Перейти к содержимому


Фотография
  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 199

#31 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 31 Март 2015 - 00:38

В ночь на 7 октября соединения 18-й армии частью сил сдерживали противника с запада и севера, а главными силами прорывались на восток и юго-восток в направлениях Бельманка,  Белоцерковка и Алексеевка, Андреевка (все севернее Оси­пенко). К утру этого дня крупные мотоколонны врага про­рвались в глубокий тыл 18-й и 9-й армий. Генерал Смирнов объединил остатки отходивших частей 99-й и 130-й стрелковых, а также других дивизий в оперативную группу. В течение семи дней армия вела непрерывные бои с моторизованными и танковыми дивизиями противника. Это был тяжелейший период в боевой истории 18-й армии. Рядом с солдатами сра­жались офицеры и генералы. Гаубицы, противотанковые ору­дия и зенитные пушки, установленные на улицах, в садах и огородах, уничтожали врага прямой наводкой. Против враже­ских танков особенно эффективно действовали 122-мм гауби­цы. Прямые попадания гаубичных снарядов останавливали вражеские танки.

Невиданные до сих пор подвиги совершили советские вои­ны. Бывший командир саперного взвода 96-й горнострелковой дивизии Н. Семенюк вспоминает: «Уже где-то за Темрюком (40 км севернее Осипенко) мы натолкнулись на противника, занявшего населенный пункт. Завязался бой. Полыхали со­ломенные крыши домов, и черный дым стлался над землей, закрывая солнце. Комдив Шепетов поднял в атаку три цепи длиной до километра. Солдаты и командиры с оружием напе­ревес с криком «ура!» рванулись вперед. Победа или смерть! Комдив с винтовкой в руках был в первой цепи. Поддержи­вали атаку четыре автомашины со счетверенными зенитными пулеметами. Бойцы ворвались в село, сметая немецкую пехо­ту. Не выдержали фашисты русского штыкового удара! Через созданный прорыв удалось выйти многим частям и штабу 18-й армии».



#32 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 31 Март 2015 - 00:43

Рано утром 8 октября командный пункт 18-й армии с ротой батальона охраны, четырьмя пушками и двумя бронемашинами несколько раз был обстрелян в районе Поповки (50 км севернее Осипенко) сильным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем врага. Генерал Смирнов разделил генера­лов, офицеров и рядовых па группы, поставив каждой конкрет­ную задачу. Умело организуя бой частей, маневрируя оставши­мися силами и средствами, он находился рядом со своими бой­цами и обеспечивай их прорыв через вражеский фронт. В этих тяжелых боях генерал А. К. Смирнов геройски погиб.

В конце 1943 г. начальнику тыла 4-го Украинского фронта генерал-полковнику Н. П. Анисимову показали могилу. «Маленький холмик,— вспоминает он,— и около него толстый фа­нерный лист с надписью: «8 октября 1941 г. генерал-лейтенант Смирнов Андрей Кириллович, командарм — 18 погиб смертью храбрых»... Впоследствии останки его были перене­сены и с воинскими почестями захоронены на площади с. По­повки» (Военно-исторический журнал,  1968,  № 8,  c. 117)

Прошли годы, но народ не забыл имя героя. Президиум Верховного Совета Украины переименовал село Поповку в село Смирново. Народ увековечил память верного сына Роди­ны генерала А. К. Смирнова величественным обелиском, установив его в центре села.

После гибели командарма его группу возглавил член Воен­ного совета бригадный комиссар Миронов. Он объединил личный состав штаба, охраны и других подразделений обеспече­ния и нанес удар по противнику. Часть группы прорвалась через боевые порядки врага, но бригадный комиссар Миронов также погиб. Вместо него выводить оставшуюся группу стал тяжелораненый начальник политотдела армии полковой ко­миссар Миркин. (ЦАМО, ф. 228, оп. 710, д. 45, л. 198). Судьба его осталась неизвестной.



#33 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 31 Март 2015 - 00:50

9 октября позиции 96-й горнострелковой дивизии атаковали 100 вражеских танков и мотопехота. Потеряв 26 танков, противник остановился. Особенно отличились в ходе отражения вражеских атак артиллеристы капитанов Н. И. Леоненко и А. А. Пастушенко. Ночью через разрывы в боевых порядках вражеских войск вышли 96-я дивизия, 4-я отдельная противо­танковая артиллерийская бригада, часть штаба армии на 50 автомашинах во главе с начальником штаба генералом Колпакчи и другие части армии.

В этих боях смертью героя погиб начальник артиллерии армии генерал Титов. Вот как рассказывал о его гибели коман­довавший в то время авиацией 18-й армии генерал-полковник авиации С. К. Горюнов: «Титов спешил из артбригады Неделина, чтобы поторопить штаб армии к месту прорыва. Недалеко от села Водяное он увидел, как вражеская танковая колонна наседает на штаб. Поблизости оказалась наша зенитная бата­рея. Вот ее-то начальник артиллерии и использовал против противника. Генерал Титов знал, на что идет: кадровому опыт­ному военному было ясно, что гитлеровцы всеми силами по­стараются уничтожить батарею. Но на этом и строил советский генерал свой расчет — отвлечь на себя врага и тем самым помочь штабу». Сам генерал Горюнов, возглавлявший группу штабных офицеров и солдат, сражался метрах в двух­стах левее. «Через некоторое время,— вспоминал генерал Горюнов,— немцы накрыли батарею залпом тяжелых орудий и минометов.  Лишь один раненый солдат-артиллерист сумел проползти ко мне и сообщить, что батарея уничтожена, а гене­рал Титов убит».

В Запорожском партийном архиве хранится копия письма В ЦК ВКП(б) за подписью секретаря Запорожского обкома партии А. П. Кириленко, датированного мартом 1945 г. В нем сказано, что партбилет № 2534162 и удостоверение личности генерал-майора А. С. Титова сберег колхозник И. И. Цыбулько. Он сообщил, что в октябре 1941 г. гитлеровцы заставили жи­телей села Водяное закопать погибших советских воинов, а до­кументы убитых собрать и передать немецкому коменданту. У разбитого орудия крестьяне обнаружили тело сраженного генерала и тайно похоронили его. После войны останки совет­ских воинов, в том числе и генерала А. С. Титова, были перенесены и захоронены в центре села Водяное. Президиум Вер­ховного Совета Украины увековечил память бывшего началь­ника артиллерии 18-й армии и переименовал село Водяное, Куйбышевского района, Запорожской области, в село Титово, а Водяновский сельсовет в Титовский.



#34 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 31 Март 2015 - 00:55

К утру 10 октября разрозненные силы 18-й армии, пробив­шись из окружения, начали сосредоточиваться в районе Новой Карани (80 км южнее Сталино). (ЦАМО, ф. 228,оп. 701, Д. 86, Л. 251)

11 октября командование 18-й армией принял начальник штаба генерал В. Я. Колпакчи. Членом Военного совета армии временно был назначен дивизионный комиссар И. И. Жуков, начальником артиллерии армии — полковник М. И. Неделин, начальником штаба армии — генерал И. Л. Леонович. Полит­отдел армии временно возглавил полковой комиссар М. X. Калашник.

После прорыва 1-й танковой армии немцев (с 6.10. 1941 1 танковая группа стала именоваться 1 танковой армией) на Осипенко и Мариуполь 9-я армия одновременно с 18-й армией получила задачу отойти дальше на восток, на подготовленный на от­дельных участках оборонительный рубеж Красноармейское (60 км западнее Горловки), Волноваха, Ялта (30 км юго-западнее Мариуполя).

Многие части и соединения в эти тяжелые для 18-й армии дни умело и организованно вели неравные бои с танками и пехотой врага. Воины проявляли мужество и самопожертво­вание. Выйдя в назначенные районы, они тут же занимали оборону и продолжали сражаться, хотя многие из них были ранены.

Несмотря на тяжелые условия наземной и воздушной об­становки, в которых пришлось действовать 18-й армии в пер­вые месяцы Великой Отечественной войны, боевой дух ее воинов не был сломлен, наоборот, их воля к победе над нена­вистным врагом с каждым днем становилась все сильнее и крепче, потому что, «громя фашистов,— говорил Л. И. Бреж­нев,— советские люди защищали дело Октября, дело социа­лизма, свою родную землю».



#35 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 31 Март 2015 - 01:07

ГЛАВА ВТОРАЯ

В СРАЖЕНИЯХ ЗА ДОНБАСС

1. В ЦЕНТРЕ ДОНБАССА

В середине октября 1941 г. войска группы армий «Юг», выполняя требования приказа ставки вермахта от 21 августа, продолжали рваться в направлении Донбасса, стремясь как можно быстрее захватить этот важный промышленный район нашей страны. Кроме того, руководство третьего рейха надея­лась вынудить Турцию изменить внешнеполитический курс и выступить на стороне Германии.

Гитлеровское командование понимало, что в Донбассе со­ветские войска и шахтерские формирования окажут упорное сопротивление, и спланировало главный удар в обход угольного бассейна с юга. В соответствии с этим 1-я танковая армия (3-й и 14-й механизированные, 49-й горнострелковый и италь­янский экспедиционный корпуса) 11 октября нанесла удар из района Мариуполя в направлении Таганрог, Ростов. Ее танковые и моторизованные дивизии, имевшие в своем составе 400—450 танков , (ЦАМО, ф. 228, оп. 709, д. 475, л. 18),  предназначались для действий в узкой при­морской полосе южнее Донецкого кряжа. Об этом свидетель­ствует запись в дневнике боевых действий генерального штаба (ОКХ). «В результате «Битвы севернее Азовского моря» бы­ли созданы благоприятные предпосылки для дальнейшего на­ступления частей 1-й танковой армии в направлении нижне­го течения Дона...» Одновременно войска группы армий «Юг» наносили удар в центре Донбасса на Сталино (Донецк), Красный Луч силами 4-го немецкого армейского и венгерского под­вижного корпусов 17-й полевой армии совместно с дивизиями итальянского экспедиционного и 49-го горнострелкового кор­пусов 1-й танковой армии.

Военный совет Южного фронта отчетливо представлял всю сложность обстановки и вытекающие из нее последствия. Он правильно оценил надвигавшуюся угрозу как в центре Дон­басса, так и на левом крыле фронта и принял меры для уси­ления обороны. Однако возможности фронта были весьма огра­ниченны: достаточных резервов он не имел, а вновь сформиро­ванные 383-я и 395-я шахтерские стрелковые дивизии, а также другие формирования и ресурсы были переданы 18-й и 9-й ар­миям для организации обороны Донбасса. 11 октября коман­дующий войсками Южного фронта генерал-полковник Я. Т. Че­ревиченко (вступил в командование 5.10.1941) поставил перед армиями задачи на оборонительное сражение за Донбасс. (ЦАМО, ф. 228, оп. 701, д. 5, л. 200-202).

18-я армия занимала оборону в центре Южного фронта на одном из важных направлений — Сталино, Красный Луч. В ее состав входили 96-я стрелковая дивизия (после выхода из окружения дивизия была переформирована в стрелковую), 30-й полк НКВД, ос­лабленные 99, 164 и 4-я стрелковые дивизии, которые, продол­жая бои с наступавшим врагом, спешно доукомплектовывались и вооружались. Кроме того, с 13 октября ей передавались 383-я шахтерская стрелковая, 38-я кавалерийская дивизии и другие части. К исходу 13 октября войска армии должны были перей­ти к обороне на рубеже Солнцевка, Волноваха (пункты в 40—45 км западнее и юго-западнее Сталино), прочно при­крыть район Сталино и центральный район Донбасса. Таким образом, 18-й армии предстояло действовать в первом опера­тивном эшелоне фронта на одном из решающих направлений.

Правее, на направлении Горловка, Кадиевка, где также ожидался удар противника, должны были обороняться ослаб­ленные дивизии 12-й армии. В соответствии с директивой командующего фронтом в ночь на 12 октября ее войскам пред­стояло совершить отход с ранее прикрываемых позиций и за­нять оборону на рубеже Доброполье (30 км юго-восточнее Ло­зовой), Красноармейск, Солнцевка.

Весьма опасной командующий фронтом справедливо счи­тал полосу местности южнее 18-й армии, которая выводила главную танковую группировку врага на Таганрог. Дивизия СС «Адольф Гитлер» уже захватила Мариуполь, и 9-я армия получила задачу оборонять рубеж Свободное (45 км севернее Мариуполя), Заможное, Буденновка (10 км юго-восточнее Волновахи) и не допустить прорыва врага к Таганрогу и Росто­ву. Для создания глубины обороны и более надежного при­крытия этого направления в тылу 9-й армии создавался Та­ганрогский боевой участок под командованием генерал-лейтенанта Ф. Н. Ремезова в составе трех стрелковых дивизий и зенитного артиллерийского полка. На него возлагалась задача к исходу 13 октября организовать прочную оборону по рекам Крынка и Миус на участке Успенка (15 км юго-восточнее Амвросиевки), Таганрог.

У себя в резерве командующий фронтом оставлял 56-ю и 35-ю кавалерийские дивизии.



#36 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 31 Март 2015 - 01:19

Уже 4 июля, спустя два дня после решения Центрального Комитета о создании на добровольных началах ополчения, в Донбассе появились первые формирования такого типа. Боль­шое количество ополченских формирований было направлено в соединения и части 18-й и 9-й армий.

Поступавшее пополнение, а также части и подразделения, выходившие из окружения, возрождали боевую мощь 18-й и других армий.

Добровольческие формирования были самыми различны­ми. Так, создавались истребительные батальоны для борьбы с диверсантами, формирования местной противовоздушной обо­роны — группы самозащиты, противопожарные подразделения. В Донбассе, как и по всей стране, проводилось обучение тру­дящихся военному делу, особенно простейшим способам унич­тожения танков, действиям в основных видах боя, оказанию первой медицинской помощи раненым. Подготовленные меди­цинские сестры и санитарные дружинницы направлялись во фронтовые санитарные учреждения и госпитали. Часть из них прибыла в соединения 18-й армии и пополнила медицинские подразделения частей.

Приближение линии фронта к Донбассу потребовало уско­рить строительство оборонительных рубежей. В сентябре и ок­тябре трудящиеся Сталинской и Ворошиловградской областей строили оборонительные рубежи в полосах Южного и Юго- Западного фронтов. Общая протяженность рубежей, построен­ных трудящимися Донбасса в сентябре—октябре 1941 г., со­ставила около 1 тыс. км.

Проведенная работа по созданию военных и полувоенных формирований, строительству аэродромов, оборонительных ру­бежей и объектов, а также ремонту дорог имела огромное зна­чение для организации отпора немецко-фашистским войскам, рвавшимся к Донбассу.

