Перейти к содержимому


marel1968

Регистрация: 11 Авг 2011
Offline Активность: Сегодня, 03:07
*****

Мои темы

Гудков Федор Филиппович

Сегодня, 00:23

16 июля 1941 г.
№ 37
Из протокола допроса Ф.Ф. Гудкова
[128],
рядового 3-го батальона 2334-го стрелкового полка,
в Осинском РО МГБ Молотовской области
 
20 января 1947 г.
г. Оса
Молотовской области
 
Я, оперуполномоченный Осинского РО МГБ Агапитов, допросил […][129]Гудкова Ф.Ф.
Об ответственности за дачу ложных показаний по ст. 95 УК РСФСР предупрежден
Гудков
Вопрос: Расскажите о вашей службе в рядах Сов. Армии?
Ответ: В ряды Сов. Армии был призван 3 мая 1941 года Фокинским РВК Молотовской области, и 22 мая 1941 года [нас] привезли в м. Беловежа Брянской области. Здесь и застала меня война.
После начала войны наш полк выстроили и повели на фронт. Пройдя пешком км 10, были посажены на машины и привезены в город Брянск. Здесь остановились и заняли оборону. 23 июня 1941 года к городу подошли немцы, и наш полк вступил в бой. После двухдневных боев за город Брянск, потеряв много сил, вынуждены были отойти, оставив город немцам. Сдерживая натиск немцев, через сутки наш полк был окончательно разбит, и мы начали отступать в беспорядке, небольшими группами.
В нашей группе было сначала человек семь во главе с пом. комвзв. сержантом Гуппан с Украины. В процессе отступления некоторые были убиты и ранены, и к моменту моего ранения осталось три человека: Гуппан и еще один боец (фамилию его не знаю). Я и Гуппан, проползая по ржи км в 30 – 35 от г. Брянск, были ранены, а боец от нас убежал. Раненый, я продолжал ползти, пока не потерял сознание. Когда очнулся, то был уже на шоссейной дороге у немцев, а сержанта Гуппан не оказалось. Ранен я был 10 июля, а обнаружен немцами 16 июля.
Вопрос: Расскажите о своем пребывании в немецком плену.
Ответ: После того, как я был подобран раненым в бессознательном состоянии, то сначала был привезен в м. Острув-Маз[овецка] в лазарет, где находился около 9 месяцев. Здесь мне сделали 2 операции, во время последней операции вырезали яйцо половых органов.
После выздоровления из лазарета меня направили в лагерь в/пл. на Оструве-Маз., где [я] выполнял различные работы (заготовка дров и др.). В сентябре м-це 1942 года отсюда был перевезен эшелоном в гор. Варшаву [в] лагерь в/пленных. Здесь у нас спрашивали, кто какую имеет специальность, и в зависимости от специальности направляли на соответствующую работу. Меня, как не имеющего никакой специальности, направили чернорабочим на деревообделочную фабрику, где складывали в штабеля доски, где работал до сентября 1944 года.
После чего в связи с приближением сов. войск нас эвакуировали в гор. Тюбинген (Штуттгартская обл.) [в] лагерь в/пленных. Здесь я также как не имеющий специальности в команде 40 человек был направлен в распоряжение коменданта города Тюбинген. Командовал нами унтер-офицер и 2 часовых. Работали здесь на кладбищах, копали могилы и хоронили умерших в госпиталях и лагере цивильных. Жили на территории кладбища в специально построенном бараке. Находился здесь до момента освобождения нас французскими войсками 19 января 1945 года.
Вопрос: Расскажите о своем пребывании на территории войск союзников.
Ответ: После освобождения французскими войсками мы всей командой [в] 40 человек пошли во Францию с тем, чтобы быстрее попасть на родину. Но отойдя от г. Тюбинген км 12, встретили неизвестную для нас женщину в форме французского офицера, которая спросила, кто мы и куда идем. Мы ответили, что идем во Францию. Тогда она нам сказала, чтобы мы вернулись обратно в г. Тюбинген, а из Франции вам дальше не попасть на Родину, и будут хуже кормить. А в Тюбингене вас будут обеспечивать лучше, и будете жить там свободно», [– сказала она]. Тогда мы вернулись обратно в этот город и жили здесь около 3х месяцев. Потом эта женщина еще к нам приходила, спрашивала, как мы живем, хватает ли питания и [задавала] др[угие] вопросы.
В этот лагерь были собраны в/пленные из других мелких лагерей и из деревень. Всего насобиралось человек около 400. Жили свободно. В первое время французы разрешали заниматься грабежом немцев, что мы делали вместе с французскими солдатами. Но через месяц за грабежи начали преследовать, и виновные в таких действиях французами задерживались и направлялись в комендатуру или же [их] приводили в расположение лагеря. Кормили в лагере хорошо. Пищу давали 3 раза в сутки, хлеба ели, кому сколько хочется. В конце марта м-ца 1945 года мы в составе всего лагеря были переведены в расположение американских войск [в] город Штуттгарт, откуда через 2 недели эшелоном [нас] привезли на территорию СССР и передали советскому командованию 19 апреля 1945 года. Зачислили [нас] в запасной батальон, где [мы] проходили фильтрацию (название местности не помню). После фильтрации [я] был зачислен в 543-ю отд. стр. роту охраны в[оенной]/комендатуры г. Ванцлебен, откуда и был демобилизован в мае 1946 года.
