Перейти к содержимому


Фотография

с. Легедзино, Тальновский район

8 СК 16 тд

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 09 Ноябрь 2016 - 20:24

Шел 1941 год. По приказу Гитлера, 8 августа Киев должен был быть взят, и в нем планировалось провести парад фашистских войск, на который собирались приехать Гитлер и Муссолини. К месту основного удара в район Умани, Легедзино, Подвысокого был брошен 22 полнокровные дивизии, включая элитные части СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и 49-й горнострелковий корпус. И хотя наступление было задержано, парад все равно состоялся, но не в Киеве, а на поле между Черкассами и Уманью…
 
Здесь, южнее Киева, попали в окружение и были практически полностью уничтожены отходящие от границы 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта генералов Музыченко и Понеделина. А на поле битвы между Уманью и Черкассами среди погибших советских солдат и груд подбитой техники были найдены многочисленные трупы собак.
 
Они стояли на довольствии в отдельном батальоне погранотряда охраны тыла фронта, созданном на базе Коломийского погранотряда, который с боями отступал от границы. Комбат майор Лопатин, несмотря на плохие условия содержания и недостачу провианта, отпустить собак отказался. У села Легедзино батальон, прикрывая отход штабных частей командования Уманской армейской группировки, 30 июля принял неравный бой.
 
В селе Легедзино были расположены сразу два штаба: 8-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Снегова и 16-й танковой дивизии полковника Миндру. Штаб корпуса прикрывали три роты Отдельной Коломийськой пограничной комендатуры, которой командовал майор Филипов. С ними были небольшие группы связистов и снайперов. Пограничную комендатуру усилили местной школой собаковедення — 25 человек и 150 служебных овчарок. Один из гитлеровских ударов был нацелен именно на эти штабы.
 
Их было пятьсот человек. Ни один не сдался в плен. Никто из них не встретил следующее утро. Вокруг дрожала земля и надвигались танки. Солдаты мужественно отстаивали доверенные им позиции. Последним боевым резервом были тренированные овчарки местной кинологической школы. И когда настал критический момент — на поле боя осталось всего несколько бойцов и дело дошло до рукопашной, комбат майор Лопатинн приказал послать на немцев последний резерв — собак. Зрелище было страшное: обученные полуголодные овчарки против поливающих их огнем немецких солдат. Те отступили, но вскоре на подмогу им подошли танки, и солдаты расстреливали собак уже с брони.
 
Старожилы доныне помнят истошные панические вопли, лай и рык, который доносился вокруг. Немецкие захватчики, не ожидая такого сопротивления отступили, но на помощь подошли танки. Покусанные немецкие пехотинцы поднимались на броню танков и расстреливали смелых защитников. В этом бое погибло много советских воинов, а уцелевшие собаки, по словам очевидцев, до конца остались преданными своим проводникам. Не подпуская никого даже к трупам своих хозяев, овчарки отказывались от еды и умирали от голода. По другим сведениям, несколько десятков выживших овчарок, убежав с поля боя, прятались в окрестных лесах. К людям они так и не вернулись: одичали и жили, сбившись в небольшие стаи. Но нападали только на немцев. Как различали, не знает никто.
 
Еще местные рассказывают, что когда немцы вошли в Легедзино, они расстреляли даже тех собак, которые сидели во дворах на привязи. По свидетельству Александра Фуки, долго занимавшегося восстановлением всех деталей того боя, полсела мальчишек, пораженных героизмом пограничников, несмотря на присутствие немецкой оккупационной администрации и отряда полицаев, с гордостью носили зеленые фуражки погибших.
 
Сегодня немногие из коломыян знают, что в селе Легедзино Тальновського района Черкасской области установлен памятник бойцам Отдельной Коломийськой пограничной комендатуры. Этот памятник венчивает преисполненные драматизма события 70-летней давности. Здесь в июле 1941 года они поднялись в последнюю атаку, чтобы ценой собственных жизней защитить подступы к Киеву.
 
Этот памятник установлен 9 лет назад на Украине, у села Легедзино, между Уманью и Черкассами
 
9 мая 2003 года неподалеку от места, где проходил бой, был открыт памятник пограничникам и их собакам. Он был возведен на деньги и при непосредственном участии ветеранов Великой Отечественной войны из города Звенигородка и жителей нескольких сел Тальновського района.
 
Данный бой вспоминается в мемуарах немецких офицеров, которые отмечают мужество советских солдат и преданность их собак.
 
Из воспоминаний жителей села Легедзино
 
То что шли дожди и пекло солнце правда, все солдаты были усталые и голодные тоже правда. Рассказывали, что много наших солдат в селе было расстрелено нашими же, за разные «проступки»(это всё с рассказов местных людей, моего деда, отца, мамы). То, что небыло боеприпасов, может у солдат и небыло, но машин брошеных с патронами было полно. Месные люди после боя патроны ссыпали в окопы, а с цынков делали «формочки» для выпечки хлеба, ящики забирали на свои нужды. Мой дед сделал из ящиков улей, он наверное сохранился до сих пор, в нём и сейчас наверное гудят пчёлы(в 90-х годах продали соседям).
 
За село бой шёл два дня, в первый день немцы взяли часть села, на другой день другую часть(так рассказывали). Было много пограничников(понял из рассказов — были одеты в синие штаны и много было в зелёных фуражках) после боя пол села пацанов ходили в фуражках.
 