Напряженность обстановки на сталинском направлении на­растала. Наступавшие здесь два вражеских корпуса, входившие в состав 1-й танковой армии, вели бои с ослабленными диви­зиями 18-й армии. Итальянский экспедиционный корпус, про­бивавшийся главными силами на Макеевку в полосе 18-й ар­мии и лишь частью сил против левофланговой дивизии 12-й ар­мии, 16 октября овладел рубежом Ясеновое (17 км южнее Красноармейска), Анновка (35 км западнее Сталино). 49-й гор­нострелковый корпус, включавший в свой состав 198-ю пехот­ную, 4-ю и 1-ю горнострелковые дивизии, вел бои на рубеже Анновка, Докучаевск. Словацкая моторизованная дивизия и моторизованная дивизия СС «Викинг», входившие  в состав 14-го моторизованного корпуса, к исходу 16 октября вышли на рубеж Стыла (30 км южнее Сталино), Раздольное (7 км юго- западнее Комсомольское).

Войска 18-й армии не смогли удержать рубеж Солнцевка, Васильевка, Волноваха, хотя в ее состав 14 октября были пере­даны группа полковника М. В. Колосова и 395-я стрелковая дивизия, полки которой сражались с исключительным героиз­мом. Соединения армии с тяжелыми и упорными боями мед­ленно отходили в восточном направлении, и к исходу 16 ок­тября они задержали врага на рубеже Солнцевка, Комсомоль­ское, где перешли к обороне. (ЦАМО, ф. 228, оп. 701, д. 93, л. 290-308).

На правом фланге армии, на рубеже Солнцевка, Констан­тиновна, оборонялась 383-я стрелковая дивизия под командо­ванием Героя Советского Союза полковника К. И. Провалова. Дивизия, сформированная в августе в Донбассе, была укомп­лектована в основном шахтерами Сталинской области и на­считывала в своем составе 12 тыс. человек.

В центре оперативного построения армии, на рубеже Алек­сандровка, Стыла, оборонялась 38-я кавалерийская дивизия генерал-майора Н. Я. Кириченко. На левом фланге, в полосе Стыла, Войково, перешла к обороне также сформированная в Донбассе 395-я стрелковая дивизия (командир — полковник А. И. Петраковский, комиссар—полковой комиссар В. И. Са­шок).

Таким образом, войскам 18-й армии предстояло оборонять 80-километровую полосу, для чего командующий армией мог выделить в первый оперативный эшелон только три наиболее боеспособные дивизии. Вследствие этого дивизии получили ши­рокие полосы (от 20 до 40 км) и вынуждены были строить оча­говую оборону, которая не могла длительное время противо­стоять массированным ударам противника.

Не закончившая переформирование и доукомплектование 96-я стрелковая дивизия генерал-майора И. М. Шепетова с приданными ей 30-м полком НКВД и 437-м корпусным артил­лерийским полком заняла оборону во втором эшелоне армии на рубеже станция Иловайская, город Иловайск. Недостаточно сильный второй эшелон армии был не в состоянии существен­но изменить ход оборонительного сражения.

Группа полковника М. В. Колосова, предназначавшаяся для борьбы с танками противника, сосредоточилась в районе Старо-Бешево. Эта группа 13 октября в районе станции Ка­рань вступила в бой с моторизованной колонной противника. Смелым встречным ударом враг был обращен в бегство, оста­вив на поле боя более 200 убитых, 8 танков, 6 орудий и 9 ав­томашин. Военный совет Южного фронта за эти действия объ­явил всем воинам группы благодарность, а отличившихся пред­ставил к награждению (ЦАМО, ф. 467, оп. 6005, д. 2, л. 266).

99, 164 и 4-я стрелковые дивизии продолжали доукомплек­тование в районе Харцызск, Зугрес, Иловайск. Штаб армии разместился в Харцызске.

Левофланговые дивизии 12-й армии продолжали вести тя­желые оборонительные бои с превосходящими силами врага. К середине октября они вынуждены были отойти на рубеж Доброполье, Красноармейск, Солнцевка. Оборонявшиеся левее войска 9-й армии под ударами сильной танковой группировки врага также вынуждены были отходить на восток.



#37 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 31 Март 2015 - 20:30

11 октября 1-я танковая армия врага продолжала вести наступление из района Мелитополя на Таганрог силами 14-го и 3-го моторизованных корпусов. Преодолевая упорное сопро­тивление частей 51-й стрелковой дивизии, дивизия СС «Ви­кинг» и 16-я танковая дивизия 14-го моторизованного корпуса продвигались в направлении Волноваха, Амвросиевка и 16 ок­тября завязали бои за Комсомольское. Вдоль побережья Азов­ского моря наступали 60-я моторизованная, 14-я, 13-я танко­вые дивизии и моторизованная дивизия СС «Адольф Гитлер». 11 октября передовые части этой дивизии вышли в район Ефремовки (30 км западнее Таганрога), а передовые части 14-й и 13-й танковых дивизий 13 октября захватили на левом бе­регу реки Миус небольшой плацдарм в районе Троицкое (8 км севернее Таганрога). Выдвинутые на рубеж реки Миус совет­ские части, образовавшие Таганрогский боевой участок, упор­но обороняли занимаемые рубеж. Это подтверждает запись от 15 октября в дневнике боевых действий немецкого генераль­ного штаба сухопутных войск: «Начатое частями 1-й танковой армии наступление с плацдарма севернее Таганрога захлебну­лось... под мощными контрударами и плотным артиллерийским огнем противника...»

Все же подвижным войскам 1-й танковой армии, имевшим значительное превосходство в силах, удалось потеснить соеди­нения 9-й армии, вынуждая их все больше развертываться фронтом на юг.

К 16 октября бои велись на рубеже Комсо­мольское, Покровское. Вследствие этого и 18-я армия оказа­лась глубоко охваченной противником с юга. Продвижение крупной группировки противника на юге вызвало необходимость войска 18-й и 12-й армий, оборонявшие рубеж Варваровка (30 км юго-восточнее Лозовой), Солнцевка, Комсомоль­ское, отвести на восток, так как удерживать этот рубеж было трудно и нецелесообразно. Для создания наиболее прочной обороны восточных районов Донбасса командующий войсками Южного фронта принял решение отвести войска в восточном направлении. В его директиве от 16 октября указывалось, что к 30 октября армии должны отойти на подготовленный рубеж Красный Лиман, Артемовск, Горловка, Иловайск, левым кры­лом удерживая Амвросиевку, Матвеев Курган, Таганрог. (ЦАМО, ф. 228, оп. 701, д. 5, л. 230-233).

В ночь на 17 октября начался отход войск фронта. 18-я ар­мия отходила от одного оборонительного рубежа к другому. Особенно ожесточенные бои разгорелись на правом фланге ар­мии, где враг рвался к Сталино и Макеевке. Не считаясь с огромными потерями, он спешил овладеть центральными рай­онами Донбасса. 383-я стрелковая дивизия стойко отражала непрерывные атаки танков и пехоты противника на ближай­ших подступах к Сталино. Особенно кровопролитные бои она вела на рубеже Горняк, Марьинка (15 км западнее Сталино). В этот день воины 694-го стрелкового полка уничтожили более 400 солдат и офицеров врага.

У села Марьинка оборонялся 696-й стрелковый полк. Воины его дрались героически. В рукопашных схватках особенно от­личились бойцы старшего лейтенанта М. В. Подавильникова. Активное участие в контратаках принял и комиссар полка ба­тальонный комиссар М. И. Романов, который несколько раз поднимал подразделения полка в штыковую атаку.

Оценивая действия 383-й стрелковой дивизии, командую­щий фронтом в своем приказе указывал, что молодая, недавно сформированная дивизия 16 октября в бою при отражении на­ступления противника проявила образцы стойкости и муже­ства. Воины ее полков отразили неоднократные атаки врага, нанесли ему значительные потери и захватили в этом бою большие трофеи. Военный совет фронта объявил всему личному составу, участвовавшему в этих боях, благодарность, а особо отличившиеся воины были представлены к правительственным наградам. (ЦАМО, ф. 467, оп. 6005, д. 2, л. 266).

Рано утром 19 октября в полосе обороны 383-й стрелко­вой дивизии части итальянских и 198-й немецкой пехотной ди­визий при поддержке 100 танков перешли в наступление. (ЦАМО, ф. 228, оп. 701, д. 234, л. 98.) Во второй половине дня враг ввел в бой дополнительные силы. Прорвав нашу оборону, он захватил населенные пункты Мандрыкино, Авдотьино и подошел к Рутченково (все около юго-западной окраины Сталино), танки и мотопехота устремились к Сталино. Разгорелись бои на подступах к городу. В эти дни храбрость и героизм проявили сотни бойцов и командиров. Пример мужества и стойкости показали командир 694-го стрел­кового полка капитал Ш. И. Капиани, комиссар 696-го стрел­кового полка М. И. Романов, помощник начальника политотде­ла дивизии по комсомолу политрук Д. И. Мельников, командир батальона 696-го стрелкового полка Г. Д. Кельбас, командир 4-й батареи 966-го артиллерийского полка Ф. ГІ. Гусев, коман­диры орудий Г. Ф. Малидовский и И. П. Кашу, пулеметчики 696-го стрелкового полка И. С. Шунькин и Г. Крентовский и многие другие.

Противник с каждым часом увеличивал натиск, бросая в бой танки, подтягивая артиллерию и минометы. Несмотря на массовый героизм, проявленный личным составом дивизии, приходилось учитывать неравенство сил. В ночь на 21 октября по приказу командования город Сталино был оставлен. Но за­хват города дорого стоил врагу: только убитыми он потерял до 1500 солдат и офицеров. (там же)

К исходу 22 октября войска 18-й армии отошли на обо­ронительный рубеж Горловка, Харцызск, Кутейниково (10 км западнее Амвросиевки). Группа полковника М. В. Колосова развернулась на рубеже Артемовка (10 км южнее Чистяково), Мариновка (12 км юго-восточнее Чистяково) фронтом на юг, обеспечивая левый фланг армии и ее стык с 9-й армией. 96-я стрелковая дивизия была выведена в армейский резерв.

В ночь на 23 октября 383-я стрелковая дивизия была сосредоточена в районе Орджоникидзе и составила второй эшелон. В течение последующих трех дней войска армии совершенствовали оборо­ну на занятом рубеже и отражали многочисленные атаки про­тивника.

Еще 20 октября Военный совет армии принял решение срочно завершить доукомплектование частей и подразделений, вышедших из окружения. Для пополнения формируемых под­разделений широко использовалось мобилизованное мужское население Донбасса, а также различные добровольческие, ополченские и полувоенные формирования Сталинской и Ворошиловградской областей. В большинстве своем новые подраз­деления вливались в 99-го стрелковую дивизию, командиром которой был назначен полковник В. Я. Владимиров. Одновре­менно доукомплектовывались 164-я и 4-я стрелковые дивизии, которые затем убыли в резерв фронта. (ЦАМО, ф. 228, оп. 701, д. 234, л. 98.)  Эти мероприятия, про­водимые Военным советом армии, штабом и политотделом ар­мии, позволяли ускорить восстановление боеспособности соеди­нений.



#38 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 31 Март 2015 - 20:43

Войска 12-й армии также медленно отходили, ведя тяжелые бои с 76-й пехотной и 97-й легкопехотной немецкими дивизия­ми, бригадами венгерского подвижного и частью сил итальян­ского экспедиционного корпусов. 17 октября ее соединения ос­тавили Доброполье, Селидово (12 км юго-восточнее Красноармейска).

20 октября венгерский подвижный корпус захватил Константиновку. Дивизии итальянского экспедиционного корпуса стремились к Горловке. Благодаря упорству воинов и устойчивости обороны 74-й и 296-й стрелковых дивизий к 11 октября враг был остановлен на подступах к Артемовску и Горловке.

Левее, в полосе 9-й армии, 17 октября войска противника продолжали наступление на приморском направлении, быстро продвигаясь к Таганрогу. В тот же день они предприняли дей­ствия с целью расширить плацдарм на реке Миус в районе Троицкое. Потеснив части Таганрогского боевого участка на 10 км, враг вышел на реку Самбек и захватил южную окраину Покровское (15 км южнее Матвеева Кургана), Самбек и Нико­лаевку (5 км северо-западнее Таганрога).

17 и 18 октября развернулись ожесточенные бои за Таган­рог. Советские воины дрались за каждую улицу, за каждый дом. Враг, несмотря на большие потери, продолжал рваться вперед. К исходу второго дня гитлеровцы ворвались в город и несколько дней продолжали бои за овладение им. До Ростова оставалось менее 100 км, и советское командование предвиде­ло, что противник попытается возможно быстрее захватить город.

А в это время основные силы 14-го моторизованного корпу­са, стремясь еще больше оттеснить войска 18-й армии от Та­ганрога на север и на широком фронте выйти на реку Миус, 17 октября нанесли удар на северо-восток в направлении Ком­сомольское, Амвросиевка, Дьяково (17 км юго-восточнее Крас­ного Луча). Преодолевая сопротивление дивизий 9-й армия, враг захватил Комсомольское, Амвросиевку, Малокирсановку (25 км юго-западнее Матвеева Кургана) и к 22 октября вышел на рубеж Кутейниково, Амвросиевка, южнее Мариновки, раз­вернувшись фронтом на север. Моторизованная дивизия СС «Викинг» и 16-я танковая дивизия 14-го моторизованного кор­пуса к этому времени выдвинулись на реку Миус на участке от Червонной Зари (20 км южнее Красного Луча) до Матвеева Кургана.

Главные же события развивались на юге, где противник силами 3-го моторизованного корпуса продолжал наносить уда­ры с захваченного плацдарма на реке Миус и из района Та­ганрога в сторону Ростова. Войска левого фланга 9-й армии во взаимодействии с частями Таганрогского боевого участка заставили врага отказаться от плана захвата Ростова лобовыми ударами с запада. Немецкое командование приступило к подго­товке удара по городу с севера.

Полковой комиссар Л. И. Брежнев 21 октября до­кладывал в Главное политическое управление, что войска 18-й и 9-й армий в последних боях понесли большие потери, осо­бенно много выбыло из строя политработников. Для работы среди населения в помощь Ворошиловградскому обкому КП(б)У были направлены группа лекторов политуправления и 20 политработников из резерва. (ЦАМО, ф. 228, оп. 710, д. 15, л. 140—141).



#39 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 31 Март 2015 - 20:56

26 октября итальянский экспедиционный и 49-й горнострел­ковый корпуса, продолжая наступление во всей полосе 18-й ар­мии, сосредоточили основные усилия против ее центра и лево­го фланга, стремясь прорваться в район города Красный Луч. На следующий день противник, овладев Зугресом, потеснил части 38-й кавалерийской дивизии и начал продвигаться вдоль шоссе Сердитое—Чистяково. Спустя сутки он захватил не­сколько населенных пунктов и нанес удар на Чистяково. В этой обстановке командующий армией решил ввести в сражение

383-ю стрелковую дивизию и прикрыть подступы к Красному Лучу.

Войска 18-й армии вели ожесточенные оборонительные бои во всей своей полосе, и особенно в районе Енакиево, Чистя­ково, где стойко дрались 38-я кавалерийская и 383-я стрелко­вая дивизии.

