Перейти к содержимому


Фотография
  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 199

#151 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Январь 2016 - 17:51

Наступило утро 25 декабря. Погода стала еще хуже. Шел дождь. Грунтовые дороги превратились в сплошные болота, где застревали не только машины, но и люди. Это серьезно затруд­нило перегруппировку артиллерии, подвоз боеприпасов, горю­чего, перемещение штабов и узлов связи, а также прокладку и строительство линий связи. Вновь не было возможности применить авиацию. Но упорство и собранность войск преодолели все трудности, и в 9 часов артиллерия и минометы открыли огонь, а в 9 часов 30 минут войска армии возобновили наступление. По раскисшим полям и пашням, преодолевая упорное сопротивление врага, воины неуклонно двигались впе­ред. Сражение разбилось на бесчисленные бои подразделений и частей за населенные пункты, высоты, узлы дорог с твердым покрытием, где враг.пытался огнем и контратаками затормо­зить наше наступление. Большую помощь пехоте оказали ору­дия прямой наводки и минометы, которые солдаты перетаски­вали на волокушах.

Тяжелая и ответственная работа легла на плечи великих тружеников войны — саперов. Только вчера они под руковод­ством командиров и начальников инженерных частей и соеди­нений проложили четыре маршрута для ввода в сражение 3-й гвардейской танковой армии, а сегодня снова впереди — снимают минные поля и заграждения перед опорными пункта­ми врага, подрывают его укрепленные точки, действуя в соста­ве штурмовых групп. Нередко саперам приходилось вступать и в единоборство с вражескими солдатами. Так, например, гвардии рядовой П. И. Осадчий из 129-й гвардейской стрелко­вой дивизии, снимая мины противника, оказался в окружении отделения фашистов. Огнем из автомата Сапер уничтожил че­тырех гитлеровцев, а остальные в панике скрылись.

Преодолевая упорное сопротивление вражеских войск, от­ражая контратаки силой от роты до батальона при поддержке 10—20 танков, подразделения и части армии продолжали гро­мить противника и в течение дня овладели Кочерово, Озерянами, северо-западной частью Брусилова и рядом других населен­ных пунктов.

По показаниям пленных и в результате изучения захвачен­ных документов противника было установлено, что перед вой­сками армии действуют части трех танковых дивизий со сред­ствами усиления (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 119, л. 21). Гитлеровским солдатам было объявлено, что они должны упорно сражаться. Им на помощь идут свежие тан­ковые дивизии. И действительно, стало известно, что Манштейн снял из района Малин, Радомышль, где действовали войска 60-й и 1-й гвардейской армий, 48-й танковый корпус (танковая дивизия СС «Адольф Гитлер», 1-я и 7-я танковые дивизии), перебросил его в район Житомира и южнее, передав ему в подчинение 8-ю, 19-ю танковые дивизии и дивизию СС «Рейх», и приказал любой ценой остановить продвижение советских войск. Бывший начальник штаба 48-го корпуса гитлеровский генерал Ф. Меллентин об этом эпизоде пишет: «Я никогда не забуду этого необычного рождества. Из 19-й дивизии мы при­няли радиограмму: «Атакован 30 танками противника. Горю­чего нет. Помогите, помогите, помогите!», после чего связь прекратилась» (Меллентин Ф. Танковые сражения 1939—1945 гг. Пер. с англ. М., 1957, с. 224).

Подход частей 48-го танкового корпуса спас от полного поражения соединения 42-го армейского корпуса и значительно усилил оборону противника на житомирском и бердичевском направлениях.

Таким образом, войска 18-й армии за два дня наступления в сложных климатических условиях прорвали сильную оборо­ну противника, нанесли тяжелые потери трем его танковым дивизиям и продвинулись на глубину 20—25 км, расширив прорыв ДО; 40 км по фронту. В ходе ожесточенных сражений соединения армии освободили более 30 населенных пунктов, уничтожили свыше 3 тыс. солдат и офицеров противника, 18 танков, более 110 орудий и минометов, около 70 пулеметов, 300 автомашин и много другой военной техники. В ходе боев было захвачено в плен более 250 фашистских солдат и офице­ров, 6 исправных танков, 4 шестиствольных миномета, 16 орудий, 2 бронемашины и много другого военного имуще­ства (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 119, л. 19—20).

В этих боях особенно отличились стрелковые полки 129-й и 117-й гвардейских, 24-й стрелковых дивизий. 129-я дивизия, наступавшая на Войташевку, встретила упорное сопротивление врага и вынуждена была залечь. Командир 320-го полка пол­ковник Д. С. Новиков быстро организовал разведку, нашел слабое место во вражеской обороне, перегруппировал свой полк, а затем внезапно атаковал противника. Его поддержали ос­тальные полки, артиллерия — и Войташевка была освобождена. Также смело и решительно действовали командиры 333-го и 335-го полков 117-й дивизии подполковник А. 3. Ткачев и майор С. М. Захарченко. Благодаря ведению непрерывной раз­ведки своевременно была обнаружена подготовка контратаки противника и приняты меры по ее отражению. Отбив удар 15 танков и батальона автоматчиков, полки стремительной атакой освободили хутор Свобода (южнее Войташевки). Отча­янно, смело дрались воины 24-й дивизии за Романовку. Враг сильным артиллерийским и пулеметным огнем с восточной окраины села задержал продвижение. Тогда командир 7-го пол­ка майор Д. С. Татаринов направил свои батальоны в обход села с севера, а командир 168-го полка подполковник В. М. Ви­ноградов — в обход с юга. Стремительным ударом с двух сто­рон село было освобождено. Враг, побросав своих раненых, много оружия, в панике бежал. Эти действия еще раз подтвер­дили правило: успех прорыва вражеской обороны во многом зависит от инициативы, смелости и находчивости командиров батальонов и полков, смекалки, понимания маневра солда­тами.

Вечером 25 декабря командующий фронтом уточнил задачу армии. Она должна была во взаимодействии с 3-й гвардейской танковой армией продолжать наступление главными силами строго на запад вдоль шоссе Киев — Житомир, частью сил — на Бердичев. На другой день, отразив несколько сильных контратак, в которых участвовало от батальона до полка пехо­ты и 15—20 танков, войска армии продолжали наступление. Особенно сильные бои развернулись в полосах наступления 129-й гвардейской и 389-й стрелковых дивизий. Но несмотря на сопротивление врага, тяжелые условия местности, перебои в подвозе боеприпасов и горючего, части армии продолжали про­движение вперед, уничтожая живую силу, технику и воору­жение противника (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 119, л. 21-22). 395-я стрелковая дивизия за три дня боев захватила 9 пушек, 27 пулеметов, И автомашин противника и много другого имущества. Командирами полков этой дивизии было награждено и представлено к наградам за боевые успехи 67 бойцов и командиров (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 21, л. 447).

Учитывая угрозу правому флангу армии с радомышльского направления, командарм решил сосредоточить свой резерв — 71-ю стрелковую дивизию в районе Забелочье, Кочерово, а на правый фланг перебросить 52-й стрелковый корпус, расширив полосу наступления 101-го стрелкового корпуса. Однако уда­лось перебросить только управление корпуса. 42-я гвардейская стрелковая дивизия по приказу командующего войсками фрон­та была передана в состав 40-й армии, а 237-я дивизия — в со­став 38-й армии. Вместо этих дивизий из резерва фронта в армию прибыла 161-я стрелковая дивизия генерал-майора П. В. Тертышного (заместитель по политчасти — полковник М. А. Гуцало, начальник штаба — подполковник Л. М. Тишин).



#152 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Январь 2016 - 17:55

К утру 27 декабря части 22-го стрелкового корпуса, под­держивая тесное взаимодействие с 9-м мехкорпусом, подходи­ли к реке Тетерев, на противоположном берегу которой нахо­дился город Коростышев. Река  неглубокая (местами лишь око­ло полутора метров), но долго ли можно пройти вброд по грудь в декабрьской студеной воде под огнем противника? А враг был опытный. Отступая, он уничтожил все мосты и тщательно пристрелял броды, удобные для наведения переправ участки берега. Город был опоясан несколькими линиями загражде­ний, каменные дома оборудованы для ведения огня из пулеме­тов и пушек. Восточный берег был низкий и далеко просмат­ривался с западного. Первые же подразделения пехоты 129-й гвардейской дивизии и танки мехкорпуса, которые вышли к реке, были встречены вражеским огнем. Тогда командир дивизии генерал С. М. Бушев и командир мехкорпуса генерал К. А. Малыгин оставили часть сил для наступления на город с востока, а главные силы перегруппировали в район Козиевки (севернее Коростышева). В 13 часов 30 минут два полка 129-й гвардейской дивизии и две бригады 9-го механизирован­ного корпуса внезапным ударом форсировали реку и захватили Козиевку (ЦAMO, ф. 236, оп. 2673, д. 119, л. 24).

После небольшой перегруппировки части дивизии нанесли удар на Коростышев с севера и с востока во взаимодействии с 320-м гвардейским стрелковым полком полковника Д. С. Но­викова. Вечером бой разгорелся на северной окраине города. Чтобы вести прицельный огонь по наступавшим советским войскам, гитлеровцы подожгли дома на высоком берегу. Стало светло как днем. Но ничто не могло остановить героев. Пехота и танки ворвались в город с севера. А в это время батальоны 320-го полка, развернувшись цепями, при массированной под­держке артиллерии и огня танков с берега бросились в ледя­ную воду и под огнем пошли вперед. Батальонные и полковые пушки бойцы тащили на себе. К 3 часам утра 28 декабря го­род был полностью очищен от гитлеровских войск. Остатки разгромленных частей противника стали отходить к Жито­миру.



#153 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Январь 2016 - 18:01

Утром 28 декабря жители города Коростышев с радостью встречали советских солдат. Это были трогательные минуты. Люди, перенесшие оккупацию, со слезами на глазах рассказы­вали о варварстве фашистов и благодарили воинов за освобож­дение. Каждая такая встреча освободителей с измученными со­ветскими людьми приумножала ненависть к врагу и звала к новым победам.

При форсировании реки и в уличных боях за город осо­бенно отличились воины 320-го и 325-го гвардейских стрелко­вых полков, которыми командовали полковники Д. С. Новиков и В. А. Иосипенко, а также солдаты и офицеры 299-го гвар­дейского артиллерийского полка под командованием подпол­ковника С. П. Пегова и 115-го отдельного гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона майора Ю. П. Коваленко. Заместитель командира стрелкового батальона 320-го полка по политчасти старший лейтенант В. А. По­гибельный, когда выбыл из строя командир, принял коман­дование батальоном и решительно повел его в бой. Огневой взвод 299-го гвардейского артиллерийского полка коммуниста гвардии лейтенанта И. В. Воробьева орудиями прямой наводки подавил четыре пулеметные точки, подбил танк и уничтожил до 20 гитлеровцев.

Отступая под ударами наших войск, противник использо­вал каждый рубеж, чтобы огнем с места и короткими контр­атаками затормозить продвижение войск армии. Несмотря на сильное сопротивление врага, распутицу, недостаток боепри­пасов, войска армии продолжали громить противника и к исхо­ду 28 декабря сражались на подступах к Житомиру у населен­ных пунктов Студеница, Большая и Малая Кашарица, а на бердичевском направлении подходили к Старой Котельне. Осо­бенно тяжелые бои на подступах к реке Гуйва вели 333-й гвар­дейский стрелковый полк полковника А. 3. Ткачева, 335-й гвардейский стрелковый полк майора С. М. Захарченко и 338-й гвардейский стрелковый полк подполковника Т. К. Сухацкого 117-й гвардейской стрелковой дивизии, а также 7-й стрелковый полк майора Д. С. Татаринова, 168-й стрелковый полк подполковника В. М. Виноградова 24-й стрелковой диви­зии. Только против 117-й гвардейской стрелковой дивизии враг бросил в бой около полка пехоты и несколько десятков танков и штурмовых орудий. Главный удар принял на себя 1-й стрел­ковый батальон 333-го гвардейского полка под командованием майора М. Л. Кузнецова. Воины батальона при поддержке полковой и дивизионной артиллерии отразили контратаку противника и продолжали выполнять боевую задачу. Бронебойщи­ки батальона подбили 3 танка и сожгли до 40 автомашин про­тивника.

За четыре дня наступления армия нанесла большой урон противнику и добилась серьезных успехов. Однако прошедшие дожди окончательно испортили дороги. В результате ра­диостанции застревали в грязи и отставали от штабов. Телефонные и телеграфные кабельные и шестовые линии, а также постоянные линии связи строились слишком медленно и не успевали за перемещением штабов. Подвижные средства связи также застревали в пути. Все это приводило к нередким нарушениям управления войсками.

Бездорожье чрезвычайно осложнило подвоз материальных средств, особенно боеприпасов и горючего. Артиллерийские вклады армии остались на станции Ворзель в 150 км от линии фронта (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 348, л. 38). Доставка боеприпасов на такое расстояние по разби­тым дорогам требовала много. автотранспорта и горючего, а того и другого в армии было ограниченное количество. В ре­зультате войска армии расходовали снаряды и мины очень эко­номно, иногда в ущерб делу. Так, например, 27 декабря в 317-й стрелковой дивизии дивизионная артиллерия стояла в Войташевке в ожидании подвоза горючего. Через два дня, 29 декабря, в частях 389-й дивизии осталась только половина возимого запаса снарядов, 0,5 заправки горючего и 3 суточных дачи продовольствия (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 21, л. 447, 450).

Это положение очень тревожило командование армии. Вече­ром 28 декабря состоялось заседание Военного совета армии, который принял соответствующее постановление, мобилизую­щее командиров и политработников, ответственных за управ­ление и материальное обеспечение, на более решительные действия по выполнению поставленных задач. Командирам, штабам и политорганам частей и соединений была поставлена задача мобилизовать личный состав на преодоление трудно­стей, возникших в управлении и материальном обеспечении войск.

В это же время произошла небольшая реорганизация ар­мии. 117-я гвардейская, 24-я и 389-я стрелковые дивизии были переданы в состав 52-го стрелкового корпуса, а управление 101-го корпуса было выведено в резерв, а затем направлено в распоряжение командующего 38-й армией. С 31 декабря на­чальником оперативного отдела был назначен полковник И. С. Гречкосий, работавший до этого заместителем начальни­ка оперативного отдела штаба фронта.



#154 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Январь 2016 - 18:07

С утра 29 декабря упорные бои развернулись во всей по­лосе наступления армии. Противник ввел в сражение танковую дивизию СС «Адольф Гитлер», части 1-й танковой дивизии и спешно укреплял оборону Житомира и Бердичева.

Войска 18-й армии в тесном взаимодействии с частями 3-й гвардейской танковой и 1-й гвардейской общевойсковой ар­мий наступали на Житомир и Бердичев.

Отступая, гитлеровцы сжигали дома и угоняли трудоспособ­ных людей в Германию. Только из села Студеница они вывезли 200 юношей и девушек. Немало жителей было расстреляно в селе.

Преодолевая упорное сопротивление остатков 42-го армей­ского корпуса и частей вновь прибывшего 48-го танкового корпуса, стрелковые полки и дивизии 22-го корпуса 18-й армии и 94-го корпуса 1-й гвардейской армии в ночь на 30 декабря охватили Житомир с трех сторон. Противник отчаянно сопро­тивлялся. Окопавшись по железнодорожному полотну, гитле­ровцы огнем из всех видов оружия, применив снаряды термит­ного действия, а также контратаками танков и штурмовых орудий «фердинанд» стремились остановить продвижение со­ветских войск. Но не выдержав мощного натиска наших войск и бросив на огневых позициях минометы, орудия и много стрелкового оружия, фашисты вынуждены были отступить.

Утром 31 декабря в город с востока ворвались 320, 325 и 330-й гвардейские полки 129-й гвардейской дивизии. Вслед за ними с юго-востока в город вошли воины 317-й дивизии пол­ковника Н. Т. Жердиенко. К 14 часам 31 декабря эти дивизии дрались уже почти в центре города. Части 94-го корпуса к этому времени вели бои на северной окраине Житомира (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 119, л. 32). Бои в городе носили чрезвычайно ожесточенный характер. Борьба велась за каждую улицу, каждый дом. В этих жарких боях осо­бо отличились бойцы 3-го батальона майора В. С. Жуйко 330-го гвардейского полка. Этот батальон всегда был ведущим в пол­ку, по нему равнялись остальные батальоны. Его командир умело управлял боем и своей личной храбростью и мужеством вдохновлял весь личный состав на подвиги во имя Родины. В боях за Житомир майор В. С. Жуйко погиб, но никогда не забудут его освобожденные из фашистской неволи советские люди и солдаты, воевавшие под его командованием. Именем майора В. С. Жуйко названа одна из улиц Житомира.

