспорили. Одни предлагали величать именем того, кто нашел мальчишку. Другие возразили: сын-то общий, что ж одному такая честь? Кто знает, сколько бы спорили, если бы вдруг заместитель командира
полка по политчасти майор Михайлов не подсказал великолепный,всех устроивший выход:
- Пусть будет Леня . Воропоновичем. Отец ему весь полк, так пусть отчество будет отчеством. А фамилию ему давайте дадим Днестров. На этой реке родился. Здесь мы повстречались с ним.
Предложение майора было принято единогласно. Горячие споры теперь сменились всеобщей радостью по поводу удачного наречения сына. Так в полку появился новый солдат . Леонид Воропонович Днестров.
Шли дни, недели, месяцы. Полк продолжал свой боевой путь. В жарких боях освобождал он Молдавию. Потом Румынию и Болгарию. Очищал от фашистской нечисти Югославию. Участвовал в разгроме гитлеровцев в Венгрии и Австрии. И весь этот путь вместе с полком прошел рядовой Днестров, Ленька, наш пятилетний однополчанин.
Специальным приказом ему было определено находиться при санитарной роте. И как ни много было у всех забот здесь, о малыше
помнили ежеминутно. Делали все, чтобы не чувствовал он себя сиро той. Все, чтобы и в его детство вошла, наконец, радость. А уж «две мамы» . сестры Люба Антонова и Клава Барышева, несмотря на усталость, на нелегкий труд фронтовых медицинских работников, кормили его, обшивали и обмывали, учили и воспитывали.
. Лень, . обращалось к малышу сразу несколько человек, как только он появлялся в одной из палат. . Дай, пожалуйста, воды...
Поправь подушку... Принеси карандаш. . И не так уж нужна была его помощь, как присутствие. Многие часы скрасил он раненым. И
будто понимая, что беспомощным взрослым, лежащим на койках, с ним куда легче, старался малыш надолго не отлучаться из палат. В
одной не задерживаться дольше, чем в других. Охотно разговаривал с каждым. И на любую просьбу о помощи откликался тут же.
И все-таки был человек, при виде которого он никак не мог каждый раз сдержать радости. Бежал навстречу, завидев еще издали.
Обхватывал за шею. Долго-долго не отпускал. Был этим человеком капитан Александр Шокин. Это он первым обнаружил Леньку в лесу.
Он впервые вызвал на лице у мальчишки улыбку. И поэтому никто не удивлялся, когда Ленька, рассказывая о нем, вдруг называл его
папой...
Военная служба в конце войны заставила меня оторваться от своего родного полка. С тех пор прошло вот уже много лет.
И я каждый раз интересовался, встречая однополчан, где Ленька? Одни говорили, уехал с Шокиным, другие . нет. Недавно перебирал старые бумаги. Среди них вдруг обнаружил его снимок. И опять вспомнил Леньку. Где ты, сын нашего полка? Откликнись, отзовись!
Очень бы хотелось узнать, каким ты стал и как живешь.
Может быть, не он откликнется первым. Другие. Те, кому известна судьба мальчишки, которого все мы считали и считаем сыном судьба Леонида Воропоновича Днестрова."

Одну неточность нашел в тексте воспоминаний: имя гв.капитана Вячеслав, а не Александр(по данным с сайта память народа).



#7 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 625 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 24 Февраль 2016 - 22:07

Попытался выяснить судьбу сына полка Леонида Воропоновича Днестрова .. на текущий момент нашел лишь описание как маленький Леня стал сыном полка.

Слухай Иван Андреевич "ОСТАВАЛОСЬ СДЕЛАТЬ ТОЛЬКО ОДИН ШАГ", фрагмент из воспоминаний:
"Памятен для меня и случай, имевший место в действиях разведы вательной группы 214-го гвардейского Ворошиловского стрелкового
полка, в составе которой мне непосредственно пришлось участвовать.
Шел август 1944 года. Наш стрелковый гвардейский Ворошиловский полк получил задание . сосредоточиться в районе Тирасполя.
Затем скрытно, через лес выйти к железной дороге и на рассвете атаковать передовую позицию фашистов.
Начальник штаба полка майор Гениевский решил послать вперед разведку . надо было обязательно заранее узнать, какие они, эти
лесные дороги . ведь двигаться ночью. Разведчики отправились в путь как только стало смеркаться. Чем гуще становились сумерки, тем
труднее было продвигаться по лесу, ориентироваться. Но солдаты шли и шли. На одной из полян, надежно отгороженной от мира плотно
обступившим ее лесом, решили сделать небольшой привал. Здесь можно было включить, наконец, карманный фонарик, сверить по карте маршрут.
Едва командир открыл планшет, как он и все обступившие его услышали приглушенный возглас:
. Братцы, здесь мальчонка... Мертвый, кажись....
Бросились на голос. Вспыхнул еще один фонарик. Метнулся по земле, по кустам луч. Остановился на грязном заплаканном личике.
Малыш спал, свернувшись клубочком. Едва ли ему было лет пять Чуть дрогнули ресницы, но он так и не проснулся. Видно, крепко
намаялся. Минуту . другую солдаты не двигались, будто оцепенели. Потом все разом засуетились, захлопотали вокруг малыша. Один
быстро снял с себя плащ-палатку, сложил вдвое и расстелил ее там, где трава была погуще. Другой бережно поднял на руки худенькое
тельце и так же бережно, почти не дыша, опустил его на приготовленную постель. Несколько человек уже полезли в свои вещмешки,
выискивая там что-нибудь повкусней, на случай, если ребенок проснется. Надо было видеть в эти минуты лица солдат . и тех, у кого дома
были такие же дети, и тех, у кого их не было. Сколько нежности, настоящей отцовской ласки было в каждом, и сколько одновременно
печали и грусти. Война, война... Сколько бед и горя принесла она. Но разведчикам надо было идти вперед. И идти немедленно. Ре-
шили: брать мальчика с собой нельзя. Мало ли что может случиться. Двум солдатам и сержанту доверили свою драгоценную находку и
отправили обратно . в штаб полка. По очереди несли его трое.
Утром, когда, несмотря на яростное сопротивление, фашисты были выбиты из насиженных мест и поспешно отступали, выкроилась
свободная минутка у начальника штаба.
. Ну-ка, покажите мне вашу находку, . обратился к капитану Шокину майор Гениевский.
Через несколько минут перед майором стоял мальчонка. Сейчас в нем едва ли можно было узнать того, которого ночью нашли солдаты в лесу. Умытый, причесанный, переодетый, он смущенно-тревожно поглядывая на взрослых. Он все еще дичился, беспокойно озирался. Майор притянул его к себе. Посадил на колени. Ласково провел
по головке.
. Как зовут тебя? . спросил.
. Ленька, . ответил. И опять замолчал. Война очень рано сделала его, пятилетнего, взрослым, неразговорчивым.
. А фамилию свою знаешь?
. Не-е, . покачал головой.
. А где твоя мама?
. Не знаю... . чуть помедлив, добавил: . Немцы ее увели.
. А как ты в лес попал?
. Я ждал ее, ждал. Потом ушел из дома. Шел, шел, плакал. В лесу тоже плакал. Страшно было.
Больше ничего узнать от него и о нем не удалось. Что делать с мальчиком? В самый разгар наступления, когда штабисты не спали по несколько суток, выкроили время, для того чтобы обсудить этот вопрос. И решили: быть ему сыном полка. Судя по всему, рассуждали, . сирота. Родственников сейчас не найти. Оставить чужим  об
этом ни один даже не заикнулся. Ленька, оживший и повеселевший, стал самым дорогим для всех в полку человеком, общим сыном. Где какую конфету находили  ему приносили. Сколько было у него всяких незамысловатых свистулек и поделок, смастеренных солдатами! И все равно их несли и несли ему.
. Сынок, . говорили ласково. Брали на руки. Играли. Рассказывали сказки. Он с каждым днем смеялся все звонче. И от этого беззаботного детского смеха стихала тревога в сердцах. Случилось сейчас встретиться даже с его матерью, и ей бы, наверняка, не очень охотно отдали б мальчонку: так все привыкли к нему.
Если акт усыновления найденыша состоялся сравнительно легко, то с наречением дело обстояло значительно сложнее. Вокруг имени,
естественно, споров не было, поскольку оно было доподлинно известно . Ленька. Ну а дальше? Отчество выбирали долго. И вот где поспорили. Одни предлагали величать именем того, кто нашел мальчишку. Другие возразили: сын-то общий, что ж одному такая честь? Кто знает, сколько бы спорили, если бы вдруг заместитель командира
полка по политчасти майор Михайлов не подсказал великолепный,всех устроивший выход:
- Пусть будет Леня . Воропоновичем. Отец ему весь полк, так пусть отчество будет отчеством. А фамилию ему давайте дадим Днестров. На этой реке родился. Здесь мы повстречались с ним.
Предложение майора было принято единогласно. Горячие споры теперь сменились всеобщей радостью по поводу удачного наречения сына. Так в полку появился новый солдат . Леонид Воропонович Днестров.
Шли дни, недели, месяцы. Полк продолжал свой боевой путь. В жарких боях освобождал он Молдавию. Потом Румынию и Болгарию. Очищал от фашистской нечисти Югославию. Участвовал в разгроме гитлеровцев в Венгрии и Австрии. И весь этот путь вместе с полком прошел рядовой Днестров, Ленька, наш пятилетний однополчанин.
Специальным приказом ему было определено находиться при санитарной роте. И как ни много было у всех забот здесь, о малыше
помнили ежеминутно. Делали все, чтобы не чувствовал он себя сиро той. Все, чтобы и в его детство вошла, наконец, радость. А уж «две мамы» . сестры Люба Антонова и Клава Барышева, несмотря на усталость, на нелегкий труд фронтовых медицинских работников, кормили его, обшивали и обмывали, учили и воспитывали.
. Лень, . обращалось к малышу сразу несколько человек, как только он появлялся в одной из палат. . Дай, пожалуйста, воды...
Поправь подушку... Принеси карандаш. . И не так уж нужна была его помощь, как присутствие. Многие часы скрасил он раненым. И
будто понимая, что беспомощным взрослым, лежащим на койках, с ним куда легче, старался малыш надолго не отлучаться из палат. В
одной не задерживаться дольше, чем в других. Охотно разговаривал с каждым. И на любую просьбу о помощи откликался тут же.
И все-таки был человек, при виде которого он никак не мог каждый раз сдержать радости. Бежал навстречу, завидев еще издали.
Обхватывал за шею. Долго-долго не отпускал. Был этим человеком капитан Александр Шокин. Это он первым обнаружил Леньку в лесу.
Он впервые вызвал на лице у мальчишки улыбку. И поэтому никто не удивлялся, когда Ленька, рассказывая о нем, вдруг называл его
папой...
Военная служба в конце войны заставила меня оторваться от своего родного полка. С тех пор прошло вот уже много лет.
И я каждый раз интересовался, встречая однополчан, где Ленька? Одни говорили, уехал с Шокиным, другие . нет. Недавно перебирал старые бумаги. Среди них вдруг обнаружил его снимок. И опять вспомнил Леньку. Где ты, сын нашего полка? Откликнись, отзовись!
Очень бы хотелось узнать, каким ты стал и как живешь.
Может быть, не он откликнется первым. Другие. Те, кому известна судьба мальчишки, которого все мы считали и считаем сыном судьба Леонида Воропоновича Днестрова."

Одну неточность нашел в тексте воспоминаний: имя гв.капитана Вячеслав, а не Александр(по данным с сайта память народа).

Нижайший Вам поклон STV!

Ох как это нужно - воспоминания, ох как не хватает их!

пусть неточные - но ЖИВЫЕ!



#8 Olga Pankova

Olga Pankova

    Полковник

  • Moderator
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 18 716 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Армавир
  • Интересы:История России, история семьи.

Отправлено 30 Апрель 2016 - 13:44

Черных Емельян Михайлович
Черных Емельян Михайлович ушёл на фронт из посёлка Дружный Варненского района Челябинской области , погиб где и когда?
Код запроса: 39325
Фамилия Черных
Имя Емельян
Отчество Михайлович
Дата рождения/Возраст __.__.1901
Место рождения Челябинская обл., Варненский р-н
Дата и место призыва Варненский РВК, Челябинская обл., Варненский р-н
Последнее место службы 7 гв. А 214 гв. сп 73 гв. сд
Воинское звание гв. красноармеец
Причина выбытия убит
Дата выбытия 11.08.1943
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18001
Номер дела источника информации 1062
Фамилия Черных
Имя Емельян
Отчество Михайлович
Воинское звание рядовой
Дата смерти 11.08.1943
Страна захоронения Украина
Регион захоронения Харьковская обл.
Место захоронения Волчанский р-н, с. Петровское
Борис · 30.04.2016 08:08:51 · 


#9 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 08 Октябрь 2016 - 18:17

Сергей Петрович Зорин
командир телефонного отделения 214-го гвардейского Воропоновского стрелкового полка (73-я гвардейская Сталинградская стрелковая дивизия, 7-я гвардейская армия, Степной фронт), гвардии сержант.

Родился в селе Самодуровка Сапожковского уезда Рязанской губернии, ныне село Зорино Ухоловского района Рязанской области, в семье крестьянина. Русский.

В 1936 году окончил 7-летнюю школу в родном селе. Работал пастухом, плотником.

В октябре 1941 года был призван в Красную Армию Ухоловским райвоенкоматом. В запасном полку получил специальность телефониста.

В боях Великой Отечественной войны с августа 1942 года. Воевал на Юго-Западном, Сталинградском, Воронежском, Степном фронтах. Весь боевой путь прошел в составе 38-й (с марта 1943 – 73-й гвардейской) стрелковой дивизии.

Был телефонистом, командиром отделения взвода связи стрелкового батальона 214-го гвардейского стрелкового полка.

В период сражения на дальних подступах к Волге Зорин выполнял обязанности посыльного командира батальона. С наступлением темноты ползком по лощинам и оврагам, через вражеские цепи он пробирался к окруженным подразделениям, доставлял им боевые распоряжения штаба. При отходе войск и в обороне всегда обеспечивал бесперебойную связь. Был награжден двумя медалями «За боевые заслуги».

Особо отличился в боях на Курской дуге летом 1943 года. 6 июля 1943 года в бою у села Крутой Лог Белгородского района Курской (ныне Белгородской) области гвардии сержант Зорин находился у телефона комбата. Когда 70 танков противника ворвались и начали утюжить боевые порядки батальона, связь была разрушена. Сержант Зорин под вражеским огнем, пробираясь между танками противника, 12 раз восстанавливал разрушенную связь. Когда технические средства связи совершенно выбыли из строя, по приказу комбата 4 раза доставлял боевые донесения в штаб полка и возвращался обратно, каждый раз пробираясь между вражескими танками. Пробираясь со вторым донесением, противотанковой гранатой подбил танк и продолжил выполнять боевое задание. Сведения, доставленные гвардии сержантом Зориным, были очень важные и способствовали успешному исходу боя. За эти бои был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза. Высокую награду получить не успел. В дальнейшем участвовал в форсировании реки Северский Донец, в освобождении городов Белгород и Харьков. 24 августа 1943 года в очередном огневом налете противника гвардии сержант Зорин погиб.

Был похоронен на месте боя на окраине села Александровка, в 3-х км юго-восточнее города Мерефа (Харьковская область, Украина).

Позднее перезахоронен в братской могиле в селе Яковлевка той же области. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 ноября 1943 года за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство гвардии сержанту Зорину Сергею Петровичу присвоено звание героя Советского Союза (посмертно). Награжден орденом Ленина (1 ноября 1943), двумя медалями «За боевые заслуги» (17 декабря 1942, 15 февраля 1943). 10 января 1966 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР село Самодуровка Ухоловского района Рязанской области было переименовано в село Зорино. На месте дома, где жил С.П.Зорин, планировалось установить памятник, но планы так и не были осуществлены. Сейчас в деревне живет 15 человек. В селе Яковлевка Харьковской области именем героя названа улица.

Памятный знак установлен на месте гибели С.П.Зорина при въезде в город Мерефа Харьковского района Харьковской области (Украина).

Прикрепленные файлы



#10 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 08 Октябрь 2016 - 19:44

Очень интересная судьба.. интервью Лебедева Павла Федоровича - шофер батареи 120-мм минометов 214-го гвардейского стрелкового Воропоновского ордена Богдана Хмельницкого стрелкового полка 73-й гвардейской Сталинградско-Дунайской Краснознамённой стрелковой дивизии.

Был личным шофером командира 214-го Гв.СП Давиденко В.И.

 

http://iremember.ru/...vel-fedorovich/

Лебедев Павел Федорович

Опубликовано 19 июня 2013 года

 
 

Родился я в Архангельской области почти сто лет назад. 23-го марта 1915 года. Онежский район деревня Нименьга. Семья была большая, родители и нас пятеро: Константин, Анастасия, я, Мария и Ольга.