Бесстрашные кавалеристы и горняки уже четыре дня сдер­живали натиск численно превосходящих сил противника. В ожесточенных боях за Харцызск, Зугрес, Сердитое и Шахтерск 696-й стрелковый, 146, 148 и 150-й кавалерийские полки нанесли врагу значительный урон, что заставило его снизить темпы продвижения до 1 км в сутки.

Когда противник попытался прорваться в районе Зугреса, дивизионный инженер 383-й стрелковой дивизии майор М. М. Никитин взорвал плотину и хлынувшая вода затопила долину реки, где находился противник. Потоки воды уничто­жили до батальона пехоты и затопили до 20 вражеских тан­ков.

Чтобы сломить сопротивление кавалеристов и горняков, гитлеровцы использовали тяжелую артиллерию и авиацию. К утру 29 октября боевой состав полков 38-й кавалерийской дивизии понес большие потери, но, несмотря на это, она весь день удерживала полосу от Михайловки до Ольховчика. Толь­ко в районах Алексеево-Орловки и Ольховчика кавалеристы уничтожили до полка пехоты противника.

В боях за Чистяково 696, 694 и 691-й стрелковые полки 383-й стрелковой дивизии стойко отражали натиск дивизии противника, поддержанной массированными ударами артилле­рии и авиации. Умело используя фланговый огонь станковых и ручных пулеметов, подразделения этих полков нанесли гит­леровцам большой урон в живой силе. Орудийные расчеты ар­тиллерийского полка дивизии, которым командовал майор М. А. Михайленко, буквально в упор уничтожали танки, бро­немашины и бронетранспортеры врага. Им успешно помогали истребители танков, вооруженные противотанковыми граната­ми. Несмотря на то что в полках насчитывалось по 300—320 человек, они переходили в контратаки и, врываясь в цепи вра­га, вели ожесточенные рукопашные схватки.

Стойко оборонялись воины 395-й стрелковой дивизии и 30-го полка НКВД. Весь день они вели ожесточенный бой в районе Кутейниково, но под ударами превосходящих сил 1-й горнострелковой и словацкой моторизованной дивизий вынуж­дены были отойти в район Благодатное.

Группа полковника М. В. Колосова, обороняясь на рубеже Артемовка, Мариновка, с юга сдерживала атаки не менее полка словацкой моторизованной дивизии и обеспечивала тем самым не только действия 395-й стрелковой дивизии с юга, но и ле­вый фланг армии.

 Боевые действия войск 18 й армии с воздуха поддерживала армейская авиация. Она наносила бомбовые удары по частям противника в районе Зугрес, Сердитое, Харцызск и Степановка, а также вела воздушную разведку.

Упорная борьба на рубеже Михайловка, Чистяково, Степановка продолжалась до поздней ночи 30 октября. Однако в связи с необходимостью создать фронт обороны, который обес­печивал бы более выгодные условия для борьбы с противни­ком, прорвавшимся в район Таганрога и пытавшимся разви­вать наступление на Ростов, командующий войсками Южного фронта принял решение: 12-й и 9-й армиям удерживать зани­маемые рубежи, а 18-й армии отойти на рубеж Кондратьев­ский (западнее Дебальцево), Ольховатка и далее по реке Ми­ус до Дмитриевки (15 км южнее Красного Луча), где, заняв оборону, не допустить прорыва врага на Красный Луч, Ровеньки.  (ЦАМО, ф. 228, оп. 701, д. 234, л. 143).

В ночь на 31 октября войска 18-й армии, прикрываясь сильными арьергардами, вышли на новый оборонительный ру­беж. В первом оперативном эшелоне находились 296-я стрел­ковая дивизия, 38-я и 30-я кавалерийские дивизии, 383-я и 395-я стрелковые дивизии, а 96-я стрелковая дивизия остава­лась в резерве командующего армией. Штаб армии распола­гался в Красном Луче.

26 октября в полосе 12-й армии соединения венгерского под­вижного и итальянского экспедиционного корпусов продолжа­ли наступление, нанеся удар на Горловку, Дебальцево. Осо­бенно ожесточенные бои развернулись за Горловку, которую обороняли часть сил 74-й и 296-я стрелковая дивизия. Упорная борьба шла за каждый дом, каждую улицу, каждый квартал. Итальянские дивизии оттеснили в полосу 18-й армии 296-ю стрелковую дивизию, которая 31 октября была передана в ее состав. Лишь 2 ноября враг полностью овладел Горловкой, и здесь продвижение его было остановлено.

Войска 9-й армии в конце октября продолжали удерживать рубеж по реке Миус. Несмотря на то что танковые корпуса 1-й танковой армии еще 13 октября вышли к этой реке, гене­рал Клейст, опасаясь нависающего положения войск 18-й и 9-й армий над его ударной группировкой, прорвавшейся в рай­он Таганрога и севернее него, в течение двух недель не решал­ся продолжить наступление. Вместе с тем ему приходилось счи­таться с тем, что в ходе сражения на приморском направле­нии танковые и моторизованные дивизии понесли весьма ощутимые потери, в результате командованию 1-й танковой ар­мии приходилось принимать энергичные меры по доукомплек­тованию их личным составом и боевыми машинами.



#40 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 31 Март 2015 - 22:04

В полосе 18-й армии с утра 1 ноября перешли в наступле­ние дивизии итальянского экспедиционного и 49-го горно­стрелкового корпусов, а также моторизованная дивизия СС «Викинг». Вновь на всем фронте армии развернулись ожесто­ченные оборонительные бои, особенно в центре и на левом фланге.

В течение пяти дней итальянские дивизии «Челере» и «Торино» пытались прорвать оборону 296-й стрелковой дивизии генерал-майора А. И. Рыжова на рубеже Кондратьевский, Никишино (10 км юго-восточнее Дебальцево), но всякий раз их встречал меткий ружейно-пулеметный и массированный артиллерийско-минометный огонь. Нередко полки переходили в контратаку и отбрасывали вражеские группы, вклинившиеся в оборону.

Против 38-й кавалерийской дивизии на рубеже Никишино, Вахрушево гитлеровское командование бросило 198-ю пехот­ную дивизию, которая при поддержке артиллерии и авиации также стремилась прорвать нашу оборону. Но отважные кава­леристы и воины-шахтеры встретили врага шквалом огня. По скоплению войск противника наносила бомбовые удары ар­мейская авиация. Тогда противник ввел в бой свежие силы. После мощной артиллерийской подготовки и налета большого количества самолетов ему удалось незначительно вклиниться в оборону, но дальнейшее его продвижение было остановлено.

В первых числах ноября 4-я и 1-я горнострелковые дивизии обошли Красный Луч с северо-запада и юго-востока. Бои за город не затихали ни на минуту. 383-я шахтерская стрелко­вая дивизия отстаивала каждый метр родной земли. К утру 5 ноября в район Красного Кута (5 км северо-западнее Крас­ного Луча) из армейского резерва была выдвинута 30-я кава­лерийская дивизия полковника Н. А. Пичугина. Совместной контратакой 30-й, 38-й кавалерийских и 383-й стрелковой ди­визий продвижение вражеских дивизий в районе Красного Луча было остановлено. Попытки фашистов захватить город разбились о стойкость и мужество советских воинов. Красный Луч в течение последующих девяти месяцев был прифронто­вым городом.

В первых числах ноября немецко-фашистское командова­ние разработало план захвата Ростова. Чтобы отвлечь внима­ние советского командования, небольшие силы 1-й танковой армии должны были наступать с запада, из района Таганрога, непосредственно на город, а главные ее силы, избегая затяж­ных боев, нанести удар в общем направлении на Новошахтинск, Шахты и далее на юг, на Ростов, чтобы окружить и уничтожить войска 9-й и 56-й армий. Последняя была создана из войск Таганрогского боевого участка и дивизий Северо-Кавказского военного округа и состояла из девяти дивизий и танко­вой бригады. Командующим армией был назначен генерал-лей­тенант Ф. Н. Ремезов. Одновременно с этим планировалось частью сил 17-й армии нанести удар на Ворошиловград для обеспечения фланга и тыла 1-й танковой армии с севера. Этот замысел врага не остался в тайне. Разведкой штаба Южного фронта было установлено, что основные силы 1-й танковой армии (14-й и 3-й механизированные корпуса) сосредоточива­лись севернее Матвеева Кургана перед фронтом обороны 9-й армии и левым флангом 18-й армии. Учитывая это, командо­вание фронта ожидало удар противника именно здесь.

Так и случилось. Утром 5 ноября враг перешел в наступ­ление на шахтинском направлении. После упорных боев с танками и пехотой врага войска 9-й армии вынуждены были отходить. Правофланговая 136-я стрелковая дивизия с боями отошла в расположение 18-й армии и закрепилась в районе Дьяково; части 30-й стрелковой дивизии отходили на Гуково (20 км севернее Новошахтинска). Между дивизиями образо­валась 20-километровая брешь. Оборонявшаяся левее 150-я стрелковая дивизия отходила на Новошахтинск, а 339-я стрел­ковая дивизия — на Новочеркасск. Кровопролитные бои про­должались и 6 ноября.

Против группы полковника Колосова, на стыке 18-й и 9-й армий, 5 и 6 ноября яростные атаки предпринимали дивизия СС «Викинг» и 16-я танковая дивизия. Для усиления группы Колосова была выдвинута 96-я стрелковая дивизия. В резуль­тате совместных контратак наступление гитлеровцев на Ровеньки было приостановлено.



#41 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 31 Март 2015 - 23:07

7 ноября в 18-ю армию прибыла 99-я стрелковая дивизия. Командующий армией сосредоточил ее в районе Должанской, что надежно прикрывало стык с 9-й армией. В этот же день из 9-й армии была передана 136-я стрелковая дивизия полков­ника Е. И. Василенко, которая заняла оборону по правому берегу реки Нагольная. 7 и 8 ноября враг предпринял ряд яро­стных атак в расчете захватить плацдарм в районе Дьяково. 136-я стрелковая дивизия с приданной ей 132-й танковой бригадой оборудовала этот район как противотанковый, осно­ванный на батальонных противотанковых узлах. До 100 тан­ков противника обрушились на участок обороны 733-го стрелкового полка. Советские воины, укрывшись в траншеях и ще­лях, отражали атаки. Прорвавшиеся машины уничтожали бутылками с горючей смесью. Помогли также врытые в зем­лю танки 132-й танковой бригады. Сдержать такой таран — сложная задача. Тем не менее советские воины не дрогнули и удержали занимаемый район. 8 ноября в районе села Дья­ково противник потерял до 50 танков, а также более 700 сол­дат и офицеров. (ЦАМО, ф. 15 гв. сд (136 сд), оп. 104841, д. 1, л. 36.)

Высокую стойкость и мужество проявили бойцы 2-й стрел­ковой роты 733-го стрелкового полка 136-й стрелковой диви­зии, которой командовал младший политрук  X. Б. Андрухаев. В районе Дьяково рота отбила три мощные атаки подразделе­ний дивизии СС «Викинг». Враг всеми силами стремился сло­мить сопротивление роты. Раненный в жаркой схватке, Андру­хаев не покинул поля боя и продолжал вместе со своими бой­цами разить фашистов. Но вот кончились последние патроны. Андрухаев приказал воинам отойти на новые позиции, а сам решил прикрыть их отход. С криком «Сдавайс!» к нему уст­ремились гитлеровцы. Младший политрук  Андрухаев подпу­стил фашистов совсем близко и с возгласом «Коммунисты не сдаются!» сорвал чеку с гранаты. За проявленный героизм, му­жество, отвагу и самопожертвование X. Б. Андрухаеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. (ЦАМО, ф. 33, оп. 793756. д. 2, л. 148.) (Хусен Андрухаев был поэтом, вот здесь есть немного его стихов http://www.polk.ru/f...showtopic=3297)

Отделение И. С. Федорока 1-й стрелковой роты 733-го пол­ка атаковали несколько десятков гитлеровцев. Взрывом артил­лерийского снаряда был выведен из строя ручной пулемет, а все солдаты отделения ранены. Командир отделения, перевя­зав раны товарищам, продолжал отражать атаку врага. Кон­чился боезапас. Федорок, не теряя времени, собрав патроны у погибших и раненых бойцов, снова стал разить фашистов. За день боя он уничтожил более 40 гитлеровцев. 27 марта 1942 г. в газете «Правда» этому подвигу была посвящена ста­тья. За отвагу, мужество и находчивость рядовому И. С. Федороку было присвоено звание Героя Советского Союза. (ЦАМО, ф. 33, оп. 793756, д. 50, л. 96-97.)

Каждый бой рождал новых героев в 136-й стрелковой ди­визии. 5 ноября 1941 г. в этой дивизии было награждено 49 че­ловек, из них орденом Ленина — 2, орденом Красного Знаме­ни — 19 и орденом Красной Звезды — 11 воинов.

Армию облетела радостная весть: 7 ноября в Москве на Красной площади состоялся парад советских войск. Каждому воину запомнились слова И. В. Сталина: «Враг не так силен, как изображают его некоторые перепуганные интеллигентики... Кто может отрицать, что наша Красная Армия не раз об­ращала в паническое бегство хваленые немецкие войска?» (Сталин И. В. О Великой Отечественной войне Советского Сою­за, с. 39.)



#42 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 31 Март 2015 - 23:21

8 ноября наступление немецко-фашистских поиск во всей полосе Южного фронта было приостановлено на рубеже Крас­ный Лиман, Дебальцево, Ровеньки, Новошахтинск, Хопры (15 км западнее Ростова).

8 ноября командование группы армий «Юг» было вынуж­дено отказаться от своего первоначального замысла — обойти Ростов с севера и нанести удар через Шахты, Новочеркасск. 1-й танковой армии была поставлена новая задача — захватить город ударом с севера. На подготовку операции немцам потре­бовалось восемь суток. (см. История 2 мировой войны 1939-1945, т. 4, М., 1975, с. 118). Почти все их дивизии пополнились свежими силами, а в танковых соединениях численность бое­вых машин была доведена до 80—100 единиц. (ЦАМО, ф. 228, оп. 709, д. 475, л. 22.)

Через четыре дня 4-й немецкий и венгерский по­движный корпуса возобновили наступление, но уже против правого крыла Южного фронта, нанося удар в направлении Кадиевка, Ворошиловград. К 16 ноября войска 12-й армии при содействии 296-й стрелковой дивизии и других соединений 18-й армии своими героическими действиями сорвали и этот замысел врага.

Из состава Юго-Западного и Южного фронтов после этого были выведены в резерв пять стрелковых, две кавалерийские дивизии, две танковые бригады, предназначенные для форми­рования 37-й армии. Необходимо подчеркнуть, что даже в та­кой сложной обстановке Верховное Главнокомандование уде­ляло большое внимание созданию резервов, которые в после­дующем намечалось использовать на южном направлении.