Накануне нового, 1944 года в 19 часов войска 18-й и 1-й гвардейской армий полностью освободили город от гитле­ровцев. Противник отходил к Бердичеву. В первый день 1944 г. Москва двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот два­дцати четырех орудий салютовала доблестным войскам 1-го Украинского фронта, освободившим Житомир. Верховный Главнокомандующий объявил благодарность войскам фронта, в ном числе 18-й армии, а 129-я гвардейская стрелковая Красно­знаменная дивизия генерала Бушева получила почетное наиме­нование Житомирской. 395-я стрелковая Таманская дивизия полковника А. В. Ворожищева была награждена орденом Крас­ного Знамени.



#155 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Январь 2016 - 18:55

4. ОСВОБОЖДЕНИЕ БЕРДИЧЕВА

Освободив Житомир, войска армии главными силами без про­медления развернули наступление на Бердичев, который зани­мал одно из важных мест в системе обороны гитлеровских войск. Это был важный транспортный узел, овладение кото­рым в условиях весенней распутицы приобретало оперативно- стратегическое значение. Город и железнодорожный узел был превращен в важный опорный пункт противника на юго-за­падном направлении. На окраинах города враг установил про­тивотанковые и противопехотные минные поля, проволочные заграждения. Все дороги к городу перекрывались заграждения­ми, а проходы в них охранялись саперными и стрелковыми подразделениями. Каменные дома на окраинах города и в центре на важных перекрестках были превращены в сильные опорные пункты.

На подступах к Бердичеву большинство населенных пунк­тов приходилось брать штурмом, а некоторые в течение дня по нескольку раз переходили из рук в руки. Так, утром 31 де­кабря 714-й стрелковый полк подполковника Н. Е. Ключникова и 723-й стрелковый полк подполковника М. Н. Жирнова 395-й Стрелковой дивизии овладели населенным пунктом Дворец (15 км южнее Житомира) на шоссе Житомир — Бердичев. В 11 часов дня противник силами до 25 танков и батальона автоматчиков контратаковал полки дивизии. Контратака была отбита. Однако гитлеровцы в 14 часов вновь контратаковали, бросив в бой более крупные силы. Под давлением превосхо­дящих сил противника 714-й и 723-й полки оставили Дворец. Командир дивизии полковник А. В. Ворожищев выдвинул из второго эшелона 726-й стрелковый полк подполковника С. Т. Коломийца, подтянул артиллерию, организовал взаимо­действие между пехотой и артиллерией и в 18 часов предпри­нял попытку освободить этот населенный пункт. Противник не выдержал мощной атаки пехоты, поддержанной массирован­ным артиллерийским огнем, и, понеся большие потери, ото­шел. За день боя дивизия уничтожила более 150 гитлеровских солдат и офицеров, несколько десятков орудий, минометов, пулеметов, 6 танков и много другого военного имущества (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 334, л. 129—130; ф. 229, оп. 3070, д. 294, л. 30—33).

В первых числах января Бердичев и прилежащие к нему села стали ареной ожесточенных боев. Гитлеровское командование требовало во что бы то ни стало удержать город и за­держать продвижение советских войск. Но ничто не могло остановить советских солдат. 2 января соединения 18-й армии во взаимодействии с 3-й гвардейской танковой армией овла­дели важным узлом обороны врага — населенным пунктом Троянов (18 км юго-западнее Житомира) и вели бои в 3—4 км северо-восточнее и восточнее Бердичева. К этому времени в по­селке Комнезамовка, примыкавшем к северо-восточной окраине города, в полном окружении дрались остатки двух танковых батальонов 44-й танковой бригады под командованием майора П. И. Орехова и капитана И. П. Карабанова. Используя вне­запность, эти батальоны еще в конце декабря ворвались в по­селок, но были окружены и временно отрезаны от главных сил бригады. Ведя бои в окружении, они удерживали несколько кварталов и сковывали своими действиями значительные силы врага ((ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 334, л. 129—130; ф. 229, оп. 3070, д. 294, л. 30—33; 44-я танковая бригада входила в состав 1-й танковой армии).

В 10 часов 3 января после короткой артиллерийской подго­товки и ударов авиации начался штурм города. Противник ока­зывал ожесточенное сопротивление: его артиллерия, в том чис­ле тяжелая, и шестиствольные минометы вели непрерывный огонь по боевым порядкам наших войск. Тем не менее к 16 ча­сам почти на всех направлениях нашим войскам удалось про­двинуться на 2—3 км. Командарм приказал подготовиться на­ступать ночью. По решению Военного совета для оказания по­мощи командирам соединений при подготовке ночного штурма в войска выехала большая группа офицеров штаба и политот­дела. Генерал С. Е. Колонин и полковник Л. И. Брежнев с группой офицеров штаба и политотдела работали в частях и соединениях 52-го стрелкового корпуса.

В 22 часа во всей полосе армии возобновилось наступление. Вскоре в штаб армии стали поступать донесения об успешном продвижении. Командир 395-й дивизии доложил, что 723-й полк подполковника М. Н. Жирнова и 726-й полк подпол­ковника С. Т. Коломийца продвигаются к реке Гнилопять и ведут борьбу за Скраглевку (севернее Бердичева) и на се­верной окраине города. В это время 24-я дивизия силами 7-го полка майора Д. С. Татаринова и 168-го полка подполковника В. М. Виноградова ударами с севера и востока ворвалась в рабочий поселок Комнезамовка и с ходу овладела северо-вос­точной частью города. В поселке к ней присоединились остатки двух танковых батальонов 44-й танковой бригады, которые также приняли участие в штурме города. В ходе боя дивизия захватила 3 штурмовых орудия, 10 противотанковых пушек, уничтожила значительное количество вооружения и боевой техники противника, а также захватила склады с горючим, продовольствием и вещевым имуществом.

с В это же время 545-й стрелковый полк подполковника В. А. Морошкина, 1277-й стрелковый полк полковника Ф. Ф. Волошина и 1279-й стрелковый полк подполковника В. Г. Жулихина 389-й стрелковой дивизии сломили сопротив­ление врага на восточной окраине, ворвались в Бердичев, очи­стили центральную часть города и к 5 часам утра вышли на восточный берег реки Гнилопять. При штурме города так же спело и решительно действовали полки 117-й гвардейской Стрелковой дивизии. В боевых порядках этой дивизии находи­лись начальник политотдела армии полковник Л. И. Брежнев и заместитель комдива по политчасти подполковник В. В. Ка­банов. 338-й полк под командованием подполковника Т. К. Су­эцкого освободил юго-западную часть города, а 333-й полк пол­ковника А. 3. Ткачева и 335-й полк майора С. М. Захарченко заняли южную окраину Бердичева. При этом две роты 335-го гвардейского стрелкового полка форсировали реку Гнилопять, вышли на западную окраину города, где они успешно отражали непрерывные контратаки пехоты и танков против­ника.



#156 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Январь 2016 - 19:36

4 января в 17 часов 274-й стрелковый полк 24-й стрелко­вой дивизии, благодаря смелости и находчивости командира полка подполковника Н. Р. Романца, с ходу форсировал реку Гнилопять, сломив упорное сопротивление врага, и вышел на западную окраину города (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 306, л. 137—138). В это время дивизии 22-го корпуса обходили Бердичев с севера и северо-запада. 305-я и 183-я Стрелковые дивизии соседней 38-й армии, сломив упорное сопротивление противника, подходили к рубежу Хажин, Жежелево (10 км юго-западнее Бердичева).

На левом фланге 52-го стрелкового корпуса успешно насту­пала 161-я стрелковая дивизия. Полностью укомплектованная личным составом, боевой техникой и хорошо отдохнувшая, она действовала стремительно. Имея в первом эшелоне 569-й стрел­ковый полк подполковника В. Н. Федотова и 575-й стрелковый Волк подполковника М. В. Литвинова, дивизия обогнала части 305-й и 183-й дивизий и к 17 часам вышла на рубеж южная окраина Бердичева, Жежелево.

Обстановка у соседа слева настолько осложнилась, что ко­мандующий фронтом генерал Н. Ф. Ватутин приказал срочно вывести из боя 389-ю стрелковую дивизию и направить ее фор­сированным маршем в распоряжение командующего 38-й армией.

Бои на окраине, в самом городе носили чрезвычай­но кровопролитный и ожесточенный характер. Боевые действия нередко переходили в рукопашные схватки. Для овладения отдельными домами, сильно укрепленными кварта­лами в дивизиях и полках были созданы штурмовые группы. Одну из штурмовых групп 2-го батальона 333-го гвардейского стрелкового полка, в которой была 76-мм пушка, возглавил заместитель командира полка по по­литчасти гвардии майор А. Д. Кабанов. Он заменил в бою выбывшего наводчика и уничтожил штурмовое орудие и не­сколько огневых точек в каменном здании. 338-й гвардейский полк 117-й гвардейской стрелковой дивизии, ворвавшись в го­род, с боем брал дом за домом. Командир полка гвардии под­полковник Т. К. Сухацкий отметил особо отличившиеся штур­мовые группы, возглавляемые лейтенантами Н, Н. Бощевым и Н. Н. Беланом. Отважно вел в атаку свою роту и капитан С. А. Волиев. Так же смело и решительно действовали штурмо­вые отряды и группы, созданные во всех дивизиях, сражавших­ся за Бердичев. Бои в городе и вокруг него, в районе Слободище, Скраглевка, Гардышевка, не прекращались ни днем ни ночью. 4 января в 24 часа во всей полосе армии развернулись ожесточенные бои за полное освобождение города от немецко- фашистских войск.

Гитлеровское командование, стремясь задержать продви­жение советских войск, взорвало плотину на реке Гнилопять, в результате чего вода в районе города резко поднялась. Это значительно затруднило форсирование реки. Но ничто не мог­ло остановить советских воинов, вдохновленных Коммунисти­ческой партией на разгром врага и быстрейшее освобождение родной земли от гитлеровских захватчиков. Используя табель­ные и подручные средства, а в ряде случаев и просто отдель­ные бревна, подразделения и части армии в ночь на 5 января на широком фронте форсировали Гнилопять и захватили дома и кварталы на ее западном берегу. Вслед за пехотой переправ­лялись минометы, батальонная артиллерия, а за ней и полко­вая. Захваченные плацдармы быстро расширялись. Дивизион­ная и корпусная артиллерия поддерживала наступление с вос­точного берега.

В этих боях высокое искусство, мужество и находчивость проявили солдаты и офицеры 395, 24, 161 и 117-й гвардейской стрелковых дивизий, 69-го гвардейского армейского артилле­рийского полка под командованием подполковника И. Д. Петруни и многих других частей и соединений усиления. Большую роль в разгроме противника сыграли также летчики 2-й воз­душной армии. Особенно мощную авиационную поддержку оказала 227-я штурмовая авиационная дивизия полковника А. А. Ложечникова. Эта дивизия, тесно взаимодействуя с 52-м стрелковым корпусом, наносила массированные удары но вражеским опорным пунктам, огневым позициям артиллерии противника и во многом способствовала разгрому врага.

До 16 часов 5 января в Бердичеве подразделения вторых эшелонов дивизий уничтожали отдельных автоматчиков про­тивника. Главные силы армии в это время продолжали наступать и к концу дня продвинулись на 8—10 км к западу и юго-западу от города.

Утром 6 января командный пункт армии разместился в Бердичеве. В тот же день был опубликован приказ Верховного Главнокомандующего, в котором говорилось: «Войска 1-го Украинского фронта 5 января, после пятидневных ожесточен­ных боев, штурмом овладели городом и крупным железно­дорожным узлом Бердичев — мощным опорным пунктом обороны немцев на юго-западном направлении.

В боях за овладение городом Бердичев отличились войска генерал-полковника Леселидзе, генерал-майора Перхоровича, артиллеристы генерал-лейтенанта артиллерии Кариофилли и летчики генерал-лейтенанта авиации Красовского» (Приказы Верховного Главнокомандующего в период Великой Оте­чественной войны Советского Союза, с. 98). Войскам армии была объявлена благодарность. 389-я, 117-я гвардейская, 24-я стрелковые дивизии получили наименование Бердичевских. 395-я стрелковая Таманская Краснознаменная дивизия и 69-й гвардейский артиллерийский Новороссийский Краснозна­менный полк были награждены орденом Суворова II степени. Вечером Москва от имени Родины салютовала доблестным войскам, освободившим город, двадцатью артиллерийскими зая­вами из двухсот двадцати четырех орудий.

      Освобожденный войсками 18-й армии Бердичев, так же как и Житомир, был сильно разрушен фашистами. Многие до- ма и улицы города были уничтожены (ЦАМО, ф. 33, оп. 690155, д. 4594, л. 8). В период оккупации гитлеровцы чинили зверские расправы над мирными жителя­ми, хватали людей прямо на улицах и десятками расстрелива­ли в тюрьмах без суда и следствия (ЦАМО, ф. 37, оп. 6329, д. 22, л. 6).



#157 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Январь 2016 - 19:47

Опасаясь дальнейшего продвижения советских войск к Южному Бугу и Карпатам, гитлеровское командование бро­сило в район южнее Бердичева маршевое пополнение: 20-й саперный батальон, 58-й запасной авиационный полк, учебный батальон 2-й авиаполевой дивизии, вновь ввело в бой 68-ю и 340-ю пехотные дивизии и другие части (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 307, л. 106—107). В результате этого сопротивление 48-го и 24-го танковых корпусов противника резко возросло. К 10 января 1944 г. 18-я армия вышла на рубеж Петриковцы, Молотковцы, Великая Степь (25—30 км юго-западнее Бердичева). Дальнейшее продвижение наших войск было остановлено массированным огнем артиллерии и Минометов, контратаками танков и мотопехоты. 14 января 1944 г. по приказу командующего 1-м Украинским фронтом армия на этом рубеже перешла к обороне.

В ходе наступательной операции большие трудности вы­пали на долю работников тыловых служб и учреждений армии и соединений. В сложных погодных условиях по бездорожью приходилось подвозить боеприпасы, горючее, продовольствие, эвакуировать раненых. Член Военного совета армии полковник М. В. Слонь, начальник тыла генерал А. М. Баранов, началь­ник санотдела армии полковник медслужбы Н. Г. Костев про­явили большой организаторский талант и настойчивость, чтобы преодолеть все трудности. Они умело привлекали местное на­селение, организовав временное размещение раненых в домах жителей, когда не хватало транспорта для эвакуации. Гужевой транспорт использовался для доставки боеприпасов и продо­вольствия в части и подразделения. Большую помощь работ­никам тыловых служб оказали политорганы. 

Успехи, достигнутые в ходе наступательной операции, опре­делялись в первую очередь возросшим оснащением войск вооружением и боевой техникой, высокой организацией опера­ции, политическим подъемом и наступательным порывом лич­ного состава армии. Солдаты и сержанты еще раз доказали свое умение сражаться в самых сложных условиях, переносить все тяготы боевой жизни, а генералы и офицеры — умение организовать бой и операцию, твердо управлять войсками. Весь личный состав армии при выполнении боевой задачи показал хорошую выучку, военное мастерство и массовый героизм. Большую роль в этом сыграла целеустремленная работа коман­диров, штабов, политорганов, партполитаппарата, партийных и комсомольских организаций.

Партийные и комсомольские организации пополнялись за счет воинов, отличившихся в боях, проявивших храб­рость и мужество. В декабре в Коммунистическую партию было принято 811 человек, в январе— 1638. С 24 декабря по 15 января в ряды комсомола влилось 667 новых членов. Это были лучшие из лучших. Так, например, из 281 человека, принятого в партию в 395-й стрелковой дивизии, 176 были награждены орденами и медалями в ходе Житомирско-Бердичевской операции. В 317-й стрелковой дивизии из 157 моло­дых коммунистов 84 были удостоены орденов и медалей СССР. Более 1 тыс. комсомольцев в ходе прошедших боев за личное мужество и героизм были представлены к наградам, в том чис­ле почти 50 процентов из вновь принятых (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 29, л. 75-79; д. 132, л. 6, 16).