Вопрос: Чем вы занимались, будучи в расположении американских войск?
Ответ: После прибытия на сборный пункт Штуттгарт дней через 10 – 12 мы достали листки, после заполнения которых выдавали пропуска для отправления на родину. В листках указывались фамилия, имя и отчество и место рождения. После получения пропусков мы на машинах были привезены на станцию, получили продукты и [были] погружены в эшелон. Каких-либо работ за время пребывания на сборном пункте мы не выполняли, занятий также никаких не было.
Вопрос: Известно ли вам, где расположен город Брянск?
Ответ: Где расположен город Брянск, я сказать не могу, но во время объявления войны наша часть от границы находилась меньше, чем в 100 км. Очевидно, 23 июня 1941 года нас на автомашинах привезли в какой-то другой город, название которого сказать я сейчас не могу, но знаю, что это было в Западной Белоруссии. […]
Вопрос: Подвергались ли репрессиям и допросам со стороны гестапо и полиции во время пленения и в период пребывания в немецком плену.
Ответ: В период пребывания в немецком плену в лагерях в/пленных [в] Варшаве спрашивали во время регистрации как вновь прибывшего фамилию, имя, отчество, домашний адрес, партийность, где и как попал в плен, кто есть дома, служит ли кто в армии. [Затем] раздевали и осматривали, что есть на теле. Все это записывали, после чего давали расписываться и прикладывали оттиск пальца, фотографировали с номером, повешенном на груди, писали на всей одежде буквы белой краской «SU».
По прибытию в Тюбинген допрашивались по таким же вопросам, также расписывались, фотографировались, но оттиска пальца не делали.
Вопрос: Расскажите, как производился допрос.
Ответ: В обоих случаях допрашивали поодиночке немецкие офицеры через переводчика. В помещение для допроса впускали по одному. В первой комнате раздевались, во второй комнате в голом виде производился допрос. За столом сидело человека три офицеров и переводчик. Вопросы задавались всеми присутствующими при допросе офицерами. В таком порядке допрашивались все в/пленные, находящиеся в лагерях, как в Варшаве, также в Тюбингене. Допрос продолжался в течение 30 минут. […]
Вопрос: В каких условиях вы содержались, работая в команде в 40 чел. в г. Тюбинген?
Ответ: Находясь в рабочей команде [в] г. , жили в лагере в/пл. в районе кладбища в бараке, который был обнесен колючей проволокой и охранялся круглые сутки часовыми. Один часовой стоял у входа, второй – на вышке. Кроме них было два полицая, которые одновременно работали и переводчиками. Когда выходили на работу, то нас охраняли уже другие вахтманы, полицаи на работу не ходили. Кормили нас три раза в сутки, хлеба давали по 300 гр. Но кроме этого приходилось иногда зарабатывать. После работы в лагере [мы] делали различные игрушки из дерева, которые продавали немцам за хлеб. Охранявшие нас немцы не запрещали работать по возвращению в лагерь, а иногда даже просили сделать такие игрушки для них. Ножи от нас иногда отбирали по распоряжению офицеров, но мы находили новые и опять вырезали разные игрушки. […]
Вопрос: Предлагалась ли вам какая[-либо] служба немецкими властями?
Ответ: Какая-либо служба немецкими властями мне не предлагалась.
Вопрос: Чем вы занимались, будучи в распоряжении французских войск?
Ответ: Когда нас освободили французские войска, то в наш лагерь пришли французские офицеры и солдаты, которые привели нас к немецкому складу и выдали всем новое немецкое обмундирование (гражданское), нижнее белье и костюмы. В этом обмундировании и пошли во Францию, но были возвращены. Здесь месяца два мы ни работ, ни занятий не проводили, а после по распоряжению французов нас разбили на роты, взвода и отделения и начали проводить занятия. Командирами были бывшие командиры Красной Армии, освобожденные из плена. Занимались строевой подготовкой, политподготовкой, изучали винтовку, также проводились стрельбы. Начальником лагеря был также [один] из освобожденных из плена (фамилию не знаю).
Вопрос: Не было ли случаев выявления немецких пособников на сборном пункте в Тюбингене?
Ответ: Кроме двух полицаев, которые были в нашем лагере, мне [не] приходилось наблюдать случаев выявления немецких пособников. […]
Вопрос: Что еще можете дополнить к своим показаниям?
Ответ: Больше к своим показаниям дополнить ничего не могу. Протокол допроса с моих слов записан правильно и мне прочитан
Гудков
Дополнительные показания Гудкова Ф.Ф.
Вопрос: Приезжали ли в ваш лагерь пропагандисты РОА?
Ответ: В наш лагерь, когда я находился в м. Острув-Маз., приезжал один пропагандист, и будучи в Тюбингене, также был пропагандист из РОА, которые занимались пропагандой и вербовкой в эту армию. Но из нашего лагеря никто туда не пошел. Фамилии этих пропагандистов назвать не могу.
Больше по этому вопросу показать ничего не могу. Показания мои записаны правильно и мне прочитаны
Гудков
 
Допросил: о/уполномоченный Осинского РО МГБ
Агапитов
Д. 1782. Л. 3 – 6 об. Подлинник. Рукопись.
 