В непрерывных боях в Донбассе личный состав всех соеди­нений и частей 18-й армии проявил исключительную вынос­ливость, мужество и умение. Это было суровое время и для страны, и для армии. Под натиском превосходящих сил врага войска отходили на новые рубежи, но не теряли боевого духа и наносили по врагу ощутимые удары. Весь личный состав ар­мии проявлял высокую стойкость, мужество и героизм. На ру­беже Дебальцево, Красный Луч, Марьевка (8 км южнее Ровеньков), Должанская армия преградила противнику путь на Ворошиловград, Краснодон.

Несмотря на постоянный артиллерийский обстрел и перебои в снабжении продоволь­ствием, трудящиеся города Красный Луч не оставляли своих рабочих мест. Когда, например, стало известно, что в частях 383-й дивизии не хватает кирок, лопат, ломов, на пред­приятиях города срочно было организовано изготовление этих инструментов, и войска получили их в достаточном коли­честве.



#43 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 31 Март 2015 - 23:40

2. В КОНТРНАСТУПЛЕНИИ ПОД РОСТОВОМ

В первых числах ноября 1941 г. обстановка в полосе Южного фронта была все еще крайне сложной и напряженной. Но бла­годаря тому, что в ходе наступления на Красный Луч и Новошахтинск противник понес серьезные потери, а Ставка Вер­ховного Главнокомандования усиливала войска на подступах к Ростову, обстановка постепенно менялась в пользу советских войск. В действиях бронетанкового тарана немецкой группы армий «Юг» стали все больше проявляться признаки явного кризиса. Наступательные возможности фашистских войск бы­ли серьезно подорваны. Среди гитлеровских солдат и офицеров ослабла вера в возможность «молниеносной» победы. Для врага было ясно, что оборона войск 18-й и 9-й армий стабилизиро­валась. Об их отходе теперь не могло быть и речи: это случа­лось только на отдельных участках, где врагу с большим на­пряжением все еще удавалось временно создавать превосход­ство в силах и средствах за счет ослабления других участков. К тому же и конфигурация линии фронта становилась для не­го не только явно невыгодной, но и опасной.

Командование группы армий «Юг» понимало, что против его войск, действовавших в образовавшемся новошахтинском выступе, советские войска постепенно увеличивают свой со­став. Противник все острее ощущал не только возраставшее сопротивление, но и нараставшие ответные удары войск 18-й и 9-й армий. Не исключал он и возможного ввода новых сил из районов Краснодона и Ростова. Вражеские войска испытывали трудности и в снабжении, особенно в горючем и смазочных ма­териалах. В сложившейся обстановке и в предвидении на­ступающей зимы командование группы армий «Юг» любой це­ной стремилось мощным танковым тараном 1-й танковой ар­мии захватить Ростов и создать благоприятные условия для последующего развития наступления на Северный Кавказ.

Предвидя это, Ставка Верховного Главнокомандования уси­ливала войска в полосе Южного фронта. На оборонительном обводе севернее Ростова была развернута 56-я армия. Южнее Краснодона, в полосе обороны 18-й армии, заканчивала фор­мирование 37-я армия под командованием генерал-майора А. И. Лопатина. Там же был сосредоточен отдельный кавале­рийский корпус. В треугольнике Краснодон, Ростов, Каменск- Шахтинский состав советских войск увеличился примерно в два раза.

Главнокомандующий Юго-Западным направлением Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко еще 8 ноября обратился в Ставку с предложением подготовить и провести наступатель­ную операцию с целью разгрома группировки врага, действую­щей в новошахтинском мешке. Это должно было сорвать на­ступление противника к Ростову, Новочеркасску и далее в пре­делы Северного Кавказа.

В то время советское командование еще не имело достаточ­ного опыта в подготовке и проведении контрнаступления. Он был приобретен и отточен несколько позже, в ходе контрна­ступления под Москвой и Сталинградом.

Несмотря на всю сложность и противоречивость обстанов­ки, к 8 ноября в полосах 18-й и 9-й армий имелись объектив­ные условия для подготовки и проведения успешного контр­наступления.

Правда, Ставка Верховного Главнокомандования, дав со­гласие на проведение контрнаступления, не смогла выделить дополнительные силы и средства. Но для усиления авиации Южного фронта была передана резервная группа: две сме­шанные авиационные дивизии и полк ночных бомбардиров­щиков. (ЦАМО, ф. 228, оп. 701, д. 251, л. 6.)

Основной ударной силой в предстоящем контрнаступлении должна была стать 37-я армия, в составе которой было шесть стрелковых дивизий, танковая бригада и несколько артилле­рийских полков.

Военный совет, штаб и политуправление Южного фронта совместно с управлениями армий в сложной и напряженной обстановке приступили к разработке планов предстоящей на­ступательной операции. В это трудное время вопрос о подго­товке к контрнаступлению не только не был снят, но и при­обрел важнейшее и первостепенное значение. К 12 ноября планирование операции было завершено, и полным ходом по­шла ее подготовка. Главное внимание в подготовке частой я соединений к контрнаступлению было уделено обеспечению их вооружением, боеприпасами, продовольствием, теплым обмун­дированием. Рано наступившая зима обещала быть очень су­ровой. Нужно было одеть и обуть воинов по-зимнему, поза­ботиться об их питании. Мобилизовывались все внутренние ресурсы: в тыловых частях и учреждениях, соединениях, нахо­дившихся на переформировании, были изъяты оружие, особен­но автоматическое, плащ-палатки, запасы теплого обмундиро­вания и направлены в войска, которые должны были наносить главный удар.

Оперативный замысел Ростовской наступательной операции сводился к тому, чтобы, прочно удерживая занимаемые рубе­жи и не допуская прорыва противника на северо-восток — на стыке 18-й и 9-й армий, на Краснодон и Шахты, в течение четырех-пяти дней сосредоточить ударную группировку в соста­ве восьми стрелковых, двух кавалерийских дивизий, трех тан­ковых бригад, четырех истребительно-противотанковых артиллерийских полков и двух дивизионов реактивных минометов М-13. 18, 37 и 9-я армии с утра 16 ноября должны были нане­сти удар на юго-запад, в общем направлении на Большекрепинскую, во фланг и тыл главной группировке 1-й танковой армий, которая прорвалась южнее Ровеньков и Свердловска, западнее Новошахтинска, Генеральского, Чалтыря, рассечь ее и во взаимодействии с 56-й Отдельной армией, развернувшейся у Ростова, разгромить по частям.

Оперативное построение ударной группировки фронта пла­нировалось в два эшелона. В первый из состава 37-й армии выделялись четыре стрелковые дивизии, три танковые бригады, четыре истребительно-противотанковых артиллерийских пол­ка, а 18-я армия выделяла две стрелковые дивизии и группу подполковника Арефьева, которая включала 43-й стрелковый полк 96-й стрелковой дивизии, 43-й и 95-й пограничные от­ряды, 15-й мотострелковый батальон, две батареи 727-го артил­лерийского полка ПТО — всего 2300 человек. (ЦАМО, ф. 228, оп. 701, д. 238, л. 19-20). В полосе 18-й армии в качестве подвижной группы планировалось ввести в сражение отдельный кавалерийский корпус. Во втором эшело­не должны были действовать две дивизии 37-й армии.



#44 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 31 Март 2015 - 23:48

Главный удар наносили войска 37-й армии с рубежа Дарьевка (5 км южнее Ровеньков), Должанская (8 км северо-за­паднее Новошахтинска) в юго-западном направлении на Большекрепинскую и далее на Таганрог. Взаимодействуя с 18-й и 9-й армиями, наступавшими на ее флангах, 37-я армия дол­жна была уничтожить прорвавшуюся бронетанковую группи­ровку генерала Клейста в новошахтинском выступе. К исходу четвертого дня наступления 37-й армии предстояло выйти на рубеж реки Тузлов на участке Лысогорка, Большекрепинская, Генеральское, а затем на реку Миус и овладеть Таганрогом. 18-я армия передавала в состав 37-й армии три прославлен­ные соединения — 96, 253 и 99-ю стрелковые дивизии с их по­лосами обороны на участке Ровеньки, Должанская.

18-я армия в составе 296, 383, 395 и 136-й стрелковых ди­визий, группы подполковника Арефьева, 38-й и 30-й кавале­рийских дивизий, 530-го артиллерийского полка, 2-го дивизио­на 2-го гвардейского минометного полка PC получила задачу: продолжая занимать оборону на рубеже Дебальцево, Красный Луч, Новопавловка, быть готовой отразить возможный удар соединений 49-го горнострелкового корпуса в направлении Красный Луч, Ворошиловград. С утра 16 ноября ударная груп­па армии в составе 395-й, 136-й стрелковых дивизий и группы подполковника Арефьева должна была нанести второй удар в направлении Дьяково, Куйбышево, прорвать оборону врага на 30-километровом участке от Есауловки (10 км южнее Антра­цита) до Дарьевки, разгромить основные силы 49-го горнострелкового корпуса и, обеспечивая правый фланг 37-й армии от возможных контрударов, к исходу 19 ноября выйти на ру­беж реки Миус.

Отдельному кавалерийскому корпусу в составе 35-й и 56-й кавалерийских дивизий, стрелковой бригады НКВД было при­казано сосредоточиться в районе Ровеньков. С выходом стрел­ковых дивизий 18-й армии на рубеж Дьяково, Гринфельд (12 км южнее Ровеньков) вступить в сражение в полосе армии и нанести удар в направлении Бобриково, Куйбышево, Арте­мовна, а с достижением рубежа реки Крынка обеспечить удар­ную группировку фронта с запада.

Войскам 9-й армии было приказано продолжать удержи­вать полосу обороны и, не допуская прорыва противника в на­правлении Шахт, утром 16 ноября перейти в наступление силами не менее одной стрелковой и одной кавалерийской диви­зий из района Новошахтинска в направлении Болдыревка, Ге­неральское с задачей содействовать 37-й армии в уничтожении механизированных корпусов Клейста.

Войска 12-й армии должны были продолжать удерживать занимаемый рубеж, не допуская прорыва противника в на­правлении Артемовна, Ворошиловград.

В своем резерве командующий фронтом оставлял три стрел­ковые дивизии, которые расположил в районе восточнее Ка­менка, Белокалитвинская, Красно-Донецкая. (ЦАМО, ф. 228, оп. 701, д. 238, л. 8).  Контрнаступ­ление предполагалось начать при количественном равенстве сторон в личном составе, полуторном превосходстве войск Юж­ного фронта в самолетах, но двукратном превосходстве про­тивника в танках. (См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 4, с. 120.)

 Советские войска имели 320 самолетов и 120 танков, противник — 200 самолетов и 250 танков. В 37-й армии было всего 230 орудий, из них 221 привлекалось к обес­печению наступления ударной группировки. Но и смелое ре­шение командарма на массирование сил не позволило создать высокие артиллерийские плотности, которые составляли всего 13 орудий на 1 км фронта. Несмотря на недостаток артилле­рии в войсках и превосходство врага в танках, выгодное охва­тывающее положение войск 18-й и 37-й армий, а также от­дельного кавалерийского корпуса способствовало выполнению задачи. Над двумя моторизованными и одним горнострелко­вым корпусами 1-й танковой армии немцев нависла серьезная угроза. Тем не менее генерал Клейст, игнорируя складываю­щуюся обстановку, решился на авантюру — приказал продол­жать наступление на Ростов. Не останавливаясь ни перед ка­кими жертвами, не дорожа жизнью своих солдат и офицеров, он бросал в бой новые и новые соединения, напрягал все силы, чтобы полностью захватить Донбасс, овладеть Ростовом и Но­вочеркасском до начала зимы, которая не сулила фашистам ничего хорошего.

Советское командование считало, что наступил самый удач­ный момент для перехода в контрнаступление.

 

Итак, войсками Южного фронта впервые за время Вели­кой Отечественной войны было подготовлено контрнаступление, в котором предстояло принять участие и 18-й армии, наносив­шей второй удар фронта. Это существенно дополняло главный удар 37-й армии. От действий этих армий зависел успех глав­ной ударной группировки фронта, а следовательно, и успех всей операции.

Исходя из поставленной задачи, командующий 18-й армией генерал-майор В. Я. Колпакчи принял решение, продолжая удерживать рубеж Дебальцево, Фащевка, (иск.) Новопавловка, войсками левого фланга нанести главный удар в направле­нии Дьяково, Куйбыщево с целью уничтожить основные силы 4-й и 1-й горнострелковых дивизий противника в районе Дья­ково, Бобриково. Ближайшей задачей намечался выход войск на рубеж Новопавловка, Новокрасновка (15 км юго-западнее Ровеньков). В дальнейшем соединения армии должны были, наступая в направлении Куйбышево, выйти к реке Миус.

Согласно этому решению 296-я стрелковая, 38-я кавалерий­ская и 383-я стрелковая дивизии продолжали оборонять за­нимаемые ими рубежи в полосе Дебальцево, Красный Луч, (иск.) Новопавловка. 395-я стрелковая дивизия вместе с 30-м полком НКВД наносила главный удар левым флангом с бли­жайшей задачей овладеть районом Нижнего Нагольчика и в дальнейшем выйти на реку Миус на фронте Новопавловка, Дмитриевка. Группа подполковника Арефьева, нанося главный удар левым флангом, во взаимодействии с 136-й стрелковой ди­визией должна была овладеть Дьяково. В задачу 136-й стрел­ковой дивизии (без 541-го стрелкового полка) входило нанесение главного удара правым флангом, овладение Грибовахой и выход к реке Нагольная на участке Бобриково, Новокрыловка. 30-я кавалерийская дивизия — второй эшелон — к утру 15 ноября сосредоточивалась в районе Лобовка, Рафаиловка (10 км восточнее Антрацита) в готовности развить успех на Дьяково, Куйбышево и подготовить контратаку в случае про­рыва противника в районе Красного Луча Армейской авиа­ции предстояло подавить врага в районах Дьяково и Бобрико­во, а затем действовать по обстановке.

Таким образом, войска 18-й армии должны были на пра­вом фланге продолжать обороняться, а на левом вести наступ­ление. Оперативное построение ударной группировки армий, как и фронта, предусматривалось в два эшелона: две стрелко­вые дивизии и группа подполковника Арефьева (по составу равная половине дивизии) в первом и кавалерийская диви­зия во втором эшелоне. Это позволяло наращивать силу удара в ходе наступления и отражать контратаки противника. Не полностью укомплектованные стрелковые дивизии ударной группировки армии должны были наступать в полосах до 12 км. Средняя плотность насыщения живой силой и огневы­ми средствами ударной группировки армии была невысокой, что заранее предопределяло упорную и напряженную борьбу с врагом.

С целью массирования сил и средств для нанесения еди­ного удара войсками левого фланга армии командующий опре­делил дивизиям направления главных ударов. Группа подпол­ковника Арефьева и 136-я стрелковая дивизия должны были нанести удары смежными флангами, а удар 395-й стрелковой дивизии примыкал к правому флангу группы. Такое решение командующего позволило максимально сосредоточить усилия армии на главном направлении.