За боевые успехи в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками за активную комсомольскую работу Центральный Комитет комсомола наградил Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ .старшего сержанта Р. С. Абгарян, лейтенанта Г. А. Захарова, старшего сержанта М. А. Литвинова, сержанта В. А. Макаро­ва, гвардии сержанта К. Т. Пенькова, гвардии старшину мед- службы М. Ф. Щербакову и сержанта В. П. Щербину(ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 132, л. 24—25). Все это были передовые воины, награжденные за боевые заслуги орденами и медалями СССР, и отличные комсорги подразделе­ний и частей 18-й армии. Так, двадцатидвухлетняя комсомолка Мария Федоровна Щербакова, рискуя жизнью, не раз под огнем противника спасала жизнь солдатам и офицерам, раненным на поле боя, а когда требовала обстановка, с автоматом в руках шла в атаку. В январе 1944 г. она была назначена комсоргом роты, а в марте комсоргом стрелкового батальона 330-го гвар­дейского стрелкового полка 129-й гвардейской стрелковой дивизии. Комсомольская организация этого батальона была са­мой боевитой в дивизии.

Почетные грамоты ЦК ВЛКСМ вручались на митингах и комсомольских собраниях батальонов и полков. Так, По­четную грамоту комсомолке Розалии Сергеевне Абгарян, ра­дистке 2-го класса, комсоргу радиороты 88-го отдельного полка связи, вручили на комсомольско-молодежном митинге. Полу­чая грамоту, Абгарян сказала: «Награждение меня Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ является большим событием в моей жизни. Это обязывает меня еще больше работать над повыше­нием боеспособности комсомольской организации, где я явля­юсь комсоргом. Трепещите и знайте, фашистские мерзавцы, о том, что комсомольцы для защиты любимой Родины, для выполнения приказа Верховного Главнокомандующего не пожалеют ни сил, ни самой жизни. За невинно пролитую кровь наших братьев и сестер, всех близких и родных нам мы заставим вас пролить потоки фашистской черной крови. Близок час, когда на нашей стороне разольется песня окончательной победы над врагом и в этой песне торжественно зазвучит: сла­ва Ленинскому комсомолу — верному помощнику нашей большевистской партии» (Там же, л. 25). Комсомолка Абгарян выразила чувства и мысли всех молодых воинов 18-й армии.

Подводя итоги действий армии в Житомирско-Бердичевской операции, следует отметить, что с 24 декабря 1943 г. по 10 января 1944 г. ее соединения прорвали оборону, занятую отборными танковыми и моторизованными частями противни­ка, с тяжелыми боями в сложных погодных условиях по без­дорожью продвинулись от 130 до 150 км, уничтожили свыше 11 тыс. вражеских солдат и офицеров, 230 пулеметов, почти 200 орудий и минометов, более 100 танков и много другой бое­вой техники.

В ходе наступления войска армии освободили более 300 на­селенных пунктов, в том числе Бердичев и совместно с другими армиями областной центр Житомир, а также почти полностью очистили от противника территорию Житомирской области и подошли к границам Винницкой области.

За боевые успехи Верховный Главнокомандующий трижды объявлял благодарность войскам армии. Четыре дивизии полу­чили почетные наименования Житомирских и Бердичевских. Около 4 тыс. солдат, сержантов, офицеров и генералов были награждены орденами и медалями Советского государства. Все это свидетельствует о том, что войска 18-й армии успешно выполнили поставленную перед ними задачу.



#158 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 01 Январь 2016 - 23:46

5. НА ХМЕЛЬНИК И КАМЕНЕЦ-ПОДОЛЬСКИЙ

Войска армии, перейдя к временной обороне, совершенствуя ее, одновременно начали подготовку к новому наступлению. В бое­вом распоряжении, отданном соединениям армии 15 января 1944 г., указывалось, что оборона должна быть построена в короткий срок, части и соединения с полным напряжением сил должны готовиться к наступлению (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 307, л. 109).

Армия уже имела опыт создания непреодолимой обороны на Малой земле и под Киевом. Вскоре здесь была создана силь­ная и глубокая оборона. Учитывая, что перед нашими войсками действуют главным образом танковые дивизии противника, много усилий командование армии затратило на создание про­тивотанковой обороны. Ее основой были противотанковые опорные пункты в составе 10—12 орудий, усиленных пехотой и саперами с противотанковыми минами; артиллерийско-противотанковые резервы и подвижные отряды заграждения в составе саперной роты — батальона с запасом мин от 200 до 1500 штук (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 315, л. 196).

   Войска были построены в один эшелон с выделе­нием в резерв 395-й стрелковой дивизии. Большое внимание было уделено также инженерному оборудованию местности. От переднего края на глубину 20—25 км создавались три полосы обороны, каждая имела 2—3 траншеи, ходы сообщения, пло­щадки для пулеметов, землянки и ниши для укрытия личного состава. Создавая оборону, командование думало о наступле­нии. Поэтому вскоре командарм приказал, чтобы каждый кор­пус на 3 дня выводил с переднего края в ближайший тыл не менее 2—3 полков, обеспечивая им отдых, медико-санитарное обслуживание, ремонт обмундирования, обуви, оружия. Преду­сматривалось проведение боевой и политической подготовки (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 307, л. 110).

Штаб армии, спланировав оборонительную операцию, орга­низовал контроль за выполнением принятых решений и кон­кретную помощь соединениям в организации обороны и боевой подготовки. В тылу были оборудованы учебные поля, куда для занятий по очереди выводились стрелковые полки. На учениях отрабатывались темы: «Прорыв ротой (ба­тальоном) подготовленной обороны противника», «Наступление стрелкового батальона с форсированием реки с ходу». Закан­чивались занятия учением стрелкового батальона, артиллерий­ского дивизиона с боевой стрельбой. Главное внимание уделя­лось отработке взаимодействия между пехотой и артиллерией, управлению боем. Проводились специальные занятия со шта­бами, где изучались вопросы поддержания непрерывного взаи­модействия и управления войсками. Учитывая, что при отходе противник широко применяет минирование, в каждой стрелко­вой роте, артиллерийской батарее создавались группы раз­граждения на 5—6 стрелков (артиллеристов) и 1—2 саперов. В течение всего подготовительного периода с ними усиленно занимались и обучали разминированию местности. К началу наступления в армии было создано 372 такие группы. Из са­перных подразделений было сформировано 114 групп истре­бителей танков по 5—6 человек каждая. В предвидении фор­сирования реки Южный Буг были заготовлены элементы для постройки двух 30-тонных и одного 60-тонного моста. Кроме того, инженерные войска тщательно готовились к восстановле­нию разрушенных мостов и ремонту дорог. Следует сказать, что в ходе наступления было построено и восстановлено 46 мо­стов протяженностью 598 м, отремонтировано около 70 км дорог (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 315, л. 86, 196).

В середине января тяжело заболел командующий войсками генерал К. Н. Леселидзе, однако он продолжал работать как обычно: выезжал в войска, помогал командирам соединений правильно организовать оборону, беседовал с солдатами и офи­церами, готовил войска к новым боям. Но болезнь обострялась, и командарм уже не мог ходить. По распоряжению Маршала Советского Союза Г. К. Жукова во временное командование армией вступил генерал-лейтенант Е. П. Журавлев, а гене­рал К. Н. Леселидзе был эвакуирован в госпиталь в Москву. Несмотря на все принятые меры, 21 февраля 1944 г. командующий 18-й армией скончался. Личный состав, особен­но его ближайшие боевые соратники, тяжело переживали смерть боевого друга и товарища. Л. И. Брежнев в книге «Малая земля» пишет: «Леселидзе был одним из талантливых полководцев, олицетворявших лучшие черты советского чело­века. Суровый и беспощадный к врагам, добрый и мягкий с Друзьями, человек чести, человек слова, человек острого ума, жизнелюбивый и храбрый — таким остался в памяти мой бое­вой друг и соратник Константин Леселидзе» (Б р е ж н е в Л. И. Малая земля, с. 46).

К. Н. Леселидзе с первых дней войны и до августа 1941 г. был начальником артиллерии корпуса, а затем командующим артиллерией 50-й армии, участвуя в битве под Москвой. В ию­не 1942 г. он назначается командиром 3-го стрелкового корпу­са Закавказского фронта, а затем — командующим 46, 47 и 18-й армиями. За умелое руководство войсками и проявленное при этом мужество и героизм в боях против немец­ко-фашистских войск Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 мая 1971 г. генерал-полковнику К. Н. Леселидзе было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

6 февраля 1944 г. приказом Ставки ВГК командующим вой­сками 18-й армии был назначен генерал-лейтенант Е. П. Жу­равлев.

В январе армия совершенствовала оборону, делая ее все бо­лее активной, и готовилась к наступлению. Непрерывно велась разведка, артиллерия и минометы регулярно наносили удары по врагу, снайперы метким огнем уничтожали вражеских сол­дат и офицеров.



#159 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 02 Январь 2016 - 00:00

С 24 января, когда началась Корсунь-Шевченковская опе­рация, активность соединений армии возросла. Командование армии усилило разведку во всей полосе. В тыл врага стали чаще засылаться разведывательные группы, в составе которых были артиллеристы и саперы. Только в феврале разведчики армии захватили 62 пленных и добыли значительное количе­ство документов. Так, 19 февраля разведгруппа 569-го стрел­кового полка 161-й стрелковой дивизии, которую организовал командир полка подполковник В. Н. Федотов, захватила двух пленных из 1-го батальона 76-го мотополка 20-й мотодивизии. В эту же ночь разведгруппа 320-го гвардейского стрелкового полка полковника Д. С. Новикова в районе Петриковцев захва­тила пленного из 1-й роты 371-й пехотной дивизии. Разведка позволила к концу февраля довольно точно вскрыть противо­стоящую группировку и характер обороны противника.

Большую практическую помощь по улучшению разведки в соединениях оказал политотдел армии. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 307, л. 109). Вскоре во всех корпусах и дивизиях прошли слеты разведчиков, на которых были подведены итоги боевой деятельности разведки, а лучшие разведчики поделились опы­том с товарищами. Эти мероприятия оказали положительное влияние на работу раз­ведки (ЦАМО, ф. 371, оп. 6486, д. 30, л. 130-132).

По указанию политотдела армейская газета «Знамя Роди­ны» широко пропагандировала действия разведчиков. На ее страницах печатались интересные и поучительные статьи и заметки, например: «Успех ночного поиска», «За «языком», «Смелая вылазка», «Взяли в плен немца-наблюдателя», «За контрольным пленным», «Ночь — союзница разведчика», «Дерзкий ночной налет» (ЦАМО, ф. 371, оп. 6429, д. 22, л. 13, 16, 23, 25, 30, 33). 20 февраля 1944 г. газета опублико­вала приказ командующего армией о награждении группы раз­ведчиков 71-й стрелковой дивизии, проявивших смелость, дер­зость и решительность. Орденом Красного Знамени были на­граждены младший лейтенант И. Т. Бочаров, старший сержант Н. В. Манухин; орденом Славы III степени старший сержант Н. Н. Максимов, сержант И. Г. Колачев, красноармейцы И. И. Гойко, Г. А. Рыбальченко, П. П. Мирошниченко.

Большое значение придавалось в этот же период развитию снайперского движения, работе со снайперами. «Охота» снай­перов за вражескими солдатами и особенно офицерами счита­лась одним из важных факторов активности войск в обороне. Только за февраль было уничтожено около 360 фашистских солдат и офицеров, в том числе снайперами 24-й стрелковой дивизии — 80, 161-й стрелковой дивизии — 69 гитлеровцев (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 353, л. 146).

В феврале радостная весть облетела всю армию. Особенно рады были солдаты и офицеры 24-й стрелковой Бердичевской дивизии. Нашлось ее Знамя, считавшееся утраченным в 1941 г. А дело было так. В августе 1941 г. в районе деревни Анютин, Чириковского района, Могилевской области, в неравном бою погибли три офицера Советской Армии, несшие с собой Боевое Красное знамя 24-й стрелковой Самаро-Ульяновской, Желез­ной дважды Краснознаменной дивизии. Их гибель видел кол­хозник Дмитрий Николаевич Тяпин. Ночью Д. Н. Тяпин неза­метно пробрался на место гибели офицеров, забрал Знамя и сохранил его до прихода наших войск. В 1943 г. это Знамя было передано начальнику политотдела 38-го стрелково­го корпуса полковнику М. И. Петрову. За спасение Знамени дивизии Д. Н. Тяпин был награжден орденом Красного Зна­мени. Приказом заместителя Народного комиссара обороны Маршала Советского Союза А. М. Василевского Знамя было возвращено 24-й дивизии, которая впредь стала именоваться 24-й стрелковой Бердичевской, Самаро-Ульяновской, Железной дважды Краснознаменной дивизией. Д. Н. Тяпин навечно за­числен в списки одного из полков этой дивизии (ЦАМО, ф. 1098, on. 1, д. 1, л. 35—38, 39).

Совершенствуя оборону, войска армии готовились к реши­тельным наступательным боям.

Большое внимание уделялось проведению политической пропаганды в частях и соединениях, работе с партийным ак­тивом, офицерским составом. В частях и соединениях армии в течение 3—5 дней проводились семинары парторгов батальо­нов, дивизионов, рот, заместителей командиров по политчасти. Им предшествовал проведенный в конце января при политот­деле армии пятидневный семинар парторгов полков. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 353, л, 146; «Знамя Родины», 1944, 25 янв).

Заседание Военного совета состоялось 20 февраля. На нем глубоко и всесторонне обсуждались вопро­сы политического и военного воспитания офицеров и было принято постановление, многие положения которого представ­ляют интерес и в наше время.

«ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВОЕННОГО СОВЕТА 18-й АРМИИ

20 февраля 1944 г.        Действующая армия

Содержание: О политическом и военном воспитании офи­церских кадров.

...Военный совет армии постановляет:

1. Командирам корпусов, дивизий, начальникам политотде­лов решительно улучшить работу по идеологической подготов­ке и политической закалке офицеров и овладению ими воен­ными знаниями.

В воспитательной работе с офицерами ликвидировать кам­панейщину, элементы формализма и бессистемность. Придать этой работе первостепенное значение во всей партийно-поли­тической работе политорганов и партийных организаций, про­низать ее партийностью и глубокой идейностью...

Содержанием идеологической подготовки должно явиться воспитание у офицеров беспредельной любви и преданности Родине, оно должно пробуждать у офицеров сознание их лич­ной ответственности перед партией большевиков и государст­вом за свою боевую работу и всестороннее совершенствование своих военных знаний на опыте Отечественной войны, приви­вать им большевистские традиции, дисциплинированность, ор­ганизованность, стойкость, умение работать в массах солдат и вести их за собой...

2. Командирам частей и соединений, политорганам и пар­тийным организациям вовлекать всех офицеров в работу по политическому воспитанию личного состава, оказывать им по­мощь и контролировать их деятельность. Активизировать рабо­ту партийных организаций в воспитании офицерских кадров. На заседаниях партбюро и партактивах обсуждать вопросы состояния воспитательной работы с офицерами и всесторонне оживить работу партийных организаций в этой области, в осо­бенности работу в штабных парторганизациях.

Политорганам оказывать всемерную помощь офицерам-еди­ноначальникам в руководстве партийно-политической работой. Одобрить практику проведения отдельными политорганами се­минаров командиров рот по вопросам организации и проведе­ния партийно-политической работы в роте.

3. Решительно улучшить работу генералов и старших офи­церов со своими подчиненными, особенно в области повышения военных знаний. В этих целях проводить регулярную коман­дирскую учебу, разбор отдельных операций и боев, организа­цию военных игр, приближая учебу к конкретной обстановке на участке боевых действий соединения, систематически орга­низовывать дифференцированное чтение лекций и докладов для офицеров на военные, военно-политические и исторические темы.

Командирам корпусов проводить занятия с командирами полков, командирам дивизий — с командирами батальонов, ко­мандирам полков — с командирами рот и командирам баталь­онов — с командирами взводов.

 

Командующий войсками 18-й армии

генерал-лейтенант Журавлев

 

Член Военного совета

генерал-майор Колонин

 

Начальник политотдела

полковник Брежнев

(ЦАМО, ф. 371, оп. 6365, д. 16, л. 59—61 (подлинник).