Мама была домохозяйкой, а отец моряком дальнего плавания. Ходил механиком на каботажных судах, но платили им мало, так что жилось нам тяжело. Колхоза не было, жили своим хозяйством. С семи лет я уже маме помогал, и на огороде работал, и на сенокосе. У нас рожь и ячмень выращивали, а жали большими серпами. Но ни плугов, ни коня своего у нас не было, мать все в совхозе занимала. Голодать не голодали, просто матери одной тяжело было хозяйство содержать. Отец ведь круглый год в море, только на месяц домой приезжал. А так и грибы собирали, и ягоды, и рыбу ловили. Настоящую семгу. А в 29-м году родители решили, что нам нужно нормально учиться и мы переехали в Онегу. Отец перешел в речной флот и когда строили Беломорканал, они на баржах вывозили грунт в море.

d1edfd17bf11a36e1512bfbf2b8eca0f.jpg

В Онеге тогда только новый лесопильный завод построили, я при нем окончил школу ФЗО, и стал работать в заводском автопарке слесарем по ремонту моторов. Параллельно окончил полугодичные курсы шоферов, тогда их очень мало было, и уже в 1934 году стал работать шофером. А в конце 36-го меня призвали в армию.

Какой вам запомнилась срочная служба?

Представьте себе, я так хорошо все помню, словно вчера служил. Полгода пробыл в учебке в Кронштадте, а потом оказался аж на Камчатке. В МорПогранОхране. Запомнилось, как вначале около десяти суток ехали на поезде от Москвы до Владивостока, а оттуда еще до Камчатки на корабле больше двух тысяч километров. И четыре года там отслужил от звонка до звонка. Вообще-то моряки служили пять лет, но мы как пограничники четыре.

Первый год ходили в море от Петропавловска до мыса Лопатка. На второй год служили у речки Жупанова в Кроноцком заливе, а в последний год нас направили на побережье Японского моря. Я был старшиной группы мотористов на морском охотнике. Названия катер не имел только номер. Японцы по привычке в наших водах браконьерили, тем более недалеко их эсминцы стояли, охраняли их, а тут вдруг мы. Как только нам с берега сигнализируют наблюдатели – «японская шхуна зашла в наши воды», мы сразу туда. Ведь задержать надо успеть в 12-мильной зоне, чтобы нарушитель не успел уйти. Но у нас же стояло три авиационных мотора по 1 000 лошадиных сил: два передних и задний. До 60 километров в час могли развивать. Самый напряженный период – 1-й и 2-й года, пока они не узнали, что у нас появились новые катера. До нас, там были тихоходные пограничные катера, и они не успевали за нарушителями. А мы в первый же сезон около 50 шхун задержали. Японцы совсем не ожидали, что у нас такие резвые катера могут появиться.

А стрелять при задержании не приходилось?

Однажды получилось так. У нас в дивизионе было шесть катеров, и как-то катеру с самым молодым командиром, попалась какая-то полувоенная шхуна, которая отказались подчиниться. Мы получили сигнал, сразу врубили, как говорится, «на всю железку» и на полном ходу туда. А у нас на катере ведь две 45-мм пушки и три пулемета ДШК, да еще глубинные бомбы: восемь «двухсоток» и двадцать четыре по 50 килограммов. Как дали из пушек один выстрел вперед, а второй позади, они сразу и остановились. Мы вчетвером: радист, рулевой, охранник и я высадились на шхуну, японцы сразу на колени становятся и руки за голову. Но смотри в оба, ни в коем случае спиной не поворачиваться, напасть могут. Это был единственный такой случай. Обычно когда шли на задержание, вызывали авиацию. Самолет вылетал, мы их задерживали и конвоировали на базу, а уж там их судили, как положено.

Отличные были катера, выдерживали шторм до 4-х баллов, но деревянные, поэтому ходили в море, только пока не было льда. Это пять-шесть месяцев. А как морозы ударят, на берег их вытаскивали, перебирали и ремонтировали двигатели, в общем, без дела не сидели. Так что служба была очень тяжелая, но я был очень доволен, что там служил. Вечно в движении, скучать некогда.

 

Лебедев П. Ф. с товарищами по футбольной команде, 1934 год

И бытовые условия на уровне, жили в новой казарме. А уж снабжали нас просто шикарно, правда, платили совсем мало. Девять рублей что ли. Зато на катере все друзья, жили прекрасно. И командиры такие же. Командиром катера был одессит Кулинич, отличный парень, мы с ним часто в шахматы играли. А командиром дивизиона был капитан-лейтенант Хамов - прекрасный человек. Я ведь у нас в Онеге заядлый спортсмен был. И в футбол гонял, левого полузащитника, и на лыжах ходил. Так в первую же зиму выиграл соревнования по всей Камчатке на 10, 20 и 30 километров. Я же с малых лет на лыжах, и у нас в Архангельске на соревнованиях ниже 3-го места не занимал. Но когда я победил местного чемпиона, он своего тренера чуть не излупил. Так мне за одну дистанцию фотоаппарат подарили, за другую патефон, в то время это серьезные подарки считались. Хотели даже на общесоюзные соревнования отправить, но командир дивизиона не отпустил. Как раз механик заболел и в группе мотористов я остался за старшего. Но когда он увидел, как я хожу, сказал мне: «Подбирай себе ребят, будешь их тренировать!» Он нам и форму достал, и даже спортивные узкие лыжи, все что положено, и я тренировал команду из двадцати человек.

Под конец службы стали задумываться, чем займетесь после армии?

Я решил остаться на сверхсрочную. Меня абсолютно все устраивало, а уж специалистом я был первоклассным. Механик нашего катера, ленинградец, моложе меня на три года, который окончил и техникум в Баку, и курсы переподготовки в Крыму, так он всему учился у меня. А из своих ребят я сделал мотористов 1-го класса. Механики удивились, а я им сказал: «Надо с человеком жить и работать!» Тем более невеста там появилась. Очень хорошая девушка - Тамара Сергеевна. Тулячка. Все шло к тому, что мы с ней поженимся, начали уже и документы оформлять на сверхсрочную, но тут приходит из дома телеграмма – «Мама сильно заболела», и я был вынужден поехать домой. И думаю, что если бы не эта телеграмма, то моя жизнь сложилась бы совсем по-другому.

Почему?

Потому что приехал домой и попал в тюрьму.

За что, если не секрет?

В Онеге, конечно, встретились с друзьями, сильно выпил, и по пьянке пошел домой раздетым. А мне же надо было пройти полтора километра по 40-градусному морозу. Естественно, дорогой стал замерзать. Смотрю, огонек горит. Это мне уже потом все рассказывали, сам я этого не помню. Пошел на этот огонек, а там оказалась детская больница. Меня не стали пускать, тогда я разбил стекло и ввалился в коридор. Как рассказывали врачи со словами: «У, как у вас тут тепло. Я у вас тут пересплю!» Они, конечно, позвонили в милицию, меня забрали и дали полтора года. Но я не в обиде, сам виноват. Хотя по сути ничего и не натворил, просто напугал людей. Расстроился, конечно, потому что все мои планы рухнули…

А с невестой как объяснились?

Я ей написал письмо, не помню что, но не признался, что в тюрьме сижу. Вообще-то девушки за моряками сильно не гонялись, вроде как временное явление. Недаром говорится, поматросил и бросил… Но у нас с ней все серьезно было. Как-то я пришел на квартиру, где она жила, хотел ей помочь напилить и наколоть дров. Попробовал пилить, а пила тупая совсем. На нашей базе наточил шикарно, сделал развод, все как положено, я ж сколько на лесопильном заводе работал, знаю. И как начали мы с ней пилить, хозяин как увидел, обалдел прямо. И Тамара как увидела, что я парень хозяйственный, совсем по-другому стала на меня смотреть. Мы с ней хорошо жили. Но как война началась, связь оборвалась, а потом уже и не пытался ее найти…

 

Физкультурный кружок ОСОВИАХИМа г.Онега, 1935 г.

Где вы сидели?

Там же в Онеге. Был механиком на небольшом дизельном катере, которые маленькие баржи таскали к кораблям. Потому что большие корабли у пирса грузились только наполовину, глубина не позволяла, а остальное грузили в море. Как раз мы эти баржи туда и таскали.

Но вскоре наши катера отправили в Соликамск. Привезли туда, а там на Каме оказывается база большущая. Как-то иду, смотрю, три человека возятся у большого железного катера. Поставили на него два мотора от ЧТЗ, к ним муфты «буффало», но «вперед – назад» отрегулировать не могут. Ну, я посмеялся: «Что вы делаете?» А это, оказывается, были инженер с механиками. Один накричал на меня, я же заключенный, а другой спрашивает: «А что такое?» - «Так я вам помочь хочу!» – «Иди сюда!» Попросил инструменты, к этим муфтам специальные ключи нужны. Принесли, я другой люк открыл, все отрегулировал, отлично получилось. Инженер спрашивает: «Откуда ты такой?» - «Так я во флоте четыре года этим самым занимался. Правда, у нас двигатели стояли помощнее, а так все то же самое». Он тут же и приказал: «Убери всех, а его сделай главным механиком!» Там что мне и тут повезло, стал работать на этом катере. А зима как началась – стояли на берегу и ремонтировали моторы.

Как кормили?

Я же здоровый был, молодой, тем более после прекрасного армейского снабжения, так, конечно, мне не хватало. Но вечно что-то придумывали. Рядом с нашей зоной стояли целые штабеля с мукой. Так мы что делали? Ночью надевали белые халаты и туда. Сторож ходит поверху, а мы-то пробирались со стороны воды. Муки наберем и назад. И хранили эту муку не у нас в мастерских, а в лесу неподалеку. Сколько надо оладьев сделать, взял, а остальное заровнял в ямке. Вот так и выкручивались.

Успели понять, что такое тюрьма?

Я ничего не боялся, здоровый же был как бык, так что скорее меня там побаивались. Правда, ничего такого там и не было, все эти безобразия уже потом появились.

А вместе с вами люди за что сидели?

Кто за что, я уже и не помню, но «политических» у нас не было. У всех разные срока, по пять, по десять лет, а надо мной все просто смеялись, за что я попал. В общем, отсидел я девять месяцев, и тут началась война.

Что почувствовали, когда узнали об этом?

Не хочу врать, даже не помню, как узнал, что почувствовал. Совсем. А призвали меня только в январе 42-го. На фронте не хватало людей, и стали призывать всех малосрочников. Целый эшелон собрали и только нас, девять человек, связанных с техникой, оставили в военкомате. А военкому держать нас негде, и он нас отправил на химзавод. Приехали туда, а там люди в масках работают. Спрашивают: «Какая специальность?» - «Шофер», и меня направили работать в госпиталь. Прихожу, а там ЗИС-5, моя родная машина.

lebedev_04.jpg

Во время службы в Кронштадте, 1937 г.

Начал работать, и там бы и остался, но что получилось. Мне выдали удостоверение, но в нем отчество ошибочно написали Филиппович, вместо Федорович. А меня поселили в одну квартиру с комендантом госпиталя, и через месяц я его попросил: «Слушай, поменяй, это же фактически поддельный документ». – «Ну и что, так работай!» Но я не успокоился, пошел в военкомат. Прихожу туда, а меня спрашивают: «А ты где был?» - «Так я в госпитале работаю». - «А мы тебя по всему городу разыскиваем. Пятнадцать минут на сборы и мигом сюда!» Прихожу к коменданту, он на меня посмотрел: «Вот ты мудак! Говорил же тебе, работай спокойно и не рыпайся!»

Попал я в 162-ю стрелковую дивизию, в 343-й стрелковый полк. И в этом полку я прослужил до самого конца войны. Определили меня в минометную роту. Командиры расчетов и наводчики там уже были, а нас сделали подносчиками и заряжающими. А я же минометы не изучал никогда, понятия ни о чем не имею, так меня определили в заряжающие. Какой-то командир увидел, удивился: «Как же так, старшина, а мины бросает!» Меня же из морского старшины переделали в пехотные. В общем, неделю, наверное, всего пробыли на формировании, бегло ознакомились с 82-мм минометами и сразу в бой. И попали мы под Харьков.

Там очень тяжелые шли бои. Раз мы его отбили, но пришлось и во второй раз оставить, и отступали оттуда до самого Сталинграда. А я под обстрелами и бомбежками еще тащил на себе ствол от миномета. Помню, вышли к Дону у станции Котельниково, но к пантонной переправе не пробиться – на берегу тьма войск и техники. Тогда я придумал снять с одного дома ворота и использовать их под плот. Благополучно переправились, и командир меня похвалил: «Молодец, проявил морскую смекалку!» В общем, так драпали, лишь бы в плен не попасть… Четыре раза в окружении были, но это не нужно писать.

Может, все-таки расскажете?

Два раза легко вырвались, а два раза крепко немцы прижимали. Возле городка Изюм окружили нас большими силами. Здорово они нас тогда приняли. Целую дивизию… Но в плену мы пробыли всего несколько часов. Вечером нас забрали, с десяток километров провели, а как стемнело, командиры организовали побег, охрану перебили и сбежали. Они в солдатское переоделись, а мы их что, выдавать будем?

Больше 50 километров прошли… Ночью нашли лазейку, командиры нас предупредили: «Стрелять не надо, только кричите побольше!» Спасибо им, грамотные попались. И побег организовали, и из окружения вывели. Так мы и вырвались. А потом еще дважды попадали в легкое окружение.

В последний раз не дошли до Сталинграда километров восемьдесят, и там трое суток в окружении провели. Трава выше человеческого роста, даже не могли окопы рыть. Но самое страшное, что воды нигде не было. И что характерно, командование все смылось… А в нашем полку ПНШ-2 служил старший лейтенант Давиденко Василий Иванович, и он принял командование полком на себя. А все командование явилось в Сталинград и доложило – так и так, попали в окружение, решили пробиваться малыми группами. Но там в окружение попали две дивизии и командирская школа, и нам на подмогу прислали танковый полк. И когда на нас пошли немецкие танки, «тридцатьчетверки» разбили их в дым… А мы пятьдесят километров босиком бежали до кровавых мозолей… Пили вместе с лошадьми из каких-то луж…

Когда вышли на окраину Сталинграда, Давиденко пошел докладывать: «Так и так, такой-то полк вышел из окружения в полном порядке». А тут командиры дивизии и полков стоят… Командующий тут же приказал: «Переодеть их в солдатское и на передовую! А вы старший лейтенант принимайте полк!» И он с перерывами из-за ранений командовал нашим полком до самого конца войны. (На сайте www.podvig-naroda.ru есть наградной лист, по которому Давиденко В.И. был награжден орденом «Красного Знамени»: «Будучи начальником штаба 343-го СП тов. Давиденко в исключительно тяжелых условиях боев за н.п. Терновая и Веселый под Харьковом, сумел организовать управление полком. Будучи врио командира полка, тов.Давиденко со своим полком в бою у разъезда 74 км и Абганерово, отбил 12 атак противника, уничтожив при этом до тысячи солдат и офицеров и около 40 танков - прим.Н.Ч.)

Потом наша дивизия участвовала в Сталинградском сражении. Боеприпасы через Волгу переправляли по ночам, а мы их за семь километров таскали на себе. В общем, оттрубили там, как говорится, от звонка до звонка… (38-я стрелковая дивизия в Сталинграде воевала вначале в составе 62-й, а затем в 64-й Армий. За Сталинградские бои ей было присвоено почетное наименование «Сталинградской» и была преобразована в 73-ю Гвардейскую дивизию). Потом наш полк брал станцию Воропоново и за эти жуткие бои получил почетное наименование «Воропоновского». (За боевые заслуги в Сталинградских боях все полки дивизии получили почетные наименования: 209-й Гв. стрелковый полк - "Абганеровский", 211-й Гв. стрелковый полк - "Басаргинский", 214-й Гв. стрелковый полк - "Воропоновский", 153-й Гв. артиллерийский полк - "Уразовский". Кое какую информацию о Сталинградских боях дивизии можно почерпнуть из наградных листов командира полка Давиденко В.И.: «… 20.11.42 г. полк тов.Давиденко, наступая на левом фланге 64-й Армии, сумел прорвать оборону противника на глубину 8 километров. Несмотря на сильное огневое сопротивление противника, на участке его полка поставленная задача была выполнена.

lebedev_05.jpg

Страница из военного билета

На следующий день полк отбил три контратаки превосходящих сил противника, и сумел удержать имеющую тактическое значение высоту 83,6, на которой тов.Давыденко находился лично в боевых порядках батальонов. При этом было подбито и сожжено 13 танков и уничтожено до 800 солдат и офицеров противника.

 

… За период прорыва обороны окруженной Сталинградской группировки противника, под руководством командира полка – капитана Давиденко полк успешно прорвал оборону в районе высот 111,6 и 117,2 у станции Воропоново и укрепленный рубеж на западной окраине Сталинграда.

 

В период боев с 9.01. по 30.01.43 г. всегда находился в боевых порядках, умелыми маневрами штурмовых групп наносил большой урон противнику в живой силе и технике.

 

За этот период полк уничтожил до двух тысяч солдат и офицеров противника, 13 дзотов, 19 орудий и 73 пулемета. Захватил в плен около двух тысяч пленных, 93 орудия, 196 пулеметов, 3 склада и много других трофеев».

 

А сам Павел Федорович за Сталинградские бои был награжден медалью «За боевые заслуги». Вот выдержка из наградного листа: «…с 22 по 31 января 1943 года во время боев с немецко-фашистскими захватчиками, окруженными в районе Сталинграда, несмотря на артиллерийский и минометный огонь, старшина минометной роты тов.Лебедев П.Ф. бесперебойно доставлял на огневую позицию мины и горячую пищу для бойцов и командиров» - прим.Н.Ч.)