#45 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 00:12

В то время как ударная группировка 18-й армии была гото­ва перейти в наступление 16 ноября, основные силы ударной группировки фронта — 37-я армия — не успели закончить вы­ход на исходное положение. Из-за этого начало контрнаступ­ления было перенесено на 17 ноября.

Немецко-фашистское командование также намеревалось 16 ноября продолжить наступление. В полосе Южного фронта противник предусматривал нанести два удара. Один — силами 17-й армии в направлении Камышеваха (20 км северо-западнее Кадиевки), Ворошиловград с целью сковать войска правого крыла Южного фронта и прижать дивизии 12-й армии к реке Северский Донец. Главный удар наносился силами 1-й тан­ковой армии из района юго-западнее Новошахтинска на Ро­стов через Несветай и Большие Салы (12 км севернее Ро­стова) .

Подступы к Ростову с запада и севера обороняли войска 9-й армии, непосредственно сдерживавшие немецкий танковый таран. В тылу ее, на обводе севернее Ростова, оборонялись вой­ска 56-й Отдельной армии.

К началу наступления на ворошиловградском направлении против трех дивизий 12-й армии враг сосредоточил только в первом эшелоне девять пехотных дивизий. На шахтинском на­правлении, где готовилось наступление главной ударной груп­пировки Южного фронта, против одиннадцати не полностью укомплектованных стрелковых дивизий, четырех кавалерий­ских дивизий и четырех танковых бригад, входивших в состав 18, 37 и 9-й армий, он имел три танковые и пять пехотных ди­визий, которые по численности, вооружению и боевой технике превосходили советские дивизии. С 8 по 16 ноября наша раз­ведка установила, что немецкое командование перебрасывает танковые дивизии, действовавшие против войск 9-й армии, к югу. Это позволило командующему фронтом сделать вывод, что враг отказывается от удара на шахтинском направлении и со­средоточивает главные силы для удара с севера на юг, то есть прямо на Ростов.

Таким образом, противоборствующие стороны готовились почти одновременно перейти в наступление, но свои удары наносили на разных направлениях.

16 ноября, чтобы отвлечь внимание советского командова­ния от ростовского направления, войска 17-й немецкой армии перешли в наступление на Ворошиловград. Используя числен­ное превосходство, они прорвали оборону 12-й армии и про­двинулись в направлении Первомайска. Однако вскоре это на­ступление было остановлено. Фронт к 24 ноября окончательно стабилизировался. Это помогло войскам 18-й армии в реализа­ции целей контрнаступления.



#46 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 00:16

Как большого праздника, ожидали советские воины 17 но­ября. И вот наступил этот день — хмурый и дождливый. Метеорологические условия не позволили самолетам подняться с аэродромов. Это серьезно ослабляло удар советских войск, так как танковые, моторизованные и пехотные соединения Клейста могли беспрепятственно маневрировать даже днем. Но командование фронта и армий знало, что бойцы, командиры и политработники рвутся в бой, и срока начала операции не из­менило.

В 9 часов 30 минут войска ударной группировки фронта пе­решли в наступление. Почти одновременно мощный танковый таран врага обрушился на Ростов. В то время как противник двумя механизированными корпусами стремился прорваться к городу, с севера, в тыл и во фланг его группировке, наносили удары советские войска. Ожесточенные бои развернулись за каждую высоту, каждый населенный пункт. Повсюду враг ока­зывал упорное сопротивление. Но несмотря на это, во второй половине дня войска 37-й армии добились определенных успе­хов: ее дивизии продвинулись на 6—10 км к югу.

Нелегко пришлось и соседним армиям. Так, 18-я армия на правом фланге и в центре продолжала удерживать рубеж Дебальцево, (иск.) Новопавловка, отражая не прекращавшиеся атаки противника, пытавшегося прорвать оборону 383-й стрел­ковой дивизии и овладеть городом Красный Луч. На левом фланге ударная группировка армии, перейдя в наступление, сразу же встретила упорное сопротивление частей 49-го горно­стрелкового корпуса противника. Главная полоса его обороны на рубеже Новопавловка, Марьевка (8 км южнее Ровеньков) была сильно укреплена: подступы к ней были заминированы, имелись хорошо оборудованные блиндажи с амбразурами. Сильными опорными узлами сопротивления врага являлись районы Дьяково, Бобриково, которые были укреплены двумя-тремя линиями окопов, отрытых в полный профиль. Кроме того, фа­шисты усилили этот узел противотанковой артиллерией, тан­ками и оказали здесь упорное сопротивление.

395-я стрелковая дивизия с 30-м полком НКВД к полудню 17 ноября овладела Нижним Нагольчиком, уничтожив в этом населенном пункте до пехотного батальона гитлеровцев. Выйдя к исходу дня правым флангом к реке Миус юго-восточнее Новопавловки, она центром и левым флангом вплотную подошла к укрепленным позициям противника па высотах южнее Ниж­него Нагольчика. Бои здесь носили исключительно напряжен­ный характер и зачастую переходили в рукопашные схватки.

В этих боях воины 395-й стрелковой дивизии проявили от­вагу, исключительный героизм, показали высокое воинское мастерство. Командиру отделения разведроты 714-го стрелкового полка младшему сержанту М. М. Шустаровичу была поставле­на задача: с группой бойцов проникнуть в Нижний Нагольчик и во время атаки подразделений полка создать панику в тылу врага. Незаметно проникнув в населенный пункт, группа смельчаков открыла огонь из автоматов и забросала фашистов гранатами. В стане врага началось смятение. Воспользовав­шись этим, подразделения полка атаковали гарнизон против­ника. Исключительную отвагу проявил командир роты 714-го стрелкового полка лейтенант Луханов. С возгласом «За Ро­дину!» он бросился на фашистов и увлек за собой бойцов. В этом бою было уничтожено более 50 гитлеровцев, захвачено артиллерийское орудие, 4 миномета, 3 пулемета, более 30 ав­томатов, а также военное снаряжение и имущество. (ЦАМО, ф. 228, оп. 701, д. 36, л. 205, 212, 230).

Группа полковника Н. П. Раевского, который перед нача­лом наступления сменил Арефьева, в первый день операции, преодолев сильное огневое сопротивление подразделений 1-й горнострелковой дивизии немцев, способствовала тому, что ча­сти 395-й стрелковой дивизии овладели Нижним Нагольчиком, а левым флангом подошли к Егоровке, охватив ее с юго-запада.

136-я стрелковая дивизия, перейдя в наступление, выбила противника с занимаемых позиций, правым флангом подошла к Егоровке, а левым овладела Грибовахой (7 км юго-западнее Ровеньков). Один ее батальон прорвался к Бобриково и вел бой севернее него. Подразделения 1-й горнострелковой дивизии противника, поддержанные артиллерийским огнем из районов Дьяково и Бобриково, оказывали упорное сопротивление. К исходу дня ударная группировка 18-й армии продвинулась на 3—4 км.

Дивизии правого фланга 9-й армии в первый день вели ожесточенные бои, но прорвать вражескую оборону не смогли. На левом фланге армии обстановка была тревожной. Главные силы 1-й танковой армии противника еще утром прорвали оборону 56-й Отдельной армии на участке Несветай, Октябрь­ский (15 км севернее Ростова). Во второй половине дня более 100 немецких танков прорвалось в район Большие Салы. Над городом нависла грозная опасность.

Таким образом, в первый день начавшегося сражения на направлении главного удара обозначился первый успех: дивизии 18-й и 37-й армий вклинились в оборону противника и про­должали вести тяжелые бои с ожесточенно оборонявшимися гитлеровцами. Налицо были все признаки возможного выхода советских войск на тылы вражеской группировки, рвавшейся к Ростову.



#47 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 00:20

18 ноября бои приняли еще более ожесточенный характер. 49-й горнострелковый корпус противника усилил сопротивле­ние наступающим. Воины 18-й армии, воодушевленные первы­ми успехами, взламывали оборону гитлеровцев и упорно про­двигались вперед. Повсюду противник продолжал отчаянно со­противляться.

Против частей 395-й стрелковой дивизии командир 49-го горнострелкового корпуса бросил в бой резервы, местами про­тивник яростно контратаковал, стремясь восстановить поло­жение. Начались ожесточенные бои, проходившие с перемен­ным успехом. В итоге этих боев 395-я стрелковая дивизия раз­громила до двух полков противника, овладела рядом господствующих высот и закрепилась на левом берегу реки Миус от Новопавловки до Дмитриевки. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 20, л. 18)

Группа полковника Раевского и 136-я стрелковая дивизия перешли в решительное наступление на Дьяково одновремен­но с трех направлений — с востока, севера и запада. В резуль­тате тесного взаимодействия с артиллерией и авиацией в оже­сточенном бою сопротивление частей 1-й горнострелковой дивизии было сломлено. Противник, бросая оружие и снаряже­ние, в панике бежал в направлении Дмитриевки, неся при этом большие потери в живой силе и технике. К середине 23 ноября опорный узел вражеской обороны — Дьяково — был полностью занят советскими войсками.(там же, л. 19).

На левом фланге 136-й стрелковой дивизии наступал 733-й стрелковый полк. Его командиру полковнику А. И. Таванцеву была поставлена задача ночыо выбить гитлеровцев из Новокрасновки и овладеть господствующей высотой на подступах к Бобриково. Ударами с флангов подразделения полка под командованием лейтенанта В. И. Кузьмина и младшего лейте­нанта А. Н. Денисова, умело маневрируя и ведя огонь, выбили застигнутых врасплох фашистов из большей части села. Под­разделения 1-й горнострелковой дивизии удержались только на южной окраине. Здесь разгорелся жестокий бой. Фашисты цеплялись за каждое укрепление, каждый дом. Но под силь­ными ударами подразделений полка противник с большими потерями отступил. В ходе боя командир полка появлялся в самых опасных местах, помогая командирам подразделений руководить боевыми действиями, личным примером воодушев­ляя бойцов. За мужество и отвагу полковник Таванцев, лейте­нант Кузьмин и младший лейтенант Денисов были награжде­ны орденами. (ЦАМО, ф. 228, оп. 701, д. 36, л. 224, 245).

Потерпев поражение в районах Нижнего Нагольчика, Дья­ково и Бобриково, части 4-й и 1-й горнострелковых дивизий врага отошли на запад и перешли к обороне на рубеже Ново­павловка, Дмитриевка, Новая Надежда (19 км южнее Дья­ково) .



#48 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 00:28

Выполнив к исходу 27 ноября ближайшую задачу, войска левого фланга 18-й армии в соответствии с решением команду­ющего войсками фронта перешли к обороне. В последующие дни им пришлось вести упорные бои с частями 49-го горно­стрелкового корпуса, которые пытались нанести удар во фланг и тыл нашей наступающей группировке.

В результате десятидневных ожесточенных и кровопролит­ных боев на левом фланге армии и части 395-й стрелковой ди­визии, группы полковника Раевского и 136-й стрелковой диви­зии, не имея превосходства в живой силе, боевой технике и вооружении, при абсолютном отсутствии танков освободили от противника 15 населенных пунктов, уничтожили до 6 тыс. вра­жеских солдат и офицеров, взяли в плен 52 гитлеровца, за­хватили 7 орудий, 40 пулеметов, большое количество винтовок и боеприпасов, 63 автомашины, сбили 6 самолетов. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 20, л. 19).

В наступательных боях в период с 17 по 27 ноября бойцы, командиры и политработники всех частей показали образцы мужества, героизма. и самопожертвования. Особенно отличи­лись воины 714-го стрелкового полка 395-й стрелковой диви­зии, 43-го стрелкового полка из группы полковника Раевского и 733-го стрелкового полка 136-й стрелковой дивизии.

В период наступления левофланговых соединений оборо­нявшиеся на правом фланге армии части 296-й стрелковой, 38-й кавалерийской и 383-й стрелковой дивизий продолжали проч­но удерживать занимаемые рубежи и сковывать войска про­тивника. Это не позволило командованию группы армий «Юг» перебросить свои войска на ростовское направление. Более того, враг был вынужден подтягивать в этот район резервы, создавая тем самым благоприятные условия для наступления на левом фланге 18-й армии.

 Как только улучшилась погода, армейская авиация — 45-я смешанная авиационная дивизия — активно поддержала наступление войск. Советские бомбардировщики и истребители уничтожали живую силу и боевую технику врага, прикрывали наземные войска на поле боя, а также вели воздушную раз­ведку. С 20—21 ноября летчики этой дивизии, тесно взаимо­действуя с частями 136-й стрелковой дивизии, ударами по узлу сопротивления в районе Дьяково подавили артиллерию про­тивника и его систему огня. Это способствовало продвижению дивизии на глубину до 6 км и овладению восточной окраиной Дьяково. 23 ноября наши бомбардировщики уничтожили 50 автомашин и много живой силы противника в районе Дьяково. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 20, л. 21.)

Войска 37-й армии 18 и 19 ноября продолжали упорные бои с моторизованной дивизией СС «Викинг» и частью сил 16-й танковой дивизии, в ходе которых также удалось про­двинуться вперед. 19 ноября наши батальоны прорвались в глубину неприятельских боевых порядков, после чего наступ­ление войск 37-й армии приобрело характер нарастающего продвижения на всем фронте.  В этой обстановке главком С. К. Тимошенко решил ввести в сражение отдельный кавале­рийский корпус под командованием генерала Ф. А. Пархомен­ко. Удар предполагалось нанести не на запад, в тыл дивизиям противника, оборонявшимся перед войсками 18-й армии, как намечалось ранее, а на юго-восток, в тыл частям 14-го мотори­зованного корпуса. Отдельный кавалерийский корпус получил задачу наступать на Миллерово (13 км юго-восточнее Дьяко­во) и южнее, затем вместе с танковой бригадой нанести удар на Большекрепинскую. Навстречу ему планировалось наступ­ление 66-й кавалерийской дивизии и 142-й танковой бригады 9-й армии. Чтобы усилить удар кавалерийского корпуса, обес­печить его от возможных атак с северо-запада, а также спо­собствовать наступлению на главном направлении, в стык между 18-й и 37-й армиями в направлении Марьевка, Перво­майское (5 км северо-западнее Миллерово) вводилась 295-я стрелковая дивизия.

Долгожданный перелом в сражении наступил 20 ноября. Кавалерийские части при поддержке танков появились в рай­оне Миллерово, угрожая врагу выйти в тыл его группировке, сдерживавшей наступление войск 37-й армии. Оборона 49-го горнострелкового и 14-го моторизованного корпусов против­ника под ударами 37-й армии с фронта, а также 18-й и 9-й ар­мий с флангов стала распадаться.

Последующее наступление отдельного кавалерийского кор­пуса из района Миллерово на Большекрепинскую и выход 295, 96 и 253-й стрелковых дивизий на реку Тузлов на участке от Октябрьского до Большекрепинской сломили сопротивление противника. Гитлеровцы дрогнули и стали отходить. Используя успех кавалерийского корпуса, войска 37-й армии в течение 21 ноября вклинились в оборону врага на глубину до 15 км.