[128] Гудков Федор Филиппович, 1920 г. р., уроженец д. Ольховка Фокинского р-на Молотовской обл., русский, образование начальное, б/п. 16 августа 1945 г. прошел госпроверку и был направлен в РККА. На момент допроса – член колхоза «Двигатель» в д. Козлово Осинского р-на Молотовской обл.

[129] Здесь и далее опущены анкетные данные Ф.Ф. Гудкова, повторяющиеся сведения о пребывании его в плену и информация о лицах, находившихся вместе с ним в лагерях военнопленных.

[130] Слова, выделенные разрядкой, в тексте документа подчеркнуты.

 


Васькин Николай Александрович

Вчера, 18:31

по поводу 98 сп: - этот полк входил в состав 10 СД, но она не вела бои в р-не г. Проскуров. Поэтому правильность № в/ч под вопросом.
 
12 июля 1941 г.
№ 34
Из протокола допроса Н.А. Васькина[117],
рядового 98-го стрелкового полка,
в Коми-Пермяцком окружном отделе МГБ Молотовской области
 
24 – 25 июня 1946 г.
г. Кудымкар
Молотовской области
Начат в 22 час. 00 мин. 24 июня
Окончен в 7 час. 30 мин. 25 июня
 
[…][118] Вопрос: При каких обстоятельствах вы были пленены немцами, когда, где?
Ответ: Наш 98-й стр. полк занимал оборону между гг. Тарнополь и Проскуров. Немецкие войска наш полк сильно перебили, осталось в живых около 20 человек. 10 июля 1941 года вечером [мы] получили команду отступить. Отступали полторы суток, [прошли] км 80 – 90. Не доходя до гор. Проскуров 12 км, в селе Буг (точно не помню название) заняли оборону, где находились часов 6 – 8.
Начальник штаба капитан, фамилию сейчас не помню его, сообщил нам, что гор. Проскуров 8/VII-41 г. уже занят немецкими войсками. После этого капитан отобрал у нас все личные документы, у меня отобрал комсомольский билет и красноармейскую книжку, и ушел с командиром роты лейтенантом ЧИГИР. Через 2 часа вернулись обратно к нам, где мы, бойцы, остались человек 15. Капитан нам сказал, что мы находимся в глубоком окружении, все поблизости занято немцами, спасайтесь, кто как хочет. И после этого он с лейтенантом ушел, и больше [они] к нам не возвращались.
Командир отделения, ефрейтор, пом. комвзвода (фамилии их сейчас уже не помню) и я направились в другое село, это было ночью 11/VII-41 г. Пришли в это село, там еще немцев не было. [Мы] попросились остановиться у [местного] населения, но они нам отказали. И мы 3-е вынуждены были идти дальше в другое село, недалеко от г. Проскуров. В этом селе переночевали, где нам сказали колхозники, что здесь поблизости все населенные пункты заняты немцами, на полях кругом немецкие заставы. [Мы] отошли от села метров двести и оказали немцам сопротивление. Они по нам открыли пулеметный огонь и из мелкокалиберных пушек. 7 человек немцев нами были убиты. После этого около роты немцев нас окружили. Командир отделения был убит насмерть, а пом. комвзвода был ранен. Двоих нас немцы забрали, сильно побили прикладами, и немецкий офицер хотел застрелить на месте, но не застрелил. Это было 12/VII-41 г.
Вопрос: После пленения куда вас увели?
Ответ: После пленения меня и моего товарища 6 немецких солдат увели в село, название не помню, в 8 – 10 км от г. Проскуров. В этом селе находились часа 4, где уже находились [другие] в/пленные.
Вопрос: По каким вопросам вас допрашивали немецкие офицеры?
Ответ: Я был без сознания и меня здесь немецкие офицеры ни по каким вопросам не допрашивали.
Вопрос: Куда вас увели немцы из этого села?
Ответ: 12/VII-41 г. ночью меня и моего товарища, нас двоих, немецкие солдаты на повозках увезли в г. Проскуров, загнали нас в тюрьму (быв. Дом Красной Армии), где [я] находился 17 суток под арестом вместе с товарищем.
Вопрос: Сколько раз вас вызывали на допрос немецкие офицеры?
Ответ: Меня здесь вызывали на допрос один раз.
Вопрос: Кто вас допрашивал и по каким вопросам?
Ответ: Меня допрашивал немецкий офицер. Задавал вопросы следующие: фамилия, имя, отчество, год рождения, в каких частях служил, воинское звание, гражданская специальность, чем занимался дома, образование, партийность, где работают родители, чем занимаются, как живут, судимость, расположение военных заводов, промышленных центров.
Вопрос: Какого числа вас допрашивал немецкий офицер?
Ответ: Немецкий офицер меня допрашивал через 10 дней после пленения, числа 22 июля 1941 года.
Вопрос: Сколько времени вас допрашивал немецкий офицер?
Ответ: Офицер меня держал на допросе около 3 часов, допрашивал днем.
Вопрос: Куда вас вызывал на допрос немецкий офицер?
