Перейти к содержимому


Фотография

Суханов Владимир Николаевич


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 8

#1 Olga Pankova

Olga Pankova

    Полковник

  • Moderator
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 18 715 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Армавир
  • Интересы:История России, история семьи.

Отправлено 02 Март 2015 - 09:13

Суханов Владимир Николаевич
Ищу место захоронения своего деда Суханова Владимира Николаевича 1910 года рождения.Родился в с.Покров Гагинского района.Пропал без вести в ноябре 1941 года.Жена -Суханова Мария Павловна 1912 года рождения.по рассказу бабушки воевал на ракетной установке"Катюша",призывался из Гагинского райвоенкомата.До призыва жил в посёлке Салганы.
Код запроса: 30171
60834821
Информация из документов, уточняющих потери Гагинский РВК Горьковской обл. от 04.04.1947 г. 
Фамилия Суханов
Имя Владимир
Отчество Николаевич
Дата рождения/Возраст __.__.1910
Дата и место призыва 10.08.1941 г. Салганский РВК, Горьковская обл., Салганский р-н
Последнее место службы ППС 41
Воинское звание сержант, шофер
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.11.1941 г. 
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977520
Номер дела источника информации 300
Связь прекратилась с августа 1941 года. ППС 41, п/ящик 41/1
403911566
Информация из Книги Памяти
Фамилия СУХАНОВ
Имя Владимир
Отчество Николаевич
Дата рождения/Возраст __.__.1910
Дата выбытия __.11.1941
Книга памяти. Нижегородская область. Том 7.
Полевая почтовая станция № 41
Название: 19 Армия – штаб 
Подчиненность: армия сформирована по МобПлану-41 в РОСТОВЕ-НА-ДОНУ к 01.07.41 г. 
Командовал армией генерал-лейтенант И.С. Конев (с 12 сентября 1941 года – генерал-полковник, командующий Западным фронтом).
Номер почтового ящика обозначает какую-то в/часть или подразделение (роту, батальон, дивизион, отдел штаба и т.д.), подчиняющихся штабу 19-й Армии (или входящих в состав штаба). 
Узнать это можно только лично изучив в ЦАМО документы штабов 19-й Армии и Западного фронта. 
НО… большинство документов 19-й Армии были уничтожены в окружении в октябре 1941 года под Вязьмой.
Виктор Юрьевич. Москва. · 26.02.2015 16:45:39 · 

Прикрепленные файлы



#2 Марина Шишканова

Марина Шишканова

    Новобранец

  • Members
  • 6 сообщений

Отправлено 10 Апрель 2015 - 18:07

Здравствуйте Ольга,большое спасибо за информацию о моём деде Суханове Владимире Николаевиче.Очень бы хотелось узнать при каких обстоятельствах мой дед пропал без вести.Со слов моей бабушки он воевал на ракетной установке"Катюша" и сослуживец рассказывал бабушке,как видел,что дедушка взорвался.Хотелось бы очень узнать,более точное место и обстоятельства его гибели.Может хоть какие -то останки были захоронены.

С уважением Шишканова Марина.



#3 Olga Pankova

Olga Pankova

    Полковник

  • Moderator
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 18 715 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Армавир
  • Интересы:История России, история семьи.

Отправлено 11 Апрель 2015 - 07:52

Здравствуйте, Марина

Боюсь вас разочаровать, но ваш дедушка пропал без вести в августе 1941 году, так указали в послевоенном донесении родственники, а никаких "Катюш" в это время в армии еще не было.Указан только номер ппс 41 и почтовый ящик 41/1 По почтовому ящику ничего выяснить не удастся, они были в каждом городе, ппс принадлежал

