Перейти к содержимому


Фотография

СЕВЕРНЫЙ ФЛОТ

СФ

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 27

#1 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 24 Ноябрь 2013 - 22:45

Из книги "Флот Война Победа 1941-1945", СПб, Судостроение, 1995 г.

КОМАНДНЫЙ И НАЧАЛЬСТВУЮЩИЙ СОСТАВ СЕВЕРНОГО ФЛОТА

КОМАНДУЮЩИЙ ФЛОТОМ

Головко Арсений Григорьевич, адмирал — 22.06 1941—09.05 1945

НАЧАЛЬНИКИ ШТАБА ФЛОТА

Кучеров Степан Григорьевич, контр-адмирал — 22.06 1941—07.03 1943

Федоров Михаил Иванович, контр-адмирал — 07.03 1943—27.05 1944

Платонов Василий Иванович, вице-адмирал — 27.05 1944—09.05 1945

НАЧАЛЬНИКИ ОПЕРАТИВНОГО ОТДЕЛА

Румянцев Александр Михайлович, капитан 1 ранга — 22.06 1941—05.09 1944

Иванов Георгий Семенович, капитан 1 ранга — 05.09 1944—09.05 1945

КОМАНДУЮЩИЙ ЭСКАДРОЙ

Фокин Виталий Иванович, контр-адмирал — 10.09 1944—09.05 1945

КОМАНДИР БРИГАДЫ ЭСКАДРЕННЫХ МИНОНОСЦЕВ

Колчин Павел Иванович, контр-адмирал —24.10 1942—10.09 1944

КОМАНДИРЫ БРИГАДЫ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК

Виноградов Николай Игнатьевич, контр-адмирал — 22.06 1941—19.02 1943

Колышкин Иван Александрович, контр-адмирал — 19.02 1943—09.05 1945

КОМАНДИРЫ БРИГАДЫ ОХОТНИКОВ ЗА ПОДВОДНЫМИ ЛОДКАМИ

Шмелев Александр Захарович, капитан 1 ранга —09.01 1942—26.02 1944

Клевенский Михаил Сергеевич, капитан 1 ранга — 26.02—12.10 1944

Аладжанов Георгий Елисеевич, капитан 2 ранга — 12.10—23.11 1944

Визель Глеб Александрович, капитан 1 ранга — 23.11 1944—2.03 1945

Моль Михаил Николаевич, капитан 2 ранга — 22.03—09.05 1945

КОМАНДИРЫ БРИГАДЫ ТОРПЕДНЫХ КАТЕРОВ

Чекуров Валентин Андреевич, капитан 1 ранга — 01—24.03 1944 и 13.04—09.05 1945

Кузьмин Александр Васильевич, капитан 1 ранга — 24.03 1944—13.04 1945

КОМАНДИРЫ БРИГАДЫ ТРАЛЕНИЯ

Шмелев Александр Захарович, капитан 1 ранга — 29.02—13.08 1944

Панфилов Павел Васильевич, капитан 2 ранга — 16.09 1944—03.04 1945

НАЧАЛЬНИКИ БЕРЕГОВОЙ ОБОРОНЫ ФЛОТА

Петров Иван Алексеевич, генерал-майор береговой службы — 22.06—05.11 1941

Авраменко Александр Ефимович, полковник —05.11 1941—13.08 1942

Кустов Иван Афанасьевич, генерал-майор береговой службы — 13.08 1942—09.05 1945

КОМАНДУЮЩИЕ СЕВЕРНЫМ ОБОРОНИТЕЛЬНЫМ РАЙОНОМ

Кабанов Сергей Иванович, генерал-лейтенант береговой службы — 24.07 1942—17.03 1943

Дубовцев Ефим Тимофеевич, генерал-лейтенант — 17.09 1943—05.01 1945

КОМАНДИРЫ 12-й БРИГАДЫ МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

Колтыпин Павел Павлович, комбриг — 31.08 — 07.10 1941

Рассохин Василий Васильевич, генерал-майор — 07.10 1941—24.12 1944

Крылов Алексей Максимович, полковник — 24.12 1944—09.05 1945

КОМАНДИРЫ 63-й БРИГАДЫ МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

Крылов Алексей Максимович, полковник— 07.11 1941—11.01 1945

Зайцев Яков Андреевич, полковник — 11.01 — 09.05 1945

КОМАНДИР 82-й МОРСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ БРИГАДЫ

Никулин Константин Николаевич, полковник — 12.12 1941—21.01 1943

КОМАНДИРЫ 254-й БРИГАДЫ МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

Косатый Савелий Александрович, полковник — 31.07 1942—25.01 1944

Потапов Алексей Степанович, полковник — 02.04—13.07 1944

Бахвалов Василий Григорьевич, полковник — 23.07—21.08 1944

КОМАНДИРЫ 125-го ПОЛКА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

Бахвалов Василий Григорьевич, полковник — 27.07 1941—24.04 1942 и 11.05—22.07 1944

Мекеров Александр Иванович, майор — 24.04—11.06 1942

Савченко Федор Пименович, подполковник — 11.06 1942—11.05 1944

Боровиков Андрей Прохорович, подполковник — 22.07 1944—09.05 1945

КОМАНДИРЫ 126-го ПОЛКА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

Козырев Иван Кузьмич, майор — 29.07 1941—02 1942

Старовойтов Федор Лукьянович, майор — 02 1942—25.04 1944

НАЧАЛЬНИКИ ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ

Пименов Алексей Федорович, генерал-майор артиллерии — 22.06 1941—25.12 1942

Петров Борис Лаврентьевич, полковник— 25.12 1942—26.07 1943

Миронов Алексей Матвеевич, генерал-майор авиации — 26.07 1943—16.12 1944

Петрухин Николай Трофимович, генерал-майор авиации — 16.12 1944—09.05 1945

КОМАНДУЮЩИЕ ВОЕННО-ВОЗДУШНЫМИ СИЛАМИ

Кузнецов Александр Алексеевич, генерал-майор авиации — 22.06 1941—08.01 1943

Андреев Александр Харитонович, генерал-лейтенант авиации, — 08.01 1943—09.05 1945

КОМАНДИРЫ ИОКАНЬГСКОЙ ВОЕННО-МОРСКОЙ БАЗЫ

Дианов Александр Иванович, капитан 1 ранга — 23.06 1941—20.04 1942

Абрамов Николай Осипович, контр-адмирал — 20.04 1942—12.09 1944

Шаников Дмитрий Павлович, капитан 2 ранга — 12.09—28.10 1944

Туз Даниил Андреевич, контр-адмирал — 28.10 1944—09.05 1945

КОМАНДИРЫ НОВОЗЕМЕЛЬСКОЙ ВОЕННО-МОРСКОЙ БАЗЫ

Дианов Александр Иванович, капитан 1 ранга — 25.08 1942—16.09 1944

Жмакин Дмитрий Георгиевич, капитан 1 ранга — 16.09 1944—09.05 1945

КОМАНДИРЫ КАРСКОЙ ВОЕННО-МОРСКОЙ БАЗЫ

Киселев Сергей Васильевич, капитан 1 ранга — 10.03 1944—10.03 1945

Васильев Павел Николаевич, капитан 2 ранга — 10.03—09.05 1945



#2 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 24 Ноябрь 2013 - 22:51

В студеных водах Заполярья

Стратегическое значение Северного мор­ского театра в годы войны определялось прежде всего круглогодичным открытым выходом через Мурманский порт на оке­анские коммуникации, по которым из США и Великобритании в Советский Со­юз доставлялись ленд-лизовские грузы, а также шли перевозки между портами Си­бири, Дальнего Востока и европейской ча­сти России. Кроме того, важную роль иг­рали исключительно богатые природные ресурсы Севера.

В ходе Великой Отечественной войны операционная зона Северного флота включала вначале Баренцево, Белое, Кар­ское и частично Норвежское моря, а в последующем была расширена до Ново­сибирских островов. На западе по согла­шению с англичанами устанавливалась разграничительная линия. Она проходи­ла по меридиану норвежского порта Тромсе.

Северный флот был самым молодым опе­ративным формированием нашего флота. Он был создан 1 июня 1933 г. и из-за ма­лочисленности до 11 мая 1937 г. назы­вался Северной военной флотилией. На протяжении всей войны флотом командо­вал вице-адмирал Арсений Григорьевич Головко, получивший в 1944 г. воинское звание адмирала.

В состав Северного флота входили брига­да подводных лодок, 1-й отдельный диви­зион эскадренных миноносцев, силы ох­раны водного района главной базы, ко­рабли и катера Беломорской военно-морской базы, Мурманский укрепленный район, силы противовоздушной обороны и военно-воздушные силы. Эти части и соединения насчитывали всего 15 подвод­ных лодок, 8 эскадренных миноносцев, в том числе 5 типа "Гневный" и 3 типа "Но­вик", 7 сторожевых кораблей, 2 тральщи­ка, минный заградитель, 14 охотников за подводными лодками, 116 самолетов, а также батареи береговой и противовоз­душной обороны.

В начале войны для военных нужд было отмобилизовано 255 судов, часть из кото­рых переоборудовали в сторожевые кораб­ли и тральщики.

В ходе войны организационная структура флота совершенствовалась и развивалась. Рос флот и численно. Так, с началом войны была создана Иоканьгская военно-морская база, а Беломорская военно-морская база была переформирована в военную флотилию.

В 1942 г. в составе флота появилась Новоземельская, а в 1944 г. — Печенгская и Карская военно-морские базы. В том же, 1942-м г., решением Ставки Верховного Главнокомандования на отрезанных противником с суши полуостровах Рыбачий и Средний был создан Северный оборонительный район. С прибытием на Север с Тихоокеанского флота лидера "Баку" и эскадренных миноносцев "Разумный" и "Разъяренный" создали бригаду эскадренных миноносцев под командованием ка­питана 1 ранга (с 1944 г. контр-адмирала) П. И. Колчина, а с принятием в 1944 г. в состав флота отряда кораблей, прибывших из Англии, была создана эскадра под командованием контр-адмирала В. А. Фокина. В апреле 1945 г. были образованы Кольский и Беломорский оборонительные районы.

Действуя на приморском направлении, Северный флот высаживал морские десан­ты, оказывал огневое содействие сухопутным войскам и обеспечивал воинские морские перевозки.

На морском направлении силы Северного флота защищали внешние и внутренние морские коммуникации и нарушали морские перевозки противника. Разработан­ные в предвоенные годы оперативные планы предполагали уничтожение противни­ка в морских боях и сражениях в Баренцевом и Белом морях, содействие сухопут­ным войскам в захвате Петсамо, оборону совместно с сухопутными войсками по­луостровов Рыбачий, Средний и Кольский, предотвращение прорыва кораблей про­тивника в Белое море, оборону побережья этого моря и ограниченные крейсерские действия подводных лодок на коммуникациях противника.

Применение сил Северного флота в целом можно оценить как наиболее продуман­ное и грамотное из всех советских флотов. Ошибки были допущены лишь в самом начале войны. Совершенно необоснованно в июле—сентябре 1941 г. было выстав­лено около 1 тыс. мин и минных защитников в оборонительных минных загражде­ниях, а также 188 мин в Кандалакшском заливе и 275 мин в горле Белого моря. Та­кое решение, видимо, было принято под давлением руководителей, не разобрав­шихся в реальной обстановке. Вследствие нечеткой организации противовоздуш­ной обороны главной базы — Полярного 20 июля 1941 г. совершенно неоправданно погиб эскадренный миноносец "Стремительный", а в результате неналаженного взаимодействия разнородных сил в зоне обстрела береговой артиллерии погиб сто­рожевой корабль "Туман".

Заметим также, что в первые месяцы войны была упущена возможность нанести значительный урон противнику на морских коммуникациях. Именно в это время противники наиболее активно доставляли воинские грузы в Северную Норвегию, причем суда шли без охранения. Но командующий флотом и его штаб посчитали, что главным направлением в это время следует считать сухопутное, поскольку на нем решалась судьба сухопутного фронта, а следовательно, и системы базирования флота.

В 0 часов 56 минут 22 июня в штаб Северного флота пришла телеграмма за под­писью наркома ВМФ адмирала Н. Г. Кузнецова с приказанием перевести флот на оперативную готовность № 1. Через 19 минут этот сигнал был передан по флоту, а в 4 часа 25 минут было получено последнее донесение о выполнении мероприятий по переводу сил на оперативную готовность № 1. В середине дня началась мобили­зация флота.

В 22 часа береговая батарея № 221 под командованием старшего лейтенанта П. Ф. Космачева открыла огонь по тральщику противника. Флот вступил в войну, длившуюся, как и для всей страны, 1418 дней и ночей.



#3 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 24 Ноябрь 2013 - 22:57

Защищая союзные конвои

Существует мнение, что в годы Великой Отечественной войны советский Военно- Морской Флот не только не внес никакого вклада в разгром фашистской Германии и милитаристской Японии, но еще и отвлек на свое содержание значительные сред­ства. Опровергнуть это не сложно. Чего стоят одни только поставки грузов по ленд- лизу, в обеспечении которых активно участвовал флот. В годы холодной войны, да и позднее при потеплении в отношениях между СССР и США, об этих поставках не принято было говорить. А если о них и писали, то всегда оперировали одной и той же цифрой, что, дескать, ленд-лиз дал всего 4 процента от масштабов произ­водства отечественной промышленности. При этом никогда и нигде не упомина­лось содержание грузов и их ценность. Эти сведения всегда были секретными. За завесой секретности скрывалась истина и в конечном итоге принижались не только ленд-лизовские поставки, но и роль торгового и военного флотов. Напомним некоторые цифры. Из Великобритании Советский Союз получил 7400 самолетов, 4292 танка, 5000 противотанковых орудий, а из США — 14 795 самоле­тов, 7500 танков, 37 600 грузовых автомобилей, 51000 джипов, 8000 тягачей и другие грузы, среди которых были радиолокационные и гидроакустические стан­ции, снаряды, медикаменты, продовольствие... По отдельным видам ленд-лизовская техника все же была не мизерной, как ее хотят представить. В частности, по автомобилям она составила 70 процентов, по танкам —12 процентов, по самоле­там —10 процентов, в том числе по морской авиации — 29 процентов. От США, Великобритании и Канады советский Военно-Морской Флот получил 539 кораблей и катеров различных типов. Особенно ценными были 99 тральщиков и 53 десант­ных корабля, барж и катеров. Следует подчеркнуть, что некоторые виды поставляе­мой из-за границы техники в нашей стране не выпускались вообще. Это десантные корабли, радиолокационные и гидроакустические станции и др. Благодаря постав­кам грузовых автомобилей и тягачей во много раз повысились маневренные воз­можности советской пехоты. Вряд ли без столь внушительного подвижного состава Красная Армия смогла бы провести десять стратегических операций в кампанию 1944 г. Нет смысла доказывать очевидное. Значимость ленд-лизовских грузов, а следовательно и флотов, обеспечивавших их доставку, была огромной. По северному маршруту, который был самым коротким и в то же время самым опасным, за годы войны в Советский Союз было доставлено 4 млн тонн грузов, что составило 22,7 процента от общего количества поставок. Доставка грузов этим маршрутом занимала всего 10—14 суток. С мая 1942 г. грузы поступали через Юж­ную Атлантику, Индийский океан, Персидский залив, Иран и по Каспию в порты Советского Союза. По этой трассе доставлено 4,2 млн тонн (23,8%), а по тихооке­анскому пути прибыло 8 млн тонн (47,1%). Доставка грузов по тихоокеанской трассе, без учета провоза железнодорожным транспортом, занимала 18—20 суток, а через Атлантический и Индийский океаны суда шли около 75 суток. Что же представлял собой ленд-лиз? Первым шагом по оказанию помощи воевав­шим против Гитлера странам стала отмена конгрессом США эмбарго на поставку так называемых запретных или контрабандных грузов, установленных законом о нейтралитете от 1937 г. Но в связи с тем, что не все воевавшие страны имели до­статочные валютные резервы, президент США Ф. Рузвельт выдвинул идею о воз­можности передачи вооружений взаймы на определенных военно-экономических условиях. Билль о ленд-лизе был вынесен в сенат и палату представителей 10 янва­ря 1941 г. Слушания законопроекта велись почти два месяца. Дебаты охватили все Соединенные Штаты. Только 8 февраля 1941 г. палата представителей американ­ского конгресса одобрила этот законопроект. Месяц спустя, также после упорных обсуждений, билль был одобрен и сенатом. А 11 марта 1941 г. под текстом закона о ленд-лизе появилась подпись президента США Ф. Рузвельта.