Ответ: Немецкий офицер меня вызывал на допрос в свой кабинет при этой же тюрьме.
Вопрос: Почему вы на мой вопрос, допрашивали ли вас офицеры после пленения, сначала говорили, что вас нигде не допрашивали?
Ответ: Я сперва не запомнил, т. к. это дело было уже давно. А потом я вспомнил, что меня допрашивал немецкий офицер.
Вопрос: На заданные вопросы немецкого офицера вы как отвечали?
Ответ: Я ему отвечал свою фамилию, имя, отчество, год рождения, место рождения, где работал, где служил, кем служил. О расположении военных заводов и промышленных центров ответил, что я рос в деревне, о расположении их не знаю. Сказал, что я беспартийный, не комсомолец.
Вопрос: Немецкий офицер был удовлетворен вашими ответами?
Ответ: Да, немецкий офицер моими ответами был удовлетворен.
Вопрос: Вы подписывали протокол допроса?
Ответ: Нет, я протокол допроса не подписывал.
Вопрос: Почему вы начинаете лгать?
Ответ: Я был в тюрьме сильно заморен, почти был без памяти на допросе и плохо помню, но сейчас припоминаю, [что] подписывал.
Вопрос: Кто еще присутствовал на допросе?
Ответ: На допросе присутствовал мой товарищ.
Вопрос: Значит, немецкий офицер вас допрашивал обоих вместе?
Ответ: Нет, меня допрашивал офицер одного, но меня к офицеру привел мой товарищ. Но он во время допроса не присутствовал, а присутствовал переводчик.
Вопрос: О вашем товарище, с которым вы вместе были пленены, немецкий офицер допрашивал, что вы с одной части?
Ответ: Да, немецкий офицер у меня расспрашивал о моем товарище.
Вопрос: Какие вопросы он задавал о товарище?
Ответ: Офицер мне задавал такие вопросы о моем товарище: фамилия, имя, отчество, возраст, место рождения, партийность, образование, воинское звание, с какого времени я его знаю.
Вопрос: Какие вы дали показания офицеру о своем товарище?
Ответ: Я рассказал офицеру его фамилию, а имя, отчество не знал, возраст его тоже не знал, что он не командир, а рядовой, б/партийный, а на самом деле он был комсомолец, что я его знаю только всего три дня перед попаданием в плен.
Вопрос: Вашего товарища тоже допрашивал офицер?
Ответ: Да, после допроса меня подвергался [допросу] и мой товарищ в этот же день.
Вопрос: Сколько времени допрашивали вашего товарища?
Ответ: Моего товарища допрашивали примерно около 3-х часов.
Вопрос: Вас подвергал избиению во время допроса немецкий офицер?
Ответ: Немецкий офицер во время допроса меня не избивал.
Вопрос: Сколько раз вы совершали побеги из лагерей?
Ответ: Из лагерей военнопленных я совершал три побега.
Вопрос: Когда вы совершили первый побег из лагеря?
Ответ: Первый побег я совершил в 1941 году в августе м-це числа 20.
Вопрос: Когда совершали второй и третий побеги?
Ответ: Второй раз совершал побег в марте 12 числа 1942 года из гор. Станислава. Третий побег совершал в июне числа 25 1944 года из Мартлангау, лагерь № 317.
Вопрос: Расскажите, при каких обстоятельствах вы совершили первый побег в августе 1941 г.?
Ответ: Вечером при сумерках я один из лагеря военнопленных в гор. Станислав спрыгнул через проволочное заграждение, отошел метров двести от лагеря и немецким часовым был замечен и задержан, и был обратно водворен в этот же лагерь и арестован на 5 дней.
Вопрос: При каких обстоятельствах вы совершили второй побег?
Ответ: Выше я показал неправильно, это я совершил второй побег. А первый побег я совершил, когда находился в лагере военнопленных в г. Львове, при следующих обстоятельствах. Нас, военнопленных, погнали на работу на станцию в г. Львов грузить железо в железнодорожные вагоны. Здесь меня сильно избивали за то, что я не мог работать. Когда кончили работу, военнопленных, которых было человек 250, увели [под] конвоем в 30 человек в лагерь, а я остался в железнодорожном вагоне один за бочками. Вечером этот состав отправили в другую станцию в км пятидесяти от гор. Львов. Таким образом я совершил первый побег. Утром стали немецкие железнодорожники проверять состав, и меня один немец обнаружил и сильно избил рукояткой нагана, хотел пристрелить, но не застрелил, а увел в комендатуру к переводчице, где [меня] подвергли допросу. Допрашивала женщина в присутствии немецкого офицера.
Вопрос: После допроса вы подписывали протокол?
Ответ: Протокол допроса я не подписывал.
Вопрос: Куда вас направили после допроса?
Ответ: После допроса меня отправили с конвоиром обратно в лагерь в/пленных в город Львов, в этот же лагерь № 328.
Вопрос: После привода вас в лагерь допрашивали?
