Перейти к содержимому


Фотография

Потрясла статья


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В теме одно сообщение

#1 Дмитрий назаров

Дмитрий назаров

    Старший лейтенант

  • Members
  • PipPipPipPipPipPip
  • 320 сообщений
  • Город:Москва
  • Интересы:Боулинг (257)

Отправлено 28 Февраль 2008 - 15:53

Здравствуйте!!!
Прочел статью в нете.
http://www.miloserdi...=2&s=17&id=4078
с уважением

#2 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 584 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 16 Март 2012 - 00:48

Часовня в Венгрии: Осталось позолотить купол
Мария Сергеевна Волкова, строящая часовню на месте гибели своего брата и его однополчан, регулярно сообщает нам свои новости. В начале сентября она вновь ездила в Венгрию: полностью вернула долг и привезла три больших иконы. Теперь сквозь застекленные двери все могут видеть три образа: икону Божией Матери «Благодатное Небо», Николая Чудотворца, Иоанна Воина.
Но на этом благоукрашение часовни-памятника не заканчивается. Сейчас необходимо позолотить купол и крест. На это требуется ? 5 000. В следующий раз Мария Сергеевна поедет в Венгрию 20 октября, поэтому ей очень хотелось бы собрать необходимую сумму к этому времени.
В Венгрии старушку всегда встречают гостеприимно. Обычно она останавливается в российском посольстве. Город Киштелек, где строится часовня, находится в 130 километрах от Будапешта. Мэр Киштелека всегда старается оказывать Марии Сергеевне необходимую поддержку, готов даже решать транспортную проблему. Во время последнего визита Марии Сергеевны в этот город, он сам на своей машине отвез ее в Будапешт, по дороге они беседовали на смеси венгерского и русского. Когда подъехали к воротам посольства, Мария Сергеевна удивилась: «Вы же говорили, Вам по делам надо в Будапешт, а Вы только из-за меня в такой дальний путь поехали?» Мария Сергеевна восхищается этим человеком, его поддержкой, и недоумевает, почему же российские власти не содействуют строительству часовни на месте гибели русских солдат?

Ирина РЕДЬКО



Благодаря вам удалось немного уменьшить долг за остекление часовни, построеной ею в память о погибшем на войне брате. Сейчас долг составляет 1 600 евро.

Несмотря на непогашенный долг Мария Сергеевна продолжает улучшать часовню и территорию рядом с ней: надо сделать гранитные доски со списками погибших солдат, позолотить купола и крест. Для этого ей нужно собрать дополнительные средства – 4 200 евро. Их надо собрато до начала августа 2010 года.


Ирина РЕДЬКО

Объявление от 04.03.2010г.
Часовня в Венгрии: Отдать долг


Мы уже неоднократно рассказывали о Марии Сергеевне Волковой о том, как она строит часовню на могиле своего брата, в 1944 году погибшего вдали от Родины, в Венгрии, в городке Киштелек.

Часовня была построена и освящена в 2008 году. Проект предусматривал железные решетки в проемах, без остекления. Но такое решение оказалось слишком смелым и непрактичным, в открытую с трех сторон часовню ветер заметал сквозь решетки мусор, ронял иконы. Пришлось ставить стекла, но не простые, а пуленепробиваемые – таково было условие полиции. «У вас там ценные иконы, а нам потом их искать», - объяснили свое требование охранники порядка. Долг Марии Сергеевны за остекление сейчас составляет 1 700 евро.

Мария Сергеевна каждый год на Радоницу ездит в Венгрию, на могилу брата. И в этом году сердце зовет ее туда. «Но как я посмотрю людям в глаза. Они мне поверили, а мне нечем оплатить их труд», - снова плачет старушка. Из 1 700 евро у нее есть только 2 000 рублей, собранных на паперти. Но даже сидеть на паперти Марии Сергеевне трудно – возраст дает о себе знать, здоровье подводит. «Надо в больницу, но не могу. Кто ж за меня деньги собирать будет?» - спрашивает она.



Ирина РЕДЬКО


Объявление от 25.12.2008г.
Часовня в Венгрии: дело сделано!