В отношении Советского Союза 12 июля 1941 г. было подписано соглашение с Ве­ликобританией о совместных действиях против фашистской Германии. В соответ­ствии с этим договором с 16 августа 1941 г. Советскому Союзу был представлен кредит в 10 млн. фунтов стерлингов из расчета выплаты 3 процентов годовых сро­ком на 5 лет. С 6 сентября того же года поставки из Великобритании начали прово­диться на условиях ленд-лиза. Что же касается отношений с США, то с приездом в Москву советника президента Г. Гопкинса в конце июля 1941 г. вчерне были об­суждены некоторые аспекты будущих поставок, а спустя три месяца на трехсторон­ней встрече США, Великобритании и СССР стороны договорились по всем вопро­сам и подписали Московский договор. На основании этого документа в обмен на ленд-лизовские грузы Советский Союз обязался поставлять в США и Великобри­танию некоторые виды стратегического сырья, а также предметы традиционного российского экспорта. В обмен на воинские грузы от СССР союзники получали хромовую и марганцевую руду, золото, платину, лес, пушнину. 21 августа 1941 г. из Хваль-фиорда в Архангельск вышел первый союзный конвой из семи транспортов. Этому конвою было присвоено кодовое название "Дервиш". 31 августа конвой без потерь прибыл в Архангельск, а 28 сентября 1941 г. конвой QP-1 отправился в обратный путь. От США ленд-лизовские грузы стали поступать только с 7 ноября 1941 г. До этого грузы шли в счет кредита в 90 млн. долларов. Официально же закон о ленд-лизе для СССР был подписан президентом США только 11 июня 1942 г.

На протяжении всей войны задача защиты союзных конвоев для Северного флота была одной из главных. Прибытие каждого конвоя контролировалось не только наркомом Военно-Морского Флота, но и Ставкой и даже Верховным Главнокоман­дующим. Ответственность за весь маршрут от пунктов формирования до пунктов разгрузки конвоев несли англичане. Они создавали круговое охранение транспор­тов. В его состав входили эскадренные миноносцы, корветы, фрегаты, шлюпы, тральщики и охотники за подводными лодками. Кроме того, формировались отря­ды ближнего и дальнего или оперативного прикрытия. Они следовали параллель­ными курсами с конвоем, прикрывая его с южного направления. Северный же флот в своей операционной зоне лишь усиливал охранение.

Проследим действия сил союзников и Северного флота при проводке конвоев PQ- 16 и QP-12 в мае—июне 1942 г.

20 мая из Исландии вышел конвой QP-16 (30 союзных транспортов, включая одно судно с катапуль­той, и 5 советских транспортов, в охранении 5 эсминцев, 2 подводные лодки, 4 корвета, тральщик и 5 траулеров). Позднее к конвою присоединился отряд ближнего прикрытия (4 крейсера и 3 эсминца). Отряд дальнего прикрытия из состава флота метрополии вышел в район западнее острова Ян-Майен.

21 мая в 14 часов 55 минут из Мурманска вышел конвой QP-12 в составе 14 союзных транспортов и одного советского ("Кузбасс"). Океанский эскорт состоял из шести эсминцев, корабля ПВО, пяти тральщиков. Эсминцы "Грозный" и "Сокрушительный" должны были сопровождать конвой до мери­диана 30 градусов восточной долготы. На выходе конвой прикрывали истребители, велся поиск под­водных лодок противника. Три торпедных катера стояли в состоянии немедленной готовности к вы­ходу в районе Цып-Наволока.

25 мая конвои разошлись. Конвой QP-12 продолжал движение без помех со стороны противника. 30 мая входившие в его состав 14 транспортов прибыли в Исландию (транспорт "Кузбасс" из-за неис­правностей вернулся в Мурманск).

25 мая незадолго до встречи конвой PQ-16 был обнаружен воздушной разведкой противника. В тот же день последовал первый налет, в котором участвовали 19 торпедоносцев Не-111 и шесть бомбарди­ровщиков Ю-88. Противник потерял два Ю-88 и один Не-111. Был поврежден транспорт "Карлтон", который в сопровождении траулера повернул на обратный курс. 26 мая один транспорт был потоплен подводной лодкой. В тот же день отряд ближнего прикрытия из-за возросшей воздушной опасности отошел от конвоя.

27 мая конвой подвергался непрерывным воздушным атакам, в которых в общей сложности участво­вали семь торпедоносцев Не-111 и 101 бомбардировщик Ю-88. Зенитным огнем были сбиты три са­молета. Конвой потерял пять транспортов; четыре транспорта и входивший в состав охранения поль­ский эсминец "Гарланд" получили повреждения. Эсминец самостоятельно направился в Кольский за­лив, куда прибыл 29 мая.

Среди поврежденных судов был транспорт "Старый большевик". После попадания бомбы на судне на­чался сильный пожар, который удалось ликвидировать лишь через 8 часов. Справившись с огнем, "Старый большевик" догнал конвой и занял в нем свое место. Несмотря на значительные поврежде­ния, экипаж довел судно до порта назначения и сохранил основную часть груза. Пароход "Старый большевик" был награжден орденом Ленина, капитан И. И. Афанасьев, первый помощник капитана К.М.Петровский и рулевой Б. И. Аказенок были удостоены звания Героя Советского Союза.

28 мая к конвою присоединились эсминцы "Грозный" (капитан 3 ранга Н. В. Королев), "Сокрушитель­ный" (капитан 3 ранга М. А. Курилех) и "Валериан Куйбышев" (капитан-лейтенант А. И. Андреев). В последующие два дня PQ-16 неоднократно подвергался налетам торпедоносцев и бомбардировщиков противника. Ведя огонь из орудий главного калибра дистанционными гранатами, эсминцы "Грозный" и "Сокрушительный" сбили по два самолета, а "Валериан Куйбышев" — один.

В связи с приближением конвоя к месту назначения гидросамолеты Северного флота 29 мая начали поиск подводных лодок противника на подходах к Кольскому заливу.

29 мая к конвою присоединились вышедшие из Кольского залива шесть английских тральщиков. В тот же день для срыва налетов вражеской авиации семь самолетов ДБ-Зф бомбардировали аэродром Лаксэльвен, с которого авиация противника наносила удары по конвоям. На аэродроме начался по­жар, в результате которого и было уничтожено шесть вражеских самолетов.

30 мая бомбардировщики Ю-88 30-й бомбардировочной эскадры под прикрытием истребителей упорно атаковали конвой. На его прикрытие истребители 2-го гвардейского смешанного авиационно­го полка Краснознаменного 78-го и 95-го истребительных авиационных полков совершили 149 само- лето-вылетов. В воздушных боях были сбиты пять Ю-88 и два Ме-109. Кроме того, имеются данные, что были сбиты еще два Ю-88 и два Ме-109. На аэродром не вернулись три наших истребителя. В воздушном бою над конвоем, сбив три Ю-88, погиб командир авиаполка Герой Советского Союза подполковник Б. Ф. Сафонов. На его боевом счету было 22 самолета противника, сбитых лично, и три — в группе. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июня 1942 г. Б. Ф. Сафонову, первому в годы Великой Отечественной войны, было присвоено звание дважды Героя Советского Союза.

В 19 часов в Кольский залив вошла часть конвоя в составе 18 союзных и трех советских транспортов в сопровождении английских кораблей (3 эсминца, 2 подводные лодки, 4 корвета, 2 траулера, траль­щик). Вместе с мурманской группой конвоя вернулись эсминцы "Сокрушительный", "Грозный" и "Ва­лериан Куйбышев". Четыре союзных и два советских транспорта под эскортом эсминца, корабля ПВО и четырех (союзных) тральщиков последовали в Архангельск. В Белом море проводку кораблей и су­дов конвоя осуществляли ледокол "И.Сталин", сторожевой корабль "Дежнев", ледокольный буксир и два тральщика 1 июня два транспорта пришли в Молотовск, четыре — в Архангельск. Из состава конвоя в английской зоне было потоплено семь транспортов; транспорт и траулер возвра­тились в Исландию.

Транспорты конвоя PQ-16 доставили в СССР 321 танк, 124 самолета, 2507 автомо­билей и другие грузы. Так же детально, используя архивные материалы, можно описать переход каждого из 77 союзных конвоев, проследовавших северной трас­сой.

С марта 1942 г. все мероприятия по обороне союзных конвоев планировались в форме так называемых конвойных операций, которыми руководил командующий флотом А. Г. Головко. После того как было сорвано наступление немцев на Мур­манск и Полярный, а также после поражения гитлеровских войск под Москвой на северной трассе становилось все напряженнее с каждым днем. Если до конца 1941 г. на союзные перевозки немецкое командование по существу не обращало внимание, то уже 14 марта 1942 г. Гитлер подписал специальный приказ об акти­визации действий своего флота против союзных конвоев. Адмиралу Деницу он приказал сосредоточить в Арктике крупную группировку подводных лодок, а ко­мандующему 5-м воздушным флотом генерал-полковнику Штумпфу — сосредото­чить на аэродромах Северной Норвегии торпедоносцы Не-111. С апреля 1942 г. не­мецкая авиация приступила к массированным налетам на Мурманск. Кстати, пер­вое судно на этой трассе было потеряно 7 января' 1942 г. Им оказался английский пароход "Вазиристан", шедший в составе конвоя PQ-7. А через десять суток, также от торпеды немецкой подводной лодки, погиб и первый корабль охранения. Это был британский эсминец "Матабеле" из конвоя PQ-8.

В рамках конвойных операций в своей операционной зоне, которая располагалась восточнее меридиана, проходившего через норвежский порт Тромсе, еще до выхода конвоев из английских портов производилась воздушная разведка. Во время разве­дывательных полетов вскрывалась обстановка в районе и определялась граница распространения льдов. Полученная информация обобщалась, анализировалась, а затем уже принималось решение на проведение операции. Маршруты движения конвоев старались проложить по возможности севернее, то есть подальше от немец­ких аэродромов. Как правило, конвои следовали вдоль кромки льда. При подходе конвоя к острову Медвежий интенсивность разведывательных полетов возрастала. Авиация почти непрерывно вела наблюдение за ближайшими аэродромами и воен­но-морскими базами противника. Развернутым на морских коммуникациях под­водным лодкам на период прохождения конвоя предписывалось вести наблюде­ние за перемещениями крупных кораблей противника и при возможности атако­вать их.

Для ослабления сил противника авиация флота наносила удары по его аэродромам; особенно они были мощными при скоплении на аэродроме ударной авиации. Часть истребителей выделялась для перехвата ударной авиации противника. В ра­диусе действия истребительной авиации она действовала методом "дежурство в воз­духе", осуществляя непосредственное прикрытие конвоев от ударов с воздуха. Осо­бенно большое значение уделялось истребительному прикрытию портов. Часть самолетов и корабельные поисково-ударные группы производили конт­рольный поиск плавающих мин и подводных лодок противника по маршруту пере­хода конвоя. Тральщики вели контрольное траление мин на подходных фарватерах, на входе в Кольский залив и в горле Белого моря.

Для усиления непосредственного охранения транспортов из состава Северного фло­та выделялись эскадренные миноносцы, сторожевые корабли и большие охотники, которые встречали конвой в районе острова Медвежий, где по приказанию коман­дира конвоя занимали место в общем походном порядке. На период проведения операции повышалась готовность всех сил флота, которые составляли своего рода резерв. Кроме того, осуществляли навигационно-гидрографическое, гидрометеоро­логическое, аварийно-спасательное обеспечение, а в зимнее время ледокольную проводку судов в районе Белого моря.

Эти операции явились ответной мерой на действия германского флота в арктиче­ских морях. Первая крупная акция гитлеровцев против союзных конвоев под кодо­вым наименованием операция "Шпортпалас" была проведена в марте 1942 г. На перехват конвоя QP-8 вышел линейный корабль "Тирпиц" в охранении трех эсмин­цев. В результате этой операции был потоплен отставший от конвоя транспорт "Ижора". 4 июля 1942 г. Гитлер отдал приказ о проведении очередной операции под кодовым наименованием "Росселыппрунг" с целью уничтожить конвой PQ-17. Вот что сохранилось в архиве о трагедии этого конвоя.

27 июня из Хваль-фиорда вышел конвой в составе 36 транспортов (в том числе советские танкеры "Азербайджан" и "Донбасс") и трех спасательных судов. Два судна вскоре получили навигационные повреждения и вернулись. В состав эскорта входили английские корабли: 6 эсминцев, 4 корвета, 2 подводные лодки, 2 корабля ПВО, 7 тральщиков. Коммодор конвоя — Даудинг, командир кораблей эскорта — капитан 3 ранга Брум. Южнее конвоя шел отряд ближнего прикрытия в составе 4 крейсеров и 3 эсминцев (контр-адмирал Гамильтон). В восточной части Норвежского моря маневрировал отряд дальнего прикрытия в составе 2 линкоров, авианосца, 2 крейсеров, 14 эсминцев (адмирал Тови). К 28 июня у побережья Северной Норвегии были развернуты подводные лодки Северного флота К-2, К-21, К-22, Щ-403 и девять английских. По приказу Ставки ВГК на аэродромах Кольского полуострова бы­ло сосредоточено 234 самолета (к началу операции исправных — 116).

Для разгрома конвоя немецко-фашистское командование разработало операцию "Росселыппрунг" ("Ход конем"). В Норвегии было сосредоточено 264 самолета, в том числе 133 бомбардировщика и 57 торпедоносцев. Против конвоя должны были действовать 11 подводных лодок. Две боевые группы надводных кораблей находились в Тронхейме (линкор Тирпиц", тяжелый крейсер "Адмирал Хиппер", 4 эсминца) и в Нарвике (тяжелые крейсера "Адмирал Шеер", "Лютцов", 6 эсминцев).

I июля воздушная разведка противника обнаружила конвой в Норвежском море. На следующий день конвой подвергся первой атаке авиации противника, однако торпедоносцы Не-115 906-й береговой авиационной группы успеха не добились. Один самолет был сбит. Безрезультатными в течение 2—

3 июля оказались и действия подводных лодок. 4 июля конвой атаковали торпедоносцы Не-115 906-й береговой авиагруппы и Не-111 26-й бомбардировочной эскадры. Были повреждены три союз­ных судна и советский танкер "Азербайджан". Транспорты союзников были добиты кораблями эскор­та, поврежденный "Азербайджан" продолжал следовать с конвоем. Вражеская авиация потеряла три торпедоносца Не-111.

4 июля в 22 часа 30 минут по приказу английского адмиралтейства в связи с донесением разведки о выходе в море вражеской эскадры транспорты конвоя PQ-17 были рассредоточены, а эсминцы не­посредственного охранения и корабли ближнего прикрытия отошли на запад для соединения с отря­дом дальнего прикрытия.

5 июля около 11 часов немецкая эскадра (линкор "Тирпиц", тяжелые крейсера "Адмирал Хиппер", "Адмирал Шеер", 7 эсминцев и 2 миноносца) вышла в море. Вскоре в районе к северу от Гаммерфеста подводная лодка К-21 (капитан 2 ранга Н. А. Лунин) обнаружила ее, атаковала торпедами линкор и донесла об этом командованию. В тот же день эскадра была обнаружена самолетом и подводной лодкой англичан, которые также донесли о ее появлении. Перехватив эти радиограммы, немецкое ко­мандование приказало эскадре вернуться в Альтен-фиорд.

5-10 июля немецкая авиация и подводные лодки преследовали и атаковали неохраняемые суда кон­воя, потопив в северо-восточной части Баренцева моря 20 транспортов и спасательное судно. В эти дни три — четыре эсминца Северного флота ежедневно вели поиск транспортов в районе от Кольского залива до мыса Канин Нос и до параллели пролива Маточкин Шар. В поисках участвовали самолеты ГСТ, "Каталина", МБР-2, Пе-3. Для прикрытия транспортов с воздуха в Поной был перебазирован 95-й истребительный авиаполк. Авиация Северного Флота наносила удары по аэродромам противни­ка. Тральщики Беломорской флотилии производили траление в Белом море. Для перехвата надводных кораблей противника в Порсангер-фиорд были высланы дополнительно подводные лодки Щ-422 и М-173.

6— 9 июля в различных бухтах Новой Земли укрылись 11 транспортов и 12 кораблей охранения кон­воя PQ-17.