 

Работа командиров, штабов, политорганов по выполнению этого постановления положительно сказалась на всех сторонах подготовки войск армии к новому наступлению, на повышении боеспособности частей и соединений.



#160 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 02 Январь 2016 - 00:31

18 февраля, сразу же после завершения Корсунь-Шевченковской операции, 1-й Украинский фронт получил задачу разгромить 1-ю и 4-ю танковые армии противника, выйти к Кар­патам и совместно со 2-м Украинским фронтом рассечь немец­кую группу армий «Юг», изолировать ее от группы армий «А» и уничтожать их по частям. Главный удар 1-й Украинский фронт наносил силами трех общевойсковых и двух танковых армий в общем направлении Ямполь, Чертков, Черновицы (Черновцы). Второй удар наносился двумя армиями в общем направлении Хмельник, Жмеринка, Каменец-Подольский (ЦАМО, ф. 236, оп. 13315, д. 111, л. 106—115).

23 февраля план наступательной операции, которая вошла в историю как Проскуровско-Черновицкая, был утвержден Ставкой ВГК. 20 февраля командующий 18-й армией уже знал о предстоящей задаче. С этого момента вся деятельность командования, штаба и политотдела армии была подчинена этой новой задаче. Штаб армии тщательно и всесторонне изу­чал противника, анализировал и изучал возможные способы прорыва обороны противника и развития наступления. 21 фев­раля было получено боевое распоряжение фронта о смене войск.

С 23 февраля в состав армии вновь вошел 11-й стрел­ковый корпус (316, 271 и 276-я стрелковые дивизии). Про­изошла смена частей 94-го корпуса 1-й гвардейской армии. Полоса 18-й армии расширилась до 90 км.

27 февраля командарм и член Военного совета были вызва­ны в штаб фронта, где генерал Н. Ф. Ватутин ознакомил их с общим замыслом операции и поставил задачу. Армия должна была силами трех дивизий со средствами усиления прорвать оборону противника на правом фланге и, раз­вивая удар в общем направлении на Острополь (75 км юго- западнее Бердичева), к исходу дня во взаимодействии с частя­ми 1-й гвардейской армии овладеть этим населенным пунктом. В дальнейшем армия должна по территории Винницкой обла­сти наступать на Хмельник, на седьмой — девятый день опера­ции выйти на рубеж реки Южный Буг. На армию, подчерк­нул генерал Н. Ф. Ватутин, возлагается ответственная задача: наступая с фронта, она должна сковать как можно больше соединений 1-й немецкой танковой армии и не допустить их переброски на правое крыло фронта. 18-я армия дол­жна оказать помощь своим соседям, особенно 1-й гвардей­ской армии. Эта помощь, возможно, потребуется в первый же день операции.

Командующий фронтом также потребовал от командарма детально отработать на местности построение боевых поряд­ков, организацию боя соединений, взаимодействие родов войск в операции и управление ими. Все мероприятия по подго­товке к наступлению проводились в строгой тайне. Важной задачей армии было ввести противника в заблуждение относи­тельно главного удара фронта и сковать его силы. Начиная с 28 февраля на всем остальном фронте армии вести демонстративные действия: разведку боем, рекогносцировку группа­ми командиров, пристрелку артиллерии, а к исходу 3 марта подготовить частную операцию на левом фланге. Вечером 27 февраля командарм получил в штабе фронта выписку из оперативной директивы на наступление (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 287, л. 351; ф. 371, оп. 6367, д. 302, л. 11—12).

Возвратившись на командный пункт, генерал Е. П. Жу­равлев после совещания с генералом С. Е. Колониным, генера­лом Н. О. Павловским, полковником Л. И. Брежневым, вновь назначенным начальником артиллерии полковником Т. А. Найденковым и полковником Е. М. Журиным принял решение на операцию. Силами 11-го стрелкового корпуса с 39-м танковым полком, частью сил 71-й стрелковой дивизии при поддержке артиллерийских и минометных частей и соединений армия прорывала вражескую оборону на участке Авратин, Киреевка ши­риной 6 км, развивала удар в общем направлении на Острополь и во взаимодействии с частями 1-й гвардейской армии к исходу дня должна была овладеть этим населенным пунктом. В дальнейшем удар наносился на Хмельник, с тем чтобы на седьмой — девятый день наступления овладеть рубе­жом Новоконстантинов, Хмельник, Янов (Иванов). Для разви­тия успеха главного удара предназначалась 395-я стрелковая дивизия — резерв армии. 22-й и 52-й стрелковые кор­пуса, находясь в готовности, с началом операции про­должали прочно удерживать занимаемые рубежи, затем, ис­пользуя успех 11-го корпуса, наступать на Хмельник и Янов. На участке прорыва создавалась плотность артиллерии 81,5 орудия и миномета на 1 км фронта, в том числе 15 орудий прямой наводки; на остальных участках плотность не пре­вышала 7—10 орудий и минометов на 1 км фронта.

Одновременно штаб разработал план операции, кален­дарный план подготовки, план взаимодействия и другие документы, необходимые для управления и обеспечения. Для дезин­формации противника на левом фланге армии, в рощах южнее Комсомольское, демонстрировалось сосредоточение танковых войск: было установлено 300 макетов танков, на подъездах к рощам оставлены следы от гусениц, имитировались заправоч­ные и ремонтные точки. С 28 февраля по 4 марта в этом районе демонстрировалась работа нескольких радиостанций. Этими и другими мерами вражеское командование было введено в заблуждение. Его авиация вела здесь разведку, нанесла несколь­ко бомбовых ударов. Гитлеровцы усилили группировку своих войск против левого фланга армии. Противник также пытался разведкой боем в районе Марковцы (15 км южнее Комсомоль­ское), Николаевка уточнить группировку наших войск, но благодаря высокой бдительности войск армии разведка врага была сорвана.

28 февраля во второй половине дня генерал Е. П. Журав­лев на местности поставил боевую задачу командиру 11-го корпуса генералу И. Т. Замерцеву.

Командарм имел высокую военную подготовку и большой боевой опыт. В годы гражданской войны Евгений Петрович Журавлев сражался на Южном, Западном и Юго-Западном фронтах. Член КПСС с 1919 г. После гражданской войны в 1925 г. окончил курсы усовершенствования высшего начсоста­ва, а в 1935 г. Военную академию имени М. В. Фрунзе. Был начальником штаба кавалерийской дивизии, корпуса. С июня 1940 г. — начальник штаба 5-го механизированного корпуса, затем командир этого корпуса, заместитель командующего 30-й армией. С ноября 1941 г. — начальник штаба Калининско­го фронта, а с сентября 1942 г. — командующий армией.

Большую организационно-политическую работу перед нача­лом наступательной операции провели штаб и политотдел ар­мии, штабы и политотделы соединений, партийные организа­ции. Были укомплектованы личным составом и обучены стрел­ковые, пулеметные и разведывательные роты, артиллерийские и минометные подразделения. Во всех стрелковых ротах и им равных подразделениях были созданы партийные органи­зации. За счет лучших воинов, отличившихся в боях, ларторганизации пополняли свои ряды. Только за фев­раль в партию было принято 1900 человек (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 287, л. 347; ф. 371, оп. 6367, д. 405, л. 1).

2 марта в политотделе 11-го корпуса было проведено совещание начальников политотделов соединений, заместителей командиров частей по политчасти, на котором начальник по­литотдела армии обобщил опыт партполитработы и дал прак­тические рекомендации о применении различных форм и мето­дов партполитработы в ходе наступления (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 284, л. 353.;Там же, л. 416).

При подготовке операции большое внимание уделялось ма­териальному обеспечению войск. Несмотря на большие трудно­сти с транспортом, к началу наступления в войска было подве­зено 1,5 боевого комплекта боеприпасов, 2,4 заправки горючего и 13—15 сутодач продовольствия.

Армейская база со складами и госпитальная база развер­нулись в районе Бердичева, в 20—25 км от линии фронта. Передовые отделения армейских складов, госпитали первой линии были развернуты на удалении 6—12 км от переднего края, в районе дивизионных обменных пунктов и медсанба­тов. Учитывая весеннюю распутицу, в соединениях и армии были созданы гужевые транспортные роты, которые в ходе операции сыграли большую роль в подвозе боеприпасов, про­довольствия и эвакуации раненых.

29 февраля 1944 г. во время поездки в войска вооруженны­ми бандитами из отряда украинских буржуазных национали­стов был тяжело ранен командующий войсками 1-го Украин­ского фронта генерал армии Н. Ф. Ватутин. 15 апреля 1944 г. он скончался. 1 марта командующим войсками фронта был назначен Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. 



#161 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 02 Январь 2016 - 00:39

4 марта в соответствии с планом ударная группировка фронта перешла в наступление. Это явилось полной неожидан­ностью для противника. Он не ожидал, что сразу же после Корсунь-Шевченковской операции начнется новое наступле­ние Советской Армии. Войска 18-й армии, завершив пере­группировку, заняли исходное положение для наступления на правом фланге, а на остальном фронте продолжали оборонять прежние рубежи. Командующий с оперативной группой нахо­дился на наблюдательном пункте (2 км восточнее Авратина). Первый эшелон штаба во главе с начальником штаба разме­стился в Карповцах (35 км западнее Бердичева).

5 марта в 5 часов 30 минут разведка доложила, что против­ник южнее Авратина и Киреевки начал отвод своих войск из первой траншеи. Командарм приказал командиру 11-го корпу­са провести разведку боем ранее подготовленными отрядами и в случае отхода противника начать его преследование.

В 7 часов утра разведка захватила первую траншею и всту­пила в бой за вторую. Командиры полков с разрешения коман­диров дивизий ввели в бой главные силы. В 8 часов 30 минут стрелковые дивизии перешли в решительное наступление. Гит­леровцы под прикрытием танков стремились организованно отойти на следующий рубеж. Стрелковые полки 316-й и 276-й дивизий вместе с артиллерией, которая следо­вала в боевых порядках пехоты, успешно отражали контратаки врага, сбивая его арьергарды. Несмотря на непролазную грязь, соединения корпуса за день боя продви­нулись на 16—20 км и нанесли тяжелый урон частям 8-й тан­ковой и 371-й пехотной дивизий. 5 марта в 22 часа 30 минут 316-я дивизия полковника Н. П. Охмана во взаимодействии с частями 1-й гвардейской армии овладела городом Острополь (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 315, л. 76; ф. 371, оп. 6367, д. 356, л. 132—133). В первый день операции наши части захватили в плен 35 фа­шистских солдат и офицеров из 8-й танковой и 371-й пехотной дивизий. Один из них на допросе показал, что вся его рота, прикрывавшая отход 670-го полка 371-й пехотной дивизии, бы­ла разгромлена и в живых остался он один (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 386, л. 132—133).



#162 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 02 Январь 2016 - 00:48

     Наступило утро 6 марта. Моросил дождь. Для повышения темпов преследования командир 11-го корпуса в 8 часов ввел в бой 271-ю стрелковую дивизию, второй эшелон, а командарм свой резерв — 71-ю стрелковую дивизию полковника Н. 3. Бе­ляева. По мере развития наступления соединений армии со­противление врага все возрастало. С 11 часов силами 371-й пехотной, 20-й моторизованной дивизий и танковой дивизии CG «Рейх» при поддержке бомбардировочной авиации он контратаковал соединения 11-го и 22-го стрелковых корпу­сов (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367 д. 348, л. 294). Отразив контратаки, преодолевая огневое сопротивление врага, в трудных условиях местности войска армии за день боя тем не менее продвинулись на 10—20 км, освободили более 30 населенных пунктов, взяли в плен свыше 250 гитлеровских солдат и офицеров из 371-й пехотной и 20-й моторизованной ди­визий и танковой дивизии GG «Рейх» (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 386, л. 139). В качестве трофеев было захвачено более 200 автомашин и много различного воен­ного имущества. В последующие трое суток, несмотря на отчаянное сопротивление противника, все три корпуса армии подходили к Южному Бугу. Чтобы увеличить темп наступле­ния, командарм ввел в бой на стыке 11-го и 22-го стрелковых корпусов свой резерв — 395-ю стрелковую дивизию. Во всех соединениях первого эшелона были выделены передовые от­ряды, которые возглавлялись опытными инициативными коман­дирами. Эти отряды обходили опорные пункты врага и стре­мительно продвигались к Южному Бугу. Вслед за ними дви­гались главные силы армии.

Начальник войск связи генерал К. X. Муравьев (Генерал-майор войск связи К. X. Муравьев был назначен началь­ником войск связи 18-й армии 15 февраля 1944 г). вместе со своим отделом прилагал огромные усилия для обеспечения бесперебойной связи. Так как автомобильные станции из-за сильной грязи застряли на дорогах, стали широко применяться легкие переносные радиостанции. Для обеспечения связи уст­раивались промежуточные узлы; для передачи письменных рас­поряжений и сбора донесений широко использовались самоле­ты По-2. Связь работала устойчиво.

С большими трудностями был связан подвоз боеприпасов и продовольствия. Но воины армии шли вперед, проявляя мужество, настойчивость, воинское мастерство. Так, в 276-й стрел­ковой дивизии, наступавшей на главном направлении, млад­ший сержант А. Тулиев 7 марта ворвался в окоп противника и огнем из автомата уничтожил более 20 фашистов. Красноар­меец В. Михальченко из этой же дивизии в бою уничтожил 10 фашистов и одного взял в плен. Тяжело раненный, он от­казался эвакуироваться в тыл и после перевязки продолжал оставаться в строю. И таких примеров в те дни было немало.

К исходу В марта 606-й стрелковый полк 317-й стрелковой дивизии под командованием майора М. С. Мисько подошел к северным окраинам Уланова. Ночью командир дивизии полков­ник Н. Т. Жердиенко приказал командиру 571-го стрелкового полка подполковнику Н. А. Карташкову ударом с юго-восто­ка содействовать 606-му стрелковому полку в овладении этим населенным пунктом. Спасаясь от полного окружения, враже­ские войска вынуждены были поспешно отступить.

Плюсовая температура, частые дожди привели к тому, что дороги стали почти непроходимыми. Мелкие речки и ручьи, пересыхавшие летом, превратились в серьезные преграды. Артиллерия на мехтяге и автотранспорт застревали в пути. Подвоз боеприпасов осуществлялся только по до­роге Бердичев — Хмельник главным образом гужевы­ми транспортными ротами. Все это привело к большим перебоям в снабжении войск боеприпасами. Так, например, к 8 марта в армии на бойца в среднем приходилось по 3—5 вин­товочных патронов. Противотанковых и противопехотных гра­нат почти не было. Не лучше обстояло дело с эвакуацией ране­ных: в санротах и медико-санитарных батальонах их скопилось уже довольно много, но эвакуировать пока было не на чем.

Часть работников политотделов армии и соединений вместе с офицерами штабов, работниками тыла была направлена на подтягивание отставших тылов, мобилизацию местно­го населения на помощь раненым, подвоз боеприпасов. Сотни мужчин и женщин добровольно согласились помочь ра­неным, которые были размещены в частных домах, где полу­чили заботливый уход и достаточное питание.

Для подвоза боеприпасов и эвакуации раненых использо­вался гужевой транспорт, мобилизованный у населения. На подноску снарядов к фронту привлекались жители сел и сол­даты. Продовольствие заготавливалось на месте. И вот по раз­битым, труднопроезжим дорогам двинулись сотни людей, несущих снаряды, мины, ящики с патронами, мешки с продовольствием. Только в 271-ю стрелковую дивизию 11-го стрел­кового корпуса местным населением было доставлено более 8 тонн боеприпасов.

Восстановление дорог и мостов, организация бесперебойного подвоза материальных средств и эвакуация раненых в те дни были заботой первостепенного значения для Военного совета, штаба и политотдела армии. В результате совместных усилий командиров и политработников, штабов и политорганов к 10 марта эта проблема в основном была решена. Однако до конца операции бесперебойное снабжение войск и эвакуация раненых оставались острым вопросом и требовали неослабного внимания со стороны командования, штаба и политотдела ар­мии (ЦАМО, ф. 236, оп. 2675, д. 92, л. 234—236).