Мария Сергеевна Мамзурина-Волкова обратилась в Комиссию по церковной социальной деятельности осенью 2006 года. Эта пожилая женщина в Венгрии, на кладбище небольшого городка Киштелек, нашла могилу своего брата, в 1944 году погибшего вдали от Родины. Вместе с Владимиром Мамзуриным в братской могиле покоятся еще сотни безымянных героев. Тридцать лет сестра солдата ждала возможности выехать за границу, еще тридцать лет она ухаживала за могилой. А потом решила построить там небольшую часовенку. «Как же, – говорила она, – мы здесь умерших поминаем, а там их кто помянет, кто свечку поставит?» Эта идея казалась фантастической. Но у Бога все возможно, если верить в Его помощь и людскую доброту.

file:///C:/Users/Maxim/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image003.jpg
Заметка о часовне была опубликована в газете "Delmagyarorsrag"
Половину расходов взяла на себя венгерская сторона, что тоже чудо, если задуматься, а «российскую» половину пришлось собирать с миру по нитке - наже на паперти храма случилось постоять Марии Сергеевне. Два года продолжался сбор денег, все время - на грани фола. Однажды, казалось, все, конец: срок сдачи часовни наступил, а из необходимых 15 тыс. евро Марии Сергеевне к назначенному сроку удалось собрать 4400. "Люди мне поверили, пошли навстречу - как я посмотрю им в глаза, чем оплачу их труд" - плакала старушка. Но, помолясь, все же поехала на открытие.

Когда Марию Сергеевну в аэропорту встретил мэр Киштелека, а управляющий кладбищем пожилой венгр Пап Паль разбирал пожертвованные для часовни иконы, перед каждой становясь на колени и каждую целуя, она немного успокоилась – поймут. А потом и вовсе оказалось, что при подготовке площадки под строительство часовни в честь святого Иоанна Воина на могиле неизвестных советских солдат рабочие выкопали кости - там тоже были похоронены воины. Поэтому строительство приостановилось, потревоженные могилы закопали, стройплощадку и срок окончания работ перенесли. С чистой совестью Мария Сергеевна отдала рабочим "часть" (а на самом деле - все, что смогла собрать) оплаты и вернулась в Москву.

«По ночам вставала, молилась, – вспоминает теперь. – Просила Господа Бога». И Господь услышал ее молитвы. Переводы стали приходить ей на книжку, поступать в Комиссию по церковной социальной деятельности, к пенсионерке приходили знакомые, и звонили совершенно незнакомые люди. Приходил сын подруги, которого когда-то Мария Сергеевна, схитрив, спасла от гибели еще до рождения (его мама хотела сделать аборт, попросила М.С. поискать хорошего доктора, так та искала-искала, пока поздно не стало. «Отец потом так радовался, что сын родился» - улыбаясь, вспоминает Волкова) – принес, сколько смог: семья, дети, но немного выкроил. Бизнесмен Саша приехал в семь утра, не стал даже пересчитывать, сколько оставил, полетел на работу. Позвонил молодой человек из Киева, спросил: «Бабушка, а можно я тысячу рублей пришлю?» Сегодня Мария Сергеевна восхищенно рассказывает о таких людях: «Я ему говорю: хоть пять рублей бы дал, и это все хорошо, это все будет во славу Божию. Вот все-таки у них отложено в сердце, что надо помочь!». И к новому сроку она повезла в Венгрию 14,5 тысяч, собранные за два с половиной месяца! Правда, недостача все-таки была, но, по сравнению с собранной суммой, небольшая: около 1200 евро.

Впервые за долгое время она спала крепко и спокойно: «Пришла в поезд, и я как легла, так всю дорогу спала. Проводники смеются: «Мария Сергеевна на пожарника сдала». А я почти что год не спала. Не могу спать и все. Сна никакого. А тут за все отоспалась».

Для небольшого венгерского городка Киштелек освящение часовни – это большое событие. На панихиду по погибшим воинам, которую отслужил протоиерей Иоанн (Кадар), настоятель храма преподобного Сергия Радонежского при Российском посольстве, приехали представители венгерских властей, журналисты, собрались местные жители.

«Вот в газете они написали об этом, и за десять минут ни в одном киоске не было уже этих газет. А я пошла, хотела 22 розы купить – Володенька в 22 года погиб, – все цветочные магазины обошла, пошла к частнику. А он же не знает, кто я. «Что вы, – говорит, – там на кладбище открывают часовенку на могиле русских солдат, цветы все скупили».