Полевая почтовая станция №0041
Название: 19 А - ШТАБ
Подчиненность: СФОРМИРОВАНА ПО МП-41 В РОСТОВЕ-НА-ДОНУ К 01.07.41
тоже понятие обширное, в каком воинском подразделении 19 армии служил ваш дед, увы....
Попробуем понять что случилось с другими призывниками, которых Салганский РВК призвал в тот же день
В этот день призвали 6 человек, все они пропали без вести, и у родственников нет адресов, они написали только с дороги на фронт, но вот в призванных 11 числа есть боец, за которого можно зацепиться
58761360
Информация из документов, уточняющих потери
Фамилия Юрлов
Имя Василий
Отчество Дмитриевич
Дата рождения/Возраст __.__.1912
Место рождения Горьковская обл., Салганский р-н, д. Княжевка
Дата и место призыва 11.08.1941 Салганский РВК, Горьковская обл., Салганский р-н
Воинское звание красноармеец
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 21.10.1941
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18004
Номер дела источника информации 724
а вот боевое донесение на него
1760292
Информация из донесения о безвозвратных потерях
Фамилия Юрлов
Имя Василий
Отчество Дмитриевич
Дата рождения/Возраст __.__.1912
Дата и место призыва Салганский РВК, Горьковская обл., Салганский р-н
Последнее место службы 179 СД
Воинское звание сержант
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 21.10.1941
Место выбытия Калининская обл.
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 818883
Номер дела источника информации 314
Правда, 179 сд в 19 армию не входила
Попробуйте написать запрос в ЦАМО по списочному составу этой дивизии, вдруг повезет. Без номера стрелковой дивизии вычислить где мог погибнуть ваш дедушка н е в о з  м о ж н о
 


#4 Марина Шишканова

Марина Шишканова

    Новобранец

  • Members
  • 6 сообщений

Отправлено 11 Апрель 2015 - 13:35

Извините,Ольга.Как же не было "Катюш"?.Вот информация,да и дед писал письма бабушке.После войны к ней приходил сослуживец и рассказал бабушке,что он сам видел как он сгорел в машине.Только вот место бабушка не помнила,а я не могу узнать.:14 июля 1941 года на одном из участков обороны 20-й армии, в лесу восточнее Орши, взметнулись к небу языки пламени, сопровождавшиеся непривычным гулом, совсем не похожим на выстрелы артиллерийских орудий. Над деревьями поднялись облака черного дыма, а в небе с шипением понеслись в сторону немецких позиций едва заметные стрелы.

Вскоре весь район местного вокзала, захваченного гитлеровцами, был охвачен яростным огнем. Немцы, ошеломленные, в панике побежали. Противнику потребовалось много времени, чтобы собрать свои деморализованные подразделения. Так впервые в истории заявили о себе«катюши».

Первое боевое применение Красной Армией пороховых ракет нового типа относится к боям наХалхин-Голе. 28 мая 1939 года японские войска, оккупировавшие Маньчжурию, в районе реки Халхин-Гол перешли в наступление на Монголию, с которой СССР был связан договором о взаимопомощи. Началась локальная, но от того не менее кровопролитная война. И вот здесь в августе 1939 года группа истребителей И-16 под командованием летчика-испытателяНиколая Звонарева впервые применила ракетные снаряды РС-82.

Японцы сначала решили, что их самолеты атакованы хорошо замаскированной зенитной установкой. Только через несколько дней один из офицеров, принимавших участие в воздушном бою, доложил: «Под крыльями русских самолетов я видел яркие вспышки пламени!»

vov120.jpg

"Катюша" на боевой позиции

Из Токио прилетели эксперты, осмотрели подбитые самолеты и сошлись на том, что подобные разрушения может причинить только снаряд диаметром не менее 76 мм. Но ведь расчеты показывали, что самолет, способный выдержать отдачу пушки такого калибра, существовать просто не мог! Лишь на экспериментальных истребителях опробовались пушки калибра 20 мм. Чтобы выяснить секрет, за самолетами капитана Звонарева и его боевых товарищей летчиков Пименова, Федорова, Михайленко и Ткаченко была объявлена самая настоящая охота. Но сбить или посадить хотя бы одну машину японцам не удалось.

Результаты же первого применения ракет, запускаемых с самолетов, превзошли все ожидания. Меньше чем за месяц боев (15 сентября было подписано перемирие) летчики группы Звонарева совершили 85 боевых вылетов и в 14 воздушных боях сбили 13 самолетов противника!

Ракеты, столь успешно показавшие себя на поле боя, разрабатывались с начала 1930-х годов в Реактивном научно-исследовательском институте (РНИИ), которым после репрессий 1937-1938 годов руководил химик Борис Слонимер. Непосредственно же над ракетами работал Юрий Победоносцев, которому ныне и принадлежит честь называться их автором.