А до станции Воропоново была балка Мокрая, и там немцы бросили кучу машин. И когда бои закончились, ребята стали туда шастать за трофеями. Мой расчет, семь человек, шнапсу там потырили, и когда подпили, стали меня подначивать: «Ты же шофер, давай заведи машину!» Начал пробовать, но я же таких машин и не видел никогда. Но все-таки завел «Опель-Олимпию», ребята в нее набились и начали по балке ездить. Тут как раз комбат появился, капитан Шевченко. Увидел нас: «Вы что?» - «Да вот, катаемся!» - «Нечего кататься, поехали в тыл, у меня там баба есть!»

Проехали немного, тут навстречу комполка с адъютантом. На лошадках. Тогда во всей дивизии была только одна машина - ЭМКА командира дивизии. Давиденко нас увидел, слез с лошади, руку приложил, думал какое-то командование едет. Смотрит, а в машине мы… А капитан ему в шутку говорит: «Ну, что, докладывай, я же капитан, а ты старший лейтенант!» - «Что вы тут устроили?» - «Да вот, так и так… Мой старшина бывший шофер, завел машину, и поехали гулять». Тут Давиденко командует: «А ну вылазьте все!» и сам садится за руль. Он умел водить. Но капитан ему предложил: «Пусть ребята останутся. Если застрянете, они вас и вытолкнут!» В общем, поехали в тылы, и там он меня спрашивает: «Кто такой?» Так и так, все про себя рассказал. Что бывший морской старшина, а сейчас воюю минометчиком. – «Будешь моим шофером?» - «Буду!» Вот так я стал шофером командира полка.

Но немцы видимо специально налили масла, потому что мотор заклинил. Хотя машина была почти новая. Он меня спрашивает: «Ну что?» - «А я знаю?» - «Эээ, да из тебя такой шофер, как из меня балерина. Иди, бросай свои мины!» Но когда взяли Даргору и бои закончились, он вдруг вспомнил обо мне: «Так, тебе есть задача! Иди, ищи машины, и без машины сюда не возвращайся!»

Дали мне одного паренька в помощь, и пошли. Поднимаемся по лощине по той стороне речушки Царица, там блиндаж. Смотрим, из него немцы выходят, а у меня из оружия только ТТ, и у паренька то же самое. А немцев человек семь или больше. Вышли, и поднимают руки… Я пареньку говорю: «Забирай их и отведи, а я пойду искать дальше!»

lebedev_06.jpg

Страница из военного билета

В горку поднялся, там железная дорога, а через вокзал, совсем близко, метров триста, не больше городской универмаг, где как раз находился штаб Паулюса. Подхожу, а меня не подпускают, все оцеплено. Смотрю, ведут какого-то немца, высокого роста, седой, наверное, это сам Паулюс и был. Я уже потом читал, что когда за ним пришла машина с полковником, он не подчинился: «Пришлите за мной кого-то из высокого начальства!» И видимо пока ждали, я как раз его и видел.

Потом смотрю, «Опель-Олимпия» стоит, точно такой же на котором мы тогда катались. В кабину заглянул, пробег всего три с половиной тысячи, а заводить не заводится. Поднимаю капот, оказывается, карбюратор разбит. Что делать? Тут смотрю, наш старший лейтенант по снабжению. Кинулся к нему: «Николай Васильич, вы на подводе?» - «Да». – «Возьмите нас на буксир!» - «Ты чего, дурной? Нам и так машины выдадут!» Но все-таки уговорил его, и они эту машину как-то вытащили, а там уже под горку, под горку и до самой Даргоры. А там упросил дать лошадь, чтобы съездить к тому первому «Опелю». Съездил, привез карбюратор, поставил его и стал шофером.

А еще завел грузовую машину, нашли для нее шофера, и эту «Олимпию» погрузили ей в кузов. Она была небольшая, как наш первый «москвич». «Олимпия» это фактически усовершенствованный «опель-кадет». У того две двери, а у этого четыре. Двигатель у «кадета» всего 28 лошадиных сил, а у «Олимпии» с подвесными клапанами уже около сорока. В общем, с этих пор я уже был только шофером. До самого конца войны Давиденко возил. Три раза его от верной смерти спасал.

Расскажите, пожалуйста, об этом.

Первый раз это случилось на Курской дуге. Когда стало ясно, что под Курском пахнет керосином, нам даже не дали окончить переформировку и срочно отправили под самый Белгород. И вот там произошел такой эпизод.

Стояли там в обороне и поехали в тылы полка. Я за заборчиком встал, но только двери открыл, ноги высунул, как разрывается снаряд. Все стекла в машине сразу вылетели… Слышу Давиденко запричитал: «Ой-ой-ой!», и подумал, что его ранило. Затащил его на сиденье, мотор врубил и ходу. Из деревни в поле выскочили, смотрю, ноги у него целые, все целое, просто чем-то хорошо ударило по ногам. Зато у меня кровь течет. Когда посмотрели, осколок попал за рычаг, и мне в левый локоть. Прямо торчал.

Второй раз случился под Харьковом. Как сейчас помню, там два села – Жихарь и Бабаи, а недалеко от них аэродром стоял. А перед селом стояло длинное одноэтажное здание магазина. За ним большая площадь, а по ней с двух сторон окопы, дальше кладбище, на котором как раз наш полк и стоял. И как-то Давиденко вызвали в штаб дивизии. Съездили нормально и возвращаемся обратно по этой площади прямо к кладбищу без всякой опаски. А нам и махали, и кричали, но мы почему-то не обратили внимания. И только когда подъезжали к кладбищу, говорю ему: «Товарищ командир, там же немцы!» - «Как?!» - «Сами посмотрите!» А нас в машине трое: он, адъютант и я. И оказывается, пока мы были в дивизии, немцы наших потеснили и заняли кладбище. Моментально кидаю «опель» в разворот, я умел, тут первая мина падает. Кричу им: «Двери открывайте и прыгайте в окоп!» Они в этот глубокий окоп спрыгнули, а я дальше. Смотрю, вторая мина ложится, и как бывший минометчик понимаю, что третья точно будет моя… Мигом разворачиваюсь и к немцам. Они подумали, что сдаюсь, а я дверь открыл, выпрыгнул и в окоп… Тут мина хоп и меня засыпало. Зато живой…

А как Харьков взяли, его жена, старший лейтенант медицинской службы и еще одна врачиха, капитан, говорят ему: «Вася, разреши нам съездить в Харьков. Пусть Павличек, - она меня так звала, - нас отвезет». – «Поехали!», сам сел за руль, а я рядом. Но стекла-то нет, все ему в лицо.

Ладно, приехали, туда-сюда, решили заехать в универмаг. Подъезжаем, а там в витринах стекла высокие. Смотрю, прекрасные стекла, и штук восемь больших осколков взял с собой. Девкам на сидение кинул: «Держите!» И что вы думаете? Инструментов ведь не было, так я их плоскогубцами крошил, но все-таки сделал два лобовых стекла. А потом с какой-то разбитой машины все поснимал и привел свою в порядок.

А третий раз случился уже в Венгрии. В районе Капошвара что ли. Опять пока ездили в дивизию немцы наших потеснили. Возвращались обратно, выезжаем из-за леса, смотрю, пули впереди нас: «Товарищ командир, так это нас обстреливают!» Даю сразу задний ход и назад. Выскочили из машины, и метров пятьдесят пробежали. И что ты думаешь? Как закончился обстрел, вернулись, посмотрели, машина осталась целой, но один осколок попал прямо под мое сиденье и срезал все пружины.

А потом, когда уже переломили ситуацию и пошли вперед, едем, тут колонна машин с немцами. Сдаваться едут. Смотрю, а в колонне «опель-капитан»: «Так вот же!» Побежал туда, они руки в гору, а я забрал этот «опель»: «Товарищ командир, поехали, тут без нас разберутся!»

lebedev_07.jpg

Три товарища: ординарец к-ра полка, коновод и Лебедев П.Ф.

А вообще я за войну пятнадцать-шестнадцать машин сменил. Бывало, едем, попадется какая-то машина получше, эту берем, а ту передаем в полк. На всех «опелях» ездил: «опель-олимпия», «опель-кадет», «опель-супершесть», «опель-капитан», «опель-адмирал». Правда, на «адмирале» я совсем недолго поездил. Подарили его командиру корпуса. У нас был татарин Сафиулин.

Ездил и на «Штейр-1», на «Штейр-2», а закончил войну на «паккарде». Это первоклассная американская машина. Ездил и на «мерседесе», и хотя они считаются лучшими машинами, но мне он не понравился. Больше всего мне нравились «опеля», а из них «капитан» - это просто чудо-машина. Наша «Победа» на него чем-то похожа. Но только похожа, в ней ничего от «капитана» нет. У того подвесной 6-цилиндровый двигатель, сказка, одним словом.

А с «паккардом» так получилось. Когда форсировали Днестр, рана у Давиденко, от которой он тяжело и долго лечился, начала гноиться и его оставили долечиваться в Одессе, но перед возвращением в полк, а я в то время на «штейре» ездил, передал мне: «К моему приезду, найди хорошую машину!» И уже в Белграде я конкретно занялся поиском машины. Познакомился там с одним шофером – Здравко Велекичем, который возил какого-то большого начальника и знал в Белграде все гаражи. И он меня потянул: «Пауль, пойдем, я знаю, где есть отличные машины!» Пришли на двор к какому-то то ли министру, то ли генералу, а там прямо коллекция: и «форд», и «опель-адмирал» и еще какие-то. Выбрал я «адмирала», и стали думать, как оттуда выехать, Белград-то еще полностью не взяли. При выезде из гаража крутой поворот, а потом нужно было проехать метров сто пятьдесят под обстрелом немцев и заскочить во двор.

Здравко отправил меня в тот двор, а сам ворота открыл, выскочил и на бешеной скорости сделал такой крутой поворот, что даже я удивился, и с такой же скоростью заскочил во двор. Немцы даже сообразить ничего не успели. На только поехали на этом «адмирале», как на посту нас остановили и отобрали его для какого-то командования. Что делать, пошли обратно, и на руках по дворам выкатили этот «паккард».

Этот эпизод упомянут в наградном листе, по которому вас наградили орденом «Красной Звезды»: «В боях за город Белград шофер батареи 120-мм минометов старшина Лебедев П.Ф. проявил себя мужественным и отважным воином. Все дни боев, невзирая на опасности и огонь противника, бесперебойно доставлял на огневые позиции боеприпасы. Когда 16.10.44 г. его машина была выведена из строя огнем противника, быстро устранил повреждение и без задержки доставил боеприпасы на огневые.

 

18.11.44 г. на Балканской улице противник оставил гараж, в котором находилось 10 исправных грузовых автомобилей. Тов. Лебедев с группой шоферов был направлен туда, чтобы вывезти эти машины. Когда они прибыли в гараж, немцы предприняли контратаку, но огнем из личного оружия группа отбила врага. В этой схватке тов.Лебедев лично уничтожил 9 гитлеровцев».

Кто-то в штабе очень сильно приукрасил этот эпизод. Это будучи минометчиком мне пришлось много стрелять. Очень много. Но с тех пор как я стал шофером, мне самому стрелять уже не пришлось ни разу. Только в меня стреляли.

А когда стали Дунай форсировать, стал въезжать на «паккарде» на переправу, а там кусок доски попал снизу в аккумулятор. Туда-сюда, даже с ручки его не заведешь, только другой машиной вытащить. Вдруг на лошаденке подъезжает командир дивизии Козак Семен Антонович: «Ну что Павлуша?» - «Да, вот», так и так. – «Не волнуйся, больше я у тебя машину не заберу. Мы у тебя забираем, а у меня сверху забирают. Ты мне найди машину. Хорошую, но небольшую». – «Будет сделано. Только дайте команду, чтобы меня отсюда вытащили!» Вытащили меня, открыл капот, нашел, как сделать. И я ему нашел «Виллис–Оверленд», он на нем ездил до конца войны и был очень доволен.

А он меня почему хорошо знал. Когда в 43-м нашего комдива Сафиулина назначили на корпус, то вместо него назначили Козака. И на Курской дуге я его на своей «Олимпии» где-то с неделю возил. А он и сам не курил, и терпеть не мог ни курева, ни выпивки, и упаси боже, чтобы в машине кто-то закурил. Но раз мы с товарищем подпили, он это заметил, и отправил меня обратно в полк. Вот Давиденко в этом плане был совсем другой. Бывало, приедем в дивизию, и если он понимал, что задержимся до завтра, говорил так: «Павло, сегодня можешь пить хоть до упаду. Я тебя увезу!» Он был чудо-человек.

lebedev_08.jpg

Командир 214-го Гв.СП Давиденко В.И.

А судя по наградам, и блестящий командир.

Это даже не то слово - блестящий. Он ведь мне сам рассказывал, что его много раз хотели назначить командиром дивизии, но всякий раз он отказывался: «С полком начал воевать, с ним и кончу!» Я до сих пор благодарен судьбе, что она свела меня с таким человеком. Он после войны жил в Москве, и я у него четыре раза был в гостях.

Ведь когда нас в Румынии расформировали, то мы с ним даже не попрощались. Пока он куда-то уехал по служебным делам, меня демобилизовали. Из машин нашей дивизии сформировали колонну для передачи народному хозяйству, и я ехал последним в колонне, на грузовике «Клоккнер». Вез запас соляры. Уже ближе к Леушенам где-то остановились, протираю машину, тут останавливаются «Штейр» и мой родной «Опель-капитан». Давиденко выходит, он уже генерал-майором был и его назначили начальником офицерской школы в Яссах: «Здорово, Павло!» - «Здравия желаю!» - «Ты что тут делаешь?» - «Да вот, домой едем!» - «Позови старшего!» Капитан подходит, Давиденко его спрашивает: «Этого товарища на три часа можешь отпустить?» - «Да хоть на всю ночь!» Посидели, выпили немного, попрощались, разошлись и тридцать лет потом не виделись.

Но как-то я услышал по радио сообщение: «В Волгоград приехали герои Сталинградской битвы: маршал Чуйков и генерал-лейтенант Давиденко», и слышу голос Давиденко: «Я начал воевать под Сталинградом в звании старшего лейтенанта…» И я тут же сразу написал письмо в Сталинград. Прошло, может, полмесяца, получаю ответ: «Чуйков и Давиденко оба живут в Москве. Адресов их не знаем, поинтересуйтесь там». В июле взял отпуск и со старшей дочкой поехали в Москву.

Через справочное бюро нашли адрес, приезжаем на Кутузовский проспект, 18, а там охрана кругом, даже во двор не пускают. Но я ребятам все объяснил: «Старший лейтенант, мы воевали вместе, больше тридцати лет не виделись!», пропустили все-таки. Поднимаемся, но на звонок в дверь никто не отвечает. Из соседней квартиры вышла женщина: «Вам кого?» - Так и так, объяснил ее все, а она говорит: рассказывает: «Живет-то он тут, но работает в Подмосковье, в Архангельском, и сюда приезжает нечасто. Напиши записку, я передам!» И через короткое время получаю громаднейшее письмо и фотографию. И когда в следующий раз поехал, ты бы знал какая встреча была… И его Фаина Степановна очень любила меня. Ласково звала меня: «Павличек!» Я ведь ее домой отправлял, когда она забеременела.

Когда форсировали Днепр и через Пятихатку пошли дальше, то, где-то не доходя Кировограда, полковника 8-го марта тяжело ранило. Он там не со мной, а на лошадях был. Отправили его в госпиталь в Днепропетровск, но он и меня забрал туда с собой. И пока лечился, Фаина Степановна забеременела, и уехала к себе на родину в Барнаул. В Харькове я ее посадил в поезд. А когда Василий Иванович вылечился, в отпуск он поехал к ней, а мне дал отпуск съездить домой. Памятная вышла поездка…

Уже перед Онегой я в поезде случайно встретился с сестрой. Она медичкой где-то в Мурманске в госпитале работала и тоже ехала в отпуск домой. Я когда в вагон зашел, никого нет, на самый верх залез поспать. Когда все сели, смотрю, сестра моя. С полки свесился: «Здравствуйте!», говорю. - «Здравствуйте!» Смотрю, не признает меня. Я же с ней, сколько не виделся: флот, тюрьма, война… Думаю, что же делать? Подошел к майору в соседнем купе: «Здравия желаю!» - «Здоров, старшина!» Объяснил ему ситуацию, так и так, еду в отпуск, а сестра не узнает. Вдруг он как закричит: «Мария, иди сюда!» Она подходит: «Кто у тебя дома?» - «Мама, папа, сестра». – «Еще кто?» - «Старший брат в Мурманске воюет, а второй брат непонятно где. Даже не знаем, живой или нет». А я писал, конечно, но как оказалось, письма почему-то не доходили. Он на меня показывает: «А его не узнаешь?» Она присмотрелась…

Приходим домой, дверь открываю. Мама стоит, смотрит, а ведь она меня только в морской форме видела: «Мария, ты кого это привела?» - «Мама, ты что, Павлика не узнаешь?» Боже мой, какая встреча была…

И когда вернулся, должен был встретить в Днепропетровске Давиденко. Там одна памятная история приключилась. Эшелон встречаю, а его нет. Подхожу к машине, тут ко мне женщина одна подходит: «Отвезите меня!» - «Так я города не знаю!» - «А я вам покажу!» Ладно, взял ее, у нее пара чемоданчиков, сумочка. Показала куда ехать и дорогой рассказывает: «Мы были эвакуированы в Сибирь, а сейчас возвращаюсь домой к сестре». Довез ее, она мне из кошелька штук пять «тридцаток» отсчитала: «Спасибо!» Тут ее сестра выскочила, стали обниматься, а я развернулся и поехал. А я при госпитале стоял, начальника куда только не возил. И в Дзержинск и куда хочешь. Приезжаю, смотрю, сумочка на сиденье лежит. Открываю, а она полная красных «тридцаток». Мать моя господи… Разворачиваюсь и еду обратно. Приезжаю к ним, она меня спрашивает: «Что, обижены, что мало дали?» - «Я-то не обижен, а вот вы, наверное!» Сумочку достаю: «Это ваше?» Она чуть в обморок не упала: «Как же так, что ты за человек?!» Достает, не считая пачку денег и сует мне: «Дай бог тебе здоровья, и чтобы вернулся домой живым!» Бог ее знает кто такая… Так я эти деньги по частям, там же не одна тысяча была, домой отправил. Мать с ума сходила – откуда у Павлика такие деньги?

lebedev_09.jpg

Начальник штаба и командир 214-го гв. сп. Ященко Н.И.