Чтобы люди могли посмотреть часовню, специально в этот день сняли четыре тяжелые кованые двери. Внутри, хотя и кажется, что часовенка маленькая, помещается 15 человек. По углам иконы. Теплятся лампадки – за упокой и за здравие. Каждой утро их зажигают работники кладбища. Мэр города выпустил постановление усилить меры безопасности на кладбище – теперь помимо кладбищенских сторожей часовню охраняют и полицейские.

«Я за все отчитаться могу», – Мария Сергеевна достает толстые конверты с чеками из банка и из обменника. Восьмидесятилетняя бабушка разобралась во всех тонкостях курсов валют, чтобы выгоднее обменивать пожертвованные рубли на необходимые евро.

Сейчас она готовится лечь в больницу - годы берут свое. «Но умирать мне рановато - говорит - за мной должок». 1200 евро – это та сумма, которую осталось внести пенсионерке, чтобы позолотить крест и выложить плитку вокруг часовенки. Но теперь Мария Сергеевна уже не боится: «Если такую сумму собрали (а в целом на строительство часовни ушло более 30 тысяч евро), то тут уж как-нибудь справимся», – улыбается. Ведь какое большое дело уже сделано!

Александра ОБОЛОНКОВА



Подборка объявлений о Марии Сергеевне, опубликованных на нашем сайте
Сентябрь 2006:

190 солдат из 200 тысяч

Политические волнения в Венгрии привлекли внимание всего мира. Но мы вспомнили об этой самой благополучной стране Восточной Европы совсем по другому поводу. На окраине тихого венгерского городка Киштелек лежит частное кладбище. Небольшой его участок в 40 квадратных метров отведен под братскую могилу советских солдат, погибших в боях за Венгрию. Весной, когда зацветает сирень, здесь можно увидеть ухаживающую за могилами пожилую женщину, одетую в траур. Она приезжает из России каждый год на Радоницу. Ее зовут Мария Сергеевна Мамзурина-Волкова. Здесь покоятся останки ее брата, Владимира, отдавшего жизнь за свободу и независимость венгерского народа.

Последняя русская
«Он был танкистом-наводчиком. Бой был неравным. Володя пал смертью храбрых В 80 километрах от Будапешта, в городке Кунтсентиклюш»,-- вот и все, что написал в мае 45-го однополчанин Иван Одинцов семье погибшего героя. Чтобы найти место погребения брата, Марии Сергеевне потребовалось 33 года. Наконец в конце 70-х не пришел ответ из международного Красного креста: “В 56-м году прах Владимира Мамзурина был перенесен в Киштелек. За ним ухаживают советские воины из Южной группы войск. Можете приехать”.

В то время о воинских кладбищах заботились солдаты Восточной группы советских войск. Матери и вдовы погибших массово приезжали в те места, чтобы взять с братских могил горсть земли. «Встречали нас, родственников погибших, с душой. Предоставляли квартиру для временного проживания, помощь в уходе за захоронением, -- рассказывает Мария Сергеевна. - В первый раз, когда я приехала в гости к Володе с мамой, посадила на его могиле саженцы туи. Теперь это уже большие деревья. Пап Палль (владелец кладбища), заверил меня, что будет заботиться о могиле брата. Из 190 солдат, кто лежит здесь, коме Володи известны имена только троих: Селецкого Николая (погиб 25 октября 1944 года), Агасаряна Айгаза Бакротовича (1917—1945 ), Бориса Метелкина (1907 – 1945). Это все, что удалось переписать Марии Сергеевне, когда после долгих разговоров пастор местного кладбищенского костела показал списки русских воинов. Эти имена Мария Сергеевна выбила на плите рядом с именем брата... Но через год эти списки, как объяснил пастор, оказались утеряны.

С тех пор прошло 32 года и нет ничего удивительного, что когда-то поставленные Марией Сергеевной обелиски постепенно пришли в негодность. И по мнению местной власти, «портят вид всего кладбища». Чиновники уже не раз обращались к его владельцу с просьбой освободить престижный участок от русских останков и перепродать его городу. Но Пап Паль стоит на своем: «Нет, не могу. За братской могилой ухаживает москвичка. Если узнает, будет плакать. Она последняя русская, кто сюда приезжает. Я ее очень уважаю и преклоняюсь перед ней за ее верность и мужество».