Успех нового оружия подстегнул работы над первым вариантом многозарядной установки, которая превратилась потом в «катюшу». В НИИ-3 Наркомата боеприпасов, как перед войной именовался РНИИ, этой работой в качестве главного инженера руководил Андрей Костиков, Современные историки довольно непочтительно отзываются о Костикове. И это справедливо, ведь в архивах обнаружились его доносы на сослуживцев (на того же Победоносцева).

Первый вариант будущей «катюши» заряжался 132-мм снарядами, похожими на те, которыми стрелял на Халхин-Голе капитан Звонарев. Вся установка с 24 направляющими монтировалась на грузовике ЗИС-5. Тут авторство принадлежит Ивану Гваю, который сделал перед тем «Флейту» – установку для реактивных снарядов на истребителях И-15 и И-16.  Первые полигонные испытания под Москвой, проведенные в начале 1939 года, выявили многие недоработки.

Военные специалисты, подходившие к оценке реактивной артиллерии с позиций ствольной артиллерии, видели в этих странных машинах технический курьез. Но, несмотря на насмешки артиллеристов, коллектив института продолжал упорную работу над вторым вариантом пусковой установки. Ее установили на более мощный грузовик ЗИС-6. Однако 24 направляющие, смонтированные, как и в первом варианте, поперек машины, не обеспечивали устойчивость машины при ведении огня.

Полигонные испытания второго варианта производились в присутствии маршала Клима Ворошилова. Благодаря его благожелательной оценке коллектив разработчиков получил поддержку командного состава. Тогда же конструктор Галковский предложил совершенно новый вариант: оставить 16 направляющих и монтировать их на машине продольно. В августе 1939 года опытная установка была изготовлена.

К тому времени группа под руководством Леонида Шварца сконструировала и опробовала образцы новых 132-мм ракет. Осенью 1939 года на Ленинградском артиллерийском полигоне провели очередную серию испытаний. На этот раз пусковые установки и снаряды к ним были одобрены. С этого момента реактивная установка стала официально именоваться БМ-13, что означало «боевая машина», а 13 – сокращение от калибра 132-мм реактивного снаряда.

В конце 1939 года Главное артиллерийское управление Красной Армии дало заказ НИИ-3 на изготовление шести БМ-13. К ноябрю 1940 года этот заказ был выполнен. 17 июня 1941 года машины продемонстрировали на смотре образцов вооружения Красной Армии, проходившем под Москвой. БМ-13 осматривали маршал Тимошенко, нарком вооружения Устинов, нарком боеприпасов Ванников и начальник Генерального штаба Жуков. 21 июня по итогам смотра командование приняло решение о развертывании производства ракет М-13 и установок БМ-13.

Утром 22 июня 1941 года сотрудники НИИ-3 собрались в стенах своего института. Было ясно: новое оружие никаких войсковых испытаний проходить уже не будет – сейчас важно собрать все установки и отправить их в бой. Семь машин БМ-13 составили костяк первой батареи реактивной артиллерии, решение о формировании которой было принято 28 июня 1941 года. И уже в ночь на 2 июля она своим ходом убыла на Западный фронт.

Первая батарея состояла из взвода управления, пристрелочного взвода, трех огневых взводов, взвода боевого питания, хозяйственного отделения, отделения горюче-смазочных материалов, санитарной части. Кроме семи пусковых установок БМ-13 и 122-мм гаубицы образца 1930 года, служившей для пристрелки, в батарее было 44 грузовые машины для перевозки 600 реактивных снарядов М-13, 100 снарядов для гаубицы, шанцевого инструмента, трех заправок горюче-смазочных материалов, семи суточных норм продовольствия и другого имущества.

Командный состав батареи был укомплектован в основном слушателями Артиллерийской академии имени Дзержинского, только что окончившими первыми курс командного факультета. Командиром батареи назначили капитана Ивана Флерова – офицера-артиллериста, имевшего за плечами опыт советско-финской войны. Никакой специальной подготовки ни офицеры, ни номера боевых расчетов первой батареи не имели, за период формирования удалось провести лишь три занятия.

Ими руководили разработчики ракетного оружия инженер-конструктор Попов и военный инженер 2-го ранга Шитов. Перед самым концом занятий Попов указал на большой деревянный ящик, укрепленный на подножке боевой машины. «При отправке вас на фронт, — сказал он, — мы набьем этот ящик толовыми шашками и поставим пиропатрон, чтобы при малейшей угрозе захвата реактивного оружия врагом можно было подорвать и установку, и снаряды». Через два дня после выступления из Москвы батарея стала частью 20-й армии Западного фронта, дравшейся за Смоленск.