7 июля сторожевой корабль "Сапфир" (старший лейтенант М. Г. Паровенко), высланный на помощь подходившему к Белому морю танкеру "Донбасс", был атакован 18 немецкими самолетами, которые сбросили на корабль 70 бомб. "Сапфир" отразил все атаки, подбив два бомбардировщика, но от близ­ких взрывов получил серьезные повреждения и потерял .ход. Аварийные партии во главе со старшим инженер-лейтенантом В. Г. Румянцевым и главным старшиной И. О. Воронковым заделали пробоины. Были введены в строй главная машина, радиостанция. Корабль своим ходом дошел до полуострова Канин, где ему на помощь подошли два тральщика и спасательное судно "Шквал". 7 июля от Новой Земли в Архангельск вышли 4 союзных транспорта и 11 кораблей охранения (2 ко­рабля ПВО, корветы, тральщики), сгруппировавшиеся в конвой. Во льдах и тумане конвой разделился на две группы. 10 июля в 80 милях к северу от мыса Святой Нос фашистская авиация произвела не­сколько налетов на конвой, повредив два транспорта, которые затем были добиты подводными лодка­ми противника и кораблями охранения. Обеспечивая прикрытие транспортов, самолеты Пе-3 в 60 милях к северу от мыса Святой Нос перехватили группу вражеских бомбардировщиков и в воздуш­ном бою сбили четыре и повредили три Ю-88.

В тот же день оставшиеся два транспорта и корабли охранения прибыли в Иоканыу. Под прикрытием истребителей Пе-3 союзный конвой, усиленный сторожевым кораблем "Гроза", тральщиком Т-101, катером МО №113, вышел в Архангельск, куда прибыл 11 июля.

9 июля советский танкер "Донбасс" (капитан М. И. Павлов), американский транспорт "Беллингэм" и английское спасательное судно "Рэтлин" самостоятельно прибыли в Архангельск, отразив по пути не­сколько налетов фашистской авиации.

10 июля в районе мыса Канин Нос подверглись воздушному налету четыре эсминца Северного флота, возвращавшиеся с поисков транспортов конвоя. Два из них были легко повреждены. Эсминец "Вале­риан Куйбышев" сбил Ю-88.

11 июля из Иоканьги и Кольского залива в район Новой Земли для поиска транспортов и шлю­пок с людьми с потопленных судов вышли тральщик Т-884 и минный заградитель "Мурман". Они обошли бухты южного острова Новой Земли и оказали помощь находившимся там союзным мо­рякам.

16 июля для оказания помощи американскому транспорту "Уинстон Сэйлем" и перевода иностранных транспортов в Архангельск из Иоканьги на Новую Землю вышли тральщики Т-880, Т-883, Т-886 и Т-887 под командованием командира 1-го дивизиона тральщиков Иоканьгской военно-морской ба­зы капитан-лейтенанта Л. И. Кукора, а из Архангельска — три английских корвета, на которых нахо­дились офицеры штаба Беломорской военной флотилии и коммодор конвоя PQ-17 Даудинг. На Но­вую Землю направился также советский транспорт "Диксон" (капитан О. 3. Филатов).

18 июля минный заградитель "Мурман" обеспечил переход поврежденного танкера "Азербайджан" из Русской гавани в Маточкин Шар, где находились пять иностранных транспортов. 20—24 июля из Маточкина Шара в охранении минного заградителя "Мурман", тральщика Т-884, трех английских корветов и траулера все эти суда были переведены в Белое море. Командовал конвоем ка­питан 2 ранга И. Ф. Котцов. В районе острова Колгуев в охранение конвоя вступили эсминцы "Вале­риан Куйбышев", "Урицкий" и пять английских кораблей. В Белом море конвой прикрывали истреби­тели.

23 июля тральщики Т-880, Т-88Э, Т-886, Т-887 и пароход "Диксон" после нескольких дней изнури­тельной работы сняли с мели транспорт "Уинстон Сэйлем" и вместе с ним вышли с Новой Земли. 28 июля американский транспорт был приведен в Архангельск.

Из 36 транспортов конвоя PQ-17 два судна вернулись в Исландию, до Архангельска дошли 11, 23 по­гибли, причем 20 из них были потеряны после приказа рассредоточиться. Из трех спасательных судов до Архангельска дошли два. На потопленных судах погибло 153 человека. Советскими кораблями и судами было спасено около 300 английских и советских моряков. В море было потеряно 3350 автома­шин, 430 танков, 210 самолетов и около 100 тыс. тонн грузов.

В период с 5 по 27 июля корабли Северного флота совершили 193 выхода для поиска, встречи, конво­ирования транспортов и для траления мин. Авиация флота выполнила 304 вылета на разведку, поиск и прикрытие транспортов.

После разгрома конвоя PQ-17 до сентября 1942 г. отправка конвоев в Советский Союз была приостановлена. Вначале англичане ссылались на сильное противодей­ствие со стороны германской авиации и подводных лодок, затем отсрочку с отправ­кой конвоев они мотивировали подготовкой к Северо-Африканской десантной опе­рации. В этих условиях моряки торговых флотов прибегали к так называемым "ка­пельным рейсам", когда одиночные суда совершали переход без охранения. Первен­цем этих сложных рейсов стал пароход "Беломорканал", совершивший переход из США в СССР. Только в сентябре в обоих направлениях прошли конвои PQ-18 и QP-14. И опять У. Черчилль уведомил И. Сталина об отсрочке конвоев до заверше­ния десантной операции в Северной Африке. Снова в октябре—ноябре 1942 г. по­шли "капельные рейсы". Наконец, 17 ноября в условиях сильного шторма и снего­пада из Архангельска вышел конвой QP-15 в составе 28 транспортов и 11 кораблей охранения. В районе мыса Большой Городецкий к конвою присоединились вышед­шие из Кольского залива лидер "Баку" и эсминец "Сокрушительный". 20 ноября шторм усилился до 11 баллов. При почти нулевой видимости и частых снежных зарядах в конце концов корабли потеряли конвой. Не дойдя до назначен­ной точки, "Баку" и "Сокрушительный" получили разрешение возвратиться в базу. Последовательно меняя курс и удерживая скорость 5 узлов, эсминец "Сокруши­тельный" приближался к берегу. В 14 часов 30 минут в кормовом кубрике услыша­ли сильный треск. Это лопались листы настила верхней палубы между кормовой надстройкой и 130-мм орудием. В течение трех минут кормовая часть корабля ото­рвалась и затонула, унеся с собой шесть матросов, не успевших покинуть румпель- ное отделение и другие кормовые отсеки. Корабль потерял ход. Его сразу же развер­нуло лагом к волне. Бортовая качка достигала 45—50 градусов. Первым получил приказ оказать помощь терпящему бедствие "Сокрушительному" лидер "Баку", ко­торый и сам находился в плачевном состоянии. Только в 17 часов 55 минут 21 но­ября к "Сокрушительному" подошел эсминец "Разумный". Попытки взять эсминец на буксир не увенчались успехом из-за сильного волнения. Буксирный конец рвал­ся как тонкая нить. Правда, на борт "Разумного" сумел перепрыгнуть один матрос. В 18 часов 15 минут подошли эсминцы "Валериан Куйбышев" и "Урицкий". С по­мощью сооруженных канатных дорог на "Валериан Куйбышев" удалось принять 179 человек, а на "Урицкий" — всего 11.

Когда корабли отошли от остававшейся на плаву части "Сокрушительного", на его борту оставалось 15 человек под командованием командира минно-торпедной бое­вой части старшего лейтенанта Г. Е. Лекарева. Но не было на борту командира ко­рабля капитана 3 ранга М. А. Курилеха, который, нарушив статьи Корабельного ус­тава и традиции русского флота, одним из первых покинул терпящий бедствие ко­рабль.

25 ноября возобновили спасательные работы, направив в район бедствия два траль­щика. Но ни им, ни ведущим поиск самолетам и подводной лодке не удалось найти эсминец. Всего из экипажа "Сокрушительного" погибло 35 человек: 6 — в момент аварии, 14 — в ходе спасательных работ и 15 — оставшихся на аварийном кораб­ле.

С декабря 1942 г. движение конвоев по северной трассе возобновилось и не прекра­щалось до окончания войны. Немецкое командование не раз предпринимало по­пытки нарушить судоходство в Арктике, но безуспешно. Всего за годы войны в се­верные порты Советского Союза пришел 41 конвой, а в обратном направлении убыло 36.

В состав этих конвоев входило 1464 судна, на которых было доставлено в СССР 4 млн тонн грузов, а вывезено около 1,4 млн тонн. На северных трассах потери со­ставили 103 транспорта, в том числе 12 советских, 47 американских, 35 англий­ских, 7 панамских, 1 датское и 1 норвежское. При защите союзных конвоев было потеряно 8 эскадренных миноносцев, в том числе советские "Сокрушительный" и "Деятельный", английские крейсера "Тринидад" и "Эдинбург", 3 шлюпа, 2 фрегата, 3 корвета и 3 тральщика.

В свою очередь силы охранения конвоев потопили линейные корабли "Шарнхорст" и "Тирпиц", вспомогательный крейсер "Бремзе", минный заградитель "Ульм", 3 эскадренных миноносца, 33 подводные лодки и сбили несколько десятков само­летов.

В целом Северный флот с задачей по защите союзных конвоев справился вполне удовлетворительно. Потери в конвоях составили всего 7 процентов от числа прове­денных в обоих направлениях судов. При этом почти 30 процентов этих потерь на совести британского адмиралтейства: 23 погибших судна из состава конвоя PQ-17 и 7 судов из состава конвоя QP-13, который на подходах к Исландии по халатности зашел на английское минное заграждение и в считанные минуты потерял почти третью часть своего состава. Из 44 транспортов, совершивших переход без охране­ния, 38 достигли пунктов назначения.



#4 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 24 Ноябрь 2013 - 23:06

На внутренних коммуникациях

На протяжении всей войны важное значение имели внутренние морские коммуни­кации, в том числе арктические. Особенно их роль возросла после того, как против­нику удалось перерезать Кировскую железную дорогу и Беломоро-Балтийский ка­нал. Перевозки осуществлялись между портами Белого и Баренцева морей, через Кольский и Мотовский заливы снабжали воинскими грузами защитников полуост­рова Рыбачий и Средний, а через арктические моря поддерживали связь с Дальним Востоком. За годы войны силами Северного флота было перевезено более 1 млн человек и свыше 1,6 млн тонн грузов, в том числе 88 самолетов, 380 танков, 12 тыс. автомобилей, около 4 тыс. орудий и др.

Исходя из общего плана молниеносной войны, германское командование вообще не планировало вести борьбу на морских коммуникациях в Заполярье. Когда же планы немецкого командования были сорваны и линия фронта стабилизировалась, а сама война приняла затяжной характер, положение изменилось. Из месяца в ме­сяц противник наращивал силы, действовавшие на наших внутренних морских со­общениях. До конца 1941 г. несколько набегов на морские коммуникации совер­шили эскадренные миноносцы из состава 6-й немецкой флотилии, прибывшие в Киркинес 11 июля. Уже 13 июля в районе острова Харлов пять эсминцев атаковали тральщики "Молотов" и "Кумжа", следовавшие в охранении сторожевого корабля "Пассат". В неравном бою погиб почти со всем экипажем "Пассат". Был потоплен тральщик "Молотов", а тральщик "Кумжа", получив повреждения, выбросился на бе­рег.

На перехват кораблей противника вышли эскадренные миноносцы "Громкий", "Гремящий", "Стремительный", "Валериан Куйбышев" и "Урицкий". Но после прове­денной доразведки командующий флотом приказал всем эсминцам вернуться в главную базу, поскольку они уступали противнику в мощи артиллерийского огня. Правда были предприняты попытки нанести по отходящему противнику удар мор­ской авиацией, но из-за того, что летчики сбрасывали бомбы с больших высот, ни одного попадания в цель достигнуто не было.

В своих воспоминаниях, опубликованных в 1958 г., А. Г. Головко так характеризо­вал этот неприятный для флота эпизод: "...Видимо, занятый сухопутными делами, беспокоясь за положение базы, я допустил здесь ошибку, не обеспечив разведку со стороны моря".

24 июля к северо-востоку от Териберки четыре немецких эсминца потопили гидро­графическое судно "Меридиан", на котором погибли 46 человек. И снова 15 совет­ских самолетов сбрасывали бомбы с высоты более 2 тыс. метров, но не добились ни одного попадания. Причем прибывшим истребителям противника удалось сбить два наших самолета.

Особенно неприятным был набег трех вражеских эсминцев 10 августа. На Кильдинском плесе они атаковали дозорный сторожевой корабль "Туман", который дал оповещение о появлении вражеских кораблей и стал отходить в сторону берега, но вторым залпом был поврежден. Был убит командир корабля лейтенант Л. А. Шестаков. В управление потерявшим ход кораблем вступил помощник командира Л. А. Рыбаков. Следующим залпом был сбит Военно-морской флаг. Рискуя жиз­нью, краснофлотцы К. Д. Семенов и К. В. Блинов подняли новый флаг. Неравный бой продолжался более 20 минут. До последней возможности экипаж вел борьбу за живучесть корабля, но повреждения были настолько серьезными, что в конце кон­цов корабль затонул. Этот бой проходил в зоне обстрела береговых батарей, распо­ложенных на мысу Сеть-Наволок и острове Кильдин. Командиры батарей сами не решались открыть огонь и вели длительные переговоры с командными пунктами Мурманского укрепленного района и флота. Огонь был открыт, когда эсминцы противника уже начали отход. При этом их атаковали семь самолетов. На этот раз эсминец "Рихард Байтцен" получил повреждения.

Со временем оборона судоходства в Заполярье стала более организованной. Шта­бом флота были разработаны мероприятия по противолодочной, противоминной и противовоздушной обороне районов судоходства. На подходах к базам, пунктам ба­зирования сил флота и портам были выставлены корабельные дозоры. Затем их выставили и в проливных районах. Корабли дозора не только вели борьбу с подвод­ными лодками противника, но и решали задачи постов противоминного наблюде­ния. К дозорной службе, как правило, привлекались сторожевые корабли, переобо­рудованные из рыболовецких траулеров. Эти корабли имели слабое зенитно-артиллерийское вооружение и примитивные средства борьбы с подводными лодками, поэтому часто становились жертвой и немецких подводных лодок, и авиации. Так, 11 августа 1941 г. германская подводная лодка У-451 на линии дозора между мы­сами Святой Нос и Канин Нос потопила сторожевой корабль "Жемчуг" со всем экипажем.

С июля 1941 г. на Северном флоте была введена система конвоев, а с 14 августа то­го же года началось систематическое траление мин в районе главной базы флота. Затем эти действия распространились и на другие районы. Благодаря хорошо орга­низованному противоминному обеспечению за всю войну на минах погибли всего два транспорта и столько же боевых кораблей и вспомогательных судов. При этом противником было выставлено около 1600 мин.

Подсчитано, что на внутренних морских коммуникациях в 1471 конвое силами Се­верного флота было проведено 2568 судов. При этом потери составили всего 11 транспортов, из которых 7 потопили подводные лодки, 2 уничтожила авиация и 2 подорвалось на минах. Без корабельного охранения суда совершили более 600 рейсов — потери также были незначительными. Три транспорта удалось потопить немецким подводным лодкам, и одно — надводным кораблям. Причина гибели еще одного судна так и не установлена. На внутренних коммуникациях было потеряно 13 кораблей охранения, 18 кораблей обеспечения и 17 вспомогательных судов. Авиации противника также удалось потопить 15 мелких плавсредств. Это были мо­тоботы и дрифтерботы, за которыми в Мотовском заливе германские летчики уст­раивали буквально охоту. Один мотобот потопила германская подводная лодка. Еще меньших успехов немцы добились в Арктике. 10 июля 1941 г. из Архангель­ска в Арктику вышел первый конвой в составе семи транспортов в охранении сто­рожевого корабля. А 5 августа в охранении двух сторожевых кораблей и тральщика из Архангельска в Арктику было проведено 9 транспортов, 2 ледокольных парохода и 2 мотобота. В последующем в начале и по окончанию арктической навигации си­лами Северного флота и Беломорской военной флотилии проводились так называ­емые конвойные операции по выводу или вводу из Арктики и в Арктику ледоколов. Первая такая операция была проведена с 18 октября по 27 декабря 1941 г. Возглав­лял эту операцию командующий Беломорской военной флотилией вице-адмирал Г. А. Степанов. Непосредственно в Арктике выводом судов руководил командир Се­верного отряда кораблей капитан 1 ранга Н. П. Аннин. В конвоировании судов при­нимали участие эскадренные миноносцы "Урицкий" и "Валериан Куйбышев", семь сторожевых кораблей и десять тральщиков. За время проведения конвойной опера­ции этими силами в Архангельск было проведено 34 транспорта, 5 ледокольных судов, 2 вспомогательных судна и 6 мотоботов. Для авиационного прикрытия было выделено семь бомбардировщиков и звено истребителей, которые совершили более ста вылетов на разведку, поиск подводных лодок и надводных кораблей противника и для истребительного прикрытия.

Следует подчеркнуть, что и немецкое командование большое значение уделяло арк­тическим районам. Еще в 1940 г. оно спланировало и успешно провело операцию под кодовым наименованием "Зеленый случай". Эта операция проводилась в целях разведки Северного морского пути. 14 августа 1940 г. немецкий вспомогательный крейсер "Комет", замаскированный под грузовое судно, вошел в пролив Маточкин Шар. Свое появление в этом районе командир судна обосновал трудностью проры­ва в Атлантику. Командир судна капитан 2 ранга Эйссен еще в годы первой миро­вой войны на вспомогательном крейсере "Метеор" плавал в этих районах. В июне 1915 г. он осуществлял постановки минных заграждений в горле Белого моря. Свя­занный договором с Германией, И. В. Сталин решил помочь немцам вырваться из ловушки. Он приказал начальнику Главсевморпути И. Д. Папанину включить в план арктических операций немецкое судно и обеспечить его проводку Северным морским путем в Тихий океан. Этот переход для германского штаба имел большое значение.

В связи с предстоящим прибытием с Тихоокеанского флота для усиления Северно­го флота Экспедиции особого назначения в составе лидера "Баку" и эскадренных миноносцев "Разумный" и "Разъяренный" немецкое командование решило нанести удар по нашим арктическим коммуникациям и портам. В операции, получившей кодовое название "Вундерланд" ("Страна чудес'), приняли участие тяжелый крейсер "Адмирал Шеер" и пять подводных лодок.

16 августа "Адмирал Шеер" вышел из Нарвика. Обогнув с севера Новую Землю, рейдер проник в Карское море. На борту крейсера имелся гидросамолет "Арадо", со­вершивший с 19 по 24 августа 11 разведывательных полетов. 24 августа немецкий гидросамолет был обнаружен нашими полярниками с острова Гейберга, однако их донесение не получило должной оценки ни в штабе флота, ни в штабе Беломорской военной флотилии. В этот же день немецкая подводная лодка на подходах к Диксо­ну потопила транспорт "Куйбышев". Судно погибло со всем экипажем. В ночь на 25 августа во время очередного разведывательного полета немецкий са­молет разбился. Для "Адмирала Шеера" это была тяжелая утрата. Днем с крейсера обнаружили советский ледокольный пароход "Александр Сибиряков", который шел на Северную Землю с имуществом для полярников. Фашистский корабль поднял американский флаг и потребовал сообщить ледовую обстановку в проливе Вилькицкого и место конвоя. Но командир "Александра Сибирякова" старший лейтенант А. А. Качарава опознал крейсер и открытым текстом передал радиограмму на Дик­сон о встрече с немецким рейдером. Неравный бой длился около 20 минут. После гибели "Александра Сибирякова" "Адмирал Шеер" предпринял попытку пройти в пролив Вилькицкого, где в это время находился следовавший с Дальнего Востока конвой, но из-за тяжелой ледовой обстановки от этого плана немцы отка­зались и взяли курс к порту Диксон. Но, не рискуя продолжать рейдерство в Кар­ском море, 29 августа "Адмирал Шеер" покинул район и 30 августа возвратился в Нарвик.

Германское командование, недовольное результатами рейдерства, отказалось от по­добной операции под кодовым названием "Двойной удар".

В дальнейшем немецкое командование использовало в Арктике только подводные лодки, которым, однако, не удалось серьезно затруднить судоходство в этом районе. Лишь однажды, в октябре 1943 г., немецкой подводной лодке удалось потопить транспорты "Архангельск" и "Киров".

Кстати, после прорыва "Адмирала Шеера" в Карское море севернее Новой Земли была нарезана позиция для боевого патрулирования подводных лодок. Из-за ее удаленности, сложности гидрометеоусловий, а также малой вероятности встречи с противником подводники ее назвали "неблагодарной". Но все же во время очеред­ного похода к северо-востоку от мыса Желания 28 августа 1943 г. подводная лодка С-101 под командованием капитан-лейтенанта Е. Н. Трофимова обнаружила, ата­ковала и потопила возвращавшуюся после минной постановки в устье реки Оби не­мецкую подводную лодку У-639.



#5 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 24 Ноябрь 2013 - 23:14

Атаки у берегов Норвегии

На протяжении всей войны перед Северным флотом ставилась задача нарушения морских коммуникаций противника, которые проходили вдоль берегов Норвегии. Транспорты шли как с воинскими, так и с экономическими грузами. Из Германии для армии "Норвегия" везли боеприпасы, топливо, продовольствие, медикаменты, а также пополнение в личном составе. Заметим, что из-за отсутствия в северной час­ти Норвегии развитых дорожных магистралей морские пути были единственным связующим звеном фронта с тылом. В обратном направлении суда следовали со стратегическим сырьем. В Германию вывозили главным образом никелевую и же­лезную руду. Средний грузооборот на этой коммуникации доходил до 6 млн тонн в год.

Планируя действия на морских коммуникациях, вице-адмирал А. Г. Головко ста­рался привлечь разнородные силы, но все же главная тяжесть борьбы легла на под­водные лодки, которые действовали у берегов Норвегии с первого до последнего дня войны.

К началу войны в составе Северного флота была бригада подводных лодок, которой командовал контр-адмирал Н. И. Виноградов, а затем в марте 1943 г. его сменил контр-адмирал И. А. Колышкин. В бригаду входило девять больших и средних ло­док и шесть малых — типа "Малютка". Базировались они на Полярный. На боевое применение подводных сил оказывали влияние несколько факторов: уровень пред­военной боевой подготовки, техническое состояние подводных лодок, характер про­тиводействия противника и т. д.

Если говорить об уровне боевой подготовки, то она была не на высоте. Сказывалась гибель в мирное время подводных лодок Щ-424 (20 октября 1939 г.) и Д-1 (13 но­ября 1940 г.). После этого командирам было запрещено погружаться в районах, где глубины превышали рабочую глубину подводных лодок. А поскольку в Баренцевом море полигонов с такими глубинами просто не существовало, приходилось в лет­ние месяцы для отработки задач боевой подготовки всей бригаде уходить в мелко­водное Белое море. Учебные торпедные атаки допускалось упрощать: выполнять в светлое время, стрелять одиночными торпедами по неподвижной цели, часто ими­тируя пуск торпеды воздушным пузырем.

Крупным недостатком наших подводных лодок было то, что они не имели гидро­акустических и радиолокационных станций, а перископные антенны появились на семи подводных лодках только в середине 1944 г. Все это ограничивало деятель­ность лодок в темное время суток, полностью исключало выход в бесперископные атаки, а для осуществления приема-передачи радиодонесения надо было всплывать в надводное положение.

За время войны противодействие противника все более нарастало. Если в начале войны участвовали только ограниченные силы бывшего норвежского флота и ма­лочисленный финский отряд катеров, то уже 11 июля 1941 г. на Север прибыла 6-я немецкая флотилия эскадренных миноносцев в составе 5 единиц, затем 2 подвод­ные лодки и минный заградитель. В дальнейшем, особенно после того как были со­рваны планы наступления немецких войск на Мурманск, в базы Северной Норве­гии были перебазированы не только флотилии тральщиков, сторожевых кораблей, охотников за подводными лодками и эскадренных миноносцев, но и линейные ко­рабли "Тирпиц" и "Шарнхорст".

В первые месяцы войны советские подводные лодки действовали позиционным методом. Для них вдоль побережья Норвегии было нарезано восемь позиций. Этот метод применяли, во-первых, из-за недостаточной подготовленности командиров подводных лодок, во-вторых, по причине отсутствия опыта в управлении разверну­той в море группировкой подводных лодок у штаба флота, и, в-третьих, вследствие сложной обстановки на сухопутном фронте. Позиционный метод обрекал подвод­ные лодки на пассивное ожидание целей в пределах обширных позиций. В первые месяцы войны командиры подводных лодок при выходе в атаку выпуска­ли по одной торпеде. Сказывались влияние предвоенной боевой подготовки и тре­бования руководящих документов. Успешность таких атак была низкой. Выполнив до конца сентября 1941 г. 22 торпедные атаки, было потоплено всего 4 транспорта. Так, 27 июня подводная лодка Щ-401 под командованием старшего лейтенанта А. Е. Моисеева на рейде порта Варде одной торпедой атаковала стоявший на якоре транспорт. Но из-за большой дистанции (18 каб.) и допущенной ошибки в занятии огневой позиции торпеда в цель не попала. Кстати, это была первая атака советской подводной лодки в Великой Отечественной войне.

Низкая эффективность подводных лодок привела к тому, что в августе 1941 г. нар­ком ВМФ Н. Г. Кузнецов в специальной директиве потребовал от подводников большей активности. Некоторые командиры подводных лодок, невзирая на разгра­ничительную линию, проходившую вдоль берега, стали проникать на внутренние рейды и даже в порты противника. Первым это сделал командир подводной лод­ки М-172 капитан-лейтенант И. И. Фисанович.. 21 августа он прорвался в порт Лиинахамари и атаковал разгружавшийся транспорт. Штаб флота только в октябре 1941 г. упразднил разграничительную линию, ограничивавшую деятельность под­водников вблизи берега.

С конца сентября 1941 г. подводники перешли к стрельбе так называемым "анг­лийским способом", то есть залпом с временным интервалом, выпуская от 2 до 4 торпед. Это не только повысило эффективность, но и дало возможность увели­чить дистанцию стрельбы до 8 каб. 26 сентября командир подводной лодки Д-3 ка­питан-лейтенант Ф. В. Константинов первым выполнил двухторпедный залп, а за­тем 30 сентября и 11 октября он выполнил две атаки, выпустив одновременно по три торпеды в залпе.

2 октября 1941 г. подводная лодка М-171 под командованием старшего лейтенанта В. Г. Старикова проникла в порт Лиинахамари, где атаковала торпедами два транс­порта. При отходе подводная лодка попала в противолодочные сети и в течение двух часов, подвергаясь атакам глубинными бомбами, безуспешно пыталась их преодолеть. В отсеках не хватало кислорода, аккумуляторная батарея быстро разря­жалась. Командир принял смелое решение прорываться в надводном положении. Во избежание захвата подводной лодки противником было даже предусмотрено взорвать ее. Но в ходе начавшегося прилива на перископной глубине подводной лодке в конце концов удалось вырваться из сетей. За этот дерзкий рейд и смелость командира наградили орденом Ленина, а остальных членов экипажа — орденами Красного Знамени и Красной Звезды.

С 1942 г. на Северном флоте перешли к методу крейсерства подводных лодок в на­значенном районе. Но новый метод мало чем отличался от предыдущего. Как и прежде, подводные лодки действовали одиночно, без. взаимодействия и без сил обеспечения. Правда, районы их действия стали значительно большими. Чтобы об­легчить поиск противника, подводным лодкам стали чаще сообщать данные раз­ведки. Но пользы от них было мало, поскольку информация передавалась в темное время, когда лодка находилась либо на сеансе связи, либо на зарядке аккумулятор­ной батареи. Обнаруженные днем конвои уходили в другие районы и не всегда под­водная лодка успевала выйти на их перехват.

В феврале 1943 г. была предпринята попытка использовать подводные лодки в так­тической группе. Две подводные лодки К-3 и К-22, вооруженные гидроакустиче­скими приборами "Дракон" с каналом звукоподводной связи, вышли на совмест­ный поиск конвоев в район между Варде и мысом Нордкин. Но при атаке конвоя, из-за ненадежности звукоподводной связи, лодки потеряли контакт друг с другом и больше его не восстанавливали. После этого К-3 возвратилась в базу, потопив два транспорта, а К-22 из боевого похода не вернулась. Предполагают, что она подорва­лась на мине.

С приближением полярного дня подводным лодкам после 10—12-часового боевого патрулирования в районах приходилось уходить на 30—40 миль от берега для за­рядки аккумуляторной батареи. При этом большую часть пути подводные лодки преодолевали в подводном положении, расходуя запасы электроэнергии. В этих ус­ловиях в один район развертывались две—три подводные лодки, одна из которых находилась непосредственно в районе коммуникаций противника, другая заряжала аккумуляторную батарею, а третья находилась на маршруте перехода из района за­рядки батареи к берегу. Смену лодок осуществляли по специальному графику. Если в 1941—1942 гг. подводными лодками управлял штаб флота, то с начала 1943 г. эта функция перешла к командованию бригадой.

Возросшее противодействие противолодочных сил противника привело к сниже­нию эффективности подводных лодок и их большим потерям. Подводной лодке, во-первых, приходилось основную часть времени боевого патрулирования осущест­влять поиск неприятельских судов и конвоев в зоне активной деятельности проти­володочных сил противника, а, во-вторых, уходя в район зарядки аккумуляторных батарей и возвращаясь обратно, форсировать минные заграждения противника. Причем за один боевой поход каждая подводная лодка форсировала минные за­граждения по несколько раз, что, естественно, повышало вероятность подрыва. В феврале из боевого похода не вернулась К-22, в апреле — К-3, а в мае — М-122. За­тем погибли М-106 и Щ-422. Особенно тяжелыми были последние три месяца 1943 года. Четвертая часть всех лодок, выходивших в море, не вернулась в Поляр­ный. Наступил кризис. Требовались кардинальные меры по выходу из сложивше­гося положения. И они были найдены.

Был разработан так называемый метод "нависающей завесы", предполагавший раз­вертывать подводные лодки в районы, находившиеся вне активной деятельности противолодочных сил противника и за пределами минных заграждений. В этих районах, которые как бы нависали над коммуникациями противника, подводные лодки находились на перископной глубине, что обеспечивало их скрытность, и ожидали информацию о движении судов и конвоев от сил и средств разведки. Но такой способ стал возможным благодаря установке на подводных лодках перископ­ных антенн. Они позволяли принимать информацию не только с берегового ко­мандного пункта, но и непосредственно от самолета-разведчика. Сокращение вре­мени прохождения информации позволяло выйти на перехват конвоя. Причем по одному и тому же конвою удар наносили несколько подводных лодок, каждая в своей зоне. Получалось как бы групповое их применение. Теперь подводным лод­кам не так часто приходилось форсировать минное заграждение. Первая завеса подводных лодок действовала с 16 января по 5 февраля 1944 г. Всего же для дейст­вий этим методом до окончания войны подводные лодки развертывались восемь раз. В каждой завесе было по четыре—пять подводных лодок.

За годы войны подводные лодки Северного флота совершили около 400 боевых по­ходов, выполнив 260 торпедных атак, из которых 94 одиночными торпедами, а ос­тальные залповые. При этом было выпущено 674 торпеды. Из-за отсутствия ра­диолокации только 45 атак было выполнено в темное время. В результате были по­топлены 22 крупных транспорта, 7 дрифтерботов и мотоботов, 8 охотников за под­водными лодками, 6 сторожевых кораблей, 1 подводная лодка и 1 тральщик. При этом была потеряна 21 подводная лодка.

Не менее активно на коммуникациях действовала авиация Северного флота. Как отмечалось, к началу войны в составе флота было всего 116 самолетов, в основном это были истребители и разведчики, причем устаревших типов. Флот имел всего 11 бомбардировщиков. Самолетов-торпедоносцев не было вообще. Только в марте 1942 г. на Севере появилась минно-торпедная эскадрилья, а в течение 1942 г. и в апреле 1943 г. на флот стали поступать бомбардировщики и штурмовики. Если в начале войны противник превосходил в авиации в два раза, то к середине 1943 г. положение выравнялось, а в 1944 г. авиация Северного флота имела четырехкрат­ное превосходство. Количественный и качественный рост авиации позволил более широко применять ее на коммуникациях противника. Если в 1941—1942 гг. летчи­ки потопили всего 4 крупных судна, то в 1943—1944 гг. — 15. С первых дней войны авиация действовала методом крейсерства или "свободной охоты". Одиночные или пары самолетов, вначале бомбардировщики, а затем и тор­педоносцы, совершали полеты в районы судоходства противника и, как правило, атаковали неохраняемые или слабоохраняемые суда. Только торпедоносцы за войну совершили 372 боевых вылета на "свободную охоту", причем в 80 процентах они да­же не обнаруживали противника.

Более эффективными были групповые удары авиации. Вначале это были группы однородной авиации, а с 1943 г. — разнородной. Некоторые группы насчитывали до 50—70 самолетов, а в 1944 г.— и до 100 машин. При этом на главном направле­нии, как правило, действовали торпедоносцы. Выделялись группы для подавления противовоздушной обороны, для демонстративных действий, а иногда и для нане­сения ударов по аэродромам противника, что снижало противодействие на главном направлении. Удары обеспечивались мощным истребительным прикрытием, при этом одни истребители включались в так называемые группы расчистки воздуха, а другие сопровождали ударную авиацию и прикрывали ее в момент нанесения удаpa. Для снижения эффективности зенитных огневых средств противника стали вы­делять самолеты-дымзавесчики. Своими дымзавесами они прикрывали торпедо­носцы при выходе в атаку.

Всего для действий на коммуникациях авиация Северного флота совершила 13 245 боевых вылетов, израсходовав 400 торпед и около 1500 тонн авиационных бомб. При этом было потоплено 19 крупных транспортов, 23 каботажных судна, 3 лихтера, 3 буксира, 13 сторожевых кораблей, 4 тральщика, 1 охотник за подвод­ными лодками, 9 десантных барж и 3 плавбазы. При этом было потеряно 312 са­молетов.

Из надводных сил Северного флота на коммуникациях противника систематиче­ски действовали только торпедные катера. Эскадренные миноносцы совершили все­го семь безуспешных выходов. Причем только один раз они выполнили атаку кон­воя. Произошло это 20 января 1943 г. По данным разведки лидер "Баку" и эскад­ренный миноносец "Разумный" вышли на перехват вражеского конвоя, но из-за не­согласованных действий слабоохраняемый конвой уничтожить не удалось. Почти до конца 1943 г. торпедные катера вследствие малочисленности действовали ограниченно, в основном методом "свободной охоты" по два катера в группе. В мар­те 1944 г. была сформирована бригада торпедных катеров, насчитывавшая до 40 единиц, что позволило в более широких масштабах действовать на коммуникациях противника, причем не только ночью, но и днем. Катера чаще стали выходить не в слепую, а по данным разведки, либо же осуществляли поиск противника вместе с авиацией. За всю войну катера Северного флота совершили 592 катеро-выхода; из­расходовав 167 торпед, они потопили 14 транспортов, 4 сторожевых корабля, 2 тральщика, 1 охотник за подводными лодками. При этом было потеряно 10 тор­педных катеров.

Артиллерия Северного оборонительного района, контролировавшая вход в Петсамо, выполнив около 300 стрельб и израсходовав почти 20 тыс. снарядов, уничтожи­ла 3 транспорта, спасательное судно, самоходную баржу и дрифтербот. Кроме того, на минах, выставленных подводными лодками (887 мин), авиацией (111) и над­водными кораблями и катерами (374 мины), противник потерял 15 транспортов, 2 дрифтербота, буксир, 5 сторожевых кораблей, 4 тральщика, 2 охотника за подвод­ными лодками и судно-ловушку.

Таким образом, разнородные силы Северного флота за войну потопили 115 транс­портов и вспомогательных судов, в том числе 73 крупных транспортных судна суммарным тоннажем около 200 тыс. брутто регистровых тонн и 65 боевых кораб­лей.

Подсчитано, что в составе конвоев, проследовавших вдоль побережья Норвегии, прошло около 3500 судов. Следовательно, потери составили чуть более 2 процентов, что для этого театра заметно больше, чем потери нашего флота от сил фашистской Германии. Отмечено, что после потопления каждого танкера снижалась интенсив­ность налетов вражеской авиации на Мурманск, а в отдельные периоды из-за от­сутствия топлива она вообще не могла подняться в воздух. Немаловажен еще один фактор. Если в Атлантике и на Тихом океане объектами атак были крупные суда, то у берегов Норвегии перевозки осуществлялись мелкими судами, а иногда и вообще судами каботажного плавания. Как оказалось, потопить мелкое судно значительно сложнее, чем крупное. Для того чтобы добиться попадания, и летчикам, и особенно подводникам, надо было проявлять высокое мастерство.



#6 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 24 Ноябрь 2013 - 23:26

На приморском направлении

29 июня 1941 г. из района Петсамо начал наступление 19-й немецкий горно­стрелковый корпус. За несколько дней он продвинулся на 30 км, но затем, измо­танный ожесточенной, порой фанатичной, обороной советских войск, выдохся и ут­ратил наступательные возможности. Части советской 14-й дивизии, усиленные мо­ряками Северного флота, с упорными боями отходили вдоль побережья Баренцева моря на Мурманск. Через десять дней оказались отрезанными с суши полуострова Рыбачий и Средний. Снабжение и оборона этих территорий легли полностью на Северный флот, который с первых дней войны своими силами активно включился в поддержку приморского фланга сухопутных войск. Уже 30 июня 1941 г. эскадрен­ные миноносцы "Куйбышев" и "Урицкий" в охранении двух малых охотников вы­шли в Мотовский залив и в течение 3 часов 15 минут вели огонь по немецким вой­скам в районе перешейка полуострова Средний, сорвав очередную атаку против­ника.

Заметим, что с самого начала войны успех сухопутных войск на северном фланге советско-германского фронта полностью зависел от поддержки их силами Северно­го флота. Наиболее эффективной формой содействия сухопутным войскам как в обороне, так и в наступлении являлась высадка морских десантов, а также их авиа­ционная и артиллерийская поддержка. Благодаря десантным действиям на всем протяжении войны североморцы держали противника в постоянном напряжении и отвлекали с фронта значительные его силы, а обстрелами корабельной и береговой артиллерии и ударами авиации нанесли большой урон врагу в технике и живой силе.

Значимость советских десантов признавали даже зарубежные военные историки, в том числе и бывшие враги. Непосредственный участник боев в Заполярье, бывший квартирмейстер горно-егерского корпуса майор Гесс писал: "...Благодаря высадкам десантов долгое время инициатива удерживалась в руках советских войск. Переше­ек полуострова Средний и побережье между Большой Западной Лицой и рекой Ти­товкой часто отвлекали с фронта быть может как раз те силы, которых не хватало для преодоления мертвой точки в каком-нибудь из трех наступлений на Лицу". В ходе стратегической обороны в 1941—1942 гг. Северный флот высадил четыре тактических десанта, цели которых заключались в создании условий, способствую­щих сухопутным войскам закрепиться на оборонительных рубежах и сорвать на­ступление противника на мурманском направлении. Первый морской десант севе­роморцы высадили 6 июля 1941 г. на восточный берег губы Западная Лица. Необ­ходимость его высадки была вызвана критической обстановкой, сложившейся на сухопутном фронте. Имея значительное превосходство в силах, немецко-фашистские войска стремились любой ценой прорвать линию фронта и захватить Мур­манск. Из-за быстро меняющейся обстановки времени на подготовку десанта прак­тически не было, боевые документы не разрабатывались, все приказы отдавались распорядительным порядком, то есть устно. Сложность заключалась и в том, что флот не имел десантных кораблей специальной постройки и частей морской пехо­ты. Однако решение командующего Северным флотом изменить обстановку высад­кой морского десанта численностью 529 человек было правильным и своевремен­ным, так как оно полностью отвечало складывающейся обстановке. Десант был ус­пешным, он оказал существенную помощь войскам 14-й армии в сдерживании на­ступления противника.

Столь же оперативно и в не менее сложной обстановке были подготовлены два по­следующих десанта 7 и 14 июля 1941 г. в районе теперь уже западного берега губы Западная Лица. Первый десант, численностью всего 500 человек, также оказал со­действие войскам в сдерживании противника, а второй десант, в котором высадили 1600 человек, позволил 14-й армии закрепиться на оборонительных рубежах. 16 июля десант был усилен высадкой со сторожевого корабля 715 бойцов. Анализируя деятельность флота в начальный период войны, вице-адмирал А. Г. Го­ловко в газете "Известия" от 26 декабря 1941 г. писал: "Высадка тактических десан­тов на левом фланге наступающего германского корпуса внесла растерянность и панику в ряды противника. Дитл вынужден был приостановить наступление". Со­в местными действиями армии и флота к концу сентября 1941 г. враг был останов­лен, линяя фронта стабилизировалась по реке Большая Западная Лица и практиче­ски не изменялась до 1944 г. Противник потерял только убитыми более 2 тыс. че­ловек.

Роковым для Северного флота стало воскресенье 20 июля 1941 г. В Екатеринин­ской гавани в считанные минуты немецкие летчики потопили новейший эскадрен­ный миноносец "Стремительный". Это был головной корабль эсминцев советской постройки. Строили его на Балтийском заводе в Ленинграде. В 1939 г. он вошел в боевой состав Балтийского флота, а летом 1940 г., пройдя по Беломоро-Балтийскому каналу, прибыл в Полярный, и был зачислен в состав Северного флота. Утром эсминец пополнил запасы и, находясь в немедленной готовности к выходу в море, ожидал команду на конвоирование судов из Кольского залива в Архангельск. В течение дня в Полярном несколько раз объявляли воздушную тревогу. В полдень на высоте около 8 тыс. метров над главной базой пролетел немецкий самолет-раз­ведчик. По отработанному плану действий авиации противника следовало ожидать появление ударной авиации. Но готовность сил и средств противовоздушной обо­роны повышена не была, а корабль оставался на прежнем месте. В 17 часов 20 минут на борт эсминца прибыли артисты ансамбля песни и пляски Северного флота. Личный состав собирался для встречи с артистами. Командир ко­рабля капитан 3 ранга А. Д. Виноградов был вызван в штаб флота для уточнения задачи на выход. Так, стечением обстоятельств, были созданы все условия для ус­пешной атаки вражеской авиации. В 17 часов 30 минут 11 самолетов Ю-88, выйдя на корабль со стороны солнца из-за горы Вестник, нанесли по нему внезапный удар. Самолеты пикировали тройками с высоты 2 тыс. метров. Дойдя до высоты 600 метров, они сбрасывали бомбы 250—500-кг калибра. Первый самолет успеха не добился. Его бомбы взорвались в 100—200 метрах от корабля. Зато бомбы вто­рого самолета поразили корабль в районе 109-го шпангоута, и, пробив верхнюю палубу, разорвались в кормовой части корпуса. 500-кг бомба третьего самолета по­пала в первое котельное отделение. Эсминец тут же разломался пополам. В течение 2—3 минут шкафут и ют затонули. Носовая часть продержалась на плаву минут двадцать. Зенитные расчеты главной базы успели сделать по нескольку выстрелов из пушек и произвести несколько очередей из пулеметов. Но ни один из самолетов сбить не удалось, они так же внезапно исчезли за горой Вестник, как и появились. Атака продолжалась менее 5 минут.

Все это происходило на глазах у командующего флотом А. Г. Головко, всего штаба и жителей Полярного. Так на 29-й день войны погиб один из лучших кораблей флота и было потеряно 110 человек личного состава.

Новое крупное наступление армии "Норвегия" было запланировано на весну 1942 г. под кодовым наименованием "Ловля лосося". Главный удар планировалось нанести на мурманском направлении. Но советское командование решило упредить против­ника и сорвать его планы. По замыслу советского командования войска 14-й ар­мии во взаимодействии с десантом должны были одновременными ударами с фронта и тыла окружить и уничтожить западнолицкую группировку противника, и, развивая успех, разгромить его и выйти на границу с Норвегией. Руководство силами флота в этой операции осуществлял вице-адмирал А. Г. Го­ловко, высадкой десанта — командир охраны водного района капитан 1 ранга В. И. Платонов, а десантными частями командовал командир 12-й отдельной мор­ской бригады полковник В. В. Рассохин.

Десант был высажен в ночь на 28 апреля 1942 г. без потерь в районе мыса Пикшуев. Не встречая серьезного противодействия, десантники в первый день продвину­лись на 11 км. Однако наступление 14-й армии не увенчалось успехом. Десант ока­зался в изоляции. Кончились продукты. Резко ухудшилась погода. Из-за наступив­ших морозов и пурги появились обмороженные. Потери на 10 мая составили около половины личного состава. Не помогло и подкрепление. 13 мая в конце концов де­сант сняли. Из высаженных 7165 человек убитых, раненых и обмороженных оказа­лось около 70 процентов. Но несмотря на то, что конечная цель операции достигну­та не была, противник, понеся большие потери в боях с десантом, вынужден был перейти к обороне. Этот десант был одной из главных причин срыва весеннего на­ступления противника. Именно в этот период линия фронта окончательно стабили­зировалась, а инициатива перешла в руки советского командования. 11 сентября 1942 г. на мыс Пикшуев был высажен один из наиболее успешных ди­версионных десантов. Десантники уничтожили четыре опорных пункта противни­ка, до 200 фашистов и захватили значительные трофеи.

Особенностью морских десантов первого периода войны была высадка по принци­пу внезапности. Поэтому маскировке уделялось первостепенное значение. Подго­товку десантов проводили под предлогом десантных учений, к разработке докумен­тов привлекали ограниченный круг лиц, сосредоточение и посадку войск на транс­портные средства производили в нескольких пунктах, активно вели борьбу с раз­ведкой противника. В интересах скрытности огневую подготовку мест высадки не производили, переход десанта морем происходил в темное время суток, а в период полярного дня десантно-транспортные средства осуществляли переход методом "перетекания". Характерными недостатками десантов этого периода было несоот­ветствие выделенных десантных сил поставленным задачам, что часто ставило вы­саженные войска в затруднительное положение. Обеспечивающие самолеты нано­сили бомбоштурмовые удары не по заявкам десантных войск, а по заранее выяв­ленным целям и, как правило, в глубине обороны противника. Летчики не всегда знали, где проходит полоса переднего края.

Корабельная и береговая артиллерия вела огонь по самостоятельно избранным це­лям, причем большинство стрельб выполняли по площади, то есть без корректи­ровки. Такое огневое обеспечение ощутимой поддержки десанту не оказывало, хотя в нем десантники особо нуждались, так как высаживались они только с легким ору­жием. Следует учесть, что причинами этих недостатков были не ошибки командо­вания во взглядах на десантные действия, а спешка в планировании и подготовке сил, вызванная динамичным изменением обстановки на сухопутном фронте, а подчас и отсутствием необходимых сил для организации всестороннего обеспече­ния. Сказывались также и недостатки предвоенной оперативной и боевой подготов­ки флота. Однако даже несмотря на то, что десанты первого периода войны не всег­да достигали своей конечной цели, они все же помогли сухопутным войскам внача­ле задержать, а затем и остановить наступление врага, обеспечив таким образом ус­тойчивость стратегического фланга советско-германского фронта. Весь 1943 год на сухопутном фронте велась позиционная борьба. Боевая деятель­ность флота по содействию сухопутным войскам сводилась к активной борьбе на морских сообщениях противника и защите своих коммуникаций. Более активно действовали силы Северного оборонительного района. В этот период высаживались только разведывательно-диверсионные десанты, целью которых было отвлечение части сил противника на организацию противодесантной обороны побережья и до­бывание сведений о противнике. Диверсионные десанты высаживались вечером и, как правило, свои действия заканчивали к рассвету. Такими действиями флот ско­вывал значительные группировки противника и снижал его наступательные воз­можности.

В кампанию 1944 г. на северном фланге советско-германского фронта была прове­дена единственная за всю войну стратегическая Петсамо-Киркинесская операция, в которой немалую роль сыграли и силы Северного флота. Карельскому фронту про­тивостояла 20-я горная армия противника, состоявшая из трех корпусов общей численностью около 109 тыс. человек. На мурманском направлении четвертый год действовал 19-й горный корпус "Норвегия", насчитывавший около 50 тыс. человек.

Авиационная группировка противника состояла из 136 самолетов. 14-я армия Ка­рельского фронта в своем составе имела около 100 тыс. человек, а войска Северного оборонительного района —14 7050 бойцов. Хотя авиационная группировка и со­стояла из 750 самолетов, экипажами было укомплектовано только 506 машин. Та­ким образом, к началу операции советские войска имели значительное превосход­ство в силах и средствах.

Первоначально планировалось наступать на трех самостоятельных операционных направлениях: печенгско-киркинесском (14-я армия), кандалакшском (19-я ар­мия) и кестеньгском (26-я армия). Но вскоре на двух последних направлениях противник начал отвод своих войск. В этих условиях войска 19-й и 26-й армий, преследуя противника, 11 октября вышли на границу с Финляндией. Главным направлением в операции стало приморское — печенгско-киркинесское. На период этой операции, получившей кодовое название "Вест", Северный флот был выведен из оперативного подчинения фронта и был подчинен главнокоманду­ющему Военно-Морским Флотом Н. Г. Кузнецову. Флоту предстояло действовать на морском и приморском направлениях. Общее руководство силами на обоих на­правлениях осуществлял командующий флотом адмирал А. Г. Головко. Начальни­ком походного штаба был контр-адмирал Н. Б. Павлович.

Планом операции "Вест" предусматривались высадка 63-й бригады морской пехо­ты (2837 человек) в губу Малая Волоковая, прорыв обороны на перешейке полуост­рова Средний и совместными действиями 12-й и 63-й бригад морской пехоты очистить побережье Баренцева моря от противника, обеспечить воинские морские перевозки и провести операцию по нарушению коммуникаций противника. Опера­ция началась утром 7 октября наступлением войск 14-й армии. В ночь с 9 на 10 октября был высажен десант в губу Малая Волоковая, а после мощной артилле­рийской подготовки в наступление перешли войска Северного оборонительного района. Артиллерийская подготовка продолжалась полтора часа. 209 орудий выпу­стили по противнику около 50 тыс. снарядов.

Высадка десанта в губу Малая Волоковая проводилась в форме десантной операции. Ее подготовка, в отличие от десантов первого периода войны, когда она ограничи­валась несколькими сутками, а иногда и вообще отсутствовала, длилась более меся­ца и отличалась большой продуманностью и целеустремленностью. Планом опера­ции предусматривалось мощное огневое обеспечение десанта. Для этого выделя­лось 236 самолетов и 170 орудий. Корабельная и береговая артиллерия в период перехода десанта морем вела контрбатарейную борьбу и поддерживала десант мощ­ным огнем по данным корректировочных постов, находившихся в боевых порядках десанта. Авиация флота, действуя по наведению офицеров связи, находившихся также в составе наступавшего десанта, наносила ощутимые удары по противнику. Одновременно в Мотовском заливе был высажен демонстративный десант (44 че­ловека), что позволило создать видимость высадки на широком фронте и затруд­нить разведке противника выявить главное направление в действиях наших сил. Дерзко и смело действовал сводный разведывательный отряд Северного флота (195 человек), который был высажен одновременно с основными силами. Бойцы развед- отряда уничтожили вражескую батарею на мысе Крестовый, чем значительно об­легчили высадку десанта в порт Лиинахамари. За проявленное мужество все раз­ведчики отряда были награждены орденами и медалями, а капитану И. П. Барченко-Емельянову, лейтенанту В. Н. Леонову, разведчикам С. М. Агафонову и А. П. Пшеничных было присвоено звание Героя Советского Союза. Смелой по замыслу и выполнению была высадка в ночь с 12 на 13 октября в порт Лиинахамари. Успех этого десанта был достигнут благодаря тактической внезапно­сти, обусловленной стремительностью ночного прорыва катеров в Печенгский за­лив и четкой организацией взаимодействия между войсками фронта, кораблями, береговой артиллерией и авиацией. За успешную высадку десанта непосредственно на причалы порта, занятого противником, группа катерников была удостоена зва­ния Героя Советского Союза, а командир отряда торпедных катеров капитан-лейте­нант А. О. Шабалин этого звания был удостоен повторно.

Воинские перевозки в период подготовки и ведения операции включали переправу через Кольский залив сил и средств, прибывавших для 14-й армии, а также достав­ку воинских грузов для частей приморского фланга и Северного оборонительного района. Всего с 6 сентября по 17 октября через залив было перевезено 5719 чело­век, 96 танков, 19 самоходных орудий, 3 бронемашины, 153 орудия, 137 тракторов, 197 автомашин и другие грузы. В ходе же самой операции флот обеспечил перевоз­ку морем 15 860 человек и более 15 тыс. тонн грузов.

Одновременно флот провел операцию по нарушению коммуникаций противника. 13 подводных лодок совершили 16 боевых походов. Постоянно в море находилось 4—5 подводных лодок, действовавших методом нависающей завесы. В плохую ви­димость они вели самостоятельный поиск целей. Всего до окончания операции подводники выполнили 19 торпедных атак. Выпустив 49 торпед, по донесениям ко­мандиров было отмечено 24 попадания в цель. Однако достоверно были потоплены только 1 транспорт, сторожевой корабль и 2 охотника за подводными лодками. Ос­тальные цели, по всей видимости, были только повреждены.

Морская авиация в этой операции действовала методом массированных ударов по конвоям, одиночным транспортам и по портам в составе однородных и разнород­ных тактических групп. Всего она совершила более 6 тыс. боевых вылетов, из кото­рых почти 3 тыс. — для нарушения морских сообщений противника. Ей удалось потопить 3 транспорта, танкер, дрифтербот, 5 сторожевых кораблей, 2 тральщика, 3 быстроходные десантные баржи, катер, спасательное судно, плавмастерскую и плавучую базу катеров-тральщиков. 24 октября летчиками Северного флота был потоплен танкер "Пелагос", тоннаж которого превышал 12 тыс. брутто регистровых тонн. Это было самое крупное судно, потопленное в Заполярье. Торпедные катера потопили 2 тральщика.

Оценивая действия Северного флота в Петсамо-Киркинесской операции, можно сказать, что именно в этот период сформировалась такая категория военно-морско- го искусства как операция флота. В рамках стратегического наступления на при­морском направлении по единому замыслу и плану Северный флот проводил са­мостоятельные операции и вел боевые действия, которые привели к достижению крупной оперативно-стратегической цели.



#7 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 24 Ноябрь 2013 - 23:28

СЕВЕРОМОРЦЫ - ДВАЖДЫ ГЕРОИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Леонов Виктор Николаевич, лейтенант (5 ноября 1944 г.), старший лейтенант (14 сентября 1945 г.)

Сафонов Борис Феоктистович, капитан (16 сентября 1941 г.), гвардии подполковник (14 июня 1942 г.)

Шабалин Александр Осипович, капитан-лейтенант (22 февраля и 5 ноября 1944 г.)



#8 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 24 Ноябрь 2013 - 23:35

СЕВЕРОМОРЦЫ - ГЕРОИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Агафонов Семен Михайлович, старшина 1-й статьи (5 ноября 1944 г.)

Адонкин Василий Семенович, капитан (22 января 1944 г.)

Алексеев Владимир Николаевич, капитан 2 ранга (5 ноября 1944 г.)

Асеев Георгий Сафронович, гвардии старший сержант (5 ноября 1944 г.)

Бадюк Михаил Михайлович, гвардии старшина (22 февраля 1944 г.)

Балашов Вячеслав Павлович, капитан (24 июля 1943 г.)

Барченко-Емельянов Иван Павлович, капитан (5 ноября 1944 г.)

Баштырков Андрей Андреевич, гвардии капитан (22 февраля 1943 г.)

Бокий Николай Андреевич, гвардии младший лейтенант (24 июля 1943 г.)

Воронин Михаил Петрович, гвардии лейтенант (22 февраля 1944 г.)

Бродюк Владимир Владимирович, младший лейтенант (5 ноября 1944 г.)

Бурматов Владимир Александрович, старший лейтенант (31 мая 1944 г.)

Быков Василий Иванович, старший лейтенант (5 ноября 1944 г.)

Вербицкий Михаил Константинович, капитан (22 января 1944 г.)

Волынкин Илья Тихонович, капитан (5 ноября 1944 г.)

Гаврилов Владимир Николаевич, гвардии сержант (22 февраля 1943 г.)

Гаджиев Магомет Имадутинович, капитан 2 ранга (23 октября 1942 г.)

Галкин Павел Андреевич, гвардии лейтенант (19 августа 1944 г.)

Гуляев Сергей Арсеньевич, капитан (22 июля 1944 г.)

Гурин Антон Иосифович, капитан 1 ранга (8 июля 1945 г.)

Диденко Николай Матвеевич, гвардии старший лейтенант (5 ноября 1944 г.)

Елькин Леонид Ильич, капитан (22 января 1944 г.)

Желваков Иван Михайлович, старший лейтенант (5 ноября 1944 г.)

Зайцев Николай Иванович, гвардии старший лейтенант (22 февраля 1944 г.)

Зюзин Сергей Дмитриевич, гвардии капитан 3 ранга (5 ноября 1944 г.)

Иванников Афанасий Иванович, капитан-лейтенант (20 апреля 1945 г.)

Каторжный Иван Павлович, старший сержант (5 ноября 1944 г.)

Катунин Илья Борисович, капитан (31 мая 1944 г.)

Кисилев Василий Николаевич, капитан (24 июля 1943 г.)

Кисляков Василий Павлович, старший сержант (13 августа 1941 г.)

Кисов Анатолий Иванович, капитан-лейтенант (5 ноября 1944 г.)

Климов Павел Дмитриевич, гвардии младший лейтенант (24 июля 1943 г.)

Коваленко Александр Андреевич, гвардии капитан (14 июня 1942 г.)

Коломиец Петр Леонтьевич, гвардии капитан (5 ноября 1944 г.)

Колышкин Иван Александрович, капитан 2 ранга (17 января 1942 г.)

Коршунович Сергей Григорьевич, капитан 2 ранга (5 ноября 1944 г.)

Кочелаевский Юрий Петрович, гвардии капитан (31 мая 1944 г.)

Курбатов Георгий Дмитриевич, старшина 2-й статьи (5 ноября 1944 г.)

Курзенков Сергей Георгиевич, капитан (24 июля 1943 г.)

Кучеренко Иван Фзмич, капитан 2 ранга (8 июля 1945 г.)

Лапшенков Семен Васильевич, майор (31 мая 1944 г.)

Лозовский Василий Михайлович, капитан-лейтенант (5 ноября 1944 г.)

Лунин Николай Александрович, капитан 3 ранга (3 апреля 1942 г.)

Лях Борис Митрофанович, гвардии старший лейтенант (5 ноября 1944 г.)

Макаревич Сергей Антонович, гвардии капитан (31 мая 1944 г.)

Маркин Андрей Михайлович, сержант (31 мая 1944 г.)

Новоспасский Леонид Леонидович, гвардии старший лейтенант (5 ноября 1944 г.)

Орлов Павел Иванович, гвардии капитан (24 июля 1943 г.)

Осыка Демьян Васильевич, капитан (22 июля 1944 г.)

Павлов Борис Тимофеевич, старший лейтенант (5 ноября 1944 г.)

Павлов Георгий Васильевич, майор (6 марта 1945 г.)

Паламарчук Георгий Михайлович, старший лейтенант (22 февраля 1944 г.)

Панин Павел Алексеевич, майор (22 января 1944 г.)

Петренко Евгений Васильевич, капитан (19 августа 1944 г.)

Пирогов Владимир Васильевич, гвардии старший лейтенант (22 февраля 1944 г.)

Писарев Геннадий Васильевич, капитан (6 марта 1945 г.)

Покало Михаил Федорович, старший лейтенант (24 июля 1943 г.)

Покровский Владимир Павлович, гвардии капитан (24 июля 1943 г.)

Пшеничных Андрей Петрович, старший краснофлотец (5 ноября 1944 г.)

Рассадкин Петр Иванович, капитан (31 мая 1944 г.)

Сахаров Павел Иванович, капитан (5 ноября 1944 г.)

Сгибнев Петр Георгиевич, старший лейтенант (23 октября 1942 г.)

Селезнев Петр Иванович, капитан (22 июля 1944 г.)

Сивко Иван Михайлович, краснофлотец (17 января 1942 г.)

Синицын Александр Николаевич, капитан (22 июля 1944 г.)

Скнарев Александр Ильич, гвардии майор (5 ноября 1944 г.)

Сорокин Захар Артемович, гвардии майор (19 августа 1944 г.)

Стариков Валентин Георгиевич, капитан-лейтенант (3 апреля 1942 г.)

Стрельников Василий Поликарпович, капитан (6 марта 1945 г.)

Стрельцов Виктор Сергеевич, капитан (22 июля 1944 г.)

Суворов Родион Михайлович, капитан (31 мая 1944 г.)

Сыромятников Борис Павлович, гвардии подполковник (5 ноября 1944 г.)

Танский Николай Георгиевич, гвардии старший лейтенант (5 ноября 1944 г.)

Тарасов Алексей Кондратьевич, капитан (19 августа 1944 г.)

Горцев Александр Григорьевич, младший лейтенант (22 февраля 1943 г.)

Турков Николай Яковлевич, капитан (22 июля 1944 г.)

Фисанович Израиль Ильич, капитан-лейтенант (3 апреля 1942 г.)

Францев Евгений Иванович, гвардии старший лейтенант (19 августа 1944 г.)

Шеин Павел Степанович, младший лейтенант (22 января 1944 г.)

Шипов Александр Павлович, капитан (5 ноября 1944 г.)

Шкаруба Константин Федорович, гвардии капитан (19 августа 1944 г.)

Щедрин Григорий Иванович, капитан 2 ранга (5 ноября 1944 г.)



#9 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 12 Февраль 2014 - 14:19

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА К-21
командиры ПЛ К-21
Потапов Л. С.
Жуков А. А.
Лунин Н. А.
Арванов З. М.
Богуш В. Н.

(из сборника "Великая Отечественная в письмах")

Встреча с легендой

Срочное погружение!

Рассекая волны, подводная лодка быстро тает среди буру­нов.

Вообще-то я не вижу этой картины: нахожусь на боевом посту — в отсеке. Слышу лишь, как булькает за сталью проч­ного корпуса вода, заполняя цистерны. А потом гудение ме­ханизмов, голос вахтенного офицера — и тишина.

Почему-то вспомнилось последнее посещение комнаты бое­вой славы. Врезалась в память одна картина: подводная лод­ка «К-21» под командованием Н. А. Лунина выходит в атаку. Двенадцать боевых походов — семнадцать побед.

Долго стоял я перед картиной, рассматривал фотографии моряков-лунинцев, стараясь уловить в их лицах что-нибудь особенное, богатырское. Увы! Веселые и грустные, задорные и озабоченные — самые обычные лица. Разве что у многих не по возрасту избороздило лоб...

...Наш учебный выход в море завершился успешной ата­кой корабля «противника». «Действовали как надо»,— похвалил экипаж командир.

Недавно, уже после увольнения в запас, услышал рассказ об одном слесаре — отличном специалисте, Проработавшем на Вильнюсском заводе радиоизмерительных приборов более 25 лет. Узнал, что обучил он своей профессии десятки парней, что все они и сегодня льнут к нему, набираясь не только опы­та и мастерства, но и житейской мудрости. Про него говорят: «Андреич у нас все умеет. Он всегда поможет».

Услышал этот рассказ, и показалось мне имя знакомым. Салтыков Михаил Андреевич. Где-то слышал, но где?! И вдруг вспомнилось... Узнал в справочном номер телефона. Звоню:

Михаил Андреевич? Здравствуйте. Вам бывший моряк звонит, североморец...

Подводник?!

Все. Сомнений нет. Такой вопрос может задать только тот, кого я хочу видеть.

И вот я стою перед ним, вижу человека из легенды. Рост средний, немного сутулится, светлые волосы. Разглядываю и никак не осмелюсь заговорить.

А потом за чашкой кофе долгая беседа. Слушаю и вижу перед собой легендарных героев-подводников знаменитой лод­ки Лунина, взметнувшийся из-под киля «Тирпица» столб огня и дыма... А Михаил Салтыков, участник всех походов экипажа Лунина, показывает пожелтевшие фотографии, ордена Крас­ной Звезды, Отечественной войны I степени, медали. И среди них совсем новая — «За трудовую доблесть».

Ю. Строганов,

главный старшина запаса.

Правда, 1975, 23 февраля.

Салтыков Михаил Андреевич
год рождения __.__.1918
ст. краснофлотец
в РККА с __.__.1939 года
Орден Красной Звезды
номер записи в базе данных: 50788338
Медаль Ушакова
номер записи в базе данных: 50947078
Орден Отечественной войны I степени
номер записи в базе данных: 51387910

Прикрепленные файлы



#10 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 13 Июль 2014 - 00:47

Подводная лодка С-56

06.05.2012 | Автор: admin Людмила

001b6xka-300x199.jpg

Подводная лодка С-56

Гордость Тихоокеанского флота – подводная лодка С-56, счастливая,  “щедринская”, так называли ее по имени капитана подводной лодки Григория Ивановича Щедрина. 19 раз ее считали погибшей, но она всегда возвращалась на базу. Сегодня это одна из главных достопримечательностей Владивостоке входящих в комплекс мемориала “Боевая Слава Тихоокеанского Флота” на Корабельной набережной.

Невозможно переоценить подвиг людей защищавщих Родину часто ценой своей жизни. Но профессия подводника и в наши дни  требует особого мужества.

001b79z0-300x199.jpg

Свой боевой путь С-56, самая результативная подводная лодка , начала в 1942г.  из Владивостока через Панамский канал, пройдя 3 океана и 10 морей, она вышла в Заполярье, где громила фашистов в составе Северного флота . Отчаянному мужеству и отваге воинов тихоокеанцев поражались даже асы подводного боя.

В этом беспримерном переходе, который продолжался 5 месяцев, с Тихоокеанского флота на Северный участвовало 6 подводных лодок,  переход был невероятно сложным  и по погодным условиям – лодки попадали в шторма, тайфуны, тропические ураганы, и шли они  по территориям охваченным войной, потому не раз были атакованы вражескими подлодками. У берегов Сан-Франциско погибла лодка “Л-16″, до сих пор неизвестно атакована она была японской или американской подводной лодкой.

Много славных походов на счету боевой лодки в составе Северного флота, но самым сложным и опасным оказался 5 поход, когда лодка чудом уцелела. Получив задание уничтожить вражеский конвой, лодка  была обнаружена и сама стала объектом нападения. Больше суток она находилась под непрерывным обстрелом глубинных бомб. За 26,5 часов на нее было сброшено 370 бомб.

Было принято решение опустится на глубину 87м и выключить все двигатели. Но тут их подстерегала другая опасность – концентрация углекислого газа увеличилась до предела, в таких условиях продержаться можно было не более 20 мин.

001b8brq-300x199.jpg

Чтобы очистить воздух по всей субмарине разложили настилы с известью и побрызгали их водой,  это помогло продержаться еще 7 часов. А тем временем фашисты радостно рапортовали об уничтожении очередной советской подводной лодки.

Когда опасность миновала  и конвой ушел, лодка поднялась на поверхность, найдя укромную бухту, капитан дал команде сутки на отдых, а потом они догнали и, “уничтоженная” лодка , уничтожила конвой.

За всю войну на лодку было сброшено более 3 тыс.!!! глубинных бомб, за свои подвиги она была награждена орденом Красного Знамени и удостоена звания Гвардейская. За годы войны  4 лодки были удостоены звания гвардейская, из них уцелела только С-56.

После войны легендарная лодка до 1953г. оставалась на Северном флоте, а затем вернулась на родную базу во Владивосток. Это была первая лодка, которая прошла северным морским путем, совершив кругосветное путешествие.

Но это сложнйшее путешествие все же вывело ее из строя как боевую единицу и лодка стала учебным пособием для обучения нового поколения моряков-подводников.

В 1975 г. она опять стала первой, первой подводной лодкой ставшей музеем памяти героев- подводников Великой Отечественной войны.

001bc1hr-300x199.jpg

Один из главных “зкспонатов” военно- исторического музея Владивостока, она и сегодня на боевом посту. Каждый день на ней поднимается военно-морской флаг, каждый день она знакомит посетителей с подвигами военных моряков-подводников вставших на защиту нашей Родины в страшные годы войны. На лодке сохранили часть отсеков,  где наглядно можно познакомиться с жизнью подводников, в кормовой части развернута экспозиция, которая рассказывает о подводниках Тихоокеанского флота – знамена, наградные знаки, фотографии, документы и т.д.

Read more: http://lglusi.ru/far...6#ixzz37HzOvh7S

Прикрепленный файл  С-56.jpg   26,91К   0 скачиваний

Командир подводной лодки С-56 Г.И. Щедрин вручает матросу С.И. Загороднову медаль "За оборону советскогоЗаполярья."

Прикрепленный файл  С-561.jpg   40,92К   0 скачиваний

Капитан 2-го ранга И.Ф. Кучеренко награждает командира подводной лодки С-56 Г.И. Щедрина.

http://www.odnoklass...13/494286856817

 

 



#11 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 22 Декабрь 2014 - 15:21

http://ok.ru/vfaces/...03/666096759019

 

181 ОСОБЫЙ РАЗВЕДОТРЯД СЕВЕРНОГО ФЛОТА

 

Легендарный Виктор Николаевич Леонов, Дважды Герой Советского Союза,со своими разведчиками сразу после тяжелейшего кровопролитного боя на мысе Крестовый,на огневых позициях захваченных разведчиками  фашистских дальнобойных батарей.

Леонов Виктор Николаевич

год рождения __.__.1916

ст. лейтенант

в РККА с __.__.1937 года

Герой Советского Союза (Орден Ленина и медаль «Золотая звезда»)

http://www.podvignaroda.ru/?n=50627559

http://www.podvignaroda.ru/?n=50633306

Орден Красного Знамени

http://www.podvignaroda.ru/?n=50038212

Орден Александра Невского

http://www.podvignaroda.ru/?n=50816513

Орден Красного Знамени

http://www.podvignaroda.ru/?n=50818360

 

Справа от него,в профиль, - Герой Советского Союза Макар Андреевич Бабиков, автор и настоящий летописец боевой деятельности этого прославленного подразделения.

Бабиков Макар Андреевич

год рождения __.__.1921

гл. старшина

в РККА с __.__.1941 года

Герой Советского Союза (Орден Ленина и медаль «Золотая звезда»)

http://www.podvignaroda.ru/?n=50633197

Орден Красной Звезды

http://www.podvignaroda.ru/?n=50038128

Орден Красного Знамени

http://www.podvignaroda.ru/?n=50818419

Орден Красного Знамени

http://www.podvignaroda.ru/?n=50816481

 

Вглядитесь внимательно в лица этих людей - они только что сделали НЕВОЗМОЖНОЕ

Прикрепленные файлы



#12 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 15 Январь 2015 - 10:06

Виктор Николаевич Леонов (1916—2003)

дважды Герой Советского Союза

командир 181-го особого разведывательного отряда Северного флота

Прикрепленные файлы



#13 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 16 Январь 2015 - 19:18

Израиль Ильич Фисанович (1914-1944),

Герой Советского Союза

С началом войны  в июле 1941 года он назначается командиром подводной лодки М-172 (Малютки).

Израиль Ильич Фисанович  2 года командовал подлодкой М-172. За это время экипаж совершил 17 боевых походов. Некоторые из них заканчивались на грани уничтожения лодки немецкой авиацией и кораблями. Только высочайшее мастерство и мужество  капитана Фисановича спасало положение. Было потоплено 13 кораблей и судов противника. В тыл врага была заброшена разведгруппа и эвакуирована другая.

Флаг  М -172 украшали орден Красного знамени и гвардейская лента. Таких гвардейских Краснознамённых кораблей в Советском Флоте было всего четыре. Все члены экипажа были награждены орденами.

Указом Президиума Верховного Совета СССР 3-го апреля 1942 г. И.И.Фисановичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали “Золотая звезда”.

Кроме этого, Фисанович был награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени и американским орденом “Морской крест”.


В 1943 году Израиль Ильич  принял командование дивизионом бригады подводных лодок Северного флота.

http://www.sem40.ru/...p?newsid=246888

Прикрепленные файлы



#14 Olga Pankova

Olga Pankova

    Полковник

  • Moderator
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 17 194 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Армавир
  • Интересы:История России, история семьи.

Отправлено 16 Август 2015 - 20:25

Козионов Венедикт Петрович
 Козионов Венедикт (Веденикт) Петрович прошу помочь уточнить судьбу деда Козионова Венедикта (по другим документам Вединикт) Петрович. призван Белокатайским РВК Башкирской АССР в 1943г. числится пропавшим без вести в марте 1944г. Жена Козионова Феня (проживал д. сарагулово кигинский р-н) Информация с сайта мемориал
Код запроса: 36450
64605751
Информация из документов, уточняющих потери
Фамилия Козионов
Имя Вединикт
Отчество Петрович
Дата рождения/Возраст __.__.1909
Дата и место призыва __.02.1943 Белокатайский РВК, Башкирская АССР, Белокатайский р-н
Последнее место службы П/П 1162
Воинское звание рядовой
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.03.1944
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977521
Номер дела источника информации 46
Полевая почтовая станция № 1162
Название: СФ, БЕЛВФ, о. МОРЖОВЕЦ
Моржове́ц — остров в Белом море при входе в Мезенскую губу. Административно входит в состав Койдинского сельского поселения.
На 22 июля 1941 года на острове Моржовец находилась артбатарея № 13 – четыре 180-мм орудия. 
В октябре 1944 года — БО ГВМБ СФ, БО Йоканьгской ВМБ – 70-й ОАД (Йоканьга) и 89-й ОАД (остров Моржовец). 
В её составе состояли артбатареи: № 442 – четыре 122-мм орудия, № 12 башенная – четыре 180-мм орудия, № 443 – четыре 152-мм орудия, № 4 – четыре 130-мм орудия, № 339 – три 130-мм орудия, № 340 – три 130-мм орудия, № 1154 – два 122-мм орудия, № 645 – два 102-мм орудия. № 564 – три 100-мм орудия, № 585 – три 100-мм орудия...
Виктор Юрьевич. Москва. · 24.05.2015 19:47:11 · 


#15 утюкс

утюкс

    Рядовой

  • Members
  • 18 сообщений

Отправлено 24 Январь 2016 - 19:02

Добрый вечер. Помогите в поиске информации о действиях 338 осб (с 1944 г. -  508 идр) 23 УР (СОР) СФ
с 10.42г. по 05.45г.



#16 Olga Pankova

Olga Pankova

    Полковник

  • Moderator
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 17 194 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Армавир
  • Интересы:История России, история семьи.

Отправлено 24 Январь 2016 - 19:51

Добрый вечер. Помогите в поиске информации о действиях 338 осб(с 1944г. 508 идр)23 УР(СОР)СФ
с 10.42г. по 05.45г.

Журналы боевых действий на сайте Память народа https://pamyat-naroda.ru/



#17 утюкс

утюкс

    Рядовой

  • Members
  • 18 сообщений

Отправлено 24 Январь 2016 - 20:14

Спасибо. Не сомневаюсь в Вашем профессионализме, но мне "отвечают":Поиск не дал результатов. Попробуйте расширить критерии поиска.

#18 Виктор Юрьевич

Виктор Юрьевич

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 3 017 сообщений
  • Пол:Мужчина

Отправлено 25 Январь 2016 - 03:19

Спасибо. Не сомневаюсь в Вашем профессионализме, но мне "отвечают":Поиск не дал результатов. Попробуйте расширить критерии поиска.

1. Мы, конечно, тоже "Не сомневаемся в Вашем профессионализме", но Вы напишите КАКОЕ вы набирали сочетание цифр и в каком, так сказать разделе сайта, или "окошке" ВЫ это все писали?!  Батальонов и рот Вы на сайте, конечно, же не найдете?

2.  Может быть начать с того, что Вы напишите здесь КОГО и за какой конкретно период Вы ищите? А то ТРИ года войны что-то многовато!



#19 утюкс

утюкс

    Рядовой

  • Members
  • 18 сообщений

Отправлено 25 Январь 2016 - 10:38

На "Память народа" пробовал смотреть ЖБД 338 осб и ЖБД СОР СФ - не получилось.

Хотелось подробнее узнать о действиях 338 осб. С 10.42г. по 1946 в нём воевал Кошкин Николай Павлинович, 1924г.р. Черевковский р. Арх. обл. благополучно вернувшийся с ВОВ 



#20 Виктор Юрьевич

Виктор Юрьевич

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 3 017 сообщений
  • Пол:Мужчина

Отправлено 25 Январь 2016 - 13:40

КОШКИН НИКОЛАЙ ПАВЛИНОВИЧ

МЕДАЛЬ «ЗА ОТВАГУ».

Место  рождения: 1924г.р.,  Архангельская обл., Черевковский р-н, д. Бритвино

Звание: краснофлотец

В  РККА с 23.09.1942 года

№ записи: 50998172

Сапер 508 отд. инженерно-десантной роты СОР СФ

Представление на награждение

№: 33 от 02.09.1944

Издан: СОР СФ /

Архив: ЦВМА

фонд: 3

опись: 1

ед.хранения: 1056

№ записи: 51166360

http://www.podvignar...14ed47751ed2719

http://www.podvignar...ec04ee2d778a647

http://www.podvignar...68011668a891031



#21 утюкс

утюкс

    Рядовой

  • Members
  • 18 сообщений

Отправлено 25 Январь 2016 - 16:35

Виктор Юрьевич, благодарю. Наградной мне известен. По  действиям 338 осб(508 оидр) 43-45 г.г. ссылку не дадите??



#22 Виктор Юрьевич

Виктор Юрьевич

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 3 017 сообщений
  • Пол:Мужчина

Отправлено 26 Январь 2016 - 01:45

Виктор Юрьевич, благодарю. Наградной мне известен. По  действиям 338 осб(508 оидр) 43-45 г.г. ссылку не дадите??

338-й осб (сапб) не имеет никакого отношения к 508 оидр...

Изучайте боевой путь 207 СД в интересующий Вас период войны...

 

338 отдельный саперный батальон 207 стрелковой дивизии (2 форм)          

01.09.42 - 05.11.42         

Расформирован.

 

338 отдельный саперный батальон 207 стрелковой дивизии (3 форм)          

16.06.43 - 14.12.44

31.12.44 - 09.05.45

http://www.teatrskaz...chen_27_03.html



#23 утюкс

утюкс

    Рядовой

  • Members
  • 18 сообщений

Отправлено 26 Январь 2016 - 20:19

Я ориентировался на 338 осб СОР СФ.
В 13.00 16.09 командующий СОР приказал командиру 12-й ОМСБР полковнику В. В. Рассохину, назначенному командовать операцией, сформировать сводный разведывательный отряд в составе разведчиков и автоматчиков 12-й и 63-й отдельных морских стрелковых бригад численностью до 600 человек и в ночь с 17 на 18 сентября вместе с приданными 70 саперами 338-го отдельного саперного батальона СОР и 50 разведчиками РО СФ осуществить посадку на шесть катеров МО и пять сторожевых катеров типа «Мотобот» и после совершения перехода через Мотовский залив высадиться в трех пунктах высадки в районе опорных пунктов «Могильный» и «Обергоф» и уничтожить их
http://www.telenir.n..._mirovoi/p4.php

#24 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 11 Март 2016 - 00:27

Трофимов Николай Николаевич,

Прикрепленный файл  Трофимов.jpg   32,63К   0 скачиваний

21.01.1920 - 07.11.2005, г. Севастополь

В годы ВОВ служил в ВМФ, был солистом Цетральный ансамбль ВМФ, с 1943 года — актёром театра КБФ; пел в "Ансамбле пяти морей" И. О. Дунаевского.

В 1944 году Николай Трофимов перешёл в Таллинский театр Балтийского флота, 

 

Орден Красной Звезды

Звание: краснофлотец 
в РККА с 08.1941 года 

Место службы: СФ 
Дата подвига: 14.04.1943 

№ записи: 50786698


 


#25 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Март 2016 - 21:52

Лунин Николай Александрович (К-21)

Прикрепленный файл  лунин.jpg   19,87К   0 скачиваний

Герой Советского Союза (1942), контр-адмирал, подводник.

Родился 21 августа 1907 г. в Одессе в семье служащего. Русский.

Окончил среднюю школу. В 1928 г. вступил в ВКП(б). В ВМФ с 1935 г.

Окончил командирские классы учебного отряда подводного плавания в 1937 г.

Служил на Северном флоте с 1938 г.

Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 г. Уже в первые месяцы войны капитан-лейтенант Н.А. Лунин проявил себя зрелым тактиком, незаурядным командиром-подводником. Только за один боевой поход в ноябре 1941 г. подводная лодка Щ-421 (бригада подводных лодок Северного флота), которой командовал Н.А. Лунин, потопила три транспорта противника. К февралю 1942 г. подводная лодка Щ-421 под командованием капитана 3 ранга Н.А. Лунина, активно действуя на вражеских коммуникациях, потопила 7 транспортов противника общим водоизмещением 49 тыс. т.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 апреля 1942 г. капитану 3 ранга Н.А. Лунину было присвоено звание Герой Советского Союза, а подводная лодка за боевые успехи была награждена орденом Красного Знамени.