Ответ: Да, после привода в лагерь меня допрашивал комендант лагеря и избил и приказал избить часовому, который мне нанес рану в зад штыком.
Вопрос: Продолжайте дальше ваши показания.
Ответ: После допроса направили к тем же военнопленным, с которыми я жил до побега. Недели две [я] лежал на койке, никуда не ходил. До 1 марта 1942 года находился в этом лагере, нигде не работал. 1 марта 1942 года всех военнопленных, около 10000 [человек], в том числе и меня, направили в лагерь в/пленных в город Станислав. В этом лагере осталось только 2000 челвек.
Вопрос: При каких обстоятельствах вы совершили третий побег?
Ответ: Третий побег я совершил в июне или июле 1944 гола из лагеря военнопленных в местечке Мартлангау. Человек 30 военнопленных увели на земляные работы, строили шоссейные дороги. Перед окончанием работы я один совершил побег и ушел в горы, км четыре от места работы. Там нашел один дом, где, видимо, летом пастушили скот. [Я] зашел в избушку, там жил австриец со своей семьей. У него жила украинка-девушка, которая перевела на австрийский язык мои слова. Я рассказал, что совершил побег на работе. Через два дня австриец меня провел обратно в этот же лагерь, после чего меня комендант лагеря за совершенный побег сильно избил, и [я] был арестован на 10 суток. За совершенный побег комендантом лагеря был допрошен.
Вопрос: При каких обстоятельствах вы вышли из плена?
Ответ: 7 мая 1945 года я был из немецкого плена освобожден английскими войсками[119] в городе Фосберг из лагеря военнопленных № 18 А.
Вопрос: После передачи вас англичанами [советским войскам] органами Советской власти вы допрашивались?
Ответ: После передачи [меня] англичанами России меня органы Советской власти нигде не допрашивали.
Вопрос: В каких частях вы служили после освобождения из плена?
Ответ: 28 мая 1945 гола я был зачислен в 200-й ЗСП в 15 км от г. Грац (Австрия), где находился 3 – 4 дня. Потом был зачислен в 113-й стр. дивизию, 1290-й СП, 3-й СБ, взвод связи, где находился до 8 августа 1945 года. Затем служил в 61-й гв. Славянской Краснознаменной дивизии, 189-м гв. СП, 3-м СБ, взводе связи до момента демобилизации в г. Рымникул-Сэрат (Румыния), откуда и прибыл домой 1 июня 1946 года.
Вопрос: Кто может подтвердить ваше пребывание в плену?
Ответ: Мое пребывание в плену могут подтвердить следующие лица: ШЕВЧЕНКО Николай, отчество не знаю, 35 лет, уроженец из Ростовской области, который меня знает с сентября м-ца 1941 года до освобождения из плена; ЧЕРТЕНКО Степан Максимович, лет 30, уроженец Сибири, который знает меня с сентября 1943 г. до освобождения.
Вопрос: Кто с вами вместе находились в лагерях военнопленных коми-пермяки?
Ответ: Со мной вместе в лагерях военнопленных из коми-пермяков жил в 1941 году в г. Львов [человек] из Кочевского р-на, его звали Михаилом, фамилию и отчество не знаю, точный его адрес тоже не знаю. Он в этом лагере помер.
Вопрос: В каком лагере военнопленных на вас заполняли карточку?
Ответ: Регистрационную карточку на меня составляли в лагере в/плен. в гор. Станислав. В эту карточку брали оттиски указательного пальца.
Вопрос: Расскажите, как вам подстригали волосы в лагерях в/плен.?
Ответ: В г. Львове у меня подстригали волосы машинкой. Провели одну полосу спереди от лба до затылка и одну полосу провели поперек.
Вопрос: Где еще вас подстригали?
Ответ: Второй раз меня подстригали в м. Мартлангау точно так же, как и в первый раз.
Вопрос: У остальных [военнопленных] также были подстрижены волосы?
Ответ: Я больше у других не замечал. Только видел у своего товарища, у него так же были подстрижены [волосы], как у меня.
Вопрос: Ваш товарищ, который с вами вместе попал в плен, тоже совершал побеги из лагерей в/пленных?
Ответ: Да, мой товарищ тоже совершал побег из лагеря в г. Львов, также один, но также был обратно задержан. Он совершал один побег.
Вопрос: Будучи на допросе после пленения вас немецкий офицер вам задавал вопросы о городе Молотове?
Ответ: Да, он спрашивал, какие города я знаю. Я сказал, что самый ближний город [находится от деревни, где я жил,] в 40 км, что этот город невоенный. А о Молотове я говорил, что он областной центр, но я не бывал в городе Молотов и не знаю, какие там военные заводы имеются.
Вопрос: Что еще желаете дополнить к своим показаниям?
Ответ: Больше дополнить ничего не имею.
Протокол с моих слов записан верно, мне зачитан, в чем и расписуюсь.
Васькин
 