Все ли равно, где плакать?
«После моего последнего приезда, мне позвонил сын владельца кладбища и сказал, давление со стороны властей стало усиливаться. Ни я, ни отец продавать братскую могилу не хотим, добавил он. Но сказал, что без меня они не справятся, и попросил приехать,- рассказывает Мария Сергеевна. – Что делать, спрашиваю у мужа. А он - занимай денег, да поезжай. Приехала, выяснилось, что власть предъявила свои условия: или братская могила будет отреставрирована, или ее не будет вовсе.
На реставрацию требуется по нашим деньгам 80 тыс. рублей. А где их взять? Я и к районной власти обращалась, и в правительство Москвы (они мне два раза помогали с деньгами на билет), теперь говорят – денег нет. А один чиновник и вовсе ответил: «У вас что, маразм, - воскликнул чиновник. - Зачем вам ехать куда-то? Идите к могиле Неизвестного солдата у Кремлевской стены, посидите там. Пойдите да и поплачьте себе вволю. Представьте, что ваш брат закопан именно там. Не все ли равно?». «Я не знаю, кто в братской могиле у Кремлевской стены лежит, - отвечаю ему. - А там мой брат, 22 года мальчику было. 2 раза был ранен. Не бросил фронт и продолжал воевать. Он не в пьяной драке погиб!». Я купила крест. Хотела в этом году с собой его захватить. Но в российском посольстве в Венгрии сказали, что встретить меня не смогут, дела. Ну, да Бог с ним, мне бы денег на обустройство могилы собрать, чтобы после моей смерти никто кости наших мальчишек тронуть не посмел».

Рассказ пожилой женщины то и дело прерывается слезами. Как и всему ее поколению, на ее долю выпало нимало страданий и лишений. Отца не взяли на фронт, но он простудился на оборонительных работах и умер еще до окончания войны. Оба брата погибли на войне. Один из ее сыновей пропал без вести.

file:///C:/Users/Maxim/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image004.jpg
Cправа - Владимир Мамзурин, брат Марии Сергеевны



В боях за освобождение Венгрии погибло около 200 тыс. советских воинов.
После падения Варшавского договора и вывода советских войск из стран Восточной Европы следить за братскими могилами стало некому. Большинство их были уничтожены. Это даже нельзя назвать подлостью -- просто бизнес, земля в Европе на вес золота. А те, кто могли бы воспротивиться этому, матери и вдовы павших солдат, давно уже умерли сами. Какие-то захоронения - в венгерском Кешкунхалаше, например, в Сегете, в Кешкунмайсе - просто стерты с лица земли.

В 1995 году Россия заключила ряд межгосударственных соглашений с другими государствами о новом статусе воинских захоронений. На деле это означало, что теперь наши бывшие враги - немцы, итальянцы, японцы, те же венгры (они воевали на стороне немцев) - могут приезжать в Россию, чтобы поклониться праху своих усопших. Им организуют экскурсии к местам воинских захоронений, селят в самые лучшие гостиницы. Русские победители в Европе, получается, никому не нужны.

Алексей РЕУТСКИЙ



Июнь 2007 года:
Мария Сергеевна Волкова-Мамзурина спасла могилу советских воинов в Венгрии -- мемориал хотели убрать -- на престижном кладбище дорогая земля. "Сестра солдата", матушка Мария, называют ее в Венгрии. В прошлом году Мария Сергеевна приезжала в комиссию, с ней беседовал наш корреспондент. Недавно Мария Сергеевна снова позвонила в комиссию и сказала, что есть новости. Я поехала к ней.

По уютной кваритре летает зеленый попугайчик. "Он еще маленький, ему всего два месяца"-- улыбается Мария Сергеевна. Перед иконами вот уже 12 лет горит неугасимая лампадка. Мария Сергеевна записывает мое имя в свой помяник: "Я обо всех молюсь, кто помогает. Разве бы я могла одна такое дело сделать! Все с Божьей помощью!" Мария Сергеевна ушла из больницы, где лечилась после тяжелого инсульта, и поехала в Венгрию, в город Киштелек, там у нее было очень важное дело.


Венгерский консул специально прилетел из России в Киштелек, посмотреть на могилу, к которой так стремится эта странная русская женщина. Удивительным человеком оказался управляющий венгерского кладбища, Пап Пааль. Это он помог отстоять русский мемориал перед местными чиновниками, которым не нравилась чужая могила на престижном участке. Пап Пааль сам не молод, ему, как и Марии Сергеевне, 89 лет. Он присылает Марии Сергеевне из Венгрии чудо-мазь – намажешь и к онемевшей руке возвращается чувствительность. «У меня не было тонометра, так он прислал, смотрите, электронный. А когда у меня там, в Венгрии, на кладбище палка сломалась, он послал в аптеку за новой, вот она, удобная такая!» Мария Сергеевна без палки никуда, инсульт -- не шутка. Инсульт она перенесла этой зимой. У Марии Сергеевны, парализовало правую половину тела, она лишилась речи… Но к апрелю поднялась на ноги, и засобиралась в Венгрию: «На Родительскую, в светлый день, как же не повидать Володеньку? Кто разговеется с ним, кто куличик привезет, поклон сделает?» Поехали вместе со съемочной группой телеканала «Столица». Привезли с собой венки -- родные, московские, их Мария Сергеевна всегда привозит с собой, у них, в Венгрии венки другие, маленькие. Мария Сергеевна сильно удивилась, когда хозяин кладбища попросил разрешения утилизировать старые венки, которые Мария Сергеевна привозила с десятилетие назад: «Я их просто убрал, а уничтожить не мог без Вашего разрешения».
-- Посмотрел консул на нашу могилу, и говорит: «Да, к этой могиле надо стремиться».

Привезли из России и деревянный крест, установили на могиле. Могила русских воинов теперь в порядке, портрет Владимира, брата Марии Сергеевны сделал на камне лучший венгерский художник.
-- Он мне запретил смотреть, пока не закончил, а когда закончил, смотрю -- как живой мой Володенька.
Вот, он смотрите, в шлеме, он танкист был. 22 было, когда погиб, такой хороший мальчик, не пил не курил, не ругался, все меня водил за ручку, я его на 8 лет младше…В церковь ходил, молился… У нас все семья в Бога верила.

Ходили к мэру города Киштелек. Мемориал русских солдат на венгерском кладбище никто не тронет, власти обещали его беречь и охранять Пока власти думают, что делать с памятниками, обычная русская женщина одна отстояла большую братскую могилу в чужой стране, с Божьей помощью отстояла, а как же иначе. Низкий Вам поклон, Мария Сергеевна!

P.S. Мария Сергеевна в разговоре обмолвилась, что до инсульта нянчила маленького мальчика, сына знакомых.
-- Родители молодые, откуда у них деньги на няню, отец этого мальчика мне как сын, если б не я, его б на свете не было…
-- Как это?
-- Его мама не хотела ребенка, у них уже был малыш, куда еще. Боялись, не прокормят. Найди, говорит, мне доктора… А я говорю, ищу, конечно, найду, обязательно…
-- Нарочно затянули, да?
-- Конечно, нарочно! – Мария Сергеевна хитро улыбается. А потом срок стал большой, поздно. Как отец его радовался, когда сын родился!

Спасибо всем, кто помог. Этой весной братскую могилу на венгерском кладбище привели в порядок.

Алиса Орлова

Июль 2007 г.
У Марии Сергеевны Волковой-Мамзуриной есть новости. Похоже, новости не очень хорошие, Мария Сергеевна плачет:

– Из Венгрии звонили, они могилу почти доделали, 15 июля нужно платить, а денег-то нет. Везде ходила, везде звонила, никто денег не дает.

– А много ли нужно денег?
– Много! 13 тысяч евро. Венгрия 17 тысяч оплатила. 13 должна оплатить Россия. Везде ходила, везде звонила, чего только я не наслушалась.