В ночь с 12 на 13 июля ее подняли по тревоге и направили к Орше. На станции Орша скопилось множество немецких эшелонов с войсками, техникой, боеприпасами и горючим. Флеров приказал развернуть батарею в пяти километрах от станции, за горкой. Двигатели машин не заглушали, чтобы после залпа моментально покинуть позицию. В 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года капитан Флеров дал команду открыть огонь.

Вот текст донесения в немецкий Генеральный штаб: «Русские применили батарею с небывалым числом орудий. Снаряды фугасно-зажигательные, но необычного действия. Войска, обстрелянные русскими, свидетельствуют: огневой налет подобен урагану. Снаряды разрываются одновременно. Потери в людях значительные».

В тот же день батарея Флерова обстреляла переправу через речку Оршица, где также скопилось немало живой силы и техники гитлеровцев. В последующие дни батарея использовалась на различных направлениях действий 20-й армии в качестве огневого резерва начальника артиллерии армии. Несколько удачных залпов было произведено по противнику в районах Рудни, Смоленска, Ярцево, Духовшины. Эффект превзошел все ожидания.

Немецкое командование пыталось заполучить образцы чудо-оружия русских. За батареей капитана Флерова, как когда-то за истребителями Звонарева, началась охота. 7 октября 1941 года под деревней Богатырь Вяземского района Смоленской области немцам удалось окружить батарею. Враг атаковал ее внезапно, на марше, обстреливая с разных сторон. Силы были неравными, но расчеты бились отчаянно, Флеров израсходовал последние боеприпасы, а затем взорвал пусковые установки.

Поведя людей на прорыв, он геройски погиб. 40 человек из 180 остались в живых, и всех, кто уцелел после гибели батареи в октябре 41-го, объявили без вести пропавшими, хотя они воевали до самой победы. Лишь по прошествии 50 лет после первого залпа БМ-13 поле у деревни Богатырь раскрыло свою тайну. Там наконец-то были найдены останки капитана Флерова и еще 17 ракетчиков, погибших вместе с ним. В 1995 году указом президента РФ Ивану Флерову было посмертно присвоено звание Героя России.

Батарея Флерова погибла, но оружие существовало и продолжало наносить урон наступающему врагу. В первые дни войны началось изготовление новых установок на московском заводе «Компрессор». Конструкторов тоже не надо было подгонять. В считанные дни они завершили разработку новой боевой машины для 82-миллиметровых снарядов – БМ-8. Она начала выпускаться в двух вариантах: один – на шасси автомобиля ЗИС-6 с 6 направляющими, другой – на шасси трактора СТЗ или танков Т-40 и Т-60 с 24 направляющими.

Очевидные успехи на фронте и в производстве позволили Ставке Верховного главнокомандования уже в августе 1941 года принять решение о формировании восьми полков реактивной артиллерии, которым еще до участия в боях присваивалось наименование «гвардейских минометных полков артиллерии резерва ВГК». Этим подчеркивалось особое значение, которое придавалось новому виду вооружений. Полк состоял из трех дивизионов, дивизион – из трех батарей, по четыре БМ-8 или БМ- 13 в каждой.

Выпуск БМ-8 и БМ-13 непрерывно рос, а конструкторы разрабатывали новый 300-миллиметровый реактивный снаряд М-30 весом 72 кг и с дальностью стрельбы 2,8 км. Впоследствии боевой опыт показал, что М-30 – мощное оружие наступления, способноеразрушать дзоты, окопы с козырьками, каменные постройки и другие укрепления. Была даже идея создать на основе «катюш» мобильный зенитно-ракетный комплекс для уничтожения авиации противника, однако опытную установку так и не довели до серийного образца.

К началу 1945 года на полях сражений действовали 38 отдельных дивизионов, 114 полков, 11 бригад и 7 дивизий, вооруженных реактивной артиллерией. Но были и проблемы. Массовое производство пусковых установок наладили быстро, однако широкое применение «катюш» сдерживалось из-за недостатка боеприпасов. Отсутствовала промышленная база по изготовлению высококачественных порохов для двигателей снарядов. Обычный порох в данном случае не мог быть использован – требовались особые сорта с нужной поверхностью и конфигурацией, временем, характером и температурой горения. Дефицит удалось лимитировать лишь к началу 1942 года, когда переброшенные с запада на восток заводы стали набирать требуемые темпы производства.