Противник, опасаясь прорыва ваших войск, на стыке 18-й и 37-й армий ввел в сражение 1-ю словацкую моторизованную дивизию, которая вступила в бой против 295-й стрелковой ди­визии.

Войска 9-й армии в первые два дня наступления незначи­тельно продвинулись вперед. Однако после ввода в сражение кавалерийского корпуса сопротивление врага и на этом участ­ке было сломлено.

К исходу 23 ноября войска армии вышли на рубеж  реки Тузлов.



#49 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 00:38

Наступление советских войск на фланге 14-го моторизо­ванного корпуса не отрезвило Клейста. Он продолжал рваться в Ростов, не считаясь ни с какими потерями и риском. По­ложение защитников города ухудшалось. Чтобы отрезать вой­скам 56-й армии пути отхода, генерал Клейст ввел в сражение три крупные группы танков (по 50—60 машин в каждой), бросив их на станицу Аксайская (восточнее Ростова) и на се­верную окраину Ростова. Хотя противник потерял треть тан­ков, ему удалось прорваться на окраины города и захватить железнодорожный вокзал. 56-я армия оказалась рассеченной на две части. Ведя сдерживающие бои, к исходу 21 ноября она оставила Ростов и отошла за Дон. Но севернее города продол­жались «тяжелые бои,— писал Ф. Гальдер,— с численно превосходящим противником, который, действуя... под умелым руководством, ведет наступление в плотных боевых порядках несколькими группами, по 2—3 дивизии в каждой». (Гальдер Ф., Военный дневник, Пер. с нем., т. 3, кН. 2, М., 1971, с. 61)

Защитники Ростова совершили немало героических подви­гов в эти тяжелые для города дни. Насмерть стояли артилле­ристы батареи 606-го стрелкового полка 317-й стрелковой ди­визии в бою с танками 14-й танковой дивизии противника на кургане Бербер-Оба (2 км севернее Больших Сал). Шестна­дцать человек уничтожили 12 танков врага и пали в бою.

Узнав о сдаче Ростова, Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин направил маршалу .С. К. Тимошенко телеграмму, в которой указал, что потеря Ростова не меняет задач войск Южного фронта: они должны усилить нажим на Таганрог. Враг не достиг ожидаемого оперативного выигрыша. Наобо­рот, он оказался в полукольце, которое могло замкнуться,

22 и 23 ноября под натиском войск 37-й армии противник, бросая тяжелое вооружение и технику, откатывался на юг. Еще четыре-пять дней наступления — и ростовская группиров­ка врага окажется отрезанной. Таким образом, генерал Клейст хотя и захватил Ростов, но наступать на Северный Кавказ не мог. Контрнаступление войск Южного фронта поставило его в весьма невыгодное положение. Гитлеровскому генералу при­шлось искать выход из создавшегося положения, чтобы спа­сти свою ударную группировку от разгрома.

В такой обстановке маршал С. К. Тимошенко с санкции Ставки решил наступать не на Таганрог, как предусматривалось вначале, а на Ростов. Для этого пришлось перегруппиро­вать основные силы 37-й и 9-й армий из района севернее ста­ницы Большекрепинская на несколько десятков километров к юго-востоку, на рубеж Генеральское, Октябрьский (15 км севернее Ростова), с целью сконцентрировать в ударные груп­пировки растянувшиеся вдоль фронта дивизии 37-й армии, чтобы главные ее силы передислоцировать ближе к Ростову. Войска 18-й армии должны были обеспечивать этот маневр обороной на внешнем фронте.

В период с 24 по 27 ноября командование Южного фронта завершило перегруппировку войск 37-й и 9-й армий для про­должения наступления. Это позволило советскому командова­нию создать ударную группировку севернее Ростова и подго­товить удар по войскам противника, находившимся в городе.

В соответствии с обстановкой командующий фронтом уточ­нил свое решение. Войска 18-й армии получили задачу актив­ными действиями сковать силы итальянского экспедиционного и 49-го горнострелкового корпусов и не допустить прорыва вра­га в тыл наступавшей ударной группировке фронта. От вы­полнения армией поставленной задачи в определенной степени зависел успех главных сил фронта в Ростовской наступатель­ной операции.

Армии левого крыла фронта должны были прочно удер­живать рубеж по реке Тузлов на фронте от Октябрьского до Болынекрепинской, а главными силами 37-й и 9-й армий ут­ром 27 ноября нанести удар в направлении Генеральское, се­верная окраина Ростова. Войскам правого крыла и центра при­казывалось выполнять ранее поставленные задачи. (ЦАМО, ф. 228, оп. 701, д. 238, л. 63)

Отдельный кавалерийский корпус должен был нанести удар от Большекрепинской на юг, к Таганрогскому заливу, и к ис­ходу 27 ноября выйти в район Веселое, Синявское, Недвиговка (20—25 км западнее Ростова), перерезать коммуникации группы Клейста и обеспечить правый фланг наступающих ар­мий от ударов с запада. Одновременно по приказу Ставки Верховного Главнокомандования войска 56-й Отдельной армии наносили удар на Ростов двумя группировками — с юга и во­стока.

25 ноября, в разгар сражения за Ростов, в командование 18-й армией вступил генерал-майор Ф. В. Камков, незауряд­ный военачальник, имевший к этому времени большой боевой опыт. Сразу же после Великой Октябрьской социалистической революции Федор Васильевич вступил в ряды Красной Армии и в годы гражданской войны, будучи командиром эскадрона, а затем помощником командира полка, участвовал в боях. Пос­ле гражданской войны командовал полком, дивизией, корпу­сом. В начале Великой Отечественной войны под его коман­дованием 5-й кавалерийский корпус громил фашистов на Юго- Западном фронте.

17 ноября в армию прибыли вновь назначенные на долж­ности членов Военного совета полковой комиссар А. П. Ки­риленко и бригадный комиссар А. С. Кузин. 



#50 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 00:42

27 ноября около 9 часов утра дивизии 37-й и 9-й армий возобновили наступление. Навстречу им с востока и юга по тонкому льду Дона, преодолевая полыньи, продвигались к Ро­стову соединения 56-й Отдельной армии. Первыми на улицы города ворвались воины 347-й и 343-й стрелковых дивизий. Ожесточенные бои на улицах города не прекращались ни днем ни ночью. К исходу 28 ноября отборные и «непобедимые» со­единения захватчиков обратились в бегство. 29 ноября Ростов был освобожден. Войска левого крыла фронта начали пресле­дование врага. Несмотря на то что Гитлер запретил отход, 1-я танковая армия, бросая танки, орудия, боеприпасы, откатывалась на запад. Из последних сил противник, широко приме­няя все виды заграждений и контратаки пехоты и танков, используя бомбардировочную авиацию, стремился удержать свои позиции. Лишь с помощью подошедших подкреплений 1-й танковой армии удалось со 2 по 4 декабря закрепиться на заранее подготовленном оборонительном рубеже, проходившем по реке Миус, и на плацдарме севернее Таганрога.

В преследовании противника в полосе 18-й армии 29—30 ноября принимали участие полки 136-й стрелковой дивизии. (Группа полковника Раевского в ночь на 28 ноября была вы­ведена в резерв.) Продвинувшись на левом фланге до 10 км, их части вышли на левый берег реки Миус в полосе от слия­ния рек Миус и Нагольчик до Червонной Зари (7 км север­нее Куйбышево).

Таким образом, в ходе контрнаступления войска Южного фронта разгромили отборные дивизии 1-й танковой армии и обратили в бегство ее остатки. Почти полностью были уничто­жены 14-я и 16-я танковые, 60-я моторизованная дивизии, а также дивизия СС «Викинг». Кроме того, серьезное поражение было нанесено 4-й и 1-й горнострелковым, 13-й танковой ди­визиям и дивизии СС «Адольф Гитлер». В танковых дивизиях врага оставалось всего по 25—40 танков. Общая численность их в 1-й танковой армии сократилась до 100 единиц. Немецко-фашистские захватчики понесли огромные потери. Войсками фронта было захвачено 154 танка, 8 бронемашин, 244 орудия, 93 миномета, 1455 автомашин и другая боевая техника. (ЦАМО, ф. 228, оп. 709, д. 475, л. 70). Коман­дованию вермахта потребовалось значительное время, чтобы восстановить боеспособность 1-й танковой армии. План немец­ко-фашистского наступления на Кавказ был сорван, а дивизии 49-го горнострелкового, 14-го и 3-го моторизованных корпусов и другие соединения, понесшие огромные потери, на длитель­ное время лишились возможности наступать.



#51 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 00:54

3. ОБОРОНА ВОСТОЧНОГО ДОНБАССА

В начале декабря войска Южного фронта под командова­нием генерал-лейтенанта Р. Я. Малиновского оборонялись на рубеже Каменка, Дебальцево, Красный Луч, Матвеев Курган, Приморск протяженностью 320 км.

 В соответствии с поставленной задачей войска фронта должны были перейти к жесткой обороне и не допустить про­рыва противника к Ростову, Ворошиловграду, прочно удержи­вая восточные районы Донбасса. Кроме этой главной задачи войскам фронта предстояло активными действиями улучшить свои позиции, сковать противника и не позволить ему перебра­сывать силы на другие направления. Для этого намечалось про­вести частные наступательные операции на чистяковском и таганрогском направлениях.

Войскам Южного фронта на участке между Артемовском и Таганрогом противостояли венгерский подвижный, итальян­ский экспедиционный, 49-й горнострелковый, 14-й и 3-й мото­ризованные корпуса 1-й танковой армии (26 дивизий, в том числе 7 танковых и моторизованных).

В начале декабря 18-я армия, находясь в центре оператив­ной группировки войск Южного фронта, обороняла важные промышленные районы Восточного Донбасса, прикрывая на­правление Красный Луч, Каменск-Шахтинский. От устойчиво­сти войск армии зависела прочность обороны Южного фронта, а следовательно, и удержание столь важных промышленных районов. В составе армии были пять стрелковых, две кавале­рийские дивизии, полк НКВД, стрелковый полк 99-й стрелко­вой дивизии и части усиления. В связи с тем что в ночь на 5 декабря противник захватил Дебальцево, что резко ослож­нило обстановку па стыке 18-й и 12-й армий, командующий фронтом в срочном порядке приказал передать 30-ю и 38-ю ка­валерийские, а также прибывшую 176-ю стрелковую дивизии в состав 12-й армии.

Оставшиеся войска армии на всех направлениях перешли к жесткой обороне, имея в первом эшелоне 296, 383, 395 и 136-ю стрелковые дивизии. Передний край проходил на рубеже (иск.) Дебальцево, Красный Луч, далее по левому берегу реки Миус до Дмитриевки (15 км южнее Красного Луча), где воины 136-й стрелковой дивизии захватили небольшой плацдарм. В ре­зультате сложившейся конфигурации линии фронта образовал­ся выступ в районе шахтерского города Чистяково. Удерживая его, противник угрожал не только Красному Лучу, который находился на вершине этого выступа, но и Ворошиловграду и Краснодону. Всего 60 км отделяли фашистские войска от етих городов, а от реки Северский Донец на этом направлении они находились в 80 км. Дивизии правого фланга 18-й армии по отношению к чистяковской группировке немцев занимали Охватывающее положение с севера.

Военный совет, штаб и политотдел армии нацеливали со­единения на создание прочной и непреодолимой обороны, кото­рую требовалось построить по принципу опорных пунктов и Узлов сопротивления.

Большое внимание было уделено созданию системы огня стрелкового оружия, минометов и артиллерии и особенно орга­низации противотанковой обороны. Военный совет армии по­требовал от командиров соединений повысить боевую готов­ность, воинскую дисциплину и улучшить партийно-политиче­скую работу. В войсках началась боевая учеба. Положение оборонявшихся осложнялось тем, что ощущался острый недо­статок в боеприпасах. С целью жесткой экономии боеприпасов в дивизиях и полках была установлена норма их расхода. В сутки на артиллерийское орудие отпускалось в среднем 2—3 снаряда. Расход боеприпасов лимитировался и для стрел­кового оружия.

Напряженно пришлось поработать и разведывательному отделу штаба армии. Разведкой было установлено, что перед войсками армии продолжали действовать три пехотные дивизии итальянского экспедиционного корпуса, 198-я пехотная диви­зия, 4-я и 1-я горнострелковые дивизии 49-го горнострелкового корпуса 1-й танковой армии. Противник, перейдя к обороне, приступил к ее укреплению, в то же время на отдельных на­правлениях он проводил наступательные действия для улучше­ния своего тактического положения и с целью разведки.

Герои­ческие подвиги совершали не только отдельные воины, но и целые подразделения и части. Так, 8-я рота 964-го стрел­кового полка 296-й стрелковой дивизии под командованием лейтенанта А. С. Мокрушина, взаимодействуя с партизанами, в ночь на 8 декабря совершила налет на крупный гарнизон противника в населенном пункте Рассыпное. Внезапно и реши­тельно ворвавшись в село, бойцы и партизаны действовали дерзко. Фашисты в панике выскакивали из домов, и их ра­зили пулеметные и автоматные очереди. Истребив около 100 солдат и офицеров противника, взорвав 16 грузовиков с боеприпасами и легковую машину, рота вернулась в свою часть.

Одним из героев 383-й стрелковой  дивизии стал политрук С. А. Же­лезный. Взвод разведки под его командованием всегда действовал бесшумно, решительно вступал в бой с численно превосходящим врагом и умело выходил из-под удара. В со­ставе взвода была комсомолка Н. Т. Гнилицкая — дочь донец­кого шахтера. Хорошо зная местность, она не раз выводила разведчиков в тыл врага только ей знакомыми тропами. 10 декабря политруку Железному была поставлена задача провести разведку в районе Княгиневки (южнее Красного Луча). И вот советские бойцы продвигаются вперед к пози­циям противника. Хотя стоит глубокая ночь, вокруг светло как днем из-за ракет, которыми враг освещает подходы к своим позициям. Разведчики обнаружены. Политрук Железный поднял свой взвод в атаку. Отчаянно бились советские бойцы, но их становилось все меньше. Геройски вела себя в этом бою юная комсомолка Нина Гнилицкая. Несмотря на ранение, она перевязывала раненых товарищей и до последнего вздоха не выпускала из рук оружия. В этом бою погибли все разведчики, но и врагу был нанесен большой урон. Указом Президиума Верховного Совета СССР С. А. Железному и Н. Т. Гнилицкой было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. (ЦАМО, ф. 33, оп. 793756, д. 16, л. 31, 32). А жители Красного Луча на одной из площадей установили бронзовый бюст своей землячки.



#52 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 00:59

Правее 18-й армии продолжали обороняться войска 12-й ар­мии, прикрывая от возможных ударов врага важное направле­ние на Кадиевку, Ворошиловград.

 Слева перешли к обороне войска 37-й армии. Они получили задачу прочно оборонять рубеж реки Миус, не допустив проры­ва противника в направлении Новошахтинск, Шахты, и ликви­дировать плацдарм врага, удерживаемый им на восточном бе­регу реки Миус.