В марте 1942 г. Н.А. Лунин был назначен командиром крейсерской подводной лодки К-21 Северного флота. Экипаж подводной лодки произвел 5 минных постановок у берегов противника, высадку диверсионной группы в тыл врага, выходил в Карское море на поиск фашистского рейдера "Адмирал Шеер". В апреле 1942 г. экипаж К-21 обнаружил и оказал помощь подводной лодке Щ-402", кторая терпела бедствие. 5 июля 1943 г. К-21 под командованием капитана 2 ранга Н.А. Лунина, прикрывая конвои союзников, атаковала вражеский линкор "Тирпиц", который шел в охранении 12 боевых кораблей. Умело маневрируя лодкой, Н.А. Лунин пропустил над собой неприятельские миноносцы. Затем подводная лодка легла на боевой курс и с дистанции 17 – 18 кабельтовых произвела четырехторпедный залп из кормовых аппаратов. Через 2 минуты после залпа акустик доложил командиру о двух взрывах. После всплытия Н.А. Лунин донес командованию Северного флота о встрече с немецкой эскадрой и атаке "Тирпица". А неприятельский линкор, получив повреждения, вынужден был вместе со всей эскадрой скрываться в норвежских шхерах. Практически "Тирпиц" до конца войны был выведен из строя. С 1943 г. Н.А. Лунин командовал дивизионом подводных лодок Северного флота.

В 1946 г. Н.А. Лунин окончил командный факультет Военно-морской академии. После окончания академии в 1946 – 1950 гг. был начальником штаба учебной бригады подводных лодок, командиром учебного дивизиона подводных лодок 2-й бригады подводных лодок 8-го ВМФ. Затем проходил службу в госприемке:

в 1950–1951 гг. – уполномоченным по подводным кораблям группы Постоянной комиссии Госприемки в Ленинграде, в 1951–1956 гг – уполномоченным Балтийской группы Управления госприемки кораблей ВМФ. С мая 1956 по январь 1957 г. – командир отдельной бригады подводных лодок Северного флота, затем в 1958–1961 гг Н.А. Лунин занимал должности заместителя начальника 1-го научно-исследовательского института ВМФ, начальника 9-го управления этого института.

С апреля 1962 г. контр-адмирал Н.А. Лунин в запасе.

Награжден двумя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденами Ушакова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями, британским орденом.

Скончался 17 ноября 1970 г. Похоронен на Богословском кладбище в Ленинграде, где ему установлен памятник.

Увековечен в монументе Славы, воздвигнутом в одном из военных городков Северного флота.

Установлены мемориальные доски на здании Ростовского мореходного училища имени Седова и на одном из зданий в Полярном Мурманской обл. Именем Героя названы улицы в Одессе и Полярном.



#26 fomicheoa

fomicheoa

    Новобранец

  • Members
  • 1 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 06 Апрель 2016 - 14:29

Прикрепленный файл  Фомичев Д.А..jpg   247К   0 скачиванийФОМИЧЕВ Дмитрий Александрович

В 1943 году назначен в специальную команду для поездки в США, для выполнения правительственного задания по перегону кораблей.

28 февраля 1944 года вернулся из США на Северный флот командиром БО-209 (большой охотник), где и участвовал в Великой Отечественной войне.

Прикрепленный файл  награды 1.jpg   96,68К   0 скачиваний

Из открытых источников:

«20 октября 

Из Лох-Ю отправился конвой JW-61 в составе 23 транспортов, пяти танкеров, спасательного судна, судна-крана под эскортом крейсера “Dido”, трех эскортных авианосцев, шести эсминцев, четырех корветов, 18 фрегатов и двух шлюпов. Совместно с конвоем шли шесть охотников типа БО-2, принятых советскими экипажами в США.

С Диксона вышел в Белое море конвой ДБ-9 в составе четырех транспортов в сопровождении эсминцев “Доблестный” и “Дерзкий”. В районе Канина Носа тральщик Т-116 атаковал и повредил вражескую подводную лодку. На этом месте был оставлен охотник БО-209 под командованием старшего лейтенанта Фомичева Д.А.. По центру масляного пятна самолеты МБР-2 и “Catalina” сбросили шесть бомб ПЛАБ-100. после чего его размер увеличился. На бомбометание по другой лодке выходил катер МО-251. СКР-20 и эсминец “Доблестный”. Лодка считалась потопленной, так как на поверхность всплыли соляр, пробка и обломки дерева. Окончив бомбометание, корабли пошли к конвою, оставив на месте контакта с лодкой СКР-20. 25 октября последний вновь обнаружил подводную лодку и сбросил на нее серию глубинных бомб. Наследующий день конвой прибыл в Архангельск».
Военно-Морская Коллекция -> В.В.Щедролосев, Конвойные операции эскадренных миноносцев Северного флота в Великой Отечественной войне

 

На деревянных катерах - через океан
"Когда мы с ним встречаемся, он на мое приветствие как бы удивляется: "А, привет, вместе тонули?" Этот шутливый ответ сразу настраивает на воспоминания об учебе в годы войны в специальной школе связи Северного флота в Полярном. Он, майор в отставке Александр Васильевич Леонтьев, и сейчас в строю - преподает в Вологодском педучилище. 
Тогда же в Заполярье за смелые и решительные действия по задержанию в вооруженной схватке лазутчика-диверсанта он был награжден редкой на флоте медалью Ушакова. Война для него закончилась взятием немецкого порта Пиллау (Балтийск). 
А вот другой наш земляк, командир третьего ДБО (дивизион больших охотников) старший лейтенант Фомичев привел дивизион катеров в конце 1943 года через осенний, штормовой Атлантический океан из Майами (штат Флорида) на Север и воевал в составе Киркинесской ордена Ушакова I степени бригаде больших охотников за подводными лодками. 
Американцы были поражены, узнав, что деревянные катера пойдут через океан осенью. Но они пошли. При остановке в Рейкьявике (Исландия) английский и американский адмиралы, выразив восхищение переходом через Атлантику, советовали прервать движение и подождать весны. Но русские моряки спешили на помощь сражающейся Родине, их ничто не могло остановить, и они победили стихию. 
После демобилизации Фомичев руководил в Вологде Морским клубом ДОСААФ, готовил юношей к морской службе. К сожалению, комдива Фомичева уже нет с нами. Память о нем у меня лично сохранилась в его подписи на удостоверении к медали "За победу над Германией". 

Виктор НОЖИН,
ветеран флота, капитан второго ранга

 

СОВЕТСКИЙ ФЛАГ - НА SC-110
"Весть была приятной. Ведь малые охотники в суровых условиях Баренцева моря могли использоваться лишь ограниченно. Личного состава для больших охотников не было, и контр-адмирал М. И. Акулин принял решение укомплектовать их экипажи за счет тральщиков. Организовать приемку тральщиков и больших охотников надлежало так, чтобы обеспечить их переход из США в советское Заполярье группами, по три тральщика и три охотника в каждой. Приемку охотников мы должны были вести в Майами, в учебном центре истребителей подводных лодок. Меня М. И. Акулин назначил командиром отряда передаваемых СССР больших охотников за подводными лодками. Не теряя времени, я отправился в Майами и без особых трудностей договорился о подготовке советских экипажей с начальником учебного центра коммандером Юджином Мак-Даниелом.
К формированию экипажей отряда приступили немедленно. Первыми офицерами, которые поступили в мое распоряжение, были Чистяков, Купцов, Синельников, Любченко, Очасов, Демидов, Решетов, Циденков, Еремеев, Фомичев, Курский, Максимбв и Кожарин, с которыми я познакомился еще за время долгого пути из Москвы до Вашингтона. Полуторалетний опыт войны на Северном флоте, где они почти все командовали малыми охотниками МО-4, давал мне уверенность, что освоение американских кораблей пройдет успешно. М. Н. Самойлов получил назначение механиком отряда. Инженер-капитан 3-го ранга Т. Н. Банин прибыл в мое подчинение для приемки кораблей. Под его руководством была образована специальная группа, в которую вместе с М. Н. Самойловым вошли опытные старшины Силин, Антипин, Абрамов, Зырянов, Маркелов, Мущенко и Лебедев. Выбор Т. Н. Банина оказался чрезвычайно удачным. Прекрасный специалист, а если нужно - и дипломат, Банин умел вести дела с американцами. Посмотрит с хитринкой на своего оппонента и докажет со знанием дела свою правоту. От всей его коренастой фигуры веяло спокойствием и уверенностью."

Катера пересекают океан
Б. В. Никитин Лениздат 1980 

 

Страница на сайте Бессмертный полк:  http://moypolk.ru/no...5681/detailinfo



#27 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 17 Ноябрь 2016 - 03:55

Моряки Северного флота конвоируют пленных немецких горных егерей.

Прикрепленный файл  1.jpeg   111,22К   0 скачиванийПрикрепленный файл  2.jpg   109,62К   0 скачиванийПрикрепленный файл  3.jpg   111,43К   0 скачиваний

http://waralbum.ru/8701/



#28 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 04 Август 2017 - 01:28

Юнга с чужой фамилией. Как сын расстрелянного инженера стал легендой флота
Чтобы попасть в школу юнг, сыну «врага народа» пришлось совершить подлог.
Прикрепленный файл  1.jpg   42,67К   0 скачиваний
 
Дело инженера Рабиновича
 
О подвиге юнг Северного флота в годы Великой Отечественной войны рассказал в своем романе «Мальчики с бантиками» писатель Валентин Пикуль. Роман этот был автобиографическим — Пикуль и сам был выпускником Соловецкой школы юнг, после окончания которой он воевал на эсминце «Грозный».
 
На эсминце с очень похожим названием — «Громкий» — начинал свою службу юнга Александр Ковалев, которому суждено было стать одной из легенд Северного флота.
У него была очень непростая судьба. За Родину юнга сражался не под своим настоящим именем, и причиной этого стала трагическая история его родителей.
 
Родился Саша Ковалев, а вернее Александр Филиппович Рабинович, 4 января 1927 года в Москве, в семье высокопоставленного советского служащего, начальника производственного отдела Главного управления алюминиевой промышленности Наркомтяжпрома СССР Филиппа Марковича Рабиновича и его супруги, потомственного медика, Елены Яковлевны Рабинович.
 
Первые годы жизни Саши были безоблачными. Пожалуй, Саша жил даже лучше, чем большинство его сверстников — высокий пост, занимаемый Филиппом Рабиновичем, давал ему большие возможности. В 1937 году Рабинович был в командировке в Соединенных Штатах, по возвращению из которой его арестовали.
 
Семейная идиллия рухнула, счастливое детство Саши Рабиновича растаяло как дым. Вслед за мужем в жернова «Большого террора» угодила и Елена Рабинович.
 
Филиппа Рабиновича расстреляли в 1938-м, а его жена получила 8 лет лагерей, за которыми последовала ссылка.
 
Литература и море
 
10-летнего мальчика на воспитание забрала сестра матери, Раиса Райт-Ковалева. Раиса Яковлевна была известной писательницей и переводчиком, публиковавшейся под псевдонимом «Рита Райт — Ковалева». Она переводила на русский язык произведения Эдгара По, Курта Воннегута, Кафки, создала художественную биографию Роберта Бернса, написала воспоминания о Маяковском, Хлебникове, Ахматовой, которых знала лично, создала массу других произведений.
Тётя постаралась дать племяннику хорошее образование и воспитание, по мере сил заменяла ему мать. Отцом для мальчика стал муж Раисы Райт-Ковалевой, капитан 2-го ранга Николай Петрович Ковалев, флагманский механик Беломорской военной флотилии. Именно он привил Саше любовь к морю.
 
Когда началась война, капитан Ковалев вместе со штабом флотилии отправился в Архангельск, а его супруга вместе с Сашей уехали в Ярославскую область. В самом конце 1941 года они воссоединились в Архангельске, где Рита Райт-Ковалева стала работать диктором на радио, а 14-летний Саша помогать морякам штабного катера.
 
Отличник с подложной биографией
 
Осенью 1942 года была открыта Соловецкая школа юнг. Саша, мечтавший сражаться с фашистами, хотел попасть туда. Однако Александру Рабиновичу, сыну «врагов народа», на подобную честь рассчитывать не приходилось.
 
Саше помог дядя, на свой страх и риск организовавший подлог. Он отправил племянника поступать по документам уроженца Горьковской области Александра Николаевича Ковалева, который ранее не прошел отбор в школу.
 
Ковалев был на год старше Рабиновича, но его фамилия и отчество подошли Саше идеально — не посвященные в семейные тайны полагали, что он — сын капитана Николая Ковалева.
 
Блестяще окончив школу юнг по специальности «моторист», Саша Ковалев был отправлен для прохождения службы на эсминец Северного флота «Громкий».
Но Саша мечтал служить на торпедном катере и подавал командованию рапорт за рапортом с просьбой о переводе.
 
Он своего добился — в феврале 1944 года юнгу Ковалева перевели для прохождения службы учеником моториста на торпедный катер № 209 (ТК — 209).
 
Самопожертвование
 
В ночь на 7 апреля 1944 года ТК-209 вместе с еще одним торпедным катером атаковал конвой противника. Совместными действиями катеров были уничтожены два транспорта противника.
Саша Ковалев действовал смело и уверенно, как сообщала газета «Краснофлотец», «стоял рядом с командиром, хладнокровно и спокойно докладывал ему о направлении трасс артиллерийского огня и о падении вражеских снарядов, оказал большую помощь в осуществлении важного маневра». За этот бой юнга Александр Ковалев был награжден орденом Красной Звезды.
 
Орден Саше Ковалеву вручили 1 мая 1944 года, всего за несколько дней до его главного подвига.
 
8 мая 1944 года ТК-209 и еще один катер, ТК-217, атаковали группу кораблей противника. Подбив два сторожевика противника, катера стали уходить. Немцам удалось подбить ТК-217, который стал тонуть. ТК-209 под прикрытием дымовой завесы снял экипаж тонущего катера и стал возвращаться на базу. В этот момент его атаковали немецкие истребители. Их огнем был пробит коллектор мотора, из которого стала хлестать вода, перемешанная с маслом и бензином. Катер терял ход, через несколько минут перегревшийся мотор мог взорваться, погубив экипажи двух катеров.
 
И в этот момент юный моторист Ковалев, набросив на коллектор телогрейку, грудью закрыл пробоину. Температура жидкости равнялась 70 градусам, Сашу пронзала дикая боль, но он продолжал закрывать пробоину, давая катеру возможность уйти от погони.
Когда ТК-209 оторвался от погони, двигатель был остановлен, и моряки вынесли потерявшего сознание Сашу на палубу. Он получил страшные ожоги, но оказать ему помощь на катере было невозможно. Все, что смог экипаж — смазать ожоги машинным маслом, которое хотя чуть-чуть облегчало страдания Саши.
 
Возвращение героя
 
Добравшись до берега и предотвратив затопление катера, моряки насчитали в нем более 350 пробоин. Тем не менее, катер сохранил ход. Для ремонта нужно было добраться до главной базы торпедных катеров в поселке Гранитный, куда и вышел ТК-209 9 мая.
 
Сашу положили на корму катера, где его обдувал ветер, немного утолявший боль. Но во время перехода на корме катера произошли пожар и взрыв, вызванные воспламенением фосфорного снаряда, застрявшего в обшивке после налета. Погибли мичман Капралов и юнга Ковалев.
 
За свой подвиг Александр Ковалев был посмертно удостоен ордена Отечественной войны 1-й степени.
 
В честь Саши Ковалева, как и других погибших героев-моряков торпедных катеров Северного флота, в поселке Гранитный был установлен памятник. Однако в 1996 году военные ушли из поселка Гранитный, а в 2006 году, ввиду отсутствия населения, администрация Мурманской области упразднила поселок.
Прикрепленный файл  1.jpg   67,43К   0 скачиваний
Памятник героям-морякам торпедных катеров Северного флота в Североморске. 
 
Обелиск в честь Саши Ковалева и его боевых товарищей остался в городе-призраке, который посещали только охотники за цветным металлом.
 
Но всё-таки настойчивые обращения общественников и ветеранов флота были услышаны: в июле 2010 года останки погибших моряков и монумент в их честь были перенесены в город Североморск, который является главной базой Северного флота.
 

 







Темы с аналогичным тегами СФ