Перейти к содержимому


Фотография

Умпелев Иван Степанович

5 А

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 618 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 18 Январь 2019 - 22:16

8 августа 1941 г.

№ 71
Из протокола допроса И.С. Умпелева
[224],
рядового 2866-го мотомеханизированного полка 5-й армии,
в Осинском РО МГБ Молотовской области

 

24 июня 1946 г.

г. Оса

Молотовской области

 

[…][225] Вопрос: Расскажите, когда и при каких обстоятельствах вы попали в плен к немцам.

Ответ: Я служил в 356-м отд. танковом б-не 69-й стр. дивизии на Дальнем Востоке. Будучи переброшен на Западный фронт, я был зачислен в 2866-й мотомеханизированный полк 5-й армии, где я служил башенным стрелком в танковом расчете. Попав в окружение немецких войск в августе м-це 1941 года в районе г. Дубно, истратив горючее, наша машина встала. Заправки не нашли, решили машину сжечь и выйти всем расчетом к своей части. В пути ночью мы наткнулись на немцев, и нас в составе человек девятнадцати взяли в плен. В том числе я помню следующих тов.: Бондарев Александр Игнатьевич, 1919 г. р., ур. Куйбышевской обл.; Деркунский Сергей, 1914 г. р., ур. Ростовской обл.; остальных фамилии не знаю. В окружении наша часть находилась одни сутки, в плен мы попали на вторые сутки, т. е. 8 августа 1941 года. Наш расчет – четыре человека – никакого оружия не имели, а у остальных имелось оружие. [Они] отстреливались, но, будучи окружены немцами, сдались.

Вопрос: Расскажите о своем пребывании в плену.

Ответ: С пленением, сгруппировав нас человек сто тридцать, этапом под немецким конвоем сразу же направили в г. Житомир. Были в пути дней семь. В г. Житомире [нас] поместили в центральный распределительный лагерь военнопленных, где содержались всего до 15 – 20 тыс. русских в/пленных. Этот лагерь был расположен на окраине города в поле. Там я находился 3 – 4 месяца.

Затем эшелоном нас направили в г. Клетце (Германия). С прибытием на вокзал нас тут же разбили группами и распределили по районам для работы к бауэрам. Я в составе группы [из] девяти человек попал в д. Кузай в семи километрах от г. Клетце. В этой деревне немецкий офицер нас разбил по бауэрам для работы в сельском хозяйстве. Я и Деркунский попали вместе к одному бауэру-немцу Лэнске Вильгельму, где мы проживали и работали до 11 апреля 1945 года, т. е. до момента освобождения нас союзными американскими войсками. Работу у бауэра выполняли бесплатно, а лишь питались по норме: триста гр. хлеба, суп и иногда выдавали одежду из лагеря из трофейного обмундирования иностранных войск. […]

Вопрос: Кого вы знаете из немецких пособников?

Ответ: Из немецких пособников, изменников Советской Родине и других я никого не встречал и не знаю.

Вопрос: Делали ли вы попытки к побегу?

Ответ: Попыток к побегу я не делал.

Вопрос: Подвергались ли каким-то репрессиям и допросам?

Ответ: Репрессиям и допросам нигде не подвергался.

Вопрос: На основании чего вы были расконвоированы?

Ответ: Нас фактически не расконвоировали. В этом селе был лагерь, в котором нас содержали по ночам, а утром разводили по бауэрам. Так повторялось ежедневно. У бауэра днем мы работали под наблюдением самого бауэра.

Вопрос: Предлагалась ли вам служба у немцев?

Ответ: Какую-либо службу у немцев мне не предлагали.

Вопрос: Где вы находились в расположении американских войск и чем занимались?

Ответ: Вначале мы жили в том же селе, а 9/V-45 года нас перевели в г. Клетце, где разместили по баракам в б/военном городке, где [мы] и проживали до передачи на советскую сторону. [Мы] ничем не занимались. Американцы нам сказали: «Теперь отдохните», – и мы отдыхали. Всего нас здесь было собрано более трех тысяч человек. Правда, нам предлагали американцы пойти добровольцами на службу в американскую армию. Две группы из русских военнопленных, 10 и 12 человек, записались, были зачислены в американскую армию, обмундированы. Записывался также и я в третью группу, но нам скоро отказали, заявив, что «скоро будете передаваться на советскую сторону». И всех снова распустили, сняв американское обмундирование [с тех], которым оно выдавалось, но я обмундирование еще не получал. Я лично фактически [в американскую армию] принят не был, а лишь ходил и обращался в штаб, но мне отказали по тем мотивам, что стали нас передавать на советскую сторону.

Вопрос: Какой порядок был оформления в американскую армию и к кому вы лично обращались в штабе?

Ответ: Я в американский штаб обратился к какому-то служащему, а он меня направил к американскому офицеру; точнее, я был не один, а в составе группы [в] восемь человек и с нами один поляк. Американский офицер нас принял, [мы] предложили ему список на группу с просьбой зачислить в армию. Офицер нам сказал, что уже поздно, т. к. «наши войска соединяются с русскими войсками, вас будем передавать туда», и мы вышли.

Вопрос: По предложению кого конкретно вы решили вступить в американскую армию?

Ответ: У американцев я встретил Болотова Ивана, 1919 г. р., ур. из Юго-Камска, который до войны жил в г. Молотов, познакомился с ним. Он, будучи уже на службе в американской армии, и носил их форму, предложил мне поступить тоже [на службу к американцам]. Полагаясь на его предложение, я решил вступить в американскую армию, но нам отказали.

Вопрос: Долго ли Болотов служил у них в армии?

Ответ: В американской армии он служил всего лишь дня два, а потом их распустили и обмундирование с них сняли.

Записано с моих слов правильно, протокол мне зачитан, в чем и подписываюсь

Умпелев[226]

 

Допросил:           нач. РО МГБ

майор        Кулаков

Д. 4527. Л. 3 – 7. Подлинник. Рукопись.

 

[224] Умпелев Иван Степанович, 1918 г. р., уроженец с. Гамицы Осинского р-на Молотовской обл., русский, образование 8 кл., б/п, до призыва в РККА – киномеханик Осинского кинотеатра.
 
[225] Здесь и далее опущены анкетные данные И.С. Умпелева и сведения о лицах, находившихся вместе с ним в плену.
 
[226] 28 февраля 1947 г. И.С. Умпелев прошел госпроверку и ему было разрешено проживать по месту жительства.
 
[227] 31 января 1947 г. В.Я. Мальцев пр