Статья написана по материалам книги Непомнящий Н.Н. «100 великих тайн Второй мировой», М., «Вече», 2010 г., с. 152-157



#5 Марина Шишканова

Марина Шишканова

    Новобранец

  • Members
  • 6 сообщений

Отправлено 11 Апрель 2015 - 13:37

Дата и место призыва 10.08.1941 г. Салганский РВК, Горьковская обл., Салганский р-н
Последнее место службы ППС 41
Воинское звание сержант, шофер
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.11.1941 г.    ( Дата выбытия-ноябрь.)


#6 Марина Шишканова

Марина Шишканова

    Новобранец

  • Members
  • 6 сообщений

Отправлено 11 Апрель 2015 - 13:52

Вот выдержка из статьи:"Ими руководили разработчики ракетного оружия инженер-конструктор Попов и военный инженер 2-го ранга Шитов. Перед самым концом занятий Попов указал на большой деревянный ящик, укрепленный на подножке боевой машины. «При отправке вас на фронт, — сказал он, — мы набьем этот ящик толовыми шашками и поставим пиропатрон, чтобы при малейшей угрозе захвата реактивного оружия врагом можно было подорвать и установку, и снаряды». Через два дня после выступления из Москвы батарея стала частью 20-й армии Западного фронта, дравшейся за Смоленск.

В ночь с 12 на 13 июля ее подняли по тревоге и направили к Орше. На станции Орша скопилось множество немецких эшелонов с войсками, техникой, боеприпасами и горючим. Флеров приказал развернуть батарею в пяти километрах от станции, за горкой. Двигатели машин не заглушали, чтобы после залпа моментально покинуть позицию. В 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года капитан Флеров дал команду открыть огонь.

Вот текст донесения в немецкий Генеральный штаб: «Русские применили батарею с небывалым числом орудий. Снаряды фугасно-зажигательные, но необычного действия. Войска, обстрелянные русскими, свидетельствуют: огневой налет подобен урагану. Снаряды разрываются одновременно. Потери в людях значительные».

В тот же день батарея Флерова обстреляла переправу через речку Оршица, где также скопилось немало живой силы и техники гитлеровцев. В последующие дни батарея использовалась на различных направлениях действий 20-й армии в качестве огневого резерва начальника артиллерии армии. Несколько удачных залпов было произведено по противнику в районах Рудни, Смоленска, Ярцево, Духовшины. Эффект превзошел все ожидания.

Немецкое командование пыталось заполучить образцы чудо-оружия русских. За батареей капитана Флерова, как когда-то за истребителями Звонарева, началась охота. 7 октября 1941 года под деревней Богатырь Вяземского района Смоленской области немцам удалось окружить батарею. Враг атаковал ее внезапно, на марше, обстреливая с разных сторон. Силы были неравными, но расчеты бились отчаянно, Флеров израсходовал последние боеприпасы, а затем взорвал пусковые установки.

Поведя людей на прорыв, он геройски погиб. 40 человек из 180 остались в живых, и всех, кто уцелел после гибели батареи в октябре 41-го, объявили без вести пропавшими, хотя они воевали до самой победы. Лишь по прошествии 50 лет после первого залпа БМ-13 поле у деревни Богатырь раскрыло свою тайну. Там наконец-то были найдены останки капитана Флерова и еще 17 ракетчиков, погибших вместе с ним. В 1995 году указом президента РФ Ивану Флерову было посмертно присвоено звание Героя России.

Батарея Флерова погибла, но оружие существовало и продолжало наносить урон наступающему врагу. В первые дни войны началось изготовление новых установок на московском заводе «Компрессор». Конструкторов тоже не надо было подгонять. В считанные дни они завершили разработку новой боевой машины для 82-миллиметровых снарядов – БМ-8. Она начала выпускаться в двух вариантах: один – на шасси автомобиля ЗИС-6 с 6 направляющими, другой – на шасси трактора СТЗ или танков Т-40 и Т-60 с 24 направляющими.