А у вас самого какие-то трофеи были?

В Югославии мне один мастер две немецкие бритвы подарил. После войны я одну из них подарил парикмахеру, который работал рядом с нашим парком. Он был просто счастлив: «Павлуша, я тебя бесплатно буду брить!» Чудо-мужик. А вторую у меня буквально выклянчил муж дочки. Привез с собой два немецких пистолета, но потом сдал их в военкомат. Часов полно имел, но я их все повыбрасывал. Привез отличный радиоприемник «Телефункен», он, наверное, где-то в гараже до сих пор лежит. Когда мне после войны дали отпуск, я его погрузил в мотоцикл, у меня был австрийский «Пух», и поехал. Но на границе в Рени его у меня отобрали пограничники.

Вы на мотоцикле хотели из Румынии доехать в Онегу?

Конечно, а что тут такого? Я ведь на фронте очень много на мотоцикле ездил. Однажды такой прыжок совершил, что современные байкеры обзавидовались бы. На Курской дуге был момент, когда нас немцы крепко зажали. Я в лощине оказался, а там обрыв почти под прямым углом. Со мной был майор из «СМЕРШа», говорю ему: «Ты давай сползай, если что со мной случится, подберешь…» Но все удачно сложилось, приземлился хорошо, приехал в штаб дивизии прямо к командиру: «Так и так, немцы прорвали оборону!» Так что на мотоциклах я гонял будь здоров. Один отличный немецкий мотоцикл у меня отобрал командующий то ли Армии, то ли Фронта, вылетела сейчас фамилия из головы.

Я ведь занимался не только тем, что Давиденко возил. И донесения отвозил, и продукты на передовую, и медикаменты в санчасть, а для этого мотоцикл самое то. И как-то собрался везти продукты от повара, тут этот командующий со своей свитой на трех «виллисах»: «Проводи нас до Сафиулина!» Спрашиваю: «А вы кто будете?», шутка ли, показать дорогу к командиру корпуса. Тот командует майору: «Адъютант, он спрашивает кто я такой. Арестовать!» Посадили меня в люльку, одного офицера на заднее сиденье, и представь себе, сам сел за руль: «А все-таки проводи нас до Сафиуллина!» Дорогой разговорились, он вологодский, а я архангельский: «Так мы с тобой земляки!»

Приехали, через какое-то время Сафиулин выходит: «Павлик, так это тебя арестовали?! Не волнуйся, привезут обратно!» Потом тот выходит: «А теперь отвези меня в штаб дивизии!», ею как раз Козак командовал. В тылы дивизии приехали, а Семен Антонович на передовой. Тот приказал ехать к нему. Приехали на НП, так Козак прямо обиделся: «Что ж вы делаете, демаскируете все!»

Потом командующий говорит мне: «А теперь поехали со мной!» В общем, целый день с ним проездили и вернулись только ночью. А там у штаба столько машин, мотоциклов. Напоследок приказал: «Адъютант, шофера накормить, напоить и спать уложить! А утром мы с ним разберемся!»

И оказалось, что у адъютанта фамилия точно такая же как и у меня – Лебедев. Выпили с ним за мое здоровье. Утром проснулись, а шофера меня стали предупреждать: «Не оставайся, он тебя замучает! Только на мотоцикле требует гонять!» Тут он выходит: «Ну что лебедята, останешься у меня работать?» Но я отказался, привык уже к родному полку. - «Ну, ладно, отвезите его обратно!»

Приезжаем, а повар уже доложил комполка, что меня забрал какой-то генерал, так Давиденко чуть не расплакался: «Павлуша, я ведь уже думал, что потерял тебя! Какой же ты молодец! А кто это был?» Такой-то. – «И у тебя хватило совести не остаться при таком командире?» - «У меня командир лучше!»

За что он Героя получил?

За форсирование Днепра. Ух, какие там бои шли… (На сайте www.podvig-naroda.ru есть наградной лист, по которому подполковник Давиденко В.И. был удостоен звания Героя Советского Союза: «24.09.1943 г. 214-й Гвардейский стрелковый полк выбил противника из укреплений у Старого Орлика (Наричанский р-н Днепропетровской области) и вышел непосредственно к р.Днепр.

 

В ночь на 25.09.43 полк начал переправу и к рассвету полностью форсировал реку и овладел островом Глинск-Бородаевский. Благодаря умелому руководству тов.Давиденко, который хорошо организовал разведку, его смелости и твердости, задача полком была выполнена успешно.

 

lebedev_10.jpg

Друг детства – дважды ГСС Шабалин А.О.

В ночь на 26.09.43 г. под сильным огнем противника, полк, имея в своем распоряжении лишь подручные средства, переправился через озеро Глинск-Бородаевское и овладел южной частью села Бородаевка. В течение 26.09. неоднократные попытки противника в контратаках вернуть утраченные позиции успеха не имели.

 

27.09.43 г. противник перебросил из р-на Днепропетровска 23-ю пехотную дивизию, и 126-й полк этой дивизии просочившись в юго-восточную часть острова Глинск-Бородаевский, произвел попытку очистить остров и восстановить положение. Одновременно до полка пехоты, в сопровождении 4-х танков и 6 бронемашин и 3-х самоходных орудий контратаковали наши части в южной части с.Бородаевка. Но яростные контратаки противника были отбиты. Также были выбиты и силы противника, просочившиеся на остров.

 

28.09.43 214-й Гвардейский полк после решительного штурма овладел с.Бородаевка и продолжив наступление в юго-западном направлении, окончательно закрепил за собой плацдарм на правом берегу р.Днепр.

 

За успешное и решительное форсирование р.Днепр и закрепление за собой плацдарма для дальнейшего развития наступления, за отличное командование и проявленные на поле боя личные храбрость и героизм подполковник Давиденко достоин присвоения звания Герой Советского Союза».)

А вообще, какие бои вы можете выделить как самые тяжелые?

В Сталинграде, на Днепре, при форсировании Днестра, а на Курской дуге что творилось… (На сайте www.podvig-naroda.ru есть наградной лист, по которому подполковник Давиденко В.И. был награжден орденом «Ленина»: «5.07.43 г. при прорыве противником нашей обороны по восточному берегу р.Сев. Донец, южнее Белгорода, части 73-й Гвардейской дивизии занимавшие оборону во 2-м эшелоне корпуса, были брошены навстречу прорвавшимся танкам и пехоте противника, для преграждения пути и обеспечения подхода других частей к месту прорыва.

 

Противнику удалось овладеть н.п. Генераловка и важной высотой южнее него, и развивая темп своего движения, он угрожал выходом на важные коммуникации Корпуса и Армии. Части дивизии с ходу приняли бой с превосходящими силами противника, но отразив все его атаки на дали ему возможности продвинуться в северо-восточном направлении, тем самым сорвали планы противника выйти на Пенцево.

 

214-й Гвардейский полк первым принял удар противника. Несмотря на то, что на полк шло 140 танков и более полка вражеской пехоты, а полк тов.Давиденко даже не успел полностью окопаться, части полка смело приняли бой. Весь день, 6.07.43 г. начиная с 5-30 утра и до 20-00, подразделения полка вели упорнейший бой с превосходящими силами врага. Среди вражеских танков было 35 танков T-VI, 4 из которых были подбиты перед передним краем обороны полка. Остальные прошли через позиции 1-го и 3-го батальнов, вышли к НП командира полка и разбили его огнем прямой наводкой. Но подполковник Давиденко перешел на новый НП, с которого продолжил управлять боем полка.

 

Умело маневрируя своими подразделениями и приданными артиллерий и танками, тов.Давиденко сумел отбить все танковые атаки. Танки повернули обратно на передний край и до позднего вечера утюжили позиции 2-го батальона.

 

В итоге, за 6.07.43 г. полк тов. Давиденко отбил 11 ожесточенных атак противника. Несмотря на то, что в 1-м и 3-м батальонах в строю осталось по 70-100 активных штыков, а в 3-м батальоне из командного состава осталось только два командира взвода, никто из бойцов и командиров не ушел с поля боя, а пехота противника через передний край не прошла.

 

Не менее тяжелые бои полк выдержал и в последующие дни с 7-го по 12-е июля. За эти дни полком и приданными ему подразделениями, было подбито и сожжено 39 вражеских танков и уничтожено более двух батальонов пехоты противника. В самые критические моменты боя тов.Давиденко лично поднимал бойцов в контратаки.

 

Исключительное самообладание и бесстрашие, твердость и решительность в минуты смертельной опасности, отеческая забота о подчиненных – вот характерные черты подполковника Давиденко как командира, имели исключительно большое значение для боев полка и дивизии с превосходящими силами противника.

 

В том, что дивизия выполнила свою задачу, отстояла оборонительный рубеж, исключительно большая заслуга принадлежит тов.Давиденко, который своим полком первый принял удар крупных танковых сил и пехоты противника, сумевшего их разбить и удержать свой рубеж»).

lebedev_12.jpg

Лебедев П. Ф. в наши дни

А какие бои шли в Венгрии… Вообще, наша дивизия освобождала: Румынию, Болгарию, Венгрию, Югославия, снова Венгрия, Австрия. Там получилось, что Дунай мы четыре раза пересекали. Так вот, везде нас хорошо встречали, только в Венгрии плохо. Мадьяры – нехороший народ. Там даже убивали наших солдат…

А больше всего нам понравилось в Югославии. Там невероятно приветливый, прямо чудо-народ. А в Румынии мы почти и не стояли. Форсировали Дунай в Измаиле, вышли на Констанцу, оттуда в город Руса. Болгары тоже помогали, очень хороший народ. А австрийцы - это культурный и приветливый народ. Тоже хорошо нас встречали. Мы в Граце войну закончили.

Как вы узнали, что война закончилась?

Честно говоря, и не помню уже. Но отметили, конечно.

Как вы относитесь к Сталину?

Я, конечно, малограмотный человек, и, наверное, не могу в полной мере судить, но мое отношение к нему только положительное. Уверен, что без него бы мы погибли. Это он спас нашу страну в войну. А то многое плохое, что сейчас на него валят, это делали разные подхалимы.

Но вы же знаете, что именно его винят в том, что мы победили с такими большими потерями. На фронте у вас не было ощущения, что людей у нас не берегут?

Я был простой солдат, мне думать об этом не приходилось. Я думал только о том, чтобы две мины одновременно в ствол не кинуть. Вот моя задача была. А когда шофером стал, думал уже о другом.

Говорят, на фронте атеистов нет.

Врать не буду, я о боге не думал.

Отец и брат воевали?

Отцу было уже много лет, поэтому его не призывали. А старший брат – Костя 1910 г.р. воевал на Северном Флоте. Механиком был, обслуживал торпедные катера, вернулся живым. А мой друг детства – Сашка Шабалин в войну в Мурманске командовал торпедным катером и стал дважды Героем. Он жил в соседней деревеньке Юдмозеро, но когда стал ходить в нашу школу, а он был маленького роста, ребята его начали обижать. А я за него заступился и так мы с ним подружились.

Как сложилась ваша послевоенная жизнь?

Из Австрии мы своим ходом дошли в румынский город Турну-Северин. Полгода там стояли, а потом нашу дивизию расформировали. А машины дивизии решили передать в народное хозяйство. Сформировали колонну, в основном грузовики и несколько вездеходов «Штейр» - тягачи, крытые брезентом, которые пушки таскали. И когда пригнали ее в Кишинев, за одним «штейром» и тремя грузовиками пришел начальник управления полиграфии и издательств Кузнецов Василий Григорьевич. И спрашивает меня: «Пойдешь ко мне ездить на «Штейере»? Жить будешь у меня, а потом я тебе сделаю квартиру!» Это был важнейший аргумент, потому что Кишинев весь разбитый был. Вот так я остался в Молдавии и всю жизнь проработал водителем. На автобусах, грузовиках. А на пенсию вышел только в 1996 году. Правда, на машинах закончил работать еще в 1975 году, когда 60 лет исполнилось. За всю жизнь ни одной аварии не имел.

Думал, уйду на пенсию, отдохну, как следует, но меня вызвал директор: «Я тебя не отпускаю!» И посадил на автопогрузчик по ремонту, снимать двигатели, мосты, и на поливомоечную машину. Я ее отремонтировал, и такая чистота в парке настала, не передать. Поливали на ней и ближние улицы, даже на мясокомбинат стали вызывать. А в 96-м нашу контору расформировали, и с тех пор я больше не работал.

Большая у вас семья?

У меня было три жены. Первый раз я женился еще до службы в армии. На дочери цыганки. В наших краях цыгане периодически проезжали, и от мимолетного романа ее отца с цыганкой она и родилась. Но у цыган ведь так не положено. Она на второй год приехала и ребенка ему оставила… Жена вздохнула: «Что поделать, вырастим!» Мы с ней два года прожили, но детей у нас не было, потому что мы с ней так и договорились: «Как вернешься из армии, начнем жить по-настоящему». Но когда я служил, она умерла от крупозного воспаления легких. В то время никаких лекарств от него не было. Мне дали телеграмму…

А от второй жены у меня два сына. Моя Марья Михайловна работала рентгенотехником в Лечсанупре.

Шестнадцать лет прожили вместе, но она умерла от рака. Наверное, это я за них так долго живу… А у третьей жены были свои дочки, так что у меня и детей и внуков много.

Интервью и лит.обработка: Н. Чобану



#11 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 01 Май 2017 - 20:36

81795dbb6f87.jpgЗинаида Ивановна Маресева (20 июня 1923 — 6 августа 1943) — участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза, гвардии старший сержант медицинской службы, санинструктор санитарного взвода 1-го батальона 214-го гвардейского стрелкового полка 73-й гвардейской стрелковой дивизии.  Биография

Родилась в селе Черкасское ныне Вольского района Саратовской области. Русская.

Окончила семилетнюю школу. Работала на Вольском цементном заводе «Большевик».

В начале Великой Отечественной войны окончила краткосрочные курсы медицинских сестёр и в конце ноября 1942 года добровольно ушла на фронт.

Сражалась в составе войск Сталинградского, Воронежского и Степного фронтов.

Первого августа 1943 года 214-й гвардейский полк получил приказ форсировать Северский Донец южнее Белгорода. Здесь, между сёлами Соломино и Топлинка, противник сосредоточил части двух пехотных дивизий и большое количество артиллерии.

Гитлеровцы занимали оборону на высотах правого берега, господствующих над окружающей местностью. Подступы к реке находились под прицельным артиллерийским и миномётным огнём. Правый берег был густо заминирован. Однако гвардейцы в первый же день форсировали Северский Донец и после ожесточённого боя заняли небольшой плацдарм на правом берегу.

Переправа через реку и клочок земли на правобережье, занятый советскими воинами, находились под непрерывным огнём противника. На головы гвардейцев сыпались тысячи снарядов, сотни бомб. Но полк продолжал наступление.

Санинструктор Маресева в этих трудных условиях своевременно оказывала помощь раненым. Пренебрегая опасностью, она всё время находилась на линии огня, ползком пробиралась к тяжело раненным, делала перевязки, выносила их в укрытия. А с наступлением темноты, когда на переднем крае затихала ружейно-пулемётная перестрелка, она переправляла раненых на левый берег реки.

На следующий день контратаки противника на участке 1-го батальона были особенно сильными и настойчивыми, но все они были отбиты с большими для него потерями. К исходу дня враг предпринял восьмую контратаку. При поддержке сильного огня артиллерии гитлеровцам удалось обойти левый фланг батальона. Оборонявшаяся здесь группа бойцов после продолжительного неравного боя стала отходить к реке. Это заметила Маресева. В её голове пронеслась тревожная мысль о судьбе раненых, которые в ожидании эвакуации на левый берег реки были укрыты в траншеях и блиндажах. С пистолетом в руке Зина побежала навстречу отступавшим бойцам и с возгласами: «Ни шагу назад!», «Вперёд, за мной!» — заставила их остановиться, а затем последовать за ней в атаку.

Положение на угрожаемом участке было восстановлено. В жаркой схватке, которой руководила Маресева, было уничтожено более 150 гитлеровцев, захвачено 8 пулемётов, 2 миномёта и 20 гранатомётов.

После того как контратака была отбита, Зина продолжала перевязывать раненых и выносить их с поля боя.

К исходу 2 августа сапёрами через реку был построен пешеходный мост. По этому мостику Маресева под огнём противника всю ночь переправляла на левый берег Северского Донца раненых солдат и офицеров. К утру мостик был разбит артиллерией противника. Зина продолжала переправлять раненых на лодке. В одном из рейсов осколком разорвавшейся мины она была смертельно ранена и 6 августа 1943 года скончалась в госпитале.