Допросил: о/уполномочен. ОКРО МГБ
мл. лейтенант      Кривощеков
Д. 1463. Л. 1 – 6. Копия. Машинопись.
 
[117] Васькин Николай Александрович, 1921 г. р., уроженец д. Вижаиха Кудымкарского р-на Молотовской обл., коми-пермяк, образование начальное, член ВЛКСМ, до призыва в РККА – колхозник. 27 мая 1945 г. прошел госпроверку и был направлен для дальнейшей службы в РККА.
 
[118] Опущены анкетные данные.
 
[119] Здесь и далее слова, выделенные разрядкой, в тексте документа подчеркнуты.

Авдеев Евгений Лаврентьевич

14 Декабрь 2018 - 18:52

12 июля 1941 г.

№ 31 – 32
Протоколы допросов Е.Л. Авдеева,
рядового 84-го отдельного саперного батальона 98-й стрелковой дивизии,
в отделе контрразведки «Смерш»
Калининского проверочно-фильтрационного лагеря № 140 НКВД СССР

 

29 июня – 2 июля 1945 г.

г. Калинин

№ 31

29 июня 1945 г.

 

1945 года июня 29 дня я, сотрудник ОКР «Смерш» ПФЛ [№] 140 гв. ст. л-т Зарянов, сего числа допросил содержащегося в лагере Авдеева Евгения Лаврентьевича, 1918 г. р.

Об ответственности за дачу ложных показаний по ст. 95 УК РСФСР предупрежден

Е.Л. Авдеев

Вопрос: Расскажите о своей трудовой деятельности.

Ответ: Родился я в 1918 году в д. Ждановка, Юргамышский р-н Челябинской обл. в семье крестьянина-середняка. Отец мой Авдеев Лаврентий Силантьевич до 1929 года жил в деревне и занимался сельским хозяйством. Потом отец переехал на ст. Юргамыш. Я до 1934 года жил в своей деревне у своей тетки. Этот период времени я работал в колхозе. Отец мой в 1930 году был осужден за связь с к-р группами по ст. 58 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы. Но срок наказания он не отбыл, в 1933 году его из ИТЛ освободили. В 1934 году в марте м-це я приехал в г. Красновишерск, где в это время проживали отец, мать и 3 брата. Здесь я жил по весну 1937 года и учился в средней школе. В 1937 г. я переехал к брату в г. Краснокамск. Там я жил до 1940 года, учился в десятилетке. В июне 1940 года Краснокамским горВК я был призван в Красную Армию.

Вопрос: Расскажите о своей службе в Красной Армии.

Ответ: После призыва меня в Красную Армию я был направлен в 84-й ОСБ 98-й СД в г. Воткинск Удмуртской АССР. В этом б-не я служил в качестве рядового. В 1941 г. в марте м-це я вместе с батальоном выехал на границу Восточной Пруссии в р-н г. Шакяй. В мае м-це 1941 г. из этого б-на я был прикомандирован к 78 УНС в качестве копировщика при техническом отделе. В данном управлении я работал до начала войны с немцами.

Вопрос: Когда, где и при каких обстоятельствах Вы попали в плен к немцам?

Ответ: 22 июня 41 г. я возвратился обратно в свой 84-й ОСБ. На месте, где находился штаб б-на, я встретил только одного комиссара б-на, а остальные стали отходить по направлению г. Каунаса. Не доходя [до] Каунаса, я встретил людей из своего б-на и вместе с ними дошел до г. Каунаса. 24/VI-41 г. при переправе через р. Неман на нас налетела немецкая авиация. После бомбежки наша группа рассеялась. Я присоединялся несколько раз к другим группам и с ними шел на восток. Мы держали путь на старую границу[113], где, [как] нам говорили, наши войска должны остановить немцев. Так мы шли до 12 июля 41 г. 12/VII-41 г. в м. Плисы (Зап[адная] Белоруссия) нас задержала группа вооруженных поляков и передала нас немцам.

Вопрос: Где Вы находились после пленения?

Ответ: После пленения меня немцами я был направлен в м. Глубокое (Зап. Белоруссия). Там я находился в лагере около 15 дней, а потом этапом через города Гродно, Лида в 20-х числах августа 41 г. прибыл в г. Сувалки (Польша). Здесь меня поместили в лагерь в/пленных, где я пробыл до 30 августа 41 г. Потом в числе других в/пленных меня перевели в Штатгардский лагерь в/пленных, где я пробыл 5 дней, а затем 5/IX-41 г. меня погрузили на пароход и отправили в Сев[ерную] Норвегию. 9 октября 41 г. я прибыл в г. Альта. В этом лагере я находился до 15/VII-43 г., т. е. до побега в Швецию.

Вопрос: Чем Вы занимались в лагерях в/пленных?

Ответ: Во всех лагерях в/пленных, кроме Альты, я ничего не делал, потому что эти лагеря были пересыльные. В лагере Альта я примерно 15 дней работал, как и другие в/пленные, на физических работах, а именно строительстве дорог, чистили снега. Потом ввиду физической слабости я не смог работать. И после этого до февраля 42 г. на работу меня никуда не выводили. Этот отрезок времени я находился в комнате физически слабых в/пленных при лагере. Будучи в этой комнате, однажды как-то к нам зашел литовец, который работал конвоиром лагеря, я с ним познакомился. После этого он для меня стал приносить хлеба и других продуктов. Через 2 недели я немного поправился, после чего конвоир-литовец стал брать меня в свою группу на работу.

Когда нас выводили на работу на строительство дороги, там работали кроме нас, в/пленных, чехи, австрийцы, голландцы и др. Среди них я стал рассказывать о хорошей жизни в Советском Союзе, а также говорил, что Красная Армия победит немцев. За эту пропаганду меня посадили в запретную зону лагеря.