Таким образом, 18-я армия, взаимодействуя с войсками 12-й и 37-й армий, должна была оборонять ворошиловградское направление на южном крыле советско-германского фронта.

15 декабря Военный совет Южного фронта послал главно­командующему Юго-Западным направлением доклад, в кото­ром был изложен замысел дальнейших действий, предусмат­ривающий разгром чистяковской группировки противника. (ЦАМО, ф. 228, оп. 164, д. 51, л. 145-150).  Маршал С. К. Тимошенко 18 декабря, дав согласие на про­ведение Чистяковской наступательной операции, утвердил за­мысел командующего Южным фронтом, который сводился к тому, чтобы, прочно обороняясь во всей полосе фронта, силами 18-й и 37-й армий провести частную наступательную операцию. Цель ее — ликвидировать чистяковский выступ, угрожавший Красному Лучу, Ворошиловграду и Краснодону, разгромить чистяковскую группировку врага, тем самым сковать врага, не позволяя ему перебрасывать силы на барвенковское направ­ление, где проводилось наступление главных сил фронта.

В соответствии с поставленной задачей командующий 18-й армией принял решение, а штаб армии разработал план проведения операции, в котором предусматривалось нанести главный удар в направлении Шахтерск, Кутейниково (30 км юго-восточнее Сталино) и во взаимодействии с 37-й армией, которая действовала на направлении Куйбышево, Колпаковка (20 км западнее Куйбышево), разгромить чистяковскую груп­пировку врага. Прорыв тактической глубины обороны против­ника планировалось осуществить на 17-километровом участке от Ольховатки (8 км южнее Дебальцево) до Стрюково (20 км юго-восточнее Дебальцево) силами трех стрелковых дивизий (296, 136 и 353-й), усиленных двумя танковыми бригадами и армейской артиллерией. Ближайшая задача армии планирова­лась на глубину 30—35 км. К исходу третьего дня операции войска должны были выйти на рубеж Хар- цызск, Амвросиевна, затем развивать успех в направлении Старобешево. Для этого в первый день операции на глубине 5—6 км в полосе наступления 296-й и 136-й стрелковых диви­зий планировалось ввести в сражение отдельный кавалерий­ский корпус (35, 56 и 64-я кавалерийские дивизии) в направ­лении Кировское с задачей обойти его с востока, быстрым рывком перерезать шоссе Горловка — Чистяково и ударом с северо-запада разгромить чистяковскую группировку врага. (там же, л. 152-155).

Армейский план Чистяковской наступательной операций был рассмотрен в штабе фронта и с некоторыми поправками утвержден. Начало наступления было намечено на 25 декабря. 19 декабря состоялось заседание Военного совета армии с уча­стием начальников родов войск и служб, после чего начался напряженный и ответственный этап в работе Военного совета, всех штабных органов, служб и органов тыла. На основе при­нятого решения определялись задачи всем силам и средствам, участвующим в операции, производились расчеты, разрабаты­вались планы. Боевые задачи командирам дивизий, входивших в ударную группировку армии, а также командиру отдельного кавалерийского корпуса генералу Ф. А. Пархоменко командую­щий армией поставил лично.

Разведке тем временем удалось установить, что на участке прорыва оборонялись части итальянской и 198-й немецкой пе­хотной дивизий. Большинство населенных пунктов и находя­щихся рядом с ними шахт были превращены противником в сильные опорные пункты и узлы сопротивления. Так что пред­стояли серьезные бои.

В ночь на 25 декабря войска ударной группировки армии заняли исходное положение для наступления. В 5 часов утра они перешли в наступление. Первоначально соеди­нения продвигались успешно. К 7 часам полки первых эшело­нов дивизий продвинулись на 5—7 км. Продолжая наступление, они обошли опорные пункты врага и устремились на юг. Соз­дались благоприятные условия для ввода в сражение отдельно­го кавалерийского корпуса. В декабре, после завершения Ростовской наступательной операции, отдельный кавалерий­ский корпус, сдав свою полосу обороны в среднем течении реки Миус и совершив трехдневный переход, вошел в состав 18 -й армии.

 



#53 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 01:01

25 декабря в 11 часов 30 минут в полосе наступления 136-й стрелковой дивизии соединения корпуса были введены в сражение, после чего темпы наступления ударной группи­ровки армии возросли и наступление продолжало успешно раз­виваться. Но во второй половине дня сопротивление врага уси­лилось, а его танковые контратаки участились.

В ночь на 26 декабря и весь следующий день враг продол­жал наращивать силы. Он ввел в бой до двух пехотных полков и две группы танков по 30—40 машин в каждой. Поэтому с утра возобновить наступление войскам ударной группиров­ки армии не удалось. Танки противника, поддержанные авиа­цией, вынудили к отходу кавалерийские и стрелковые части армии.

Бой с вражескими танками не прекращался до позднего вечера. Некоторым полкам пришлось сражаться в тылу врага. И тем не менее они продолжали самоотверженную борьбу, да­же не имея поддержки и испытывая недостаток в боеприпасах. Мужественно и самоотверженно дрались воины, командиры и политработники 18-й армии. 26 декабря к вечеру обстановка на правом фланге армии еще больше осложнилась. Необходи­мы были срочные меры, чтобы предотвратить возможность прорыва противника в глубину обороны. В ночь на 27 декабря командирам 296, 136 и 353-й стрелковых дивизий было прика­зано перейти к обороне. Кавалерийский корпус выводился из боя и сосредоточивался за правым флангом армии в районе Городища с задачей не допустить прорыва врага на стыке с 12-й армией.



#54 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 01:07

28 декабря противник нанес удар силами двух итальянских и 198-й пехотной дивизий при поддержке 120 танков и авиа­ции. Гитлеровцам удалось восстановить положение. Возникла угроза прорыва нашей обороны противником. В этой обстанов­ке войска армии в ночь на 29 декабря нанесли контрудар, чтобы не допустить прорыва врага в глубину обороны. Трое суток продолжались ожесточенные бои. Каждая сторона стре­милась восстановить утраченное положение и улучшить свои позиции. Личный состав соединений 18-й армии вновь пока­зал высокие моральные и боевые качества. Превосходство противника в танках и авиации не обеспечило ему боевого преимущества. Многократные атаки врага успешно отбивали войска армии.

Так, по правому флангу 296-й стрелковой дивизии со сто­роны Южного Коммунара противник нанес удар 25—30 танками. Отражая его атаки, некоторые подразделения вынуждены были отойти. Часть немецких танков прорвалась на команд­ный пункт дивизии. Командир дивизии генерал А. И. Рыжов организовал оборону и возглавил отражение атаки. Танки про­тивника вынуждены были отступить: на поле боя осталось несколько подбитых машин.

29 и 30 декабря 696-й стрелковый полк 383-й стрелковой дивизии вел наступление на Яновку. На подступах к селу раз­горелся бой. Сильным пулеметным и минометным огнем гит­леровцы пытались отразить атаки подразделений полка. Но дерзко бросались в атаку воины под командованием политрука П. Высторопа. Отважно действовала рота младшего лейтенанта Н. А. Доценко. Атакой с фланга она выбила врага с занимае­мых позиций и ворвалась на южную окраину села. Подраз­деления полка сражались за каждую улицу и дом, к исходу вторых суток освободили село и заняли две ближайшие вы­соты.

По решению командующего войска правого фланга армии 30 декабря перешли к обороне на своем прежнем рубеже. В хо­де ожесточенных боев в армию прибыл полковой комиссар Б. С. Мельников, которому в сложной обстановке предстояло возглавить политотдел.

Чистяковская операция имела важное значение. Однако вследствие недостатка сил и средств, особенно артиллерии, бое­припасов, противотанковых и зенитных средств, в ней не были полностью достигнуты желаемые результаты. Проведенная операция убедительно показала, что в Донбассе оборона про­тивника была основана на системе мощных узлов сопротив­ления и маневре танками из глубины. Главные силы фаши­стов оборонялись вокруг крупных населенных пунктов, их позиции были оборудованы для круговой обороны. Гитле­ровцы подготовились к зиме: в землянках и блиндажах уста­новили печки, у населения отбирали теплую одежду и обувь.

Большие транспортные возможности обеспечивали врагу широкий маневр резервами как по фронту, так и из глубины на любое угрожаемое направление. Группы бомбардировщиков по 15—20 самолетов то и дело наносили удары по войскам, ре­зервам и транспортным средствам советских армий. Кроме то­го, наличие большого количества танков позволило противнику наносить мощные контрудары на главных направлениях.

Войска 18-й армии в тот период не располагали необходи­мым количеством автоматов, пулеметов, артиллерии, мино­метов и боеприпасов. Танков практически не было, а придан­ные армии танковые бригады были слабо укомплектованы бое­выми машинами. Мало было зенитной и полевой артиллерии, особенно орудий крупного калибра. Фронт в то время не смог помочь армии.

Опыт Чистяковской наступательной операции был учтен при подготовке и проведении последующих операций.



#55 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 01:16

В Барвенково-Лозовской операции 18-й армии ставилась задача, прочно удерживая занимаемый рубеж, не допустить прорыва врага в направлении Красный Луч, Каменск-Шахтинский, активными действиями отвлекать его силы от участка, где готовился удар на Барвенково. В связи с тем что на барвенковском направлении сил и средств у фронта не хватало, из состава армии в резерв фронта выводились отдельный ка­валерийский корпус, 2-я танковая бригада, 870-й артиллерий­ский полк, 197-й стрелковый полк 99-й стрелковой дивизии и 30-й полк НКВД. Перегруппировка войск закончилась к 15 ян­варя. Состав первого оперативного эшелона армии сократился на одну дивизию и два полка, что привело к значительному увеличению ширины полос обороны оставшихся дивизий.

Во второй половине января соединения 18-й армии частью сил вели разведку боем с целью сковать противника и не дать ему возможности перебрасывать свои войска на другие участ­ки фронта. Но проводились эти действия крайне ограниченны­ми силами, готовились чаще всего за одни сутки и начинались, как правило, при слабом воздействии на оборону противника огнем артиллерии, без участия бомбардировочной авиации. Од­нако положительной чертой этих действий были инициатива и активность соединений армии. Войска противника несли поте­ри, изматывались и теряли уверенность, в своем превосходстве.

Наступил февраль 1942 г. Приближалась 24-я годовщина Советской Армии. Комсомольцы 296-й стрелковой дивизии об­ратились ко всем комсомольцам 18-й армии с призывом в честь славной годовщины развернуть боевое соревнование.

Военный совет армии также поддержал инициативу комму­нистов и комсомольцев 136-й стрелковой дивизии, обративших­ся к личному составу дивизии с призывом сделать оборону неприступной для врага. Велись работы по укреплению по­зиций, отрабатывалось взаимодействие подразделений, накап­ливались боеприпасы, проводились занятия по изучению бое­вой техники. В частях развернулось снайперское движение, инициатором которого явился снайпер 395-й стрелковой диви­зии старший сержант М. Брыксин. Армейская и дивизионные газеты систематически освещали ход и результаты боевого со­ревнования, отражали опыт лучших воинов и командиров.

16 февраля 136-я стрелковая дивизия по представлению Военного совета армии была преобразована в 15-ю гвардей­скую. Воины этой дивизии завоевали честь стать гвардейцами в ожесточенных боях за Донбасс. В районе Дьяково они пре­градили путь танковому тарану гитлеровцев, а в ходе контр­наступления под Ростовом разгромили 1-ю горнострелковую дивизию. В Чистяковской операции они также нанесли врагу серьезный урон. Прославленную дивизию знали во всем фронте.

В частях армии ощущался недостаток в командирах отделе­ний, расчетов, экипажей, минометчиках, саперах, связистах, да и квалификация имевшихся была невысокой. Военный со­вет армии, обсуждая возникшее положение, принял решение развернуть широкую сеть курсов по подготовке и переподго­товке командиров и специалистов различного профиля. Резуль­таты не замедлили сказаться. Только за месяц на курсах и сборах было подготовлено 208 командиров взводов, 757 сер­жантов, 392 снайпера, 430 разведчиков, 697 истребителей танков, 1258 первых номеров артиллерийских, минометных и пулеметных расчетов. На переднем крае обороны продолжало совершенствоваться медицинское и бытовое обслуживание вои­нов, накапливались запасы материальных средств, часть подразделений отводилась в тыл для отдыха и боевой подго­товки.

Большую работу проводили отделы штаба армии. Так, с 6 по 9 февраля разведотдел провел сборы начальников разведотделений штабов дивизий с целью обобщить полученный опыт и оказать практическую помощь в организации разведыватель­ной службы. С 15 по 20 февраля при штабах дивизий проводились сборы помощников начальников штабов полков по раз­ведке для повышения их специальной подготовки, а также улучшения качества организации и ведения разведки в ходе поисков. Позже были проведены сборы батальонных и полко­вых наблюдателей. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 7, л. 397, 398).

В феврале в полосе обороны армии и ее составе произошли изменения: от 12-й армии она приняла участок Дебальцево, Ольховатка, я ширина ее полосы увеличилась на 17 км; была выведена во второй эшелон 296-я стрелковая дивизия. Теперь в первом оперативном эшелоне оборонялись только три дивизии и один полк. В резерве в районе Фащевки были сосредоточе­ны основные силы 353-й стрелковой дивизии.



#56 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 01:23

Март в Донбассе выдался морозным и ветреным. Противник пытался отсидеться в домах и теплых убежищах. С наступле­нием тепла он активизировал разведывательные действия в по­лосе армии, стараясь прощупать прочность советской обороны. Начиная с 20 марта он неоднократно пытался вести боевую разведку группами от 50 до 400 человек.

21 марта командующий армией приказал командирам со­единений и частей повысить боеготовность и бдительность всего личного состава .(ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 75, л. 46).  Многократные и настойчивые попытки врага вклиниться в оборону армии встречали решительный от­пор. 

По решению Военного совета армии в марте было проведе­но совещание боевого актива с участием тех, кто особенно отличился в боях. На слет отличников фронта были пригла­шены 76 самых лучших, заслуживших признание всей армии бойцов, командиров и политработников. Знаменитый разведчик младший лейтенант С. Р. Комаров, известный снайпер стар­ший сержант М. Брыксин, снайпер-пулеметчик младший политрук Г. А. Трипольский и многие другие рассказали инте­ресные и поучительные боевые эпизоды, а также поделились опытом борьбы с врагом в различных условиях обстановки.

На совещании боевого актива авиационных частей присут­ствовали командиры и комиссары, а также наиболее отличившиеся летчики и штурманы. Командующий авиацией армии генерал-майор авиации Б. И. Шевченко призвал всех равнять­ся на лучших летчиков, таких, как капитан П. С. Середа, стар­шие лейтенанты В. П. Карпович, В. И. Колесников, младшие лейтенанты А. И. Покрышкин, П. М. Лизюк, В. А. Фигичев, В. А. Шульга. Участники слета обменялись опытом борьбы с врагом малыми силами.