За двое суток Маресева вместе с санитаром А. Е. Бузыкановым вынесла с поля боя 64 раненых, 52 из них, с личным оружием, эвакуировала через реку.

Звание Героя Советского Союза Зинаиде Ивановне Маресевой присвоено посмертно 22 февраля 1944 года за отвагу и мужество, проявленные при форсировании реки Северский Донец.

Отважная патриотка была похоронена в поселке Пятницкое Белгородской области.
 

Прикрепленные файлы



#12 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 27 Сентябрь 2017 - 19:42

http://www.pobeda194...frontovik/73693

Труфанов Михаил Иванович
Дата рождения:    10.4.1924
Место рождения:    с. Малая Псинка, Прохоровский р-н, Курская область
Национальность:    русский
Должность:    стрелок 214 ГвСП 73 Гв СД
Звание:    гвардии красноармеец
Дата призыва:    22.2.1943
Место призыва (военкомат):    
Дополнительные сведения:    Труфанов Михаил Иванович родился 10 апреля 1924
года в с. Малая Псинка Карташевского с/с, на ст. Прохоровка Курской области. Русский В ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии призван 22 февраля 1943 года Прохоровским РВК Курской области. На фронтах Великой Отечественной войны с сентября 1944 года. Для прохождения воинской службы рядовой Труфанов М.И. направлен в 63-й авто-санитарный взвод 52-го, потом 24-го, затем 86-го стрелковых полков. В конце войны гвардии красноармеец Труфанов М.И. воевал стрелком в 1-й стрелковой роте 214-го гвардейского стрелкового Воропоновского ордена Богдана Хмельницкого полка 73-й гвардейской стрелковой Сталинградско-Дунайской Краснознамённой дивизии. Воевал на 3-м Украинском фронте с сентября 1944 года. Легко ранен 23 ноября 1944 года. Награжден орденом Славы III степени, медалями За Отвагу, За Победу над Германией, а также многими благодарностями Командования. В представлении гвардии рядового Труфанова М.И. к награждению орденом Славы III степени, подписанном 15 марта 1945 года командиром 214 ГСВОБХП Героем Советского Союза гвардии полковником Давиденко, отмечается: Отличился в боях за сёла Шетель и Средняя Балажка с 6 по 11 марта 1945 года. Участвовал в отражении до 10 ожесточённых атак противника, а также в наступательных боях. Действуя умело ручной гранатой, ведя мастерски огонь из винтовки, истребил в эти дни 17 гитлеровцев. Так, 7.03.1945 г. переползая по-пластунски, скрытно подобрался к станковому пулемёту, ведшему огонь по нашим боевым порядкам, и забросал растерявшихся гитлеровцев ручными гранатами. Весь расчёт пулемёта был уничтожен отважным стрелком. Вражеский пулемёт замолчал. В боях за Среднюю Балажку 10.03.1945 г. одним из первых ворвался в траншеи противника, истребив в завязавшейся схватке 4 немцев. Достоин правительственной награды ордена Славы III степени.
Выжил / пропал без вести / погиб:    выжил
Близкий:    нет
Дата и время создания карточки:    2015-12-29 18:14:50
Дата и время последнего изменения:    2016-01-03 17:04:54

Прикрепленные файлы



#13 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 30 Сентябрь 2017 - 10:53

Илясов Иван Васильевич
Гвардии капитан

Герой Советского Союза (посмертно)
Родился 3.12.1912 года. Участник боевых действий. В 1943 году командовал ротой 214- го гвардейского стрелкового полка 73-й гвардейской стрелковой дивизии 7-й гвардейской армии Воронежского фронта. Погиб в 1943 году во время Курской битвы.

 

«Находясь под танком, тов. Ильясов по телефону доложил командиру батальона об обстановке и о том, что над ним стоит немецкий танк. Из танка кричали: «Русс, сдавайся!» Ильясов ответил: «Возьми, попробуй!» <…> Придавленный землёй, тов. Ильясов по телефону призывал командиров соседних рот: «Товарищи, бейтесь до последнего, мужественно, храбро!» <…> 8-я рота отбила 8 ожесточённых атак противника, подбила противотанковыми гранатами 4 танка, уничтожила свыше 300 солдат и офицеров противника. Рота, находясь на важном участке обороны, не пропустила врага через занятые рубежи».hello_html_m5a2faa68.jpg

Из наградного листа Ивана Ильясова

 

Прикрепленные файлы



#14 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 02 Октябрь 2017 - 16:29

Обработал фотографии(убрал логотип сайта).

 

214-й гвардейский Воропоновский стрелковый полк 25.07.1945г. Румыния, на берегу Дуная в г.Турна-Северин

В центре фото Герой Советского Союза, командир 214-го гвардейского Воропоновского стрелкового полка 73-й Сталинградской стрелковой дивизии гвардии подполковник Давиденко Василий Иванович.
Рядом с ним  сын полка "Леня" - Леонид Воропонович Днестров - отчество дано по имени полка!

Так же на общем фото:
1)Крайняя слева в первом ряду - Кудрявцева Мария Петровна.
2)В 3 ряду(слева) гв.старшина Енгалычева(в замужестве Лимачева) Ольга Сидоровна (1924 г.р., Ростовская обл., Колушкинский р-н, Белогорский с/с, х. Н.-Макеевка). На одном из Ростовских сайтов в списке поздравлений ветеранов за 2005г. нашел ее данные). Может быть кому то из родственников будет полезна информация.
3)В белой гимнастерке гв.майор Фиошкин Николай Петрович 1906 г.р. призван Лопасненский РВК, Московская обл., Лопасненский р-н. Награжден орденом Александра Невского.
4)В первом ряду крайняя справа - гв.мл.сержант Соломатина Зоя Михайловна 1924г.р

5) Вячеслав Александрович Шокин ("папа" сына полка, именно он нашел маленького Леню ночью, во время развед.задания) , он сидит слева от Лёни.

Прикрепленные файлы



#15 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 02 Октябрь 2017 - 16:42

Боевой путь 214 Гв.СП

 

Прикрепленные файлы



#16 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 12 Ноябрь 2017 - 17:06

Бельгин Андрей Антонович 18.08.1920-06.07.1943
Герой Советского Союза

 

Бельгин Андрей Антонович - командир 3 батальона 214-го гвардейского стрелкового Воропоновского полка (73-я гвардейская стрелковая Сталинградская дивизия, 7-я гвардейская армия, Воронежский фронт), гвардии капитан.

Родился 18 августа 1920 года в станице Уманская, ныне Ленинградская Краснодарского края, в семье рабочего.
Русский.

Образование неполное среднее.

Учился в школе (ныне лицей) № 57города Ростов-на-Дону.

Некоторое время жил в городе Комсомольск-на-Амуре.

Призван в армию в 1938 году.

В 1940 году окончил Харьковское военное медицинское училище.

Участвовал в советско-финляндской войне.

Во время Великой Отечественной войны в  действующей армии - с октября 1941 года.

Сражался на Северо-Западном,Сталинградском, Донском и Воронежском фронтах.

Особо отличился в битве на Курской дуге. 6 июля 1943 года в районе села Крутой Лог (Белгородский район Белгородской области), отражая наступление двигавшегося на позиции батальона полка вражеской пехоты при поддержке 70 танков, умело организовал и более 13 часов вёл бой, отразил своим батальоном 11 вражеских атак, уничтожил 14 танков, более 600 солдат и офицеров. Лично подбил танк противника. В этом бою погиб.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 ноября 1943 года за умелое командование подразделением, мужество и героизм, проявленные в Курском сражении гвардии капитану Бельгину Андрею Антоновичу присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Первоначально  был похоронен в братской могиле на опушке леса в 2 километрах северо-восточнее села Крутой Лог.

Позже перезахоронен в братской могиле в селе Никольское Шебекинского района Белгородской области.

В селе установлен памятник Воинской Славы четырём Героям Советского Союза, погибшим в районе сел Крутой Лог, Батрацкая Дача, Поляна, Никольское - А.А. Бельгину, Н.Я. Ильину, И.В. Илясову и А.А. Деревянко.

В селе Крутой Лог установлен памятный знак трём Героям Советского Союза, защищавшим село во время Курской битвы - А.А. Бельгину, И.В. Илясову и С.П. Зорину.

Именем Героя названы улицы в посёлке городского типа  Разумное и в селе Никольское Белгородской области. В Ростовском лицее №
 53 создана музейная комната имени А.А. Бельгина, на здании лицея установлена мемориальная доска.

Награждён орденом Ленина (1.11.1943, посмертно).

Прикрепленные файлы



#17 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 12 Ноябрь 2017 - 17:17

Картина "Подвиг бойцов батальона капитана Бельгина"

Прошли десятилетия, как отгремела война, но память о тех событиях жива, тема Великой Отечественной войны вновь и вновь находит отражение, в том числе в изобразительном искусстве.
Перед вами картина народного художника РСФСР Вениамина Сибирского «Подвиг бойцов батальона капитана Бельгина». Капитан Андрей Бельгин изображен в нижнем правом углу полотна с зажатой в руке противотанковой гранатой. В основу сюжета положены реальные события. 6 июля 1943 г. у селения Крутой Лог держал оборону стрелковый батальон капитана Бельгина. Сам батальон понес большие потери – из 550 бойцов батальона в живых осталось 140. Ценой собственной жизни Бельгин смог остановить прорвавший нашу оборону немецкий танк. За этот бой три бойца батальона были удостоены звания Герой Советского Союза – капитаны Бельгин, Илясов, а также связист Зорин, который 12 раз восстанавливал поврежденную связь.hello_html_m2a3fac74.jpg

Об авторе: Художник студии Грекова. Народный художник РСФСР. С 1951 по 1956 года учился в Московском художественном училище памяти 1905 года. Окончил Московский государственный художественный институт им. В.И. Сурикова в 1962 году (мастерская В.Г. Цыплакова). В 1964 году был принят в члены Союза художников СССФ. В 1965 – 1972 года Сибирский В.М. работает старшим преподавателем кафедры живописи института им. В.И. Сурикова. В Студии военных художников им. М.Б. Грекова работает с 1969 года. В 1970 году награжден медалью «За доблестный труд». С 1971 года художника часто отправляется в творческие поездки в Болгарию, ГДР, Италию, Югославию, Венгрию, США, Финляндию, Австрию. В 1975 году удостоен Серебряной медали им. М.Б. Грекова за создание диорамы «Штурм крепости Измаил войсками А.В. Суворова в 1790 году» (в соавторстве с Е.И. Данилевским). Впоследствии художник создает ряд других диорам: «Героический бой чапаевцев 5 сентября 1919 года в станице Лбишенская», «Освобождение Будапешта советскими войсками в 1945 году» и «Штурм Берлина» (совместно с Е.И. Данилевским). В 1978 году присвоено звание «Заслуженный художник РСФСР», в 1985 году – звание «Народный художник РСФСР».



#18 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 12 Ноябрь 2017 - 17:27

Связист из 73-го гвардейского стрелкового полка у телефона во время уличного боя. Близ Воронежа. СССР. 1942 г.



#19 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 12 Ноябрь 2017 - 17:37

73-я гвардейская. Сборник воспоминаний, документов и материалов о боевом пути 73-й гвардейской стрелковой Сталинградско-Дунайской Краснознаменной дивизии
Автор: Морозов А.К; Ященко Н.И; Белан П.С; Калита Н.П.
Издательство: Казахстан
Год: 1986

 

История 214-го Гвардейского стрелкового Воропоновского ордена Богдана Хмельницкого стрелкового полка:

343-й стрелковый полк 38-й стрелковой дивизии под командованием капитана Давиденко Василия Ивановича отличился в ходе Сталинградской битвы и освобождении 22 января 1943 года станции Воропоново ныне Волгоградской области. За боевые заслуги воинов 343-го стрелкового полка он был преобразован в 214-й гвардейский полк, и ему было присвоено почётное наименование «Воропоновский». 38-я стрелковая дивизия была преобразована в 73-ю гвардейскую.

 

73-я Гвардейская стрелковая дивизия
Ведет свою историю от 38-й стрелковой дивизии (2-го формирования), которая 1 марта 1943 года была преобразована в 73-ю гвардейскую стрелковую дивизию.
Полки дивизии, принимавшие участие в Сталинградской битве, удостоены почетных наименований:

  • 209-й гв. стрелковый полк - "Абганеровский",
  • 211-й гв. стрелковый полк - "Басаргинский",
  • 214-й гв. стрелковый полк - "Воропоновский",
  • 153-й гв. артиллерийский полк - "Уразовский".

Дивизией командовали:
Сафиулин Ганий Бекинович (01.03.1943 - 17.04.1943), генерал-майор
Козак Семен Антонович (18.04.1943 - 24.12.1943), полковник, с 25.10.1943 генерал-майор
Береговой Николай Дмитриевич (26.12.1943 - 22.01.1944), полковник
Козак Семен Антонович (23.01.1944 - 12.03.1945), генерал-майор
Щербенко Василий Иванович (13.03.1945 - 09.05.1945), полковник

 

214 гв. сп командовали:
Давиденко Василий Иванович (17.05.1943 - 23.05.1944), ранен
Борисов Моисей Гаврилович (29.11.1943 - 00.12.1943) ( в справочнике 00.12.41-й ?), ранен 12.1943
Рожков Георгий Иванович (с 25.05.1944)
Калашников Михаил Тихонович (с 19.06.1944)
Гениевский Иван Митрофанович (18.08.1944 - 27.10.1944)
Ященко Николай Иванович (24.10.1944 - 23.11.1944)

Прикрепленные файлы



#20 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 12 Ноябрь 2017 - 19:28

Башарина (Карналь) Евгения Александровна санинструктор  214-го стрелкового полка

Опубликовано 14 августа 2013 года  https://iremember.ru...-aleksandrovna/

 

Родилась я в Керчи 16 октября 1923 года. Семья у нас была самая обыкновенная – родители и мы со старшей сестрой. Фамилия у нас вроде нерусская, может даже немецкая, хотя папа у нас был из Симферополя, а мама с Кубани.

Папа – Александр Степанович работал экспедитором в «Торгвортрансе», а мама была домохозяйкой. А жили мы на этой же улице Свердлова, но только чуть дальше. Прямо напротив музея был наш двор – Свердлова, 5.

23a8c57d3b56fb8a2748c3fa606d0901.jpg

Вообще, я очень хорошо вспоминаю нашу предвоенную жизнь. Учились, работали, главное - работа у людей была, и материально все было в порядке. Так что жили мы нормально, и все в нашем дворе тоже жили нормально. Когда я вижу, как сейчас живет молодежь, и когда слышу, что костерят Сталина, мол, такой-сякой, то я всем желаю, чтобы все так жили как мы при нем…

Как вы узнали, что началась война?

Мы как раз окончили 10-й класс, и в субботу у нас состоялся выпускной вечер. Ночью после него пошли купаться на пляж, а уже утром узнали, что началась война…

Насколько это известие оказалось для вас неожиданным?

Что вы, полная неожиданность. Никаких слухов, ничего, во всяком случае, до нас не доходило. Мысли даже такой не было. И все, кончилась наша жизнь, рухнули все планы и надежды…

До этого я думала поступать в симферопольский мединститут, но когда началась война, ни о каком институте речи уже не шло. Папу сразу забрали в армию, слава богу, он вернулся живым. Но был тяжело ранен, а после излечения служил санитаром в санитарном поезде.

Мамочка моя почти сразу уехала к своей сестре в Вольск, это небольшой городок на Волге, а я осталась в Керчи. Я же и думать не думала, что немцев пустят так далеко…

Но когда фронт стал приближаться, то из нашего двора почти все уехали. И когда уезжала одна соседка с детьми, она приписала меня к себе, и я уехала вместе с ними. Они поехали в Среднюю Азию, а я с ними доехала до Ростова. В одной теплушке все вместе, с грудными детьми прямо на полу… Да еще бомбили так, это что-то жуткое было… Разбомбили наш эшелон, я и не помню как добиралась. Залезла в какой-то вагон, но добралась. Зима уже началась, хотя уезжала я, когда еще тепло было.

basharina2.jpg

Семья Карналь.  (1935 г.)

В Вольске недолго поработала на стекольном заводе, а потом поступила в какой-то техникум, эвакуированный из Москвы, и параллельно училась на курсах медсестер. А когда их окончила, в конце 42-го, нас отправили в Саратов и на фронт.

И нас, восемнадцать девочек из Вольска, привезли прямо в Сталинград. В 38-ю стрелковую дивизию, которую за Сталинградские бои преобразовали в 73-ю Гвардейскую. Наша дивизия стояла в лесу под Сталинградом, по-моему, в Бекетовке. Там еще был большой аэродром в Абганерово. Я этот аэродром никогда не забуду, как мы там вшей кормили…

Меня назначили санинструктором одной из рот 214-го полка. Помню, пришли в полк, заходим в дом, а там офицеры сидят, солдаты, патефон играет. Построили нас: «Вы откуда?» Так и познакомились.

Но мы попали в Сталинград, когда немцев уже добивали и в боях там мы участвовали мало. Бегали по разрушенным домам, искали, перевязывали, вытаскивали раненых… Таскали, таскали и таскали, раненых, мертвых, всех подряд, наносились, не дай бог… И запомнилось, что тогда у нас ходили разговоры, будто бы в Сталинград приезжал со свитой сам Сталин. Кто-то даже говорил, что лично Калинина видел, и мы удивились, как же они не побоялись.

basharina3.jpg

Выпускной класс 21-й школы. (Керчь. 1941 г.)

Как вы привыкали к виду ран, крови?

У меня совершенно ничего не было. Ни слез, ничего. Как-то я спокойно воспринимала, как врач. А ведь какие страшные ранения были у ребят. Особенно если ранение в самое мужское место, ужас… Или в голову. Они бедные лежат, а ты ведь их сама не поднимешь. Разве девушка одна сможет? А к некоторым подползаешь и понимаешь, что ничем ему не поможешь… Но стараешься хоть словом приободрить. Даже вспоминать больно, и не дай бог это все кому пережить…

Вот вы говорите, что сами раненого вытащить с поля боя не могли. А как же тогда? Какая была система по эвакуации?

Я была санинструктором роты и ползком передвигалась по полю боя. Перевязывала раненых, и кто мог передвигаться, сам двигался к точке сбора. Это было определенное место, обычно в низинке, чтобы немцы не видели. А тех, что сами передвигаться не могли, мы только перевязывали, а перетаскивали уже мужчины-санитары. Тут уже и ребята помогали, и сами раненые. А уже потом оттуда всех забирала подвода и отвозила в медсанбат. Но я как вспомню… Сама не понимаю как справлялись. Ведь не просто таскали, а все время ползая. Да еще на снегу… Примерно в такой ситуации там под Сталинградом меня ранило.

Как-то утром приходит один солдат: «Женя, тебе нужно идти на передовую!» Взяла санитарную сумку, подошла к командиру роты, а он лежал наверху, на самом краю балки. Пошли к передовой, а там все вперемежку лежит – трупы людей, лошадей, разбитая техника, вооружение…

Пришли на самую передовую и залегли рядышком. Начался обстрел, и он мне говорит: «Не отходи от меня, я счастливый!» Вдруг смотрю, по снегу ползет раненый. Я, конечно, к нему, а он почему-то от меня ползет в тыл. Я приостановилась, смотрю назад на этого командира, ползу к нему, а он уже мертвый лежит. Вот тебе и счастливый…

А пули, осколки, так и свистят. Все время этот свист, мы его и не замечали… И вот тогда мне прилетел осколок сзади в бедро. Так потом и ходила с перевязанной ногой, но осколок еще не скоро вынули.

А потом меня контузило. Там же под Сталинградом я ехала на лошади, переезжала через какую-то речушку, но наскочили на встречную подводу, я слетела и настолько сильно ударилась головой, что получила контузию. Меня ребята в какую-то хату занесли и где-то с неделю я там отлеживалась. Оклемалась, но с тех пор у меня пропало обоняние и вкус. Совсем! Никаких запахов и вкусов не различаю совершенно. Что бы ни кушала, кислое, соленое, совершенно ничего не чувствую. Сколько к врачам не обращалась, никто не смог помочь.

basharina4.jpg

Страничка из семейного фотоальбома

А можете выделить какой-то самый явный случай, когда могли погибнуть?

Да постоянно. И не только в бою. Однажды помню, мы с мужем с горы на мотоцикле спускались, а нас обогнала машина, и так впритык, что прямо по гимнастерке задело. Вот так могли по-дурацки погибнуть…

Вы сказали с мужем.

На фронте я вышла замуж за Ященко Николая Ивановича. Когда мы с ним познакомились, он, если не ошибаюсь, был заместителем начальника штаба нашего полка, а под конец войны стал его командиром. (Уроженец Новосибирска Ященко Николай Иванович 1919 г.р. после окончания Алма-Атинского пехотно-пулемётного училища воевал с апреля 1942 года. На фронте был командиром стрелковой роты, начальником штаба батальона, помощником начальника штаба 48-го стрелкового полка по разведке, заместителем начальника штаба и начальником штаба 343-го впоследствии 214-го Гвардейского Воропоновского ордена Богдана Хмельницкого стрелкового полка 73-й гвардейской Сталинградско-Дунайской Краснознамённой стрелковой дивизии. Осенью 44-го был назначен командиром этого полка.

 

За мужество и героизм, проявленные при форсировании Дуная и удержании плацдарма на его западном берегу, указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года, гвардии майору Ященко Николаю Ивановичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 3486) – прим.Н.Ч.) Хотя Толя - его друг, они вместе до войны в институте учились, он потом погиб, так он мне всегда говорил: «Женя, с Колей не связывайся, у него есть девушка!»

basharina5.jpg

Ященко Николай Иванович

Извините за вопрос, но многие бывшие фронтовики признаются, что к женщинам на передовой не очень хорошо относились. Даже обидное прозвище придумали - ППЖ.

Так какая я ППЖ, если под пулями ползала, спала, где попало, ела, что попало и как попало?! Ведь ни тарелок, ни ложек, ни вилок, ни черта же не было… А спали так просто как свиньи – вповалку прямо на полу в землянке… Запомните, ППЖ были те, кто жил начиная с командира батальона и выше. А мы с Ященко не то что не жили, но и редко встречались. Я только что и занималась своими прямыми обязанностями, перевязывала, таскала, мерзла, мучилась, как и все, но молча… Поэтому и ребята нормально относились. Не поверите, наверное, но ведь даже не приставал никто. Не только ко мне, со мной все понятно, у меня был Ященко, но и к другим тоже. Из наших девчонок только я да Фаина (Худякова Фаина Степановна 1920 г.р. – фельдшер санроты 214-го Гвардейского стрелкового полка – прим.Н.Ч.) вышли замуж. Она за командира полка Давиденко. Хорошая девушка была, а как пела замечательно. А Василий Иванович был прекрасный командир и хороший человек. (На сайте есть интервью с Лебедевым П.Ф., который в войну был водителем командира 214-го Гвардейского стрелкового полка Давиденко В.И. – прим.Н.Ч.) Они хорошо жили, после войны писали мне, звонили. И это именно благодаря Давиденко у нас в полку была такая хорошая обстановка. Нас никак не обзывали, не обижали, даже старались при нас не матюкаться. Вот сейчас среди молодежи такое блядство, что не дай бог… А у нас этого совсем не было. Из наших девочек никто не блядствовал. У некоторых были ребята, но это все спокойно, достойно, без блядства. И ребят таких распущенных не было. Во всяком случае, в нашей части этой грязи не было. Хотя у меня была знакомая, так ей ребята прямо так и говорили: «Ты с кем-нибудь переспи, и тебя отправят в тыл!» Но мне такого не предлагали, у меня же был Ященко.

А он, кстати, не мог вам устроить перевод в санбат, например?

Я и сама этого не хотела – привыкла уже к полку, к ребятам.

Многие бывшие фронтовички с горечью признаются, что когда они вернулись домой с войны, то со стороны женщин к ним было плохое отношение.

Нет, я такого не помню. И в Вольске, и в Новосибирске и в Керчи ко мне хорошо относились. Я хоть и с ребенком с фронта вернулась, но никто мне никогда, ни слова плохого не сказал. Все страшно перестрадали, так чего делить-то?.. Но, конечно, женщине на войне делать нечего. Вот вы думаете, что самое страшное на войне? И еще неизвестно, то ли это бои и смерть кругом, а может постоянный тяжелый труд и эти невыносимые условия?

Голода не было, хотя кормили-то не особенно нормально, но эти вши, эта грязь… И везде пешком. Только по пути на Курскую дугу нас немного подвезли на поезде, а так везде только ножками… Наш путь был такой: Сталинград - Курская дуга - Харьков - Днепр и везде пешочком шли…

Помню, к Сталинграду все переходы были по ночам. А это же декабрь, мороз страшный, и в одно утром у меня все лицо оказалось черное – обморожение… Мне говорят: «Посмотри на кого ты похожа!» А я видимо ушанку глубоко натянула, и пар отражался прямо в лицо, видимо поэтому и обморозилась. После войны только последние следы сошли…

А на марше если захотелось в туалет, то как?! Никто никого не ждет, и ты только попробуй отстать. Так или за танк какой-то спрячешься, или за труп, а потом догоняй… Нет, женщине на фронте ужасно тяжело, не дай бог, все-таки война это не женское дело…

И особенно никто не помогал. Нет, конечно, были какие-то ребята, которые нас жалели, старались хоть чем-то помочь, но там же все были заняты своими обязанностями, постоянно нужно было чем-то заниматься и просто не было времени дружить. Все время передовая, передовая, передовая… Все время на снегу, на снегу, на снегу… Но даже в таких экстремальных условиях люди очень мало болели. Хотя одеты были плохо, но даже и не знали, что такое насморк. Я и не помню, чтобы кого-то лечила от болезней. Никто не чихал и не кашлял. Страшно другое, люди задубели не только телом, но и душой…

Помню, у нас была одна Валя, тоже из Вольска, так она погибла прямо у меня на глазах. Мы были в какой-то деревне, и тут начался обстрел. Она выбегает из хаты, мы ей кричим: «К нам беги!», мы в какой-то яме, что ли сидели. Она побежала, тут разрыв и все… Так вы знаете, я особенно и не переживала. Настолько уже привыкла к смерти…

basharina6.jpg

Зина Маресева

А вы, кстати, не знаете, сколько девушек из вашей группы из Вольска погибло, сколько осталось в живых?

Когда уже после форсирования Днепра меня по беременности комиссовали, и я уезжала, то из наших восемнадцати девчонок, там, по-моему, всего четыре оставалось… Кто погиб, кто ранен… А на послевоенных встречах из наших девчонок я никого не встречала.

Неужели после войны вы ни с кем из них не переписывались?

Да вы что, какое там?! Все разъехались, никто никого и не видел, у всех свои заботы, ведь какая жизнь была тяжелая… Да и с кем переписываться, там же очень мало людей осталось. Все в земле лежат, а я вот до сих пор живу… Сама не понимаю, как и почему осталась жива. Не понимаю… А вот Зина Маресева погибла… На Северском Донце, когда перевозили на лодках раненых, она прикрыла собой раненого, ее тяжело ранило, и через несколько дней она умерла от ран. А ведь какая это была девчонка… Не просто смелая - отчаянная! Недаром ей посмертно Героя дали. (На сайте www.podvig-naroda.ru есть выдержка из наградного листа, по которому санинструктору 1-го батальона 214-го Гвардейского полка гв.старшему сержанту Маресевой З.И. 1923 г.р. было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно): «1-го августа 1943 года 214-й гвардейский полк получил приказ форсировать Северский Донец южнее Белгорода, на участке между селами Соломино и Топлинка. На этом узком участке гитлеровцы сосредоточили большое количество артиллерии и две пехотные дивизии.

Противник занимал оборону на высотах правого берега, господствующих над окружающей местностью, поэтому подступы к реке находились под прицельным артиллерийским и минометным огнем. Однако гвардейцам в первый же день удалось форсировать Северский Донец и после ожесточенного боя занять небольшой плацдарм на правом берегу. В этих боях 1-го и 2-го августа особенно отличилась санинструктор Маресева.

Невзирая на сильный огонь противника, она своевременно оказывала помощь раненым непосредственно на поле боя и выносила их на себе в укрытия. Бесстрашие ее было настолько очевидно, что помощь раненым она оказывала с песней на устах.

К исходу 2-го августа на участке 1-го батальона противник предпринял восьмую (!) контратаку. Когда в ходе боя дрогнула и стала отходить группа наших бойцов и создалась реальная угроза, что немцы ударят во фланг, гв.старший сержант Маресева будучи на поле боя с ранеными бойцами, с пистолетом в руках бросилась к отходившим бойцам и с криком «Вперед, за мной!», «Ура!» увлекла их за собой. Бойцы, пораженные такой смелостью санинструктора, бросились за ней и в завязавшейся схватке отбросили немцев и восстановили положение на левом фланге батальона.

В этом бою противник потерял свыше 150 солдат и офицеров и оставил на поле боя 8 исправных станковых пулеметов, 2 миномета и 20 гранатометов. После этого санинструктор Маресева продолжила перевязывать раненых и выносить их с поля боя.

К исходу 2-го августа саперами через реку был построен пешеходный мостик, по которому Маресева под огнем противника всю ночь переправляла на левый берег Северного Донца раненых солдат и офицеров. Когда к утру мостик был разбит артиллерией противника, тов. Маресева вместе с санитаром Бузыкановым стала переправлять раненых на лодке. В итоге, в течение двух суток они вместе вынесли с поля боя 64 раненых, 52 из них, с личным оружием, и 58 из них эвакуировали через реку. Но в одном из рейсов осколком разорвавшейся мины Маресева была смертельно ранена и 6-го августа 1943 года умерла в госпитале». Отважная патриотка была похоронена в с. Пятницкое Белгородской области. В Вольске на доме, в котором жила героиня, установлена мемориальная доска. Именем Маресевой названы Вольское медицинское училище, улицы в Пятницком, Волгограде, Вольске и в родном селе Черкасском, где прославленной землячке посвящена экспозиция в музее – прим.Н.Ч.)

basharina1.jpg

Евгения Александровна

в конце 80-х годов

Евгения Александровна, хотелось бы задать вам один из самых важных вопросов нашего проекта. На фронте, или уже потом, у вас не было ощущения, что людей у нас не берегут? Что мы могли победить с меньшими потерями?

Нет-нет, там этого не видно было. Все командиры старались беречь людей.

А где были самые тяжелые бои?

При мне в Сталинграде уже добивали, так что на Курской дуге. И на Днепре тоже очень тяжело пришлось…

Многие ветераны признаются, что в тяжелейшей обстановке на фронте, многие люди задумывались о Боге.

Я была убежденная комсомолка, поэтому в бога не верила, крестика не имела. И не видела, чтобы кто-то молился, правда, у нас все ребята были молодые. А может, просто не говорили на эту тему.

У вас есть боевые награды?

Только медаль «За боевые заслуги», но я уже и не помню, за что мне ее вручили. (На сайте www.podvig-naroda.ru есть наградной лист, по которому санинструктор санитарной роты 214-го Гвардейского полка гв.старший сержант Карналь Е.А. 1923 г.р. была награждена медалью «За Боевые Заслуги»: «В период боев с 6 по 18 июля в районе села Крутой Лог и Батрацкая дача на Белгородском участке фронта старший сержант Карналь Е.А. оказала первую медицинскую помощь 89 раненым бойцам и погрузила на автомашины и повозки 45 человек» - прим.Н.Ч.)

Медикаментов хватало?

Не хватало! Бинтов вечно не хватало, поэтому и рубахи рвали, что-то еще, в общем, как-то выкручивались, но это была большая проблема. Помню, что йода было очень мало, поэтому главным лекарством был стрептоцид. Мы им все лечили, а сейчас никто уже и не знает, что это такое – стрептоцид.

А раненых немцев приходилось перевязывать?

Нет, не приходилось. Но я вам скажу, что они хоть и сволочи, но у меня к ним особой ненависти не было. Ничего к ним не чувствовала - мы солдаты и они солдаты. Помню, в Сталинграде в балке где-то стояли, выходим из санчасти, а там два немца сидят, на гармошке играют. Спокойно так, никто их не трогает. Чтобы пленных убивали, я ни разу не видела.

Помню, однажды мимо нас вели колонну немецких пленных, так мы выбежали на них посмотреть. Интересно же, какие вблизи наши враги. Все грязные, вшивые, оборванные, все на них висит… А они вовсю смотрели на нас и удивлялись, что такие юные девчонки делают на войне. Для них это было удивительно.

С самострелами приходилось сталкиваться?

У меня лично их не было, но про самострелов я слышала. Бывали случаи, что специально стреляли себе в руку или ногу. Но чтобы их расстреливали я ни разу не видела, по-моему их просто куда-то отправляли. Вообще, надо сказать, что наша дивизия формировалась в Алма-Ате, поэтому у нас было много ребят-казахов, вообще среднеазиатов. И надо честно признать, что они себя плохо показали. Не помню за что, но их осуждали, и относились к ним с некоторым пренебрежением. Конечно, были и хорошие ребята, настоящие герои, но мало.

Как вы узнали о Победе?

Я тогда жила у свекрови в Новосибирске. На площади все кричали, эмоции у всех были сумасшедшие…

А как отметили?

Вы знаете, я что-то и не помню, чтобы мы даже стол накрыли.

Вы, кстати, на фронте выпивали? Как часто выдавали «наркомовские» сто граммов?

Что-то я не помню, чтобы нам водку выдавали. Но даже когда было что выпить, я не пила. Помню, вошли в одно село, а перед этим у нас один парень подбил самолет. Так ребята достали самогона и в какой-то хатке решили такое событие отметить. Налили полный стакан, но я даже не пригубила.

А немцы нам с самолетов бросали и консервы, и даже печенье с конфетами. Не знаю почему, но представьте себе.

basharina7.jpg

Башарин Сергей Васильевич

Как сложилась ваша послевоенная жизнь?

Когда меня комиссовали, я вначале поехала к маме в Вольск, а потом за мной приехал Ященко и отвез к своей маме в Новосибирск. А как война кончилась, я его уговорила переехать в Керчь. Приезжаем, а города фактически нет. Ни домов, ни людей… Но представьте себе, город был почти полностью разрушен, и с жильем было очень сложно, но нам выделили трехкомнатную квартиру на набережной. Все-таки он Герой, да и я с фронта.