Находясь в запретной зоне, в конце марта м-ца 1942 года мне дежурный лагеря, немец, предложил работать переводчиком в этом лагере. Я дал свое согласие и после этого работал переводчиком в лагере до момента моего побега из плена, т. е. до 15 июля 1943 года.

Вопрос: Расскажите о своей практической деятельности на службе у немцев в должности переводчика.

Ответ: В мои обязанности как переводчика лагеря входило переводить с немецкого на русский язык при построениях в/пленных на работу, в лазарете, в сапожной, портновской мастерских, где работали русские в/пленные. Согласно этих обязанностей я это выполнял, а именно: строил людей на работу вместе с немцами, в лазарете переводил с русского на немецкий языки немецкому врачу. Содержался я все время, как и остальные в/пленные, в лагере за проволокой, питался из общего котла, как и все в/пленные.

Вопрос: Были ли случаи со стороны Вас избиения в/пленных?

Ответ: Со стороны меня случаев избиения в/пленных не было.

Вопрос: Когда, как Вы бежали из плена?

Ответ: 15 июля 1943 года в 10 часов утра из лагеря Альта я бежал вместе с Рябовым Николаем Алексеевичем. Бежали мы при следующих обстоятельствах. Работая по очистке картофеля во второй зоне лагеря, где находился погреб, хороший картофель мы возили на тачке мыть к реке за зону лагеря. Нас сопровождал дежурный унтер-офицер. А когда он ушел в противоположную сторону, мы с Рябовым перелезли под проволоку второй зоны и ушли в горы. По норвежской территории мы шли до 13 сентября 43 года. В пути следования к нам присоединилось еще 2 русских в/пленных, бежавших из плена, и 1 норвежец. В количестве 5 чел. 13/IX-43 г. мы перешли шведско-финскую границу и в этот же день были задержаны шведской полицией и доставлены в г. Карусианда. Там нас опросили в разрезе наших автобиографических данных и в конце спросили, где мы желаем жить: или остаться в Швеции, или в Англии, или возвратиться к себе на Родину. Мы ответили, что желаем возвратиться в СССР. После этого нас направили в г. Кируна, тоже в полицию. Здесь нас не допрашивали и через три дня нас отправили в тюрьму г. Лулео. В тюрьме мы просидели до 5 октября, допросам нас не подвергали. Отсюда 5/X-43 г. нас отправили в русский лагерь Лисьма.

Вопрос: Где вы жили в Швеции и чем занимались?

Ответ: В Швеции я проживал в русских лагерях Лисьма (с октября 43 г. до марта 1944 года), Пенсионат (с марта 44 г. до 15 апреля 44 г.) и Абручен (с 15 апреля 44 г. до 9 октября 44 г.), т. е. до момента моего отъезда в Советский Союз. В этих лагерях я работал на лесоразработках и на строительстве дорог.

Вопрос: Чем желаете дополнить свои показания?

Ответ: Дополнить к своим показаниям ничего не могу.

Протокол с моих слов записан правильно и мне прочитан

Е.Л. Авдеев

 

Допросил: сотрудник ОКР «Смерш» ПФЛ 140

гв. ст. л-т   Зарянов

Д. 946. Л. 9 – 11. Подлинник. Рукопись.

 

№ 32

2 июля 1945 г.

 

Вопрос: Будучи в плену у немцев, подвергались ли Вы репрессиям со стороны немцев?

Ответ: Будучи в плену у немцев, я два раза подвергался допросам со стороны немецкого гестапо. Первый раз меня допрашивал офицер гестапо по случаю отравления в/пленными 2-х полицейских лагеря, которые жестоко относились к военнопленным. В отравлении принимало участие 5 в/пленных, один из них был в ПФЛ [№] 140 – Мухов. Я был осведомлен в этом случае. Гестапо от меня добивалось, чтобы я назвал соучастников, принимавших участие в отравлении полицейских. Но я категорически заявил, что я ничего не знаю.

Второй раз меня допрашивал также офицер гестапо в лагере Альта. На меня был донос со стороны одного в/пленного N[114] о том, [что] якобы я занимаюсь коммунистической пропагандой среди в/пленных. Об этом я также категорически отказался. Больше я не подвергался никаким репрессиям со стороны немецких властей.

Протокол с моих слов записан правильно и мне прочитан

Е. Авдеев[115]

 

Допросил: сотрудник ОКР «Смерш» ПФЛ 140

гв. ст. л-т   Зарянов

Д. 946. Л. 11 об. Подлинник. Рукопись.


 

[113] Имеется в виду западная граница СССР до 1939 г.

[114] Фамилия опущена.

[115] 18 октября 1945 г. Е.Л. Авдеев прошел госпроверку и был освобожден из проверочно-фильтрационного лагеря № 140 НКВД СССР по II категории.

 

№ 33
Протокол допроса свидетеля Н.А. Рябова
в отделе контрразведки «Смерш»
Калининского проверочно-фильтрационного лагеря № 140 НКВД СССР
о совместном пребывании в плену с Е.Л. Авдеевым
[116]

 

2 июля 1945 г.