В братской могиле на венгерском кладбище около 200 советских воинов, среди которых брат Марии Сергеевны. Кроме Марии Сергеевны у этих солдат никого нет. Только она навещает эту могилу - вот уже 30 лет.
–– Ходила в Останкино, хотела попасть на передачу к Малахову. Там сказали, что у них не богадельня. Никто не хочет помочь. Глава управы пообещал три тысячи… Да рублей, конечно! Чего мне только я не наслушалась, пока ходила: « Делать, что ли вам нечего? Москве что ли могил мало, в Венгрию мотаетесь?» Некоторые намекали, что прах можно перевезти. Кого я повезу, в могиле 200 человек… и сколько лет прошло!

file:///C:/Users/Maxim/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image005.jpgfile:///C:/Users/Maxim/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image006.jpg
В прежнее время о могиле помнила не только Мария Сергеевна (сверху): по военным праздникам туда приходили советские войска и оказывали соответствующие воинские почести (внизу):
file:///C:/Users/Maxim/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image007.jpg



Стараньями Марии Сергеевны на табличках появилось уже более десятка имен, и список этот продолжает пополняться, недавно звонил венгерский консул, он нашел еще пятнадцать фамилий!

– Разве они хуже, чем мой Володенька? Так же за них плакали и матери и сестры! У них в Венгрии госпиталь был, возле госпиталя 101 могила. Снесли бульдозером… Сквер сделали. И в тот же год дождь прошел ядовитый – и абрикосы, и что у них там росло, все погибло. Это Бог наказал за русские кости. А депутат, который против сноса могилы был выступал, говорит: Я же предупреждал, не трогайте могилу! И они с ним согласились– Бог наказал. Я раньше как приеду в Венгрию, в Киштелек, по всем русским могилам проеду, в порядок приведу, яичко положу, мы ведь на Пасху приезжали… Наших ребят помянуть. А как же! А теперь русских могил там не осталось, только эта, братская, на кладбище.

Могила большая, и привести ее в порядок стоит недешево. Надписи, клумбы – все должно соответствовать виду престижного венгерского кладбища, иначе – снесут.
Сейчас снос нашему мемориалу уже не угрожает, все формальные вопросы Мария Сергеевна решила еще в прошлый приезд, в апреле, местные власти уверены в том, что памятник – нужен. Но теперь нужны еще деньги.
Неужели Марии Сергеевна единственный человек в России, которому не безразлична судьба наших солдат? Может быть, соберем мы как-нибудь эти 13 тысяч евро?

Алиса Орлова



Май 2008:
В редакцию снова обратилась Мария Сергеевна Волкова-Мамзурина, сестра солдата, погибшего в Венгрии во 2-ую мировую войну.
Она не только разыскала могилу своего брата, которого много лет считали без вести пропавшим, но и сумела спасти от разрушения большую братскую могилу на венгерском кладбище. Сейчас на этой могиле установлен мемориал, и известно уже более 20 фамилий похороненных там воинов, а всего воинов -- более двухсот.

Теперь на кладбище Кшилтека идет строительство православной часовни. В Венгрии есть православные люди, а соседнем городке даже имеется действующий православный храм, и местный священник, конечно, очень рад тому, что на Кшилтеке появится часовня. Иконы и церковную утварь для нее привезут из Москвы. Все это стало возможным благодаря усилиям Марии Сергеевны, которую в Венгрии называют Матушка Мария.
Часовню с Божьей помощью планируют открыть в этом году, на Успение Пресвятой Богородицы, 28 августа, и освятить в честь св.Иоанна Воина. И это не случайно, ведь, по преданию, могила Иоанна Воина тоже была затеряна, но святой явился одной благочестивой женщине и указал ей место своего погребения и поведал о всех своих деяниях.

Часть расходов по строительству часовни берет на себя венгерская сторона, но - только часть. Уже нашелся благотворитель, передавший 14 тысяч евро, и чтобы завершить работы, необходимо срочно собрать еще столько же.