Очевидные успехи на фронте и в производстве позволили Ставке Верховного главнокомандования уже в августе 1941 года принять решение о формировании восьми полков реактивной артиллерии, которым еще до участия в боях присваивалось наименование «гвардейских минометных полков артиллерии резерва ВГК». Этим подчеркивалось особое значение, которое придавалось новому виду вооружений. Полк состоял из трех дивизионов, дивизион – из трех батарей, по четыре БМ-8 или БМ- 13 в каждой.

Выпуск БМ-8 и БМ-13 непрерывно рос, а конструкторы разрабатывали новый 300-миллиметровый реактивный снаряд М-30 весом 72 кг и с дальностью стрельбы 2,8 км. Впоследствии боевой опыт показал, что М-30 – мощное оружие наступления, способноеразрушать дзоты, окопы с козырьками, каменные постройки и другие укрепления. Была даже идея создать на основе «катюш» мобильный зенитно-ракетный комплекс для уничтожения авиации противника, однако опытную установку так и не довели до серийного образца.

К началу 1945 года на полях сражений действовали 38 отдельных дивизионов, 114 полков, 11 бригад и 7 дивизий, вооруженных реактивной артиллерией. Но были и проблемы. Массовое производство пусковых установок наладили быстро, однако широкое применение «катюш» сдерживалось из-за недостатка боеприпасов. "

Статья написана по материалам книги Непомнящий Н.Н. «100 великих тайн Второй мировой», М., «Вече», 2010 г., с. 152-157

 

 

Извините,но мне нужна только точная информация,а не искаженные факты.Мой дед достоин этого!



#7 Olga Pankova

Olga Pankova

    Полковник

  • Moderator
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 18 715 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Армавир
  • Интересы:История России, история семьи.

Отправлено 12 Апрель 2015 - 09:41

Здравствуйте, Марина

Естественно, все воины, погибшие в ВОВ достоины того. чтобы их помнили и чтили. Точную информацию вы можете получить в ЦАМО, а я не работник  архива, так же, как и все, кто работает на этом сайте. Мы пользуемся информацией размещенной в открытом доступе. Если вы знаете больше меня, то флаг вам в руки и успехов в поисках.



#8 Марина Шишканова

Марина Шишканова

    Новобранец

  • Members
  • 6 сообщений

Отправлено 13 Апрель 2015 - 09:15

Спасибо.Да,два дня назад я сделала официальный запрос в Министерство обороны.Когда придут данные я размещу их на сайте.



#9 Марина Шишканова

Марина Шишканова

    Новобранец

  • Members
  • 6 сообщений

Отправлено 13 Апрель 2015 - 09:41

http://www.warmech.ru/Mozgai/msc1.html

Выделяю для всех ,кто будет читать,доказательства информации,синим и красным цветом.Люди не сдавайтесь!Проверяйте!Ищите!Будьте достойны своих дедов!

 
Бои в окружении под Вязьмой и Брянском

Вечером 9-го октября члены ГКО, находившиеся в штабе Западного фронта, договорились со Сталиным об объединении войск Западного и Резервного фронта в Западный фронт и согласились с предложением Сталина назначить командующим объединенным фронтом генерала армии Г. К. Жукова.

10 октября на стол Сталина легла докладная записка В. М. Молотова, К. Е. Ворошилова, И. С. Конева, Н. А. Булганина, А. М. Василевского "О прикрытии Москвы по можайскому направлению", в которой сообщалось, что "3. Задача усиления прикрытия Москвы по Можайскому направлению осуществляется в первую очередь переброской пяти дивизий из 22 и 29-й армий в район Можайска в сроки, утвержденные директивой Ставки. Приказ фронта о переброске этих дивизий отдан..."

Уже тогда на Можайской линии обороны из резерва Ставки и соседних фронтов сосредоточивались 14 стрелковых дивизий, 16 танковых бригад, более 40 артиллерийских полков и ряд специальных частей и подразделений. 11 октября в кремлевском кабинете Сталина с 15 час 30 мин. до 22 час. 20 мин. шло заседание ГКО, где присутствовали Молотов, Ворошилов, Берия, Шапошников, а [463] также Василевский, председатель Моссовета В. П. Пронин, командующий Московской зоной ПВО генерал М. С. Громадин, командир первого зенитно-артиллерийского корпуса ПВО генерал Д. А. Журавлев, командующий ВВС Московского военного округа полковник К. А. Сбытов. И уже 12 октября вышло постановление Государственного Комитета Обороны "Об охране Московской зоны".