г. Калинин

 

1945 года июля 2 дня я, сотрудник ОКР «Смерш» ПФЛ [№] 140 гв. ст. л-т Зарянов, сего числа допросил в качестве свидетеля содержащегося в лагере

Рябова Николая Алексеевича, 1920 г. р., урож. д. Луговка Ефремовского р-на Тульской обл., б. канд[идата в члены] ВКП(б), образование 7 классов, из крестьян-бедняков, со слов не судим, русский.

Об ответственности за дачу ложных показаний по ст. 95 УК РСФСР предупрежден

Рябов

Вопрос: Знаете ли Вы содержащегося в лагере [№] 140 Авдеева Евгения Лаврентьевича?

Ответ: Да, содержащегося в лагере [№] 140 Авдеева Евгения Лаврентьевича я знаю.

Вопрос: С какого времени Вы его знаете и как знаете?

Ответ: Авдеева я знаю с мая м-ца 1942 года по совместному пребыванию с ним вместе в лагере в/пленных в г. Альта (Сев. Норвегия). Вместе с ним я бежал из плена в Швецию и вместе с ним находился в Швеции.

Вопрос: Чем занимался Авдеев, будучи в плену у немцев?

Ответ: В лагере в/пленных г. Альта Авдеев работал в должности переводчика. С какого времени он стал работать переводчиком, мне это не известно. В мае м-це 42 г., когда я прибыл в этот лагерь, он уже работал переводчиком. На должности переводчика он был до момента побега из плена в Швецию, т. е. до 15/VII-43 года.

Вопрос: Расскажите о практической деятельности Авдеева, будучи переводчиком лагеря Альта.

Ответ: [В то время, когда Авдеев] работал переводчиком лагеря Альта, я за Авдеевым ничего плохого не замечал. В круг его обязанностей как переводчика входило: построение в/пленных на работу, приход с работы, а также он переводил с русского на немецкий язык ту или иную просьбу или жалобу в/пленных. Грубое или плохое отношение Авдеева к в/пленным я не замечал, а также с его стороны избиений в/пленных тоже не замечал. Особых связей у Авдеева с немцами не было, больше всего он работал и переводил дежурному по лагерю унтер-офицеру – немцу.

Вопрос: Расскажите об обстоятельствах побега Авдеева из плена.

Ответ: С Авдеевым я вместе бежал из лагеря в/пленных г. Альта 15 июля 1943 года. Мы бежали при следующих обстоятельствах. Работая на сортировке картофеля во второй зоне лагеря, мы вместе с ним отвозили от погреба до речки мыть картофель. Незаметно для немцев я перелез через проволоку, а вслед за мной и Авдеев. Таким образом мы с ним вдвоем ушли из лагеря в/пленных. 13/IX-43 г. мы с ним пришли в Швецию.

Вопрос: Где жил Авдеев в Швеции и чем занимался?

Ответ: В Швеции Авдеев жил в лагерях для русских Лисьма, Пенсионат и Абручен. В этих лагерях он работал в лесу и на дорогах до его отъезда в Советский Союз, т. е. до 9/X-44 г.

Вопрос: Что Вы желаете еще сказать об Авдееве?

Ответ: Об Авдееве я больше ничего не могу сказать.

Протокол с моих слов записан правильно и мне прочитан

Рябов

 

Допросил: сотрудник ОКР «Смерш» ПФЛ 140

гв. ст. л-т   Зарянов

Д. 946. Л. 12 – 12 об. Подлинник. Рукопись.

 

[116] См. также документы №№ 31, 32.


129 СТРЕЛКОВАЯ БРИГАДА

13 Декабрь 2018 - 13:07

129 СТРЕЛКОВАЯ БРИГАДА
на 01.01.1942 г. - Уральский ВО - формирование
на 01.02.1942 г. - Уральский ВО - формирование
на 01.03.1942 г. - Уральский ВО - формирование
на 01.04.1942 г. - Уральский ВО - формирование
на 01.05.1942 г. - Уральский ВО
на 01.06.1942 г. - Западный фронт - фронтовое подчинение - 8 гв. СК
на 01.07.1942 г. - Западный фронт - 20 А - 8 гв. СК
на 01.08.1942 г. - Западный фронт - 20 А - 8 гв. СК
на 01.09.1942 г. - Западный фронт - 20 А - 8 гв. СК
на 01.10.1942 г. - Резерв ставки ВГК
на 01.11.1942 г. - Приволжский ВО
на 01.12.1942 г. - Воронежский фронт - 60 А
на 01.01.1943 г. - Воронежский фронт - фронтовое подчинение
на 01.02.1943 г. - Воронежский фронт - 40 А
на 01.03.1943 г. - Воронежский фронт - 60 А
на 01.04.1943 г. - Центральный фронт - 60 А
на 01.05.1943 г. - Центральный фронт - 60 А - 24 СК
на 01.06.1943 г. - Центральный фронт - 60 А - 24 СК
на 01.07.1943 г. - Центральный фронт - 60 А - 24 СК 


эвакогоспиталь № 549

13 Декабрь 2018 - 01:01

Прикрепленный файл  ЭГ 549 1941г.jpg   109,6К   0 скачиваний

медсестры эвакогоспиталя № 549 "Красные казармы" 1941 г. Чита

 

Может кто-то опознает свою бабушку?!!!