Читал у А.Фуки, что в Легедзино, в критический момент боя, погранцы спустили на немцев около 30 служебных собак(школа служебного собаководства капитана М.Е.Козлова). По рассказам отца, после боя у них в огороде, была раненная овчарка. Скорей всего, что это действительно правда. У нас за селом, на кургане, поставили памятник погранцам и собакам. А.Фуки пишет, что было подбито много немецких танков в Легедзино, и убито немецких солдат. По рассказам никто немецких танков не видел(подбитыми), только было полно наших танков и бронемашин. Может немецкие ремонтные бригады сразу ремонтировали и убирали свои танки(гранатами им особого урона ненанесёшь).
 
Могил немецких солдат тоже было мало 8-10 на село, потом их вывезли куда-то. Слышал, что немцы собирали своих убитых с окрестностей Умани и хоронили в Софиевском парке, возможно хотели сделать там мемориал. Но точно не знаю. По рассказам людей: один рассказывал — выходит после боя к себе во двор, а там убитый немец, он испугался, говорит боюсь, что расстреляют. Подъехал танк, слезли солдаты, подняли убитого на броню, никого не трогая уехали. От одного дядьки слышал, что когда бой стих немцы собрались на улице возле колодца(толпой). В этот момент с кустов застрочил пулемёт и многие там были убиты. Но опять таки, могил было мало, где девали убитых? Наших солдат убитых было полно, после боя немцы дали команду месному населению собрать с полей всех убитых и захоронить. Моего отца тоже взяли в эту команду. Бой шёл 2 дня, шёл дождь пекло солнце, тела солдат повздувались и почернели. Их собирали с полей и свозили в яму там же на поле. Отец не выдерживал, то и делал терял сознание. Его отправили домой. Многих было захоронено там же на поле в своих окопах. При захоронении, люди вырывали фотографии с документов, дед говорил: «Их жэ шукаты хтось будэ», — незнали тёмные селяне, что по фотографии никого не найдешь. Таких фотографий было миллионы по полям.
 
Когда бой стих люди повыходили с подвалов и сразу пошли на свои огороды смотреть, что там творится. Мама говорит у них на краю огорода была полузаваленная яма для буряков. Там в этой яме был убитый наш солдат. Мама говорит он мне запомнился на всю жизнь. Он как-бы стоял, рукой взявшись за край ямы, коленом на ступеньке ямы, а пуля, говорит попала прямо в затылок головы(я потом думал про себя, наверное спрятался там в яме, а потом при зачистке наверное вылазил с ямы, и был убит в затылок в этот момент когда вылазил). Он так и был похоронен в той яме. История другого солдата такова: наш дом в селе стоял возле ярка(мы называем круча). Вся наша семья на период боя пряталась в льоху соседа. Там было три семьи соседей. Дед рассказывал под конец второго дня боя к ним в льох забежал солдат, и попросил чтобы его спрятали. Дед говорит — кто, что сняли с себя и переодели солдата, а его одёжу спрятали в льоху под дижку. Солдат рассказал, что он водитель и его машина застряла в этом ярку(круче). Немцы уже говорит были близко и они с другом, кинули машину и этим ярком вышли на заброшеный старый льох, спрятались там. Немцы подходят к каждому льоху или яме и говорят — рус выходи. Если никто не выходит бросали гранату, если на проход выходили спрятавшиеся люди никого не трогая шли дальше(наверное обычная зачистка). К этим солдатам они бросили(дед говорил газовую гранату). У одного солдата был при себе противогаз, он спасся, второй задохнулся. Когда немцы ушли он кукурузой перебежал к льоху с людьми, которые его и спасли. Немцы подходили и к этому льоху, и не раз(наверное разные команды), но ненаходя там солдат шли дальше. Так этот солдат спасся. Он какое-то время жил в семье, потом пошёл к себе домой, был он то-ли с Винницкой то-ли Житомирской областей. А второй солдат, так и был похоронен в том-же заброшеном льоху. Тот солдат который остался жив, приходил в село ещё раз, в период окупации 42 или 43 году.
 
 
 
Бессмертная атака
Надпись на плите: «Остановись и поклонись. Здесь в июле 1941 года поднялись в последнюю атаку на врага бойцы отдельной коломийской пограничной комендатуры. 500 пограничников и и 150 их служебных собак полегли смертью храбрых в этом бою. Они остались навечно верными присяге, родной земле»
 
Прикрепленный файл  1.jpg   50,6К   0 скачиванийПрикрепленный файл  2.jpg   120,09К   0 скачиваний
 
Собаки инженерно-саперной службы использовались в 2 отдельных полках, 19 батальонах и 29 ротах; с их участием было обезврежено более 4 миллионов мин и фугасов. 36 батальонов и 69 взводов нартовых упряжек (около 15 тысяч упряжек) были сформированы в годы войны. Когда под вражеским огнем невозможно было доставить боеприпасы, собаки, служившие в этих подразделениях, подтаскивали патроны и малокалиберные снаряды, в упряжках подвозили тяжелые боеприпасы, за годы войны подвезено на огневые рубежи 5862 т. боеприпасов.
 
Собаки-миноискатели – их было около 6 тысяч, обнаружили, а вожатые саперы обезвредили 4 млн. мин, фугасов и других взрывчатых веществ. С помощью четвероногих было разминировано 303 крупных города и населённых пункта, среди которых – Псков, Смоленск, Брянск, Львов, Минск, Киев, Сталинград, Одесса, Харьков, Воронеж, Варшава, Вена, Будапешт, Берлин, Прага, Белгород, Новгород, Витебск, Полоцк, а также 18394 здания и обнаружено свыше четырёх миллионов мин.Обследована территория в 15153 кв. км.