Но вскоре муж уехал учиться в Академию, а потом я сдуру собрала чемоданы, взяла дочь и поехала к нему. Но пожила в Москве всего неделю-две, чего-то мы поссорились, и уехала в Керчь. А он там остался. Развелись, но потом я вышла замуж во второй раз.

Второй муж воевал моряком. Когда мы с ним только познакомились, за ним столько девчат бегало, но всем он предпочел меня. Когда он узнал, что я воевала в Сталинграде, для него это было все. Тут он уже от меня не отстал. Родила еще двоих мальчишек.

Хотела учиться, но поступить не получилось. Да и какая может быть учеба с тремя детьми? Вначале работала вольником в поликлинике, потом в музее. Что я вам могу рассказать, все уже забыто… Поздно вы пришли, голова уже не та. Раньше, конечно, я все помнила, и много выступала, но сейчас почти все забыла.

Но Зину Маресеву помню вот так! Вовек ее не забуду! Как сядем где-нибудь на привале, и она как запоет свои любимые «валенки». Голос у нее был великолепный…

Войну часто вспоминаете?

Даже сейчас снится иногда. А иногда не могу уснуть и начинаю все поэтапно вспоминать. Причем, вспоминаю с удовольствием. Как бы там плохо и тяжело ни было, но все-таки это была наша молодость. Так что не думайте, что война была война. Все было как в детстве, и плохое, и хорошее, хоть и шла война. Но до нас это иногда и не доходило, мы же совсем молодые были…



#21 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 09 Декабрь 2017 - 18:16

http://yakovlbibl.ru...рутого-Лога.pdf

 

На Курской дуге, у Крутого Лога
Иван Андреевич СЛУХАЙ
Командир минометного взвода 73-й гвардейской Сталинградской стрелковой дивизии, ныне председатель Московского комитета ветеранов войны, генерал-майор
Наступление наших войск на Харьковском направлении после Сталинграда встретило жестокое сопротивление. Противнику не только удалось остановить наши соединения и части, но и перейти в наступление, 16 марта 1943 года захватить Харьков и двинуться на Белгород. В результате широкомасштабного наступления Белгород 18 марта был захвачен фашистами.
НАШЕ командование разгадало маневр противника и спешно перебрасывало войска из-под Сталинграда, освободившиеся после разгрома окруженной группировки, навстречу его наступающим соединениям. Наша 73-я гвардейская Сталинградская (бывшая 38-я) стрелковая дивизия, вступив сходу в бой, остановила противника на реке Северский Донец, непосредственно под Белгородом, и в так называемом Старом городе заняла оборону.
Противник не мог смириться с создавшейся обстановкой и постоянно атаковал наши войска, в том числе и 73-ю гвардейскую Сталинградскую стрелковую дивизию, нередко делая вылазки через Северский донец с целью захвата плацдарма на его левом берегу. Наш батальон находился в резерве командира дивизии с задачей охранять командный и наблюдательный пункты соединения и быть в готовности к ликвидации прорыва, если такой случится в районах обороны 229-го, 211-го и 214-го стрелковых полков дивизии.
27 марта такой прорыв противника в полосе обороны дивизии состоялся. Переправляясь на левый берег Северско-го Донца, фашисты пытались развить успех. В этот прорыв был брошен наш батальон, в том числе и минометная рота, в которой я находился. Батальон успешно выдвинулся на заданный рубеж и преградил путь немцам для дальнейшего продвижения. Здесь мне было приказано командовать минометным взводом. Помощником командира взвода был опытный минометчик, тоже сталинградец старший сержант Псяр, который очень умело подкреплял мои теоретические знания практикой. Хотя до этого мне приходилось участвовать в ведении огня из 82-мм миномета по противнику, но то была заранее спланированная стрельба с выносных огневых позиций с последующим перемещением на основные. Здесь же был жаркий динамичный бой. Противник, потеснив передовые наши части, лез напролом, захватил плацдарм на левом берегу Северского Донца с последующим развитием успеха. Несмотря на стойкость стрелковых рот нашего батальона, им приходилось под натиском превосходящих сил противника отступать, и вскоре огневые позиции нашей минометной роты оказались под ружейно-пулеметным огнем фашистов. Патронов они не жалели.
Вскоре из строя вышел в результате пулевого ранения наводчик одного из минометов взвода Синицын. Его заменил младший сержант Александр Старыгин.
Старыгина заменил мой помощник Псяр. Теперь вся ответственность за боевые действия легла непосредственно на меня. Бой длился уже более часа, и мое волнение улеглось. Перед собой я ставил три задачи: не ударить по своим, четко поражать наиболее успешно действующие огневые точки противника и постоянно пополнять запас мин. Первые две задачи я решал и решал успешно с помощью командира роты, он по телефону с наблюдательного пункта давал команды по каким целям вести огонь и четко указывал ориентиры. А вот доставка мин вызывала у меня озабоченность, т.к. подносчики мин выходили один за другим из строя, а огонь надо было вести непрерывно. Пришлось подключать к выполнению этой задачи и командиров расчетов, т.к. без мин они оказывались не у дел.
Очень поддерживало то, что командир роты младший лейтенант Ермаков команды подавал спокойно, словно на учениях, и после каждого удачного минометного поражения указанных им целей кричал в трубку: "Молодец, Иван, так держать!".
Бой длился весь день. К закату солнца немцы ослабили натиск, а ночью совсем успокоились. Командование дивизии укрепило передовые полки личным составом и снаряжением, необходимым для завтрашнего боя. Батальону было приказано отойти на новые рубежи с той же задачей: надежно прикрывать наблюдательный и командный пункты дивизии и быть готовыми к завтрашнему бою. Если противник не отойдет сам за Северский Донец, то оказать помощь передовым полкам в наступательном бою, с предрассветной атакой сбросить фашистов в реку.
Планируя наступление (контрудар), командир дивизии полковник С. А. Козак позаботился и об огневой поддержке. Стрелковые роты батальона были отведены с занимаемых позиций, уступив место передовым полкам, а минометная рота осталась на старых огневых позициях.
Ночью роту навестили командир батальона майор Жвания и заместитель командира батальона капитан Кузьменко. Они похвалили личный состав за умелые и отважные боевые действия. Командир батальона обещал подослать нам пополнение вместо выбывших подносчиков. К утру все расчеты были укомплектованы. Запас мин пополнился. Огневые позиции дооборудованы до уставных требований.
Все эти заботы не позволили уснуть, и к утру появилась какая-то вялость, вызванная, видимо, усталостью. Но, получив приказ быть в готовности к открытию огня, усталость улетучилась. Командир роты перед уходом на наблюдательный пункт поставил боевую задачу и указал, какие огневые точки подавать в первую очередь.
В установленное время наша артиллерия открыла огонь по противнику. Нам командир роты приказал огня не открывать, а быть готовыми сразу накрыть оставшиеся "живыми" огневые точки фашистов, как только наша пехота пойдет в атаку.
И вот настал и наш черед. Как только артиллерия перенесла огонь в глубь обороны противника, наша пехота пошла в наступление. И оказалось, что там, где, думали, ничего не осталось живого у врага, вдруг "заговорили" пулеметы. По ним был немедленно открыт минометный огонь. Особенно он был успешным по заранее засеченным точкам. Успешно подавлялись минометным огнем и те, которые появ-лялись вновь. Противник, видимо, не ожидал наступательных действий с нашей стороны и вынужден был отступить и по заранее наведенной переправе отойти на правый берег Северского Донца. Командир роты дал целеуказание: бить по скоплению фашистов на переправах. Мы с большим наслаждением слали мину за миной по целям, нанося солидный урон врагу.
Часам к 12 дня бой стих. Наша пехота окапывалась. Было очевидно, что среди бела дня фашисты не полезут форсировать реку. Мы получили задачу с наступлением темноты убыть в расположение своего батальона, а пока днем по возможности засекали и уничтожали огневые точки и живую силу противника.
Ночью на наших огневых позициях нас встретил командир роты младший лейтенант Ермаков и сделал разбор боевых действий. Многим минометчикам объявил благодарность, похвалил и мои действия. Ротный поставил задачу привести расчеты в боевую готовность, установить дежурство, а затем отдыхать. Я в свою очередь пытался лично проследить за выполнением приказа командира роты. Но ко мне подошел помощник командира взвода Псяр и чисто по-братски сказал: "Идите отдыхать, я за всем прослежу". Сомнений не было, что он это выполнит, и я направился в свой уголок в траншее, чтобы за двое суток вздремнуть хотя бы часок-другой. За мной последовал парторг батальона Чумаченко и предложил отдохнуть вместе. Я еще плохо знал капитана по личным впечатлениям, но по рассказам мне было известно, что это добрый, до безрассудства отчаянный человек, заботливый товарищ. Я принял его предложение. Расстелив плащ-палатку, другим плащом укрывшись, мы улеглись в траншее, но сон как-то не шел. В голове прокручивались элементы двухдневного боя. Распирала радость, что меня даже похвалили.
Мои мечты прерывал капитан. Оказывается, он хорошо знал мою биографию: как я до войны учительствовал; как был избран нештатным вторым секретарем райкома комсомола; как успешно учился в Одесском пехотном училище; как вел себя на станции Вайлуки, когда фашистская авиация безнаказанно уничтожила скопившиеся там эше-лоны с людьми, техникой и вооружением; как из-под огня вытаскивал раненых, рискуя сам там остаться. Наконец, задал вопрос: "Почему вы не вступаете в партию?" Я отве-тил, что до армии мне не было 18 лет, а в армии не нашлось тех, кто бы мог за меня поручиться, имея трехлетний партийный стаж, да и знал бы меня не менее года.
- Это так, - подтвердил Чумаченко, - но сейчас вы можете вступить в партию на льготных условиях, как отличившийся в бою. Одну рекомендацию я вам дам, другую даст командир роты, я с ним уже говорил.
Мы оба замолчали. Я понимал, что он сказал все, что думал, и дает мне время осмыслить сказанное. Незаметно мы оба уснули. Но с рассветом возобновилась артиллерийская и пулеметная стрельба, и мы оба проснулись. Я попросил у капитана разрешения уйти во взвод и привести его в боевую готовность. Он незамедлительно ответил: "Конечно, конечно, и я с вами. Но вы не дали мне ответ на мое предложение". Я казал, что согласен, и сердечно поблагодарил его.
Взвод был готов к бою. Мой помощник уже проверял готовность каждого расчета. И тут я подумал: "Какие люди окружают меня. Да с ними готов идти на любое задание, выполнять любую задачу". Вскоре я, как отличившийся в бою, был принят кандидатом в члены Коммунистической партии.
После длительных жарких упорных боев фашисты "остепенились". Стали реже организовывать атаки, но артиллерийский и минометный огонь вели интенсивно. Количество людей в передовых батальонах таяло, но боевой дух наших воинов был высок. Солдаты и офицеры, закаленные в боях под Сталинградом, каждодневно демонстрировали героизм и отвагу.
В НАЧАЛЕ июня дивизия была выведена для получения пополнения. Находясь в лесу, в километре от передового края, командир 214-го гвардейского Воропоновского
стрелкового полка подполковник В. И. Давыденко сразу же организовал напряженную боевую подготовку.
Мы начали отрабатывать боевые действия в обороне, а к концу месяца - в наступлении. Командиры и политработники доводили до личного состава складывающуюся боевую обстановку. Честно и откровенно говорили о сложности выполнения новых задач, настраивали солдат, сержантов и офицеров на стойкость и умелые действия в предстоящих тяжелых боях в обороне и наступлении. Все понимали, что фашисты рано или поздно перейдут в наступление, чтобы взять реванш за Сталинград. Тщательно готовились к предстоящим боям под руководством командиров-сталинградцев. К концу июня полк был готов к боевым действиям.
И день страшных сражений настал. 5 июля рано утром, после длительной артиллерийской и авиационной подготовки, наши войска перешли в наступление. 73-я гвардейская Сталинградская стрелковая дивизия часам к 10 утра получила задачу выдвинуться в район Крутого Лога и принять на себя удар прорвавшегося противника. Заняв указанную позицию, дивизия, по сути, сразу вступила в бой. Фашисты, прорвав оборону передовых частей, надеялись на развитие успеха, но натолкнулись на подразделения хорошо подготовленных, смелых и решительных Сталинградцев, которые стояли насмерть, не отступая ни на шаг. Все попытки врага сломить сопротивление гвардейцев не принесли ему желаемых результатов.
К концу июля гитлеровцы, потеряв большое количество людей и техники, вынуждены были приостановить наступление и перейти к обороне. Но командование советских войск приняло решение перейти в контрнаступление. Оно развивалось успешно и в полосе 73-й гвардейской Сталинградской стрелковой дивизии. Противник под мощным ударом не только оставил захваченные в начале июля позиции, но и бежал на исходные позиции, на правый берег Север-ского Донца.
209-й гвардейский полк дивизии на плечах фашистов форсировал реку, но натолкнулся на хорошо оборудованную оборону врага. Полк вынужден был перейти в оборону, постоянно отбивая яростные атаки фашистов. Командир дивизии принял решение пополнить истекающий кровью полк в ближайшую ночь. Для этого необходимо было переправить через реку так необходимое в складывающейся обс-тановке подкрепление.
Наш стрелковый батальон находился в резерве команд дира дивизии с задачей прикрывать наблюдательный пункт соединения и быть в готовности переправиться на правый берег Северского Донца для развития успеха уже захватившего там плацдарм 209-го гвардейского стрелкового полка, понесшего при этом значительные потери. Была надежда, что полк продержится до ночи, а ночью получит подкрепление в лице нашего батальона, который к тому времени насчитывал 272 человека.
ВРЕМЯ медленно тянулось. Солнце никак не двигалось к закату. Вдруг команда: "Накормить личный состав и выдать сухой паек на трое суток. Все поняли: развязка приближается. Командование оперативно организовало питание людей, понимая, что после переправы сделать это будет невозможно.
Пригорок, который служил нам прикрытием от наблюдения противника, спасал нас относительно, т.к. то и дело один за другим следовали артналеты и нередко достигали цели. Часам к трем дня мы уже потеряли более 10 человек убитыми и ранеными. Спасали нас хорошо заранее оборудованные окопы. А там, где они уже были разбиты, пришлось отрыть щели и укрываться в них от огня фашистов.
В 16.30 поступила команда: офицерам явиться к командиру батальона. Опытный фронтовик-сталинградец майор Глазков отчетливо понимал, что долго задерживать офицеров нельзя. Опасно. Одним снарядом противник мог вывести из строя весь командный состав и сделать батальон небоеспособным.
Он четко поставил задачу на выдвижение к реке и ее форсирование, установил очередность подразделений. Через некоторое время первая группа во главе с разведчиками стала выдвигаться. Противник не дремал. Сразу открыл артиллерийско-минометный огонь. Появились первые убитые и раненые. Среди тяжело раненых оказался и командир батальона. Командование подразделением было приказано принять начальнику штаба капитану Вершигорову. Первые взводы, ведомые разведчиками, уже достигли берега реки, который простреливался противником. Фашисты били по району переправы и нередко достигали цели. Число убитых и раненых росло с каждой минутой.
Переправу саперы соорудили оригинально. Через реку они натянули тросы, а на них навязали доски длиной сантиметров 80. Получился "чертов мост". Он был неустойчив, особенно сильно раскачивался, когда люди стремились ускорить передвижение, чтобы быстрее оказаться на другом берегу.
Мой минометный взвод переправлялся за второй ротой, когда уже окопы на подходе к реке были разбиты снарядами и минами врага. Двигаться пришлось практически по открытой местности, иногда наступая на тела своих, только что погибших товарищей.
Впереди меня бежал рядовой Медведев - рослый, сильный парень с минометной плитой за спиной. Вес самого воина, да еще 16-килограммовый добавок на плечах сильно раскачивали навесную переправу. Я старался чуть отстать от него, так, мне казалось, будет устойчивей переправляться. В очередной минометный налет противника фашистская мина угодила между спиной и минометной плитой Медведева. Взрыв. На моих глазах обезглавленное тело солдата падает в воду, блеснули большие кировские довоенные часы на руке. Висящий мостик сильно качнуло, и я не удержался, полетел в воду. Главная мысль была: уцепиться за мостик. Это мне удалось. Подоспев-ший солдат подал приклад винтовки и я, ухватившись за него, снова оказался на "чертовом мостике". Пока я проделывал эту процедуру, впереди идущие оказались уже почти на другом берегу. Не имея особой тяжести за плечами, и, видимо, под давлением страха, я побежал бегом, несмотря на зыбкость мостика, и вскоре оказался на той стороне.
Приводить себя в порядок было некогда. Надо было быстро выбрать огневую позицию, установить уцелевшие минометы и открыть огонь. Благо взвод почти весь оказался в сборе, и даже были доставлены мины.
Только приготовились к бою, как последовала команда: "Огонь!". Противник решил еще не закрепившийся наш батальон сбросить в реку вместе с остатками 209-го стрелкового полка, изо всех сил державшегося до нашего прихода.
Бой был страшный. Фашисты, расположившиеся на высоком берегу, вели губительный огонь по батальону, часто переходили в атаку. Но получив достойный отпор, откатывались на свои хорошо укрепленные позиции.
Против нас действовало губительное солнце. Оно к вечеру било прямо в глаза, мешало пехоте вести прицельный огонь. По цепи прошла команда экономить боеприпасы, бить только прицельно.
Трое суток батальон находился в тяжелейшем положении. Питание закончилось. Боеприпасы на исходе. Рация была разбита осколками мины в первый же день. Связи не было ни с соседями, ни с командованием дивизии.
Прилетевший на рассвете четвертого дня "кукурузник" сбросил несколько мешков с патронами и сухарями, без парашютов. Но поскольку плацдарм наш был узеньким, то часть мешков угодила в реку, часть к немцам. То, что досталось нам, тоже не особенно радовало, т.к. сухари, упав с высоты в бумажных мешках, превратились в крошку, и делить их приходилось буквально ложками. А те, что выловили следующей ночью в реке, превратились в тесто, пропитанное грязной жижей. Патроны пригодились сразу же, т.к. позавтракав, немцы пошли в очередную атаку, которая, как и все другие, была отбита с большими потерями с обеих сторон.
Накопилось много убитых и раненых. Первые лежали и разлагались на палящем солнце. Вторые нуждались в медицинской помощи. Но ее не было ни на нашем берегу, поступала она с того берега. Люди умирали от потери крови и загноения ран.
Исполняющий обязанности комбата капитан Вершиго-ров ночью собрал офицеров, рассказал обстановку. Было принято решение послать через реку к командованию дивизии связного сержанта Старыгина и передать, что оставшимися силами мы удерживать плацдарм долго не сможем. Выход один - атаковать противника, сбить его с высоты и дать возможность переправиться подкреплению. Попросили подкрепить нашу атаку артиллерийским огнем. А свой передний край батальон обозначит красными ракетами.
Чуть забрезжил рассвет, как вдоль нашего переднего края взвились в воздух красные ракеты. И тут же грянул гром нашей артиллерии. Надо сказать, что подавляющее большинство снарядов легло в цель и лишь отдельные из них ударили по своим. В заключение прогремел залп "Катюш". Мы все - от командира батальона до солдата и даже многие раненые - ринулись в атаку. Все понимали, что только в этом наше спасение.
Атака была дерзкой. Мы бежали в гору на хорошо укрепленные позиции врага. Накопившаяся злость и безвыходность положения толкали нас вперед. И мы достигли цели. Сбили противника с высотки. Теперь он не просматривал берег. Но двинуться дальше не было сил. Стали спешно закрепляться на занятом рубеже. Надежда была на пулеметы, винтовки, автоматы. Минометы бездействовали. Не было мин. Минометчики стали рядовыми стрелками.
Командир батальона приказал мне организовать сбор раненых и снести их к месту переправы. Я бодро взялся за это дело. За остаток дня и ночи выполнил приказание комбата и с приподнятым настроением возвращался к командиру батальона - доложить, что его приказание выполнено.
Чтобы не сбиться с пути в лесу, я держал в левой руке провод нашей связи. Да так увлекся, что потерял бдительность. Поднял голову, а метрах в 10, тоже держась за этот же провод, навстречу идут два немца. Они меня тоже заметили. Остолбенели. Из-за деревьев им не было видно один я, или со мной есть еще люди. Один из них осмелел и даже стал меня подзывать к себе: "Ком, гер", "Ком, гер". У меня мгновенно сработала настороженность. Я вскинул автомат и дал очередь. Первый фашист упал, второй стал убегать. Очередь моего автомата не достала его, так как он вилял между деревьями, и пули не достигали цели.
Я не стал ждать развязки, рядом с этим же проводом побежал назад. Встревоженные моими выстрелами, ко мне бежали на выручку два солдата. Теперь я
осмелел. Вернулись к убитому немцу. Забрали автомат, патроны и кое-что из мелочи: часы, фляжку со спиртным, авторучку (у нас она была редкостью) и пришли к командиру батальона. Доложили о случившемся. Он пожурил меня за потерю бдительности и приказал возглавить группу солдат для прикрытия фланга, т.к. от реки мы уже оторвались, а соседей справа и слева не было. Видимо, по этой причине я напоролся на двух фашистов.
Окопавшись и, по возможности, за ночь перегруппировав силы, мы ждали, что приготовил нам день грядущий. И не ошиблись. Немцы решили вернуть утраченные позиции. Позавтракав и, видимо, хорошо дернув спиртного, они пошли в атаку. А у нас каждый патрон на счету, да еще надежды на гранаты. Четыре атаки пришлось отбить за день.
Но к вечеру мы выдохлись. Кончились боеприпасы. В строю осталось считанное количество людей. Уже пятую атаку практически отбивали гранатами. Но выстояли. А ночью нам пришла смена...
Собрали мы своих бойцов. Из 272 выступивших к переправе нас осталось 16. Конечно, не все погибли. Многие были ранены и, в последующем подлечившись, возвращались в свой батальон. Командир дивизии полковник С. А. Казак поблагодарил нас за стойкость. Многих представили к награде, в том числе и меня.
Иван СЛУХАЙ