"В связи с приближением линии фронта к Москве и необходимостью наведения жесткого порядка на тыловых участках фронта, прилегающих к территории Москвы, ГКО постановляет; 1. Поручить НКВД СССР взять под особую охрану зону, прилегающую к Москве с запада и юга по линии Калинин-Ржев-Можайск-Тула-Коломна-Кашира..."

В частях Западного фронта 13 октября зачитали первый приказ нового командующего:

"Командование фашистских войск, обещавшее в одну неделю взять Ленинград, провалилось с этим наступлением, погубив десятки тысяч своих солдат. Наши войска заставили фашистов прекратить предпринятое наступление. Теперь, чтобы оправдать этот провал, фашисты предприняли новую авантюру-наступление на Москву. В это наступление немцы бросили все свои резервы, в том числе малообученный и всякий случайный сброд, пьяниц и дегенератов. Наступил момент, когда мы должны не только дать отпор фашистской авантюре, но и уничтожить брошенные в эту сторону резервы.

В этот момент все как один, от красноармейца до высшего командира, должны доблестно и беззаветно бороться за свою Родину, за Москву! Трусость и паника в этих условиях равносильны предательству и измене Родине. В связи с этим приказываю: трусов и паникеров, бросающих поле боя и технику, расстреливать на месте. Военному трибуналу и прокурору фронта обеспечить выполнение настоящего приказа.

Товарищи красноармейцы, командиры и политработники, будьте мужественны и стойки.

Ни шагу назад! Вперед за Родину!"

В письме в Ленинград Жданову Жуков пишет о том "последствии", которое он получил от бывших командую- [464] щих Западным и Резервным фронтами, и просит помощи минометами..,

"Как тебе известно, сейчас действуем на западе - на подступах к Москве. Основное - это то, что Конев и Будённый потеряли все свои вооруженные силы. Принял от них одно воспоминание. От Будённого штаб и 90 человек, от Конева штаб и два запасных полка... В дальнейшем: буду истощать противника, а затем бить..."*

Окруженная же в районе Вязьмы группировка советских войск во главе с генералом Лукиным продолжала сражаться.

Вспоминает генерал М. Ф. Лукин: "Неоднократно до 11 октября нами предпринимались попытки прорваться, но успеха они не имели. Вновь собрал всех командиров и комиссаров дивизий и сообщил о том, что наше положение значительно ухудшилось. Снарядов мало, патроны на исходе, продовольствия нет, питались тем, что могло дать население, и кониной. Все палатки и дома переполнены ранеными... Все знали: враг шел на Москву, ее надо защищать. Поэтому всеми силами пытались вырваться из окружения. Но этого сделать не удалось, и мы тогда старались приковать к себе и отвлечь как можно больше сил противника..."

Вечером 10 октября на командном пункте генерала Лукина, на хуторе Шутово, собрались генералы Болдин, Вишневский, командующий АБТ фронта Мостовенко, начальник материального снабжения Андреев, бригадный комиссар Ванеев, начальник штаба 19-й армии комбриг Малышкин, командиры соединений генералы Вашкевич и Ремизов, полковники Волков, Корчагин и Стученко, начальники штабов, работники политотдела, трибунала, прокуратуры. После долгих дебатов решили прорываться в направлении Гжатска на Богородицкое, направив в прорыв 2-ю стрелковую дивизию народного ополчения (генерал В. Р. Вашкевич) с отрядом моряков из 800 человек, 91-ю стрелковую дивизию (полковник И. А Волков) и 127-ю танковую бригаду (генерал Ф. Т. Ремизов), а в арьергарде - 45-ю кав. дивизию (полковник Стученко). Затем Лукин сообщил командующему фронтом Б. М. Ша- [465] пошникову, в Ставку ВГК о том, что в 16 часов 11 октября, собрав снаряды всей артиллерии и дав последний залп "катюш", он будет прорываться через Богородицкое на Гжатск. В случае неудачи армия будет отходить к Ершакову...