Алиса Орлова



15 августа 2008:
file:///C:/Users/Maxim/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image008.jpgМария Сергеевна шаркает больными ногами по квартире и много плачет. Может показаться странным, что она до сих пор плачет по своему брату, погибшему в 1944 году… А ведь ничего странного, разве у любви есть какие-то сроки давности? Она рассказывает, что «Володенька был танкистом, четыре раза был ранен, а потом пришла похоронка: погиб в Венгрии». После Дня Победы она 30 лет ждала возможности побывать на его могиле, и вот, наконец, получила разрешение. Могила оказалась братской – сколько там похоронено, точно неизвестно: может двести человек, может, полторы тысячи. Большинство из них – неизвестные солдаты…

И эта бабушка, Мария Сергеевна, тогда, в 70-е годы, еще, конечно же, не бабушка, а симпатичная молодая женщина, посмотрела на эту могилку, на которую до нее особо никто и не захаживал, поплакала, да и решила, что будет за ней ухаживать: «а то, как это, ребята Родину защищали, а теперь лежат на чужой сторонке, и никто их не навестит, никто не положит и двух цветочков…»

И вот прошло уже 30 с лишним лет, а Мария Сергеевна все так же ездит каждый год, чтобы помянуть брата и тех солдат, кого и помянуть-то некому. В небольшом венгерском городке все уже знают эту женщину, которая своим упорством и своими силами сохранила могилу, когда разговор зашел о том, что земля-то на кладбище нынче дорога, и есть желающие приобрести именно эти метры, на которых стоит рассыпающийся уже обелиск. Мария Сергеевна памятник отреставрировала – могилу оставили. А венгерские власти, пораженные подвижничеством русской пенсионерки, в итоге безвозмездно выделили рядом с могилой еще кусочек земли. Мария Сергеевна решила, что здесь должна быть часовня: «ну, а то, как же, хоть зайдет кто, свечку поставит, помолится за них».

И все бы хорошо. Часовня уже почти достроена, в Москве несколько храмов собрали всю необходимую церковную утварь – иконы, свечи, масло, лампады, подсвечники. Да вот только расплатиться за стройматериалы и работу строителей Марии Сергеевне нечем. Часть суммы принес неизвестный жертвователь, а вот остальной части у нее нет. А открытие часовни в честь святого Иоанна Воина намечено на 20-е числа августа. И поэтому эта бабушка плачет пуще прежнего, не зная, как она будет смотреть в глаза поверившим ей венграм…
А надо много, надо еще 13 тысяч евро...

«Никогда ни у кого не просила, – всхлипывает Мария Сергеевна, – но как быть-то? Может, с миру по нитке...?» В прошлое воскресенье старушку благословили собирать подаяние в храме - набрала 4 000 рублей. «Спаси их Господь - вздыхает М.С., - но даже если я неделю так сидеть буду - нужной суммы не наберу».

Александра ОБОЛОНКОВА


18 сентября 2008:
"Бог меня вывел сухой из воды"

file:///C:/Users/Maxim/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image009.jpgМария Сергеевна - подвижница, практически в одиночку отстоявшая от запустения и разрушения братскую могилу советских солдат в Венгрии. Более того, она добилась, что этот участок земли (за возможность застроить который венгерские предприниматели предлагали администрации города 5 млн евро) безвозмездно передали под строительство часовни, а само строительство наполовину оплатила венгерская сторона. В поисках остальных средств на строительство Мария Сергеевна и обратилась сперва в государственные российские структуры, потом в благотворительные организации и в Церковь - даже на паперти пришлось постоять.

Открытие часовни во имя св.Иоанна Воина было назначено на конец августа, срок приближался, а денег все не было. Из необходимых 13 тыс. евро Марии Сергеевне к назначенному сроку удалось собрать 4400. "Люди мне поверили, пошли навстречу - как я посмотрю им в глаза, чем оплачу их труд" - плакала Мария Сергеевна. Но, помолясь, все же поехала на открытие - и...

"Бог меня вывел сухой из воды" - радуется бабушка. Оказалось, что при подготовке площадки под строительство рабочие выкопали кости - там тоже были похоронены воины. Поэтому строительство приостановилось, потревоженные могилы закопали, стройплощадку перенесли. Теперь строительство должно закончиться к 7-10 ноября. С чистой совестью Мария Сергеевна отдала рабочим "часть" (а на самом деле - все, что смогла собрать) оплаты и вернулась в Москву. С чистой совестью - но не со спокойной душой: до дня Х - меньше 2-х месяцев, из 13 000 уплочено 4 400, и за время ее поездки еще 1 000 пришло для нее на счет Комиссии, и 300 еще она собрала по другим благодетелям. Итого надо собрать еще 9 500 евро. Господь дал отсрочку - удастся ли Марии Сергеевне, пожилой и слабой женщине, ею воспользоваться?