Прикрепленные файлы



#22 studix

studix

    Подполковник

  • Moderator
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 829 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Тирасполь
  • Интересы:История ВОВ. Поиск информации того времени.

Отправлено 20 Сентябрь 2018 - 22:37

Беда Виктор Иванович

Прикрепленный файл  03.jpg   67,28К   0 скачиванийПрикрепленный файл  02.jpg   228,74К   0 скачиванийПрикрепленный файл  04.jpg   119,9К   0 скачиваний

(14.10.1925 - 05.2016 гг.)

телефонист взвода управления батареи 76 мм пушек

214 гвардейский стрелковый Воропоновский ордена Богдана Хмельницкого полк 

Место рождения - Украинская ССР, Херсонская обл., с. Большая Лепетиха
Место призыва - Лиманский РВК, Украинская ССР, Измаильская обл.
Дата поступления на службу - 09.1944 г.
Воевал на 3-м Украинском фронте. Участвовал в освобождении Румынии, Болгарии, Венгрии, столицы Югославии - г. Белград. Освобождал Австрию, концлагерь Маутхаузен. Закончил войну в Альпах в г. Грац. Из рассказа Виктора Ивановича: «В боях в районе озера Балатон немцы задействовали около 6000 орудий и минометов, 877 танков и штурмовых орудий, 900 бронетранспортеров и около 850 самолётов, чтобы отбросить 3-й Украинский фронт за Дунай. С 6 по 15 марта там были сильнейшие бои. По оценке специалистов, эта битва была второй после Курской. Там я получил орден Красной Звезды». После окончания войны Виктор Иванович служил в различных частях Советской Армии до 1971 года. С 1971 по 2010 год работал на предприятиях города Тирасполя, занимался общественно-политической деятельностью. В совете ветеранов г. Тирасполя возглавлял комитет ветеранов Великой Отечественной войны. Участник двух парадов Победы в Москве в 2010 и 2015 годах.
Награжден: 
орденом Красной Звезды (16.03.1945 г.). Из наградного листа: "Отличился в боях с немецкими захватчиками 6-7 марта 1945 года в районе Сев. Балажки. Артиллерия врага и его самоходные пушки непрерывно обстреливали боевые порядки пехоты и наши огневые позиции. Часто выходила из строя линия телефонной связи. Несмотря на сильный обстрел противником, рискуя жизнью, т. Беда устранил за два дня тяжелых боев 46 порывов линии телефонной связи, чем дал возможность командованию батареи беспрерывно руководить огневыми позициями. 6.03.1945 г., возвращаясь после устранения порыва линии связи, т. Веда заметил группу немцев. Метким броском ручных гранат уничтожил 4 гитлеровцев";
орденом "Отечественной войны II степени" (06.04.1985 г.);
медалью "За отвагу" (10.12.1944 г.). Из наградного листа: "Под артиллерийским и пулеметным огнем противника устранил 23 порыва линии связи с 14 по 26 ноября";
медалями "За боевые заслуги", "За освобождение Белграда" (1945 г.), "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг." (1945 г.), "За безупречную службу", "Ветеран вооруженных сил СССР", "Ветеран труда" и др.

Источники информации:

https://pamyat-narod...zhdenie41120152

https://pamyat-narod...zhdenie37394585

https://pamyat-narod...oteka1517799465

https://pamyat-narod...denie1535921574

https://pamyat-narod...denie1560078356



#23 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 02 Май 2019 - 13:11

214 Гвардейский Воропоновский стрелковый полк г.Турну Северин 25.07.1945  Перевел в цвет на сервисе https://9may.mail.ru/

 

 

Прикрепленные файлы



#24 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 02 Май 2019 - 13:25

Сын полка Леонид Воропонович(по имени полка) Днестров. Фото из архива Марии Кудрявцевой (http://egorka-datski...9.html#comments) - крайняя слева в первом ряду на фото 1 -  Кудрявцева Мария Петровна.
"На добрую долгую память Марусе Кудрявцевой от Надежды Глушковской.
Вспоминай всё тяжелое и дорогое в военной жизни.
Помни моего приблудного сыночка Лёню.
Румыния г.Турну-Северин 29 IX 45 год"  Фото из архива Марии Кудрявцевой (http://egorka-datski...105249.html#com..)

Прикрепленные файлы



#25 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 23 Июнь 2019 - 08:16

Городские новости. Красноуфимск

 

1429792023_5468678546.jpg

Хочется рассказать вам, дорогие читатели, ещё об одном солдате «Бессмертного полка» - Крылосове Андрее Матвеевиче, который родился 30 октября 1915 года в многодетной семье в д. Шуртан Нижне-Иргинского сельсовета Красноуфимского района. Начнёт рассказ об этом удивительном человеке его дочь Алефтина Андреевна Мизгирёва:

«На войну папа был призван в сентябре 1941 года из г. Красноуфимска, где служил в органах НКВД, и со слов нашей мамы, был отправлен в школу командиров в г. Уфалей. До войны наша семья жила в г. Красноуфимске на квартире папиной сестры Марии Матвеевны Сабуровой на ул. Красных Партизан.

 

Наша семья на тот момент: папа Андрей Матвеевич, мама Анна Гавриловна, моя старшая сестра Нина (1936 года рождения), я - Алефтина (1937 года рождения). Мама была беременна третьим ребёнком, который появился на свет 1 октября 1941 года - на тот момент папы уже с нами не было. Из жизни с папой почти ничего не помню, даже личность его не запомнилась, только отдельные отрывки. После рождения третьей девочки нас забрала обратно в деревню Шуртан бабушка (мамина мама), она помогла нам выжить, у неё было хозяйство: корова, куры, овцы и огород. Это были очень трудные годы жизни. Очень рано познали мы труд, мужчин в доме не было, нас с сестрой с малолетства приучали ко всякой работе, бабушка и мама всё время работали в колхозе - это был в то время адский труд. Папа погиб 29 февраля 1944 года, освобождая Украину. Эту страшную весть мы получили от почтальона. Похоронка пришла в апреле, в этот день как раз все праздновали Пасху. Это я тоже запомнила».

Читаю скупые строки  похоронки: «Уважаемая Анна Гавриловна, с глубоким прискорбием сообщаем вам, что Ваш Муж Крылосов Андрей Матвеевич в бою при освобождении села Котовка Петровского района Кировоградской области был сражен пулею ненавистного фашиста. Гордо храните память о любимом супруге - участнике легендарных боев по защите города Сталинграда, участнике боев у города Белгород и на реке Днепр. Своим плодотворным трудом в тылу Вы, несомненно, приближаете час окончательной победы над ненавистным врагом. Желаем Вам дальнейших успехов в Вашем труде и в Вашей жизни». ...Что должна была чувствовать женщина, читая эти строки? Женщина, потерявшая своего мужа и оставшаяся с тройкой детей на руках. На тот момент Анне Гавриловне было 28 лет, и она никогда уже больше не вышла замуж.

Как и при каких обстоятельствах погиб Андрей Матвеевич, в похоронке не сообщалось, семья не знала об этом вплоть до 2014 года. Именно в этот год внучка Алефтины Андреевны нашла сайт, на котором по запросу могут дать ответы о наших воевавших родственниках. Собранные воедино документы говорили о том, что Андрей Матвеевич служил в Красной Армии с 1937 по 1940 год. В сентябре 1941 года он призывается Красноуфимским военкоматом на фронт и воюет на Юго-западном фронте, Сталинградском фронте, Воронежском фронте, Степном фронте, а на Украинском фронте его жизнь обрывается. Звание Андрея Матвеевича и его должность (гвардии старший лейтенант, помощник начальника штаба по тылу 214 гвардейского стрелкового Воропоновского полка 73 гвардейской стрелковой сталинградской дивизии) позволяли ему не принимать участие в военных действиях, но он воевал. 23 февраля 1944 года ему было присвоено звание капитана, а 29 числа этого же месяца Андрея Матвеевича не стало.

В 2014 году Алефтина Андреевна получила отсканированный Наградной лист (выданный посмертно), где рассказывалось о гибели её папы: «В период нахождения в обороне с 10 декабря 1943 года по 28 февраля 1944 года много внимания и заботы уделял Андрей Матвеевич обеспеченности всего личного состава полка боеприпасами, обувью, обмундированием и пищей. Благодаря четко организованному контролю, добился бесперебойной доставки всего необходимого для переднего края в достаточном количестве.

Во время наступления 29 февраля 1944 года и овладения с. Котовка, несмотря на весеннюю распутицу, сумел организовать доставку снарядов, мин, патронов, гранат непосредственно на передний край. Он сам лично контролировал выполнение приказов и распоряжений командования по доставке всех видов боеприпасов и продуктов питания в только что освобожденное село Котовка. В это время группа немецких автоматчиков в количестве 40 - 50 человек под прикрытием густого тумана обошла с правого фланга наступающие батальоны полка, ворвалась в с. Котовка и стремилась овладеть переправой. Товарищ Крылосов, собрав горстки бойцов различных подразделений, сдерживал и отражал натиск превосходящих сил немецких автоматчиков. Будучи ранен, продолжал руководить боем этой героической группы, отбившей 3 контратаки. В этом бою товарищ Крылосов был вторично ранен. Немецкая пуля оборвала жизнь отважного офицера. Группа бойцов, воодушевленная примером личной храбрости, отваги и мужества товарища Крылосова, возглавившего их борьбу, с ещё большей яростью била остервенело лезущих автоматчиков. Контратака немецких автоматчиков была отбита 5 гвардейцами, возглавленными товарищем Крылосовым. Совместно они уничтожили более 30 солдат противника».

За полученный по этому Наградному листу орден Отечественной войны (посмертно) семья получала 12 рублей до той поры пока детям не исполнилось 18 лет. Помимо этого Андрей Матвеевич награждался медалью «За боевые заслуги» и медалью «За оборону Сталинграда».

Дорогие красноуфимцы! Долг чести, долг памяти и долг любви обязывает нас и через 70 лет после войны - помнить.

Сохрани имя своего солдата - впиши его в народную Летопись «Бессмертный полк» на сайте http://moypolk.ru и приходи 9 мая с портретом ветерана на построение Бессмертного полка. Портрет вы можете изготовить в одной из дизайн-студий нашего города.

Информацию о вашем солдате (которую необходимо разместить на сайте «Бессмертный полк») вы можете выслать на электронный адрес: ctdm@mail.ru - мы поможем вам с размещением.

Справки по телефонам: 5-07-25 - Анастасия Александровна, 2-07-90 - Ольга Павловна. За консультацией вы можете обратиться к специалистам в Центр творчества детей и молодежи (ул. Советская,17) в конференц-зал.

 



#26 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 04 Сентябрь 2019 - 20:28

 Петров Павел Николаевич - командир 211 гвардейского стрелкового полка 73 гвардейской стрелковой дивизии.

007411774334.jpg

Петров Павел Николаевич гв. майор
Дата рождения     __.__.1917
Место рождения    Горьковская обл., г. Городец
Воинская часть    211 гв. сп 73 гв. сд 25 гв. ск 7 гв. А ( 211 гв. сп, 73 гв. сд, 25 гв. ск, 7 гв. А    )
Дата поступления на службу    __.__.1935
Кто наградил    7 гв. А ( 211 гв. сп, 73 гв. сд, 25 гв. ск, 7 гв. А    )
Наименование награды    Орден Отечественной войны I степени
Даты подвига    05.07.1943-07.07.1943,08.07.1943-11.07.1943
Номер фонда ист. информации    33
Номер описи ист. информации    682526
Номер дела ист. информации    872
Архив    ЦАМО Дата документа    18.07.1943

 

Прикрепленные файлы



#27 stv

stv

    Ефрейтор

  • Members
  • Pip
  • 30 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Барнаул

Отправлено 28 Сентябрь 2019 - 18:33

Захаров Павел Иванович 
ГВАРДИИ ЛЕЙТЕНАНТ 
24.10.1923 - 30.07.2009. 
Воевал в составе 211 Гвардейского стрелкового полка 73 Краснознаменной дивизии в должности командира взвода. 
Долгий и тяжелый путь прошёл он от Сталинграда до Альпийских гор, мужественно и стойко сражаясь за Советскую родину в боях с немецко-фашистскими захватчиками. 
На фронтах Отечественной войны был трижды ранен. 
Находясь на службе в полку проявил себя дисциплинированным, исполнительным офицером, относящийся с должным вниманием к боевой и политической учебе. Был награждён орденом Красной Звезды. 
Также за время войны был награждён медалями "За Победу над Германией", "Отечественная война 1944-1945 г г." (болгарская). 
После войны работал на заводе "Сельмаш".  (по данным с сайта "Бессмертный полк"). 

Прикрепленные файлы







Темы с аналогичным тегами 73 гв. СД