Прорыв оказался неудачным, не все смогли прорваться. Дважды раненный генерал-лейтенант Лукин, брошенный своими сослуживцами, в том числе и генералами, оказался в немецком плену. В письме из плена генерал писал: "...я ведь чист перед своей Родиной и своим народом, я дрался до последней возможности, и в плен не сдавался, а меня взяли еле живого... У меня не осталось ни одного снаряда, не было горючего в машинах, с одними пулеметами и винтовками пытались прорваться. Я и командиры моего штаба все время находились в цепи вместе с красноармейцами. Я с группой мог уйти, как это удалось сделать некоторым частям моей армии, но я не мог бросить на произвол, без командования большую часть армии. Мне были дороги интересы общего дела и моей армии, а не личная жизнь. Когда прорваться не удалось, я, взорвав всю артиллерию и уничтожив все машины, решил выходить из окружения небольшими группами... 12 октября я был ранен в правую руку пулей. Рана пустяшная на первый взгляд, кость не задета, но перебиты два нерва. Окружающие меня командиры штаба в панике разбежались, оставив меня, истекающего кровью, одного".

Из-под Вязьмы сквозь глубоко эшелонированные боевые порядки противника пробились остатки 16 дивизий. Возглавляли их генералы Вашкевич, Коваленко, Пронин, полковники Степин, Утвенко, Борейко, Волков, Орлов, Чанчибадзе, майор Яблоков и другие. Из Брянского "котла" вышли все три полевых управления армий и остатки 18 дивизий. Всего из этих двух районов окружения пробились 34 дивизии и 13 артиллерийских полков РГК. Но считать их соединениями и частями можно было весьма условно. Понеся тяжелые потери, они сохранились лишь организационно. Так, в 248-й стрелковой дивизии генерала К. А. Коваленко остался 681 человек. В 13-й армии, имевшей к 30 сентября восемь дивизий и 169 танков, к 18 октября людей стало меньше, чем в одной дивизии, не было ни [466] одного танка, а орудий не хватило бы на оснащение и одного стрелкового полка. В 50-й армии осталось около 10% людей и 2,4% орудий и минометов. Погиб и командующий 50-й армией - генерал Петров.

Всего же в районе Вязьма-Брянск германские войска захватили 662000 пленных, 1242 танка, 5412 орудий. К 14 октября 1941 г. на кратчайшем направлении к Москве фронт был прорван. Глубокие прорывы танковых соединений вермахта, вышедших уже к 10 октября к Можайской линии, создали угрожающую обстановку на подступах к Москве.

Таковым было положение, когда генерал армии Г. К. Жуков вступил в командование Западным фронтом, Именно тогда Сталин сказал ему: "За Москву будем драться до последнего".

И тогда же генерал армии Жуков ответил: "За Москву отходить войска фронта не будут. Будут стоять под Москвой до последнего вздоха".

К югу от столицы 10 октября 1941 г. размах и напряженность боевых действий возрастали. В ходе упорных боев обе стороны несли немалые потери. "Потери русских -писал Гудериан, - значительно меньше наших потерь". И все же Гудериан продолжал атаковать и вводил в бой новые силы. Вечером 10 октября после массированного удара авиации немецкие танки прорвали оборонительные позиции 1-го гвардейского корпуса и ворвались на юго-западную окраину Мценска. Однако на следующий день соединения Лелюшенко выбили противника из города и восстановили положение по р. Зуше.

Вспоминая события того дня, Гудериан записал: "В бой было брошено большое количество русских танков Т-34, причинивших большие потери нашим танкам. Превосходство материальной части наших танковых сил, имевшее место до сих пор, было отныне потеряно и теперь перешло к противнику. Тем самым исчезли перспективы на быстрый и непрерывный успех..." И лишь 22 октября из района Мценска Гудериан предпримет новое наступление...

Часть сил 3-й танковой группы из района Сычёвки [467] устремились к г. Калинину, который не был прикрыт советскими войсками. Сюда же стали продвигаться и пехотные соединения 9-й армии Штрауса. Глубокий прорыв противника на калининском направлении мог привести к охвату Москвы с севера. Чтобы не допустить этого, Ставка решает выдвинуть в район Калинина оперативную группу Северо-Западного фронта во главе с начальником штаба генералом Ватутиным в составе двух стрелковых и двух кавалерийских дивизий, одной 8-й танковой бригады и мотоциклетного полка.

С подходом стрелковых и кавалерийских соединений в район Калинина и 8-й танковой бригады (полковник П. А. Ротмистров), оседлавшей шоссе Торжок-Калинин, продвижение противника было остановлено.

Источник: Владимир Шерстнев. Трагедия сорок первого. Документы и размышления. Смоленск, "Русич", 2005.