Весной во многих авиационных частях армии появились свои асы. Так, командир эскадрильи капитан П. С. Середа вме­сте с другими летчиками 40 раз штурмовал скопления войск противника. 12 декабря 1941 г. 6 самолетов его эскадрильи вступили в бой с 9 вражескими истребителями. У самолета Середы снарядом была повреждена плоскость, но он продолжал вести бой. Сбив несколько вражеских самолетов, эскадрилья без потерь вернулась на аэродром. В. П. Карповичу и П. С. Се­реде Указом Президиума Верховного Совета СССР было при­своено звание Героя Советского Союза.

С наступлением весны командование фронта стало еще больше внимания уделять проверке состояния обороны армии. С 1 по 4 апреля представители штаба фронта проверили оборо­ну 15-й гвардейской и 395-й стрелковых дивизий. Группу ин­спекторов возглавил член Военного совета фронта бригадный комиссар И. И. Ларин.

Итак, прошла тяжелая зима 1941/42 г. Войска 18-й армии провели Чистяковскую операцию, а затем продолжали прочно оборонять восточные районы Донбасса, обеспечивая проведение Барвенково-Лозовской операции Южного фронта.



#57 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 19:35

4. СНОВА ВЫНУЖДЕННЫЙ ОТХОД

Уже в марте было положено начало формированию отдельных танковых корпусов, с апреля стали создаваться специальные инженерные бригады. Авиация армий и фронтов сводилась в воздушные армии. В мае в Южном фронте была создана 4-я воздушная армия под командованием генерал-майора авиации К. А. Вершинина. В войска поступали во все боль­шем количестве противотанковые средства: противотанковые ружья и орудия, новые боеприпасы к ним.

Обстановка на южном участке советско-германского фронта по-прежнему оставалась сложной. В конце весны советские войска здесь вновь оказались в тяжелом положении. Наиболее ожесточенные сражения развернулись в районах барвенковского выступа и Харькова. Происходившие здесь события оказали влияние на положение правофланговых 57-й и 9-й армий Юж­ного фронта, а затем на 12-ю и 18-ю армии.

 12 мая войска Юго-Западного фронта начали Харьковскую наступательную операцию. В течение пяти дней советские войска продвинулись на 40—50 км. Но неожиданный фланго­вый удар 11 дивизий армейской группы «Клейст» 17 мая про­тив войск 9-й и 57-й армий Южного фронта, находившихся в барвенковском выступе, поставил наши войска в тяжелое поло­жение, 9-я армия была не в состоянии отразить удар столь сильной группировки: противник превосходил ее войска в пе­хоте в 1,5, в артиллерии — в 2 и в танках — в 6,5 раза. (См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 5. М., 1975, с. 129.) Левофланговые соединения 9-й армии не выдержали удара врага юго-восточнее Барвенково и в результате 57-я и 9-я ар­мии вынуждены были отойти из барвенковского выступа за реку Северский Донец. В особенно критическом положении они оказались 22—23 мая, когда гитлеровцы отрезали совет­ские войска от переправ на реке Северский Донец в райо­не Изюма. К концу месяца из окружения вышли разроз­ненные их группы. В этих весенних сражениях войска Юго-За­падного и Южного фронтов понесли большие потери в живой силе и технике, что позволило врагу захватить инициативу и в последующем развить наступление на восток и юго-восток на Миллерово и Ворошиловград с севера.

В конце мая перед войсками Южного фронта была постав­лена задача прочно закрепиться на рубеже от Купянска до Изюма и Красного Луча. Цель состояла в том, чтобы не допу­стить развития наступления немецко-фашистских войск из рай­онов Изюма и Артемовска на восток и юго-восток в направле­нии Миллерово, Ворошиловград. В соответствии с этим Воен­ный совет фронта поставил задачи войскам 9-й армии в корот­кий срок организовать оборону на рубеже Северского Донца, а войскам 12, 18 и 56-й армий, продолжая оставаться на зани­маемых рубежах, быть готовыми к отражению возможного на­ступления противника не только с фронта, но и с северного фланга.

21 мая 1942 г. Президиум Верховного Совета СССР для награждения рядового и сержантского состава Советской Ар­мии утвердил нагрудные знаки «Снайпер», «Отличный пуле­метчик», «Отличный артиллерист», «Отличный танкист» и дру­гие. Этими знаками награждались воины, истребившие не ме­нее десяти оккупантов. Право награждения предоставлялось командирам частей и соединений.

Группировка войск армии на 1 июня оставалась в основ­ном без изменений. В первом эшелоне оборонялись три стрел­ковые дивизии, во втором — 216-я стрелковая дивизия, прибыв­шая в состав армии в конце мая.



#58 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 19:52

Группировка войск армии на 1 июня оставалась в основ­ном без изменений. В первом эшелоне оборонялись три стрел­ковые дивизии, во втором — 216-я стрелковая дивизия, прибыв­шая в состав армии в конце мая.

В первой половине июня разведорганы армии установили, что в полосе армии действовало до семи вражеских дивизий с танками.

В середине июня противник нанес удары по войскам 9-й ар­мии и соседним с ней армиям Юго-Западного фронта, что за­ставило их отойти далее на восток, на рубеж реки Северский Донец и ее притока — реки Оскол, охватывая правое крыло войск Южного фронта. Это крайне ухудшило оперативное положение войск Южного фронта и заставило командование 12-й и 18-й армий сосредоточить свое внимание на северном направлении. А там из-за вторжения врага в глубину нашей обороны грозная опасность непрерывно возрастала.

Наступление 1-й танковой армии против войск правого крыла Южного фронта не могло не повлиять на оперативное положение войск 18-й и 12-й армий. Угроза выхода вражеских подвижных соединений в тыл этим армиям становилась все более реальной. Оценив обстановку, Военный совет Южного фронта, а также командующие 18-й и 12-й армиями пришли к выводу, что силами 4-й и 1-й танковых армий противник стремится выйти в район Миллерово на тылы войск Южного фронта. 



#59 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 21:47

В начале июля соединения 9-й армии, обескровленные в предыдущих боях в районах восточнее Изю­ма и Красного Лимана, были отброшены на восток за реку Айдар в полосу от Новопскова до Шульгинки. В этой обстановке потребовалось отвести войска 12-й, а затем и 18-й ар­мий.

10 июля в армию поступила директива командующего фронтом, в соответствии с которой 18-я армия должна была, прочно обороняясь левым флангом, в ночь на 11 июля отвести свой правый  фланг и центр на рубеж Никитовка, Петровское, Новопавловка. Таким образом, для организации отхода оста­валось менее суток.

На Военном совете армии с участием командующих и на­чальников родов войск и служб генерал Ф. В. Камков доложил о поставленной армии задаче. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 53, л. 104.).  Отдав указания подго­товить расчеты и боевые документы на отход войск, органов тыла, организацию управления, он приказал вызвать коман­диров и комиссаров дивизий, которым поставил конкретные задачи. С наступлением темноты дивизии должны были на­чать отход. На прежнем переднем крае, на важнейших направ­лениях дивизии оставляли прикрытие.

 Военный совет армии потребовал провести разъяснитель­ную работу среди воинов и подготовить их к отходу на новые рубежи организованно и скрытно. Предстояло подготовить личный состав и в моральном отношении. Ведь советские вой­ска не только оставляли подготовленные и оборудованные в течение зимы оборонительные рубежи, но и самое дорогое — родную землю, удерживаемый войсками фронта восточный район Донецкого бассейна с городами Кадиевка, Артемовск, Красный Луч.

В соответствии с разработанным планом войска армии на­чали отход в ночь на 11 июля. К утру, эпизодически ведя сдер­живающие бои с отрядами и группами автоматчиков против­ника, дивизии отошли на указанный рубеж. Утром следующего дня войска армии заняли полосу обороны на рубеже Никитовка (35 км юго-западнее Ворошиловграда), Красный Луч. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 111, л. 31).

Правее, из района западнее Кадиевки, совершали отход войска 12-й армии, которые по решению Военного совета Юж­ного фронта должны были к утру 17 июля отойти на оборо­нительный обвод Ворошиловграда.

Но общая обстановка продолжала быстро ухудшаться. 13 июля соединения 4-й танковой армии врага нанесли удар вдоль железной дороги Миллерово — Каменск-Шахтинский и к исходу 15 июля достигли Миллерово и Морозовска, глубоко охватив с тыла остатки 9-й армии, 12-ю и 18-ю армии. А в это время дивизии 1-й танковой армии немцев передовыми частями вышли в район Каменска-Шахтинского. (История 2 мировой войны 1939-1945, т. 5, с. 153). Затем обе танковые армии врага нацелились наступать на Ростов. С выхо­дом танковых соединений к Дону из района Таганрога долж­на была перейти в наступление 17-я армия немцев. Следова­тельно, нависла прямая угроза выхода противника в тыл вой­скам Южного фронта.

Командующий фронтом с разрешения Ставки 16 июля отдал приказ отвести войска на рубеж реки Дон. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 53, л. 40, 41).  По плану Военного совета фронта войскам 18-й армии предстояло за 5 ночных переходов отойти на глубину 100 км на пра­вом и 75 км на левом фланге. В течение одной ночи не­обходимо было совершать 20-километровые марши, что требо­вало от войск исключительной организованности, больших моральных и физических сил. Но такой отход мог быть совер­шен только при условии четкого выполнения плана. Боль­шая заслуга в проведении планомерного отхода принад­лежала Военному совету, штабу и политотделу армии. Командиры, политработники и рядовые воины, несмотря на исключительные трудности, проявляя мужество, выносливость и организованность, выполняли поставленные перед ними за­дачи.

Войска 18-й армии с боями отходили на юго-восток. При­донские степи дымились от полдневного жара и раскаленного металла. Пыльное облако, поднятое тысячами ног, гусеницами, колесами, висело над степью. Шла армия, иссушаемая зноем, накаленная ненавистью. С боями двигалась армия, отходившая только по приказу, армия каждый боец которой понимал: нельзя дальше отступать, не имеем права. Но силы пока еще были неравными. И как ни тяжело сейчас, но еще немного терпения, еще найти в себе силы — и поворот в военных событиях наступит.

18 июля командующий войсками Южного фронта приказал ускорить отход с целью быстрейшего и полного отрыва от противника. Этого удалось достигнуть. С 19 июля войска ар­мии отходили, не имея соприкосновения с врагом.



#60 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Апрель 2015 - 22:31

К 20 июля на правом крыле фронта основные силы 6-й ар­мии противника вышли в большую излучину Дона, а танковые дивизии 4-й и 1-й танковых армий, преследуя войска 12-й ар­мии, рвались к Шахтам, Новошахтинску и Новочеркасску. Угроза окружения войск Южного фронта северо-западнее Ростова становилась все более реальной. Вот почему нельзя было медлить с отходом войск левого крыла на рубеж Дона. Директивой командующего фронтом от 20 июля всем армиям, кроме 56-й, приказывалось отойти на левый берет Дона. (там же, л. 51).

В это время войска 18-й армии миновали рубеж реки Ле­вый Тузлов. Согласно директиве им предстояло в течение двух дней, не останавливаясь на промежуточных рубежах и на Рос­товском оборонительном обводе, преодолеть расстояние 75— 80 км и выйти в район Ростова. Далее, в ночь на 22 июля переправиться через Дон и 23 июля сосредоточиться в 45—50 км южнее Ростова в районе Родники, Хомутовская, Кагальницкая. 12-я армия, переправлявшаяся правее, восточнее Аксая, сосредоточивалась в 20—25 км юго-восточнее Ростова в районе Арпачин, Первомайский, Усман.

Таким образом, войскам армии предстояло за три ночи пре­одолеть расстояние 100—125 км, совершая в ночь по 35—40 км. Это потребовало от войск нечеловеческих усилий, неимовер­ного морального и физического напряжения. В ночь на 20 июля действовавшая слева 56-я армия по приказу командующего фронтом начала отход с рубежа реки Миус на Ростовский оборонительный обвод. Противостоящая ей группировка 17-й армии немцев немедленно перешла к преследованию. Ее полностью укомплектованные 13-я танковая дивизия и дивизия СС «Викинг» нанесли удар в самый труд­ный для армии момент, когда она оказалась на просторах Дон­ских степей. Мужественно отражая удары врага, войска армии, теснимые с запада и севера, отходили к Ростову.

К исходу 21 июля противник подошел к Ростовскому обо­ронительному обводу, который оборонялся 70-м и 158-м укрепленными районами. Обстановка на подступах к Ростову накалилась до предела. Враг готовил удары по городу с двух направлений — с севера и запада.

 

Утром 22 июля противник атаковал части 158-го укреплен­ного района на внешнем обводе (5 км севернее Чалтыря), прорвал его и захватил Султан-Салы. Командующий войсками Южного фронта, понимая серьезность нависшей над городом опасности, приказал командующим 56-й и 18-й армиями немед­ленно принять меры для обороны Ростова, всеми средствами и силами уничтожить прорвавшегося в Султан-Салы противника. Вслед за этим штаб армии получил второй приказ фронта при­мерно такого же содержания. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 53, л. 54).  Но эту задачу армия выполнить не могла, так как к исходу 22 июля на правом берегу Дона в районе центральной переправы оставалось всего два полка 395-й стрелковой дивизии. Остальные соединения и части армии заканчивали сосредоточение за рекой в назначенных им районах. Получив обстоятельный доклад командующего 18-й ар­мией о месте нахождения соединений и частей, командующий фронтом отменил свои приказы о привлечении ее войск к обо­роне Ростова, возложив эту задачу только на войска 56-й ар­мии. (там же, л. 55).  Однако они не смогли удержать Ростов и в ночь на 24 июля переправились за Дон. Хотя противник взял Ростов, своей главной цели — окружить и уничтожить войска 56-й ар­мии, а также другие силы Южного фронта — он не достиг. В условиях нарушенного централизованного управления вой­сками армии командование и штаб обеспечили вывод частей и соединений из-под ударов врага и переправу их за Дон.

Командующий фронтом потребовал от командующего 18-й армией надежно прикрыть левый берег реки Дон для предот­вращения возможного форсирования реки с ходу передовыми частями противника. Выполняя эти указания, командующий армией приказал командирам соединений немедленно повер­нуть части к реке и двумя дивизиями (353-й и 395-й) занять левый берег Дона в полосе Манычская, Кагальник. Готовность обороны намечалась на 23 июля к 24 часам. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 75, л. 254).

Однако вскоре задача 18-й армии была изменена: она вы­водилась во второй эшелон и должна была сосредоточиться в 35 км юго-восточнее Ростова. 18 июля соединения армии суме­ли оторваться от противника и отходили только под воздействием ударов его авиации. Выполняя приказ командующего фронтом, армия в установленное время переправилась на ле­вый берег Дона. Однако сложная обстановка на Южном фронте потребовала от армии выполнения новых боевых задач, боль­шого напряжения физических и моральных сил воинов.