С упорными боями, отражая частые контратаки противни­ка, подвергаясь ударам с воздуха, воины армии шли на запад. Только 9 марта ее части продвинулись на 6—12 км, осво­бодили более 40 населенных пунктов, в том числе Сальницу и Уланов, на флангах вышли к Южному Бугу, очистили от вра­га восточную окраину Новоконстантинова, Янов. На рассвете 10 марта части 276-й дивизии полковника Т. У. Гринченко и 71-й дивизии штурмом овладели Хмельником — важ­ным опорным пунктом на реке Южный Буг. 10 марта, уничто­жая отдельные разрозненные части противника, соединения армии во всей полосе вышли к Южному Бугу, на 2—3 дня раньше запланированного срока выполнив боевую задачу.

На правом берегу реки Южный Буг наши части встретили заранее подготовленную оборону. Противник частями 8, 19, 25-й танковых дивизий, танковой дивизии СС «Рейх», 20-й мо­торизованной, 208-й и 371-й пехотных дивизий пытался остановить наступление наших войск. Борьба на этом рубеже при­няла длительный и ожесточенный характер, ибо он прикрывал тылы и коммуникации винницкой группировки и ее связь с проскуровской группировкой.

Командующий фронтом Г. К. Жуков отметил, что своими решительными действиями 18-я армия нанесла тяжелый урон основным силам 1-й немецкой танковой армии и тем самым оказала большую помощь войскам фронта, наступавшим на Волочиск и Проскуров (Хмельницкий). Поблагодарив за до­стигнутые успехи, командующий фронтом приказал так же активно действовать и дальше, форсировать Южный Буг и на­ступать на Каменец-Подольский, расчленить проскуровскую и винницкую группировки врага, содействовать войскам 38-й ар­мии в разгроме винницкой группировки. Одновременно Г. К. Жуков приказал с 10 марта передать в 1-ю гвардейскую армию 395-ю стрелковую дивизию, а 14 марта и 11-й стрелковый корпус (24-я и 271-я стрелковые дивизии) (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 283, л. 367—396).

Войска армии, проявляя массовый героизм, воинское ма­стерство, солдатскую смекалку, вели упорные бои на рубеже Южного Буга. В ночь на 10 марта передовые подразделения 316-й стрелковой дивизии форсировали Южный Буг и овладели плацдармом в районе Сусловцев (5 км севернее Летичева). В течение 10 и 11 марта они отражали непрерывные контратаки пехоты, танков, поддержанные артиллерией п ударами с воздуха.



#163 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 02 Январь 2016 - 16:11

Ночью 11 марта передовые отряды 276-й дивизии на под­ручных средствах форсировали реку и захватили плацдарм юго- западнее Хмельника. В течение дня подразделения этой диви­зии отразили 11 контратак гитлеровцев. В ту же ночь стрел­ковый батальон 131-го полка 71-й дивизии под командованием капитана Н. Б. Мельникова форсировал Южный Буг и захва­тил небольшой плацдарм южнее Хмельника, а затем стреми­тельно атаковал врага и ворвался в центр села Голодьки (2 км южнее Хмельника), захватил несколько немецких орудий, бое­припасы и тут же использовал их против гитлеровцев.

Командир 5-й стрелковой роты того же батальона старший лейтенант М. А. Аниковский с группой автоматчиков пробился в тыл врага и огнем из засад вызвал панику у противника. Гитлеровцы поспешно покинули село. Офицеры немецкого шта­ба, в панике отступая, бросили большой железный сундук с орденами, медалями и почетными лентами (ЦАМО, ф. 371, оп. 6429, д. 22, л. 59).

В следующую ночь форсирование реки и наращивание сил на плацдармах продолжалось. На плацдарм, занятый батальо­ном 131-го полка 71-й дивизии, в ночь на 12 марта на плотах и досках почти полностью переправился 367-й полк подполков­ника К. К. Воронцова этой дивизии и сразу же вступил в бой за его расширение. За ночь рядовой этого полка А. Погребняк сделал на лодке 60 рейсов, перевозя на плацдарм солдат, пу­леметы и боеприпасы. Смело и решительно действовали ба­тальоны под командованием капитанов Я. К. Чопорова и И. Г. Немчинова. К рассвету они вели упорные бои с против­ником на северной окраине Бугрицы (3 км юго-западнее Хмельника) (Там же, л. 58). Богатырскую силу, храбрость, воинскую смекал­ку при форсировании реки в районе Широкой Гребли (7 км юго-восточнее Хмельника) частями 317-й стрелковой дивизии проявил оружейный мастер 606-го стрелкового полка старший сержант В. А. Парчевский. Когда потребовалось перебросить на противоположный берег трос, он переплыл с ним реку. За­крепив его, он вплавь возвратился обратно. Во время перепра­вы воинов и техники натянутый через реку трос неоднократно рвался. Парчевский бросался в ледяную воду и скреплял его. За этот подвиг и проявленное мужество старший сержант В. А. Парчевский был награжден орденом Красного Знамени. Массовый героизм при форсировании реки проявили солдаты и офицеры 129-й гвардейской стрелковой дивизии. 325-й полк под командованием полковника В. А. Иосипенко и 320-й полк под командованием полковника Д. С. Новикова, внезапно форсиро­вав реку, захватили важный опорный пункт противника Алек­сандровну (10 км юго-восточнее Хмельника). Противник оказывал ожесточенное сопротивление, контр­атаками пехоты, танков «тигр», штурмовых орудий «фердинанд» пытался ликвидировать захваченные плацдармы. Вра­жеская авиация группами по 10—15 самолетов бомбила боевые порядки войск на плацдарме, районы переправ и особенно Хмельник, где саперы, используя заранее собранные детали, возводили мост через Южный Буг, строительство которого осу­ществлял 897-й отдельный инженерно-саперный батальон. Здесь создавалась главная армейская переправа. Против­ник стремился сорвать строительство моста ударами артилле­рии и авиации. 11 марта в 12 часов дня 20 Ю-87 бомбили пе­реправу в районе Хмельника. Такие налеты следовали один за одним. У саперов, строивших мост, бывал начальник политот­дела армии полковник JI. И. Брежнев. Он помогал командирам ускорить строительство моста, устранять препятствия, которые тормозили работы, мобилизовать местное население.

Упорная ожесточенная борьба за расширение захваченных плацдармов продолжалась вплоть до 18 марта. О характере боев свидетельствуют потери сторон. Только за 11 марта вой­ска армии уничтожили более 2 тыс. вражеских солдат и офи­церов, потеряв 500 человек, в том числе 100 человек убитыми (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 287, л, 374). 18 марта противник не выдержал ударов армии и начал отхо­дить. За день боя советские войска продвинулись на 12—16 км, освободили более 50 населенных пунктов и вышли к дороге Винница — Проскуров, угрожая коммуникации винницкой группировки. 19 марта передовые части армии перерезали железную дорогу и шоссе Винница — Проскуров. На другой день, опасаясь охвата и окружения войсками 38-й и 18-й ар­мий, винницкая группировка начала отход. 20 марта 38-я ар­мия освободила Винницу и развернула наступление на Жме­ринку.

Противник частями и подразделениями 19, 25, 8-й танковых дивизий, танковой дивизии СС «Рейх», 371-й и 208-й пехот­ных дивизий пытался организовать сопротивление в населен­ных пунктах, в узлах дорог, задержать продвижение наших войск и выиграть время для создания обороны в глубине. Однако стрелковые дивизии и корпуса не задерживались у очагов сопротивления. Они оставляли небольшое прикрытие с фронта, смело обходили их и устремлялись вперед. Наступая днем и ночью, части и соединения армии изматывали против­ника, держали его в напряжении и вынуждали к отходу. Ко­мандующему 1-й немецкой танковой армией не удалось снять ни одного соединения из полосы наступления 18-й армии и пе­ребросить на свое левое крыло, где также успешно наступали 60 -я армия генерала И. Д. Черняховского, 1-я танковая армия генерала М. Е. Катукова, 4-я танковая армия генерала Д. Д. Лелюшенко и 3-я гвардейская танковая армия генерала П. С. Ры­балко. 18-я армия успешно справлялась с поставленной зада­чей, нанося мощные удары с фронта по войскам 1-й немецкой танковой армии. Г. К. Жуков решил усилить войска своего правого крыла и приказал 117-ю гвардейскую и 71-ю стрелко­вые дивизии вывести из боя и направить в резерв фронта.



#164 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 02 Январь 2016 - 16:40

23 марта в состав 18-й армии была передана 141-я стрел­ковая дивизия с ее полосой наступления. Эта дивизия вошла в 52-й корпус и вместе с частями 1-й гвардейской армии участво­вала в освобождении Проскурова и Ярмолинцев (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 315, л. 84). Развивая на­ступление, уничтожая сопротивлявшиеся вражеские группи­ровки, войска армии к 26 марта вышли на рубеж Смотрич, Балин, Дунаевцы. Правый сосед — 1-я гвардейская армия с 9-м мехкорпусом 3-й гвардейской танковой армии достигла рубежа Чемеровцы, Смотрич. Слева 38-я армия в это время вела упорные бои на каменец-подольском направлении. Про­должая упорные бои, войска левого крыла 1-го Украинского фронта в районе Каменец-Подольского 28 марта окружили ос­новные силы 1-й немецкой танковой армии в составе 10 танко­вых, моторизованной и 11 пехотных дивизий.

В связи с сокращением полосы наступления фронта и уменьшением периметра вокруг окруженной группировки 18-ю армию начали постепенно выводить с линии наступавших войск и перебрасывать на другое, очень ответственное и перспектив­ное львовское направление. 29 марта 52-й стрелковый корпус был выведен из боя и передан в состав 1-й гвардейской ар­мии (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 386, л. 264). На другой день 69-й гвардейский пушечный артилле­рийский и 569-й минометный полки были направлены на стан­цию Староконстантинов для перемещения в новый район (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 287, л. 408).

Армия продолжала наступление силами одного корпуса. На­чавшаяся 1 апреля снежная метель сильно осложнила наступ­ление. И все же войска армии в этот день захватили более 150 пленных. Метель вызвала на дорогах большие заносы, при­вела к перебоям в снабжении войск и эвакуации раненых. По указанию Военного совета армии офицеры штаба, политотде­ла, штаба тыла мобилизовали местное население, все инженер­ные части и подразделения на расчистку дорог от снега. В те­чение двух дней было расчищено 110 км дорог, налажено снабжение войск и эвакуация раненых. Армейская тыловая база переместилась в район города Хмельник, передовые склады развернулись в районах Деражни и Летичева. Несмот­ря на непогоду, 22-й корпус продолжал наступать. С войсками двигалась только артиллерия на конной тяге, остальная из-за снежных буранов отстала. 3—4 апреля соединения корпуса с боем форсировали реки Смотрич, Збруч и захватили плацдарм на участке Скала-Подольская, Нивра. 4 апреля корпус с поло­сой наступления был передан в 38-ю армию, а полевое управ­ление 18-й армии с армейскими частями получило новую задачу.

За 30 дней непрерывных боев войска армии продвинулись на 220 км, освободили 7284 кв. км территории и более 790 населенных,

Уланов, Хмельник, Летичев, Дунаевцы и другие. Взаимодей­ствуя с частями 1-й гвардейской армии, они овладели Проску­ровом и Ярмолинцами. Выйдя на шоссе Винница — Летичев и перерезав пути отхода противника на Проскуров, войска армии радаром с запада содействовали 38-й армии в овладении Вин­ницей. В ходе боя было уничтожено более 18 тыс. вражеских солдат и офицеров и более 1900 взято в плен. В качестве трофеев захвачено 70 танков и штурмовых орудий, более 280 орудий различных калибров, 22 склада с боеприпасами, продоволь­ствием и другим военным имуществом, 207 тонн горючего и 400 голов скота, который был передан представителям местной власти. За мужество, отвагу и героизм, проявленные в ходе мартовского наступления, по поручению Президиума Верхов­ного Совета СССР Военным советом армии был награжден ор­денами и медалями Советского Союза 2081 человек (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 315, л. 83—84).

Следует подчеркнуть, что в ходе наступления большие за­дачи решали инженерные войска. За время наступления они проверили на минирование более 2 тыс. км дорог и сняли поч­ти 7 тыс. мин противника, восстановили 46 мостов протяженно­стью 598 м, отремонтировали 68 км дорог. Огромную работу проделали медицинские учреждения армии, соединений и ча­стей: с поля боя было эвакуировано около 7 тыс. раненых, ко­торым своевременно была оказана квалифицированная медицинская помощь. Большая часть раненых после излечения вновь возвратилась в свои части и продолжала громить врага. Несмотря на трудные погодные условия, все службы тыла с помощью командования и политотдела армии справились со своими задачами (Там же, л. 86—88).



#165 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 02 Январь 2016 - 16:41

23 марта в состав 18-й армии была передана 141-я стрел­ковая дивизия с ее полосой наступления. Эта дивизия вошла в 52-й корпус и вместе с частями 1-й гвардейской армии участво­вала в освобождении Проскурова и Ярмолинцев (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 315, л. 84). Развивая на­ступление, уничтожая сопротивлявшиеся вражеские группи­ровки, войска армии к 26 марта вышли на рубеж Смотрич, Балин, Дунаевцы. Правый сосед — 1-я гвардейская армия с 9-м мехкорпусом 3-й гвардейской танковой армии достигла рубежа Чемеровцы, Смотрич. Слева 38-я армия в это время вела упорные бои на каменец-подольском направлении. Про­должая упорные бои, войска левого крыла 1-го Украинского фронта в районе Каменец-Подольского 28 марта окружили ос­новные силы 1-й немецкой танковой армии в составе 10 танко­вых, моторизованной и 11 пехотных дивизий.

В связи с сокращением полосы наступления фронта и уменьшением периметра вокруг окруженной группировки 18-ю армию начали постепенно выводить с линии наступавших войск и перебрасывать на другое, очень ответственное и перспектив­ное львовское направление. 29 марта 52-й стрелковый корпус был выведен из боя и передан в состав 1-й гвардейской ар­мии (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 386, л. 264). На другой день 69-й гвардейский пушечный артилле­рийский и 569-й минометный полки были направлены на стан­цию Староконстантинов для перемещения в новый район (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 287, л. 408).

Армия продолжала наступление силами одного корпуса. На­чавшаяся 1 апреля снежная метель сильно осложнила наступ­ление. И все же войска армии в этот день захватили более 150 пленных. Метель вызвала на дорогах большие заносы, при­вела к перебоям в снабжении войск и эвакуации раненых. По указанию Военного совета армии офицеры штаба, политотде­ла, штаба тыла мобилизовали местное население, все инженер­ные части и подразделения на расчистку дорог от снега. В те­чение двух дней было расчищено 110 км дорог, налажено снабжение войск и эвакуация раненых. Армейская тыловая база переместилась в район города Хмельник, передовые склады развернулись в районах Деражни и Летичева. Несмот­ря на непогоду, 22-й корпус продолжал наступать. С войсками двигалась только артиллерия на конной тяге, остальная из-за снежных буранов отстала. 3—4 апреля соединения корпуса с боем форсировали реки Смотрич, Збруч и захватили плацдарм на участке Скала-Подольская, Нивра. 4 апреля корпус с поло­сой наступления был передан в 38-ю армию, а полевое управ­ление 18-й армии с армейскими частями получило новую задачу.

За 30 дней непрерывных боев войска армии продвинулись на 220 км, освободили 7284 кв. км территории и более 790 населенных,

Уланов, Хмельник, Летичев, Дунаевцы и другие. Взаимодей­ствуя с частями 1-й гвардейской армии, они овладели Проску­ровом и Ярмолинцами. Выйдя на шоссе Винница — Летичев и перерезав пути отхода противника на Проскуров, войска армии радаром с запада содействовали 38-й армии в овладении Вин­ницей. В ходе боя было уничтожено более 18 тыс. вражеских солдат и офицеров и более 1900 взято в плен. В качестве трофеев захвачено 70 танков и штурмовых орудий, более 280 орудий различных калибров, 22 склада с боеприпасами, продоволь­ствием и другим военным имуществом, 207 тонн горючего и 400 голов скота, который был передан представителям местной власти. За мужество, отвагу и героизм, проявленные в ходе мартовского наступления, по поручению Президиума Верхов­ного Совета СССР Военным советом армии был награжден ор­денами и медалями Советского Союза 2081 человек (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 315, л. 83—84).

Следует подчеркнуть, что в ходе наступления большие за­дачи решали инженерные войска. За время наступления они проверили на минирование более 2 тыс. км дорог и сняли поч­ти 7 тыс. мин противника, восстановили 46 мостов протяженно­стью 598 м, отремонтировали 68 км дорог. Огромную работу проделали медицинские учреждения армии, соединений и ча­стей: с поля боя было эвакуировано около 7 тыс. раненых, ко­торым своевременно была оказана квалифицированная медицинская помощь. Большая часть раненых после излечения вновь возвратилась в свои части и продолжала громить врага. Несмотря на трудные погодные условия, все службы тыла с помощью командования и политотдела армии справились со своими задачами (Там же, л. 86—88).



#166 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 02 Январь 2016 - 16:50

25 марта, с учетом ближайших перспективных задач, командующий фронтом представил в Ставку ВГК план разгрома львовской группировки противника и выхода войск фронта на государственную границу. 28 марта он был утвержден (ЦАМО, ф. 236, оп. 2712, д. 56, л. 176-178; ф. 132а, оп. 2642, д. 36,л. 43). По этому плану в состав ударной группировки фронта была включена 18-я армия. Она уже 30 марта полу­чила задачу начать перегруппировку на правое крыло фронта в район Луцка 69-го гвардейского пушечного артиллерийского и 569-го минометного полков, а 5 апреля — полевого уп­равления 18-й армии со всеми оставшимися армейскими частя­ми и тыловыми учреждениями.

Прибыв в новый район, полевое управление армии присту­пило к приему от 13-й армии 76-го стрелкового корпуса (181, 106 и 389-я стрелковые дивизии) и других частей и полосы обороны, которую занимали эти соединения западнее Луцка (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 1009, л. 53).

 

К середине апреля обстановка в центре полосы и на левом крыле фронта резко обострилась. Там, на Станиславском на­правлении, возникла угроза сильного контрудара врага. В кон­це марта — начале апреля противник перебросил из Франции, Югославии, Дании и Германии в район Подгайцев (35 км се­веро-восточнее Станислава) семь дивизий, в том числе 9-ю и 10-ю танковые дивизии СС, а в район Станислава (Ивано- Франковск) выдвинул 1-ю венгерскую армию в составе семи дивизий и двух бригад. Гитлеровское командование планирова­ло ударами из района Подгайцев на Бучач (40 км северо- восточнее Станислава) деблокировать части 1-й немецкой тан­ковой армии, окруженные западнее Каменец-Подольского, а ударом из района Станислава на Тлумач, Городенку ликвиди­ровать плацдарм советских войск в районе Черновицы (Чер­новцы), Залещиков и весь Станиславский выступ советско-гер­манского фронта, образованный в ходе наступления войск фронта.

Ожесточенные сражения начались еще 4 апреля, когда 1-я немецкая танковая армия стала прорываться на северо- запад, а навстречу ей наступал 2-й немецкий танковый корпус СС в составе 9-й и 10-й танковых дивизий СС и 100-й легкопе­хотной дивизии. Части 18-го гвардейского стрелкового корпуса 1-й гвардейской армии под ударами превосходящих сил против­ника вынуждены были отойти на юго- и северо-восток.

7 апреля вражеские войска прорвались в районе Бучача. Соединения 1-й немецкой танковой армии, выходя из окруже­ния, потеряли большое количество личного состава, вооруже­ния и боевой техники.

1-я венгерская армия, усиленная немецкими батальонами тяжелых танков «тигр», штурмовых орудий «фердинанд», на­несла удар из района Станислава на Тлумач, начала теснить 1-ю танковую армию генерала М. Е. Катукова и 11-й стрелко­вый корпус, приданный танковой армии. Противник, не счита­ясь с потерями, стремился прорваться в район Залещикова, пе­ререзать коммуникации 1-й танковой армии, а затем ликвиди­ровать плацдарм на правом берегу Днестра.



#167 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 02 Январь 2016 - 22:15

12 апреля, чтобы улучшить управление войсками на плац­дарме, в район Городенки было переброшено полевое управле­ние 38-й армии, в состав которой передавались 18-й гвардейский, 11-й и 67-й стрелковые корпуса. Ожесточенная борьба одолжалась. Противник на ряде направлений теснил части 38-й и 1-й танковой армий. Командующий фронтом бросил против него всю 2-ю воздушную армию.

Оценив обстановку, Ставка ВГК 17 апреля приказала войскам 1-го Украинского фронта перейти к жесткой обороне во всей полосе, наиболее прочно прикрыв львовско-тернопольскоеи  станиславское направления.

18 апреля генерал Е. П. Журавлев получил оперативную директиву штаба фронта, в которой войскам армии ставилась задача продолжать прочно оборонять занимаемый рубеж и одновременно обеспечить стык с 1-м Белорусским фронтом (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 1020, л. 38-39). Ар­мия усиливалась 149-й стрелковой дивизией. Штаб армии уточнил ранее разработанный план оборонительной операции армии, согласовав его с соседями. Войска продолжали совер­шенствовать занятые позиции, вели активную оборону, зани­мались боевой и политической подготовкой.

Однако обстановка на станиславско-черновицком направлении продолжала обостряться. Противник стремился любой це­ной ликвидировать наш плацдарм и восстановить оборону по Днестру. Командующий фронтом перебрасывал на это направ­ление новые войска: туда выдвигались 17-й гвардейский и 95-й стрелковые корпуса, 9-я истребительно-противотанковая артиллерийская бригада, а также маршевое пополнение, танки, самоходно-артиллерийские установки (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 1009, л. 80-83).

Для централизации руководства войсками, прибывшими на это направление, командующий фронтом решил перебросить на черновицкое направление управление 18-й армии. Боевое распоряжение фронта было получено в штабе армии в 22 часа 45 минут 20 апреля, а уже в 3 часа командующий, член Воен­ного совета, начальник политотдела армии и оперативная груп­па штаба отбыли в новый район. Остальной состав полевого управления во главе с начальником штаба генерал-лейтенантом Ф. П. Озеровым, назначенным на эту должность 18 марта 1944 г., убыл в новый район поздно вечером в тот же день, после передачи 76-го корпуса и его полосы обороны 3-й гвар­дейской армии (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 409, л. 16). Вечером 22 апреля оперативная группа штаба 18-й армии прибыла в Снятын (30 км северо-западнее Черновиц). Все полевое управление прибыло 24 апреля. ? Таким образом, 18-я армия почти через три года напряжен­ной и жестокой борьбы вернулась уже как освободительница от немецко-фашистских оккупантов в те же районы, которые онa вынуждена была оставить в 1941 г.

Прибыв в новый район и составив себе общее представление  о задачах и боевом составе армии, командующий сразу же вместе с офицерами штаба, командующим артиллерией, на­чальниками инженерных войск и тыла выехал в войска для изучения обстановки и знакомства с командирами соединений и частей.

Накал борьбы продолжал нарастать. Бои шли за удержа­ние каждого метра советской земли. Контрудары и контратаки следовали одна за другой. В течение дня многие населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки.

24 апреля была получена директива фронта о вклю­чении в состав армии 11-го стрелкового корпуса (24, 271 и 351-я стрелковые дивизии), 17-го гвардейского корпуса (2-я гвардейская воздушно-десантная, 8-я и 317-я стрелковые дивизии), 226-й стрелковой дивизии и частей усиления. Армии было приказано прочно оборонять занимаемый рубеж и лик­видировать мелкие отряды противника, появившиеся в районах южнее реки Прут (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 1009, л. 93-94). Справа оборонялась 38-я армия, слева — 40-я армия 2-го Украинского фронта.

В 24 часа 25 апреля командарм 18 доложил командованию фронта об обстановке, о принятом решении и о том, что он принял управление войсками, ведущими ожесточенное сраже­ние с наступающим врагом. Командующий с группой офи­церов выехали в войска, чтобы на месте помочь командирам и политработникам частей и соединений решать боевые за­дачи.



#168 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 02 Январь 2016 - 22:32

С утра 26 апреля ожесточенные оборонительные бои про­должались во всей полосе армии. Особенно тяжело приходилось 24-й дивизии, против которой противник бросил более пехотной дивизии, поддержанной 50—60 танками, и 2-й гвардейской воздушно-десантной дивизии полковника С. М. Черного, которая сражалась в районе Печенижина. На другой день противнику все же удалось на ряде направлений потеснить части 11-го стрелкового корпуса и захватить Черемхов. Дивизии 17-го гвардейского корпуса атаковали противника юго-западнее и южнее Коломыи. В ходе боя 317-я стрелковая дивизия захватила 400 пленных из 1-й венгерской армии. В отражении сильного контрудара из района Станислава при­нимали участие 1-я гвардейская танковая армия генерала М. Е. Катукова и 2-я воздушная армия генерала С. А. Красовского. Борьба на земле и в воздухе продолжалась и в после­дующие дни. Отдельные населенные пункты в полосе обороны 18-й армии, например Черемхов, Лесная Слободка, Толмачик, по нескольку раз переходили из рук в руки. Только 28 апреля 2-я воздушная армия сделала 963 самолето-вылета, сбила 13 вражеских самолетов и уничтожила 12 танков противника.

    На другой день она совершила 481 самолето-вылет, сорвав вступление вражеской группировки в районе Толмачика (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 1009, л. 105; д. 1020, л. 13; д. 540, л. 65).

С 29 апреля в районе Снятын, Лужаны, Кицмань сосредоточивался 95-й стрелковый корпус (66-я гвардейская, 9-я пластунская и 138-я стрелковая дивизии) под командованием генерала И. А. Кузовкова, который был передан в подчинение 8-й армии и составил ее второй эшелон.

   5 мая армия получила задачу прочно удерживать занимае­мый рубеж, создав глубокую и прочную оборону, способную отразить любой удар противника (ЦАМО, ф. 236, on. 2673, д. 1020, л. 13; д. 540, л. 65). Командование и штаб ар­ии все внимание сосредоточили на выполнении поставленной задачи. Офицеры штаба армии, штабов родов войск находились fe соединениях и частях, оказывали помощь командирам. Ра­ботники политотдела армии также находились в боевых поряд­ках, помогая политсоставу мобилизовать личный состав на выполнение приказа. В короткие сроки была создана устойчи­вая оборона. Оперативное построение войск армии было в два эшелона: в первом—11-й и 17-й "гвардейские стрелковые кор­пуса, во втором — 95-й стрелковый корпус, а также 10-й тан­ковый корпус 4-й танковой армии, который временно вошел в оперативное подчинение 18-й армии. Боевой порядок соедине­ний также имел двухэшелонное построение. С целью четкого взаимодействия пехоты с танками танковые и механизирован­ные бригады 1-й гвардейской танковой армии, действовав­шие в полосе 18-й армии, были оперативно подчинены коман­диру 11-го стрелкового корпуса (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 1020, л. 7).

В течение мая войска армии прочно удерживали занимае­мые позиции и отразили все попытки вражеских войск про­рвать нашу оборону. Бои носили чрезвычайно ожесточенный характер. Понеся большие потери, в середине мая противник также перешел к обороне. Армия начала готовиться к новому наступлению.

Успешное отражение вражеского наступления в полосе 11-го стрелкового корпуса и разгром противника на подступах к Коломые частями 17-го гвардейского стрелкового корпуса были достигнуты благодаря героизму личного состава, высоко­му искусству командиров и штабов.

На самых трудных участках фронта солдаты и офицеры видели начальника политотдела армии полковника Л. И. Бреж­нева. Он часто бывал в боевых порядках 168-го стрел­кового полка майора К. И. Войтова и 7-го стрелкового полка майора В. П. Минакова 24-й стрелковой дивизии, которые вме­сте с 21-й и 64-й бригадами 1-й танковой армии сражались в районе Черемхова. Его можно было встретить также в стрелковом полку майора В. В. Пичугина и 865-м стрелковом полку подполковника В. П. Алехновича 271-й стрелковой ди­визии, которая совместно с частями 351-й стрелковой дивизии вела упорные бои в районе Толмачика.

В мае — июле части и соединения армии вели активную оборону, занимались боевой и политической подготовкой, не­прерывно изучали противника.

Особо важной задачей войск армии было изучение особен­ностей сложного рельефа местности в предгорьях на Стани­славском направлении и на склонах Главного Карпатского хребта, системы обороны и заграждений врага, группировки его войск, особенно резервов. В связи с тем что соединения армии действовали чаще всего в широких полосах горной местности, от войск и штабов требовались большое искусство и настойчивость в раскрытии намерений врага проникнуть в глубину нашей обороны, вводить его в заблуждение. Заслу­живает быть отмеченной работа штаба 2-й гвардейской воз­душно-десантной дивизии во главе с его начальником А. И. Шестаковым, а также разведчиков 7-го гвардейского пол­ка 2-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Помощник начальника штаба полка по разведке старший лейтенант И. В. Мещеряков организовал непрерывное наблюдение за противником, регулярно посылал ему в тыл тщательно подго­товленные разведгруппы, часто и сам ходил с ними. Группы действовали всегда смело, дерзко и, как правило, не возвра­щались без «языка» или важных документов. В этих поисках особо отличились лейтенант М. Шорохов, старший сержант П. Ильин, красноармейцы П. Гребнев, П. Удалов и другие.

 Благодаря разведке командование армии полностью вскрыло противостоящую группировку врага и выработало наиболее эффективные приемы его разгрома в предстоящем наступлении.

Таким образом, войска 18-й армии, переброшенные с Се­верного Кавказа под Киев, с декабря 1943 г. по май 1944 г. со­вместно с другими армиями 1-го Украинского фронта разгроми­ли основные силы немецкой группы армий «Юг». Они в слож­ных условиях весенней распутицы с упорными боями прошли от Днепра до Карпат, вызволив из фашистской неволи мил­лионы советских людей, освободив сотни населенных пунктов Украины.

Отразив мощные контрудары противника из района юго- восточнее Станислава на Коломыю, Черновицы (Черновцы), соединения армии одновременно с созданием и совершенство­ванием обороны усиленно занимались боевой и политической подготовкой и готовились к новому наступлению.



#169 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 02 Январь 2016 - 22:58

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ЧЕРЕЗ ВОСТОЧНЫЕ КАРПАТЫ

1. РАЗГРОМ СТАНИСЛАВСКОЙ ГРУППИРОВКИ ВРАГА

После зимне-весенней кампании 1944 г. обе воюющие стороны готовились к новым сражениям. В первомайском приказе Вер­ховного Главнокомандующего И. В. Сталина Советской Армии ставилась задача «очистить от фашистских захватчиков всю нашу землю и восстановить государственные границы Совет­ского Союза по всей линии, от Черного моря до Баренцева моря» (Сталин И. В. О Великой Отечественной войне Советского Союза, с. 145). Далее в приказе предлагалось «преследовать раненого немецкого зверя по пятам и добить его в его собственной бер­логе. Преследуя же врага, мы должны вызволить из немецкой неволи наших братьев поляков, чехословаков и другие союз­ные с нами народы Западной Европы, находящиеся под пятой гитлеровской Германии» (Там же, с. 146).

Войскам 1-го Украинского фронта была поставлена задача разгромить главные силы группы армий «Северная Украина», завершить освобождение Украины, а затем развивать наступле­ние к Висле и Карпатам, оказать помощь польскому, чехосло­вацкому и венгерскому народам. Эта операция получила назва­ние Львовско-Сандомирской.

В составе фронта находилось семь общевойсковых армий, в том числе 18-я, три танковые и одна воздушная армии, три отдельных танковых и два кавалерийских корпуса, 1-й чехо­словацкий армейский корпус, значительное количество средств усиления. Командующий войсками фронта Маршал Советского Союза И. С. Конев решил главный удар нанести силами 60-й и 38-й армий, 3-й гвардейской и 4-й танковых армий, конно-механизированной группы в центре из района Тернополя на Львов с задачей разгромить львовскую группировку врага, овладеть Львовом и на пятый день операции выйти на рубеж Немиров, Яворов, Роздол. Второй удар наносился силами 3-й гвардей­ской и 13-й армий, 1-й гвардейской танковой армии и конно- механизированной группы из района юго-западнее Луцка на Томашув с задачей разгромить группировку противника на рава-русском направлении и на пятый день операции выйти на рубеж Грубешув, Томашув. В ходе наступления намечалось окружить и уничтожить немецко-фашистские войска в районе Броды.

1-я гвардейская армия, наступая основными силами на дрогобычском направлении, должна была обеспечить главную ударную группировку фронта с юга, а левофланговым корпу­сом, примыкавшим к правому флангу 18-й армии, овладеть Станиславом.

18-й армии, оборонявшейся с мая 1944 г. на рубеже восточ­нее Михалкова и Черемхова, западнее Печенижина, Косова и Красноильска на левом крыле фронта, ставилась задача прочно удерживать занимаемые рубежи и быть готовой к переходу в наступление в обход Станислава с юга и юго-запада.

Львовско-Сандомирская операция началась 13 июля на рава-русском, а на следующий день на львовском направлениях. К исходу 18 июля войска ударных группировок фронта про­рвали оборону противника на участке 200 км и продвинулись на глубину 50—80 км, окружив в районе Броды восемь вражеских дивизий. 20 июля войска 3-й гвардейской и 4-й тан­ковых армий уже вели бои на подступах к Львову. Противник вынужден был перебросить сюда часть сил из района Стани­слава.

Успех главных ударных группировок фронта позволил на­чать подготовленное ранее наступление войскам 1-й гвар­дейской и 18-й армий на Станиславском направлении. Утром 21 июля штаб 18-й армии получил директиву фронта, которая требовала «с утра 23 июля прорвать на участке Михалков (32 км юго-восточнее Станислава), Черемхов (30 км юго-вос­точнее Станислава) оборону противника и, развивая стреми­тельное наступление в направлении Отыня, Богородчаны, До­лина, к исходу 25 июля овладеть Богородчанами. В дальней­шем наступать в направлении Долины.

После прорыва частью сил свертывать оборону противника в юго-западном направлении, отбрасывая венгерскую армию в Карпаты» (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 1033, л. 158).

1-й гвардейской армии было приказано левофланговым кор­пусом прорвать с утра 22 июля оборону противника на участке Незвиско, Герасимов (оба в 40 км юго-восточнее Станислава) и к исходу 24 июля овладеть Станиславом. Правофланговые соединения этой армии начали наступать с 16 июля.

К началу наступательной операции 18-я армия распола­гала 11-м стрелковым корпусом (24, 226, 271-я стрелковые ди­визии), 17-м гвардейским стрелковым корпусом (2-я гвардей­ская воздушно-десантная, 8-я и 317-я стрелковые дивизии), 95-м стрелковым корпусом (66-я гвардейская, 138-я и 351-я стрелковые дивизии), 9-й пластунской дивизией, средствами усиления: пушечной артиллерийской бригадой, одним гаубич­ным, двумя истребительно-противотанковыми артиллерийскими полками, четырьмя горно-вьючными минометными полками, гвардейским минометным полком, двумя гвардейскими мино­метными дивизионами, гвардейским зенитно-артиллерийским полком ПВО, самоходно-артиллерийским полком, инженерно- саперной бригадой, дивизионом бронепоездов (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 422, л. 1). В ней насчи­тывалось 77 289 человек личного состава, 479 орудий (калибром 76 мм и выше), 682 миномета (калибром 82 и 120 мм), 236 про­тивотанковых орудий (калибром 45 и 57 мм), 209 боевых уста­новок реактивной артиллерии (PC), 34 самоходно-артиллерийские установки, 19 зенитных орудий (ЦАМО, ф. 371, оп. 6372, д. 67, л. 28).

В полосе предстоящего наступления 18-й армии действо­вали войска 1-й венгерской армии, имевшей в своем составе 6-й и 7-й армейские корпуса. Она входила в группу армий «Се­верная Украина» и насчитывала 75 тыс. человек, 600 орудий и минометов, 159 танков и штурмовых орудий (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 422, л. 69).

Общее соотношение сил и средств на 20 июля 1944 г. в по­лосе 18-й армии было следующим: по личному составу силы были практически равны, по артиллерии советские войска пре­восходили противника в 2,3 раза, по танкам и самоходно-ар­тиллерийским установкам почти пятикратное превосходство было на стороне противника.

Основные усилия 1-й венгерской армии были сосредото­чены на левом фланге, поскольку противник ожидал мощного удара советских войск на Станислав с востока и юго-востока. Большую роль в этом сыграла искусно проведенная советским командованием оперативная маскировка, имевшая цель дез­ориентировать противника относительно районов сосредоточе­ния ударных группировок фронта и направлений их ударов. Так, в полосе 1-й гвардейской и 18-й армий по плану коман­дующего войсками фронта с 4 по 20 июля имитировалось со­средоточение двух танковых армий и одного танкового корпуса. К проведению плана оперативной маскировки в полосе 18-й ар­мии привлекались часть ее войск, артиллерия, инженерные под­разделения, тыловые органы, автотранспорт. Общее руководство осуществлял штаб армии совместно со штабом инженерных войск, возглавляемым подполковником Л. Е. Педяшем. Ини­циативу и изобретательность проявил в период проведения оперативной маскировки старший офицер штаба инженерных войск армии подполковник Р. П. Шелепин.

Наряду с мерами оперативной маскировки, проводимыми в тылу армии, для дезинформации противника 13 июля было предпринято наступление из района северо-западнее Коломыи в направлении Станислава силами 226-й и 24-й стрелковых дивизий 11-го стрелкового корпуса 18-й армии и полка 161-й стрелковой дивизии 18-го гвардейского стрелкового корпуса гвардейской армии. В этих боях исключительное мужество и героизм проявили многие воины. Героический подвиг совер­шил пулеметчик 7-го стрелкового полка 24-й стрелковой диви­зии рядовой В. П. Майборский, уроженец села Зиньки, Плужнянского района, Каменец-Подольской области. 13 июля во время атаки под Черемховом, преодолев минное поле и прово­лочное заграждение, Майборский стремительно рванулся впе­ред. Но в этот момент противник открыл сильный пулеметный огонь по атакующим из дзота и заставил советских воинов за­жечь. Тогда Майборский поднялся и бросился к амбразуре екзота, однако, раненный, упал перед ним. Огромным усилием йоли преодолев боль, он метко бросил противотанковую гранату в амбразуру дзота. Вражеский пулемет замолк. Атака наших воинов возобновилась. С тяжелым ранением Майборский был отправлен в госпиталь. Врачи сделали все, чтобы спасти жизнь отважному солдату. За совершенный в этом бою подвиг Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от  23 марта 1945 г. В. П. Майборскому было присвоено звание Героя Советского Союза (ЦАМО, ф. 33, оп. 793756, д. 29. л. 23).

Враг ожидал наступления советских войск на станиславском направлении и держал здесь свои войска до 20 июля, то есть до тех пор, пока явно не обозначилось направление главного удара фронта.

К моменту перехода войск 18-й армии в наступление про­тивником было подготовлено перед ее фронтом три полосы обороны общей глубиной 40 км и более. В создании прочной обороны вражеским войскам благоприятствовала местность. Этот район изобилует горами высотой 500—700 м, лесами,  многочисленными оврагами и притоками Днестра и Прута.

Передний край главной полосы обороны проходил через Богородичин (18 км севернее Коломыи), Толмачик (10 км се­веро-западнее Коломыи), Молодятин (11 км западнее Коло­мыи), западнее населенных пунктов Яблонов, Косов, Вижница, Красноильск. Она состояла из двух-трех позиций, каждая из которых имела одну-две траншеи полного профиля, соеди­ненные менаду собой ходами сообщения. Глубина главной по­лосы обороны достигала 4—6 км. Система обороны строилась по принципу опорных пунктов и узлов сопротивления. Здесь создавались дзоты, огневые точки, лесные завалы, противотан­ковые рвы, всякого рода препятствия. Стыки опорных пунктов и подступы к ним прикрывались противопехотными, а на тан­коопасных направлениях противотанковыми минными поля­ми в 2—3 ряда, а также проволочными заграждениями. Вторая полоса обороны была создана на рубеже Отыня, Делятин в 12—17 км от переднего края главной полосы и имела одну-две траншеи. Она прикрывала с востока рокадную желез­нодорожную магистраль Станислав—Надворная—Делятин— Ворохта — Рахов.

По западному берегу реки Быстрица-Надворнянская в 35 км и более от переднего края главной полосы строилась третья (тыловая) полоса обороны.

Для прорыва такой мощной обороны врага и успешного развития наступления нужны были большие усилия, тщатель­ная подготовка войск, умелое управление ими в ходе операции.



#170 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 02 Январь 2016 - 23:06

Исходя из поставленной задачи и тщательно оценив обста­новку, командарм генерал Е. П. Журавлев принял следующее решение: имея оперативное построение в один эшелон с одной стрелковой дивизией в резерве силами смежных дивизий 95-го и 11-го стрелковых корпусов, построенных в два эшелона, про­рвать оборону противника на участке Михалков, Черемхов (4 км) и, развивая главный удар в направлении Отыня, Богородчаны, Долина, к исходу третьего дня продвинуться на глу­бину до 40 км — в среднем до 13 км в сутки.

В первой половине дня 21 июля войска армии получили бое­вые задачи на наступление. 95-й стрелковый корпус должен был силами 66-й гвардейской стрелковой дивизии, имея 351-ю стрелковую дивизию во втором эшелоне, во взаимодействии с 11-м стрелковым корпусом прорвать оборону противника на участке Михалков, Обеч (соответственно в 30 и 32 км юго- восточнее Станислава) и к исходу дня овладеть рубежом Оты­ня, Угорники (соответственно в 20 и 22 км юго-восточнее Ста­нислава) .

Левее 11-й стрелковый корпус силами 226-й стрелковой ди­визии во взаимодействии с 66-й гвардейской стрелковой ди­визией прорывал оборону противника на участке Обеч, Черем­хов и к исходу дня должен был овладеть рубежом Струпков, Свенты Станислав (соответственно в 22 и 25 км юго-восточнее Станислава). Во втором эшелоне корпуса для развития успеха на смежных флангах двух корпусов находилась 24-я стрелко­вая дивизия.

17-му гвардейскому стрелковому корпусу, прикрывавшему широкую полосу, было приказано начать наступление в об­щем направлении на Делятин после того, как сосед справа — 11-й стрелковый корпус прорвет оборону противника.

Армейская артиллерийская группа в составе 1-го и 2-го ди­визионов 146-й пушечной артиллерийской бригады и 839-го гаубичного артиллерийского полка должна была подавлять ар­тиллерию противника в районе Торговице, Голосков, Свенты Станислав и не допускать подхода резервов противника из рай­онов Отыни и Тысьменичан (14 км южнее Станислава) (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 384, л. 19).

 Ближайшая задача корпусам была поставлена на глубину —6 км, то есть включала прорыв главной полосы обороны противника; задача дня состояла в овладении второй полосой вражеской обороны. Разгром таких мощных узлов обороны противника, как Лесной Хлебичин (25 км юго-восточнее Ста­нислава) в первой полосе и Отыня во второй, давал войскам армии возможность развить стремительное наступление на Богородчаны, Долину и выйти с юго-востока в тыл всей Стани­славской группировке врага.

После принятия решения и постановки задач войскам Во­енный совет, штаб, политический отдел, начальники родов войск и служб армии, а также командиры соединений и их штабы приступили к непосредственной организации и обеспе­чению наступательной операции, разработке руководящих до­кументов, подробных планов наступательных действий на пер­вые дни и т. д.

Командиры корпусов приняли решение на наступление и поставили задачи своим войскам в конце дня 21 июля, а коман­диры дивизий — к утру следующего дня. Характерным в их решениях было то, что боевые порядки корпусов и дивизий строились в два эшелона, а в некоторых полках и в три. Основ­ные усилия корпусов и дивизий сосредоточивались на смежных флангах. Вторые эшелоны полков планировалось вводить в бой для прорыва второй позиции, а вторые эшелоны дивизий — третьей позиции главной полосы обороны противника, вторые эшелоны корпусов должны были вводиться в бой для прорыва второй полосы вражеской обороны.

Генерал Журавлев после принятия решений командирами корпусов и дивизий 22 июля непосредственно на участке про­рыва совместно с начальниками родов войск и служб органи­зовал взаимодействие 95-го и 11-го стрелковых корпусов, ар­тиллерии, авиации и инженерных войск по прорыву всей так­тической глубины обороны противника.

Для артиллерийского обеспечения боевых действий войск были созданы кроме армейской дивизионные артиллерийские группы. На участке прорыва армии шириной 4 км было сосре­доточено 542 орудия и миномета, что дало среднюю плотность 137 стволов на 1 км фронта (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 113, л. 9). Для подавления и уничтожения огневых точек противника в стрелковых полках и батальонах - были выделены орудия и батареи сопровождения пехоты п ведения огня прямой наводкой, а также минометные группы. Штурмовым батальонам, кроме того, придавалось по одной ба­тарее самоходно-артиллерийского полка. В дивизиях и корпу­сах создавались артиллерийско-противотанковые резервы.

Для авиационного обеспечения наступления ударной груп­пировки армии выделялась часть сил 2-й воздушной армии фронта. 27 бомбардировщиков 227-й бомбардировочной авиа­ционной дивизии в течение 15 минут с момента атаки нашей пехоты должны были во взаимодействии с артиллерией уни­чтожать живую силу и огневые средства противника в его глав­ной полосе обороны. Затем в течение 35 минут должны были действовать 40 штурмовиков, а 3-й гвардейский истребитель­ный авиационный полк 233-й истребительной авиационной ди­визии прикрывал наземные войска от ударов вражеской авиа­ции и сопровождал бомбардировщики к штурмовики (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 384, л. 13).



#171 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 02 Январь 2016 - 23:57

В целях успешного прорыва сильной обороны противника и развития наступления в оперативной глубине было органи­зовано максимально полное инженерное обеспечение боевых действий войск. Для этого была произведена тщательная подго­товка саперных частей и подразделений, а также всесторонняя инженерная подготовка войск армии, заготовлены элементы дорожно-мостовых конструкций и подготовлены приспособле­ния для малой механизации инженерных работ. Начальником инженерных войск армии полковником Е. М. Журиным совме­стно с начальниками инженерных служб корпусов, дивизий и полков были организованы смотры подразделений инженерно- саперных частей, во время которых, соревнуясь, подразделения демонстрировали качество своей специальной подготовки, про­веряли затрачиваемое на производство тех или иных работ время и качество их выполнения. Опыт лучших подразделений становился общим достоянием и внедрялся при перегруппи­ровках войск. Большое внимание, как и прежде, штаб инже­нерных войск обращал на организацию и ведение инженерной разведки. В этом важном деле большую сноровку проявил стар­ший офицер штаба майор Ю. К. Ребриков. Он не только сумел хорошо организовать инженерную разведку, но и сам ходил в тыл противника.

Штабами армии, корпусов, артиллерии и инженерных войск, поддерживающей авиацией была организована разведка, кото­рая состояла в том, чтобы установить группировку противника и его огневые средства, время и направление возможного его отхода; своевременно предупреждать о возможных контратаках врага; вскрывать промежуточные оборонительные рубежи про­тивника и степень их подготовленности. Важно было следить за подходом вражеских резервов, особенно танков и самоход­ной артиллерии, за перегруппировкой войск противника; уста­навливать на промежуточных рубежах слабые места в системе его обороны, расположение огневых средств и препятствий, вы­являть места расположения штабов противника и их перемещение (ЦАМО, ф. 371, оп. 6369, д. 46, л. 183-185).

С получением боевых задач штабы армии, корпусов и диви­зий для создания ударных группировок произвели довольно значительную перегруппировку войск. 95-й стрелковый корпус без 138-й стрелковой дивизии, переданной в непосредственное подчинение командарма, был переброшен на правый фланг. В ночь на 22 июля его 66-я гвардейская стрелковая дивизия заняла исходное положение для наступления правее 226-й стрелковой дивизии 11-го стрелкового корпуса. 351-я стрелковая дивизия к исходу того же дня сосредоточилась за 66-й гвардейской стрелковой дивизией, составляя второй эшелон 95-го стрелкового корпуса. 24-я стрелковая дивизия сдала свою полосу обороны 271-й стрелковой дивизии и сосредоточилась за левым флангом 226-й стрелковой дивизии, составляя второй эшелон 11-го стрелкового корпуса. 9-я пластунская дивизия составила резерв армии (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 384, л. 16—17). Была осуществлена значительная пе­регруппировка артиллерии.

Управление войсками армии было централизованным. Но это не исключало широкой, смелой и разумной инициативы всех командиров для более успешного выполнения боевых за­дач. Командные и наблюдательные пункты армии, ее соедине­ний и частей были максимально приближены к войскам. Штабом армии использовались все виды связи.

Большое внимание Военный совет, штаб и политический отдел армии, ее тыловые органы, командиры соединений и ча­стей уделяли организации работы тыла и материально-техни­ческому обеспечению войск. План соответствующих мероприя­тий был разработан под руководством начальника тыла генерала А. М. Баранова (ЦАМО, ф. 371, оп. 6400, д. 21, л. 175—179). К началу операции в армии было на­коплено: продовольствия — 19,4 сутодачи, в том числе в вой­сках 16,9 сутодачи, различных боеприпасов — от 1,1 до 2,1 бое­комплекта, в том числе в войсках от 0,8 до 1,5 боекомплекта, горючего и смазочных материалов — 3 заправки, в том числе в войсках 2,5 заправки (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 422, л. 35). Это стало возможным благодаря тому, что «в трудных условиях войны,— отмечал И. В. Сталин в приказе № 70,— советский народ добился решающих успехов в деле массового производства вооружения, огнеприпасов, об- мундироваяия, продовольствия и своевременной доставки их на фронты Красной Армии» (Сталин И. В. О Великой Отечественной войне Советского Союза, с. 144).

Базировалась армия на железнодорожные станции Кицмань (52 км юго-восточнее Коломыи) и Лужаны (56 км юго-восточ­нее Коломыи). Головные отделения армейских складов распо­лагались в районах выгрузочных станций Гвоздец, Подгайчики, Ценява (соответственно в 16,8 и 4 км северо-восточнее Ко­ломыи), Коломыя, находившихся в 10—18 км от переднего края войск. Грузы подавались армейским и войсковым транспортом. Привлекались и артиллерийские тягачи. В период под­готовки к операции были отремонтированы армейская и диви­зионные грунтовые дороги, весь личный состав армии обеспечен летним обмундированием и обувью. В лечебных учрежде­ниях был создан месячный запас санимущества и медикамен­тов, а также обменный фонд белья и обмундирования; медсан­баты и госпитали разгружены от транспортабельных раненых и больных. Соединения и части были обеспечены необходимым количеством автомобильного и гужевого транспорта. Коэффи­циент технической готовности автомашин был доведен до 97 процентов.

В течение мая, июня и первой половины июля войска 18-й армии стремились не только создать прочную глубоко эшело­нированную оборону, но и самым тщательным образом подго­товиться к дальнейшим наступательным действиям в условиях горно-лесистой местности. Для предстоящих боев на Станис­лавском направлении это имело очень большое значение. В вой­сках с учетом условий местности отрабатывали прежде всего темы, связанные с наступательным боем стрелковых подразде­лений и частей при прорыве сильно укрепленной обороны про­тивника. Личный состав настойчиво изучал уставы и мате­риальную часть оружия, совершенствовался в ведении меткого огня по различным целям. В первой половине июня в дивизиях были раздельно проведены сборы командиров рот, батальонов и полков, разведчиков, артиллеристов, саперов и тыловиков.

В тактической подготовке командного состава большая часть времени отводилась всесторонней организации наступательного боя, управления войсками в наступлении и взаимодействия между родами войск и элементами боевого порядка подразде­лений, частей и соединений, командиры учились отражать контратаки противника, быстро закреплять захваченные рубе­жи и организовывать противотанковую оборону.

     17 июня под руководством командарма было проведено тактическое учение «Прорыв обороны противника усиленной стрелковой дивизией». В нем участвовали командиры корпу­сов, дивизий, начальники их штабов, командующие родами войск и начальники служб (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 419, л. 27).

Для изучения опыта боевых действий войск в первой поло­вине июня под руководством командующего армией был про­изведен разбор Проскуровско-Черновицкой операции, в том числе и наступательной операции 18-й армии. К разбору при­влекался весь руководящий состав армии, корпусов и дивизий.

Много внимания партполитработники уделяли условиям горно-лесистой местно­сти и в тех районах, где действовали бандеровские банды украинских националистов, терроризировавшие население. Поэтому при подготовке войск к наступлению командиры и политра­ботники особое внимание уделяли политическому воспитанию воинов, прибывавших на доукомплектование соединений и ча­стей армии. Это объяснялось тем, что новое пополнение в то время шло в основном из только что освобожденных областей Правобережной Украины. Новобранцы хотя и знали зверства гитлеровцев и шли в бой против них, но в военном и полити­ческом отношении были подготовлены слабо. К тому же многие из них были запуганы бандеровцами, угрожавшими пол­ным истреблением семей тех, кто ушел в ряды Советской Ар­мии. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 390, л. 16.; ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 32, л. 80.; ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 27, л. 77).

     Только за июнь и июль в армии было принято в чле­ны партии 1360 человек и кандидатами в члены партии 1682 воина. К началу операции в партийных организациях армии насчитывалось более 19 тыс. членов и кандидатов в члены партии (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 32, л. 97).



#172 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 03 Январь 2016 - 00:26

К исходу 22 июля подготовка к наступлению 18-й армии была завершена.

Сосед справа — 1-я гвардейская армия к этому времени пра­вофланговым 107-м стрелковым корпусом вышла на дрогобычском направлении на реку Гнилая Липа, а в центре — 74-м стрелковым корпусом завязала бои за город Галич (20 км се­вернее Станислава). Ее левофланговый 18-й гвардейский стрел­ковый корпус, примыкавший к полосе 18-й армии, с утра 22 июля начал наступление в направлении Станислава, но из-за сильных контратак противника продвижения не имел. Успех корпуса был достигнут лишь с переходом в наступление войск 18-й армии.

В 8 часов 30 минут 23 июля залпы реактивных минометов возвестили о начале артиллерийской подготовки атаки 18-й армий. Около 500 орудий и минометов, не считая орудий пря­мой наводки, на четырехкилометровом участке фронта в тече­ние полутора часов наносили огневые удары по живой силе и огневым точкам противника, по его опорным пунктам и узлам сопротивления, артиллерийским и минометным батареям и пунктам управления. В 10 часов по установленному сигналу стрелковые батальоны первых эшелонов 66-й гвардейской стрелковой дивизии генерала С. Ф. Фролова и 226-й стрелковой дивизии подполковника М. Г. Тетенко перешли в атаку. Артиллерийские группы осуществляли поддержку атаки пехоты. Группы орудий прямой наводки, находясь в боевых порядках стрелковых рот, продолжали уничтожать уцелевшие огне­вые точки противника.

К11 часам полки первого эшелона 66-й гвардейской стрел­ковой дивизии совместно с приданными им батареями 1448-го самоходно-артиллерийского полка прорвали оборону 16-й вен­герской пехотной дивизии и овладели населенными пунктами Юзефувка и Обеч, а также северной окраиной Черемхова. Раз­вивая наступление, части дивизии к исходу дня завершили про­рыв главной полосы обороны противника и овладели рубежом Торговице, Глубокая (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 422, л. 44). При этом они отразили несколько яро­стных контратак пехоты и танков венгерских частей.

Полки первого эшелона 226-й стрелковой дивизии также успешно прорвали первую позицию главной полосы обороны противника в районе Черемхова и овладели этим важным опор­ным пунктом врага. Затем они нанесли удары с севера и юга по мощному узлу обороны противника, созданному в районе Лесного Хлебичина. Части 16-й венгерской пехотной дивизии оказали здесь ожесточенное сопротивление. По приказу коман­дира 226-й стрелковой дивизии на этот узел обороны был обру­шен огонь всей артиллерии и минометов полков и дивизионной артиллерийской группы. Не выдержав огневого удара нашей артиллерии, враг был вынужден оставить и этот важный узел обороны на левом фланге 1-й венгерской армии (Там же).

Поздно вечером командиры, штабы и политработники под­водили итоги первого дня и разъясняли солдатам предстоящие на следующий день наступления боевые задачи.



#173 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 03 Январь 2016 - 00:31

После 15-минутного налета всей артиллерии армии войска 95-го и 11-го стрелковых корпусов рано утром 24 июля возоб­новили наступление. Для быстрейшего прорыва второй полосы обороны противника командиры 66-й гвардейской и 226-й стрелковых дивизий ввели в бой полки второго эшелона. Кроме того, командир 11-го стрелкового корпуса генерал И. Т. Замерцев ввел в бой свой второй эшелон — 24-ю стрелковую дивизию. Перешла в наступление и 271-я стрелковая дивизия этого кор­пуса, действовавшая на его левом фланге. С вводом в бой свежих сил результаты наступления не замедлили сказаться. Несмотря на яростное сопротивление противника, вторая полоса его обороны была прорвана. Особенно упорное сопротивле­ние огнем и контратаками противник оказывал в районе Отыни — мощном узле сопротивления второй полосы обороны пе­ред фронтом наступления 66-й гвардейской стрелковой диви­зии. Во второй половине дня до полка пехоты и до батальона танков противника предприняли четыре контратаки. Командир 66-й гвардейской стрелковой дивизии выдвинул против контр­атакующих танков свой артиллерийско-противотанковый ре­зерв, а по пехоте ударила вся дивизионная артиллерийская группа. Одновременно с этим часть армейской артиллерийской группы по указанию генерала Е. П. Журавлева вела огонь по врагу в Отыне. Отразив контратаки, полки дивизии начали об­ходить Отыню с севера и юга и к 22 часам овладели этим мощ­ным узлом сопротивления противника (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 422, л. 46).

     Войска 11-го стрелкового корпуса в этот день нанесли ре­шительное поражение частям 24-й венгерской пехотной диви­зии, полностью прорвали вторую полосу обороны противника. К исходу дня 24-я стрелковая дивизия овладела рубежом Го­лосков, Нова-Весь; 226-я стрелковая дивизия — Беднарувкой, а 271-я стрелковая дивизия — Свенты Юзефувом. (Там же, л. 47 —48).

В течение следующих суток войска 18-й армии, прикрыва­ясь справа от контрударов противника, продолжали развивать наступление в западном и юго-западном направлениях. 95-й стрелковый корпус силами 66-й гвардейской стрелковой диви­зии преследовал противника в направлении Богородчан и к ис­ходу 25 июля овладел рубежом Ворона, Каменная. 351-я стрел­ковая дивизия продолжала оставаться во втором эшелоне кор­пуса, прикрывая правый фланг армии в районе Отыни.

Соединения 11-го стрелкового корпуса преследовали врага в направлении Надворной. Правофланговая 24-я стрелковая ди­визия к исходу дня овладела рубежом Волосов, Переросль, вый­дя на один уровень с соседом справа. 226-я стрелковая диви­зия, наступавшая в центре боевого порядка корпуса, овладела крупным железнодорожным пунктом Надворная, левофланго­вая 271-я стрелковая дивизия — рубежом Стрымба, Лоева (Там же, л. 49).



#174 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 03 Январь 2016 - 00:38

Рано утром 25 июля перешли в наступление в направлении на Делятин полки 8-й и 317-й стрелковых дивизий 17-го гвар­дейского стрелкового корпуса генерала А. И. Гастиловича. Они нанесли большой урон частям 7-й пехотной, 18-й и 25-й вен­герским легкопехотным дивизиям, прорвали всю тактическую зону обороны противника и продвинулись на 20 км. К исходу дня 8-я стрелковая дивизия вела ожесточенные бои в Делятине, а 317-я стрелковая дивизия на рубеже Черный Поток, Рунгуры (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 422, л. 49).

В течение трех дней наступления войска 18-й армии вклинились в оборону противника до 30 км и расширили прорыв до 50 км. Они перерезали железную и шоссейную дороги, идущие из Станислава на Делятин, Ворохту, на участке Переросль, Лоева. Теперь противник уже не мог использовать для манев­ра силами эти важные рокадные дороги, идущие через Деля­тин, Ворохту в Венгрию через перевалы Главного Карпатского хребта.

К исходу следующего дня 95-й стрелковый корпус генерала И. И. Мельникова ударами 351-й стрелковой дивизии с севера и 66-й гвардейской стрелковой дивизии с юга овладел Богород- чанами. 11-й стрелковый корпус, развивая наступление на Перегинское, продвинулся на 10—15 км. Правофланговая 24-я стрелковая дивизия с боями форсировала реки Быстрица-Надворнянская и Быстрица-Солотвинская. К исходу дня ее полки южнее Богородчан овладели рубежом Горохолина, Жураки. 226-я стрелковая дивизия, форсировав реку Манявка, овладе­ла крупным населенным пунктом Солотвин. Левофланговая 271-я стрелковая дивизия форсировала реку Быстрица-Надворнянская южнее Надворной и освободила в горно-лесистой местности населенные пункты Бытков и Пасечная (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 366, л. 65—66).

     17-й гвардейский стрелковый корпус, наступая в предгорьях Карпат, в течение 26 июля силами 8-й стрелковой дивизии ге­нерала А. С. Смирнова очистил от вражеских войск Делятин и ворвался в Дору, а 317-я стрелковая дивизия полковника Н. Т. Жердиенко овладела рубежом Белые Ославы, Черные Ославы. В тот же день перешла в наступление и его 2-я гвар­дейская воздушно-десантная дивизия полковника С. М. Черно­го. Она прорвала главную полосу обороны противника и овла­дела слободой Рунгурская (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 422, л. 53).

Овладев рубежом Богородчаны, Делятин, 18-я армия успеш­но обошла Станиславскую группировку противника с юга. Од­новременно с этим она завязала бои за проходы в предгорьях Карпат в районе Доры. Тем самым все пути отхода Станислав­ской группировки противника на юг были отрезаны.

Соседняя справа 1-я гвардейская армия в эти дни вела упор­ные бои за переправы через реки Гнилая Липа и Днестр, а ее левофланговый 18-й гвардейский стрелковый корпус завершал прорыв тактической зоны обороны противника восточнее Ста­нислава. Благодаря успешным действиям правофланговых сое­динений 18-й армии в направлении Отыня, Богородчаны и об­ходу Станиславской группировки врага с юга сопротивление противника перед фронтом этого корпуса постепенно стало слабеть. Продвигаясь уступом справа за 95-м стрелковым кор­пусом, дивизии 18-го гвардейского стрелкового корпуса к ис­ходу 26 июля вышли на подступы к Станиславу.

Командующий фронтом приказал 1-й гвардейской армии продолжать наносить удар по городу с востока, а частью сил обходить его с северо-запада. 18-я армия правофланговыми сое­динениями выходила в тыл Станиславской группировки против­ника с юга и запада, наращивая силу удара.



#175 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 05 Январь 2016 - 20:57

Под прикрытием артиллерийского и минометного огня и залпов реактивных минометов 95-й стрелковый корпус в ночь на 27 июля форсировал реку Быстрица-Солотвинская в районе Богородчан и начал развивать наступление на Долину. К исхо­ду дня 351-я стрелковая дивизия, введенная в бой из-за пра­вого фланга 66-й гвардейской стрелковой дивизии, продвину­лась в северо-западном направлении до 17 км и завязала бои за Красное. К этому же времени 66-я гвардейская стрелковая дивизия была на подходе к Красному с юго-востока. Обе ди­визии находились от Долины в 20 км.

В период с 25 по 27 июля среди воинов 66-й гвардейской стрелковой дивизии особо отличился гвардии рядовой 145-го гвардейского стрелкового полка Д. А. Пилипченко, уроженец села Тараща Киевской области. 25 июля в бою за станцию Ворона Станиславской области он увидел, что огонь станкового пулемета противника не дает возможности нашим подразделе­ниям продвигаться вперед. Пилипченко, умело маскируясь, под­полз к вражескому пулемету и метким броском гранаты уни­чтожил его расчет. Атака продолжалась. 27 июля во время наступления вдоль шоссейной дороги из Красного на Долину Пилипченко оказался победителем в неравной борьбе с «тиг­ром». Этот танк, оставленный вражеским командованием в за­саде, преградил огнем путь одному из подразделений полка. Используя складки местности, Пилипченко и в этот раз скрыт­но подполз к танку и броском противотанковой гранаты подбил его. Экипаж танка пытался уйти, но отважный солдат огнем из заранее занятого укрытия уничтожил фашистов. 31 июля 1944 г. Дмитрий Алексеевич Пилипченко пал смертью храбрых. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1944 г. ему посмертно было присвоено звание Героя Советско­го Союза (ЦАМО, ф. 33, оп. 793756, д. 37, л. 164).

Соединения 11-го стрелкового корпуса, отразив контратаки противника из районов Росильня и Космач (12 км юго-запад­нее Богородчан), продолжали наступление в западном направ­лении. Его 226-я стрелковая дивизия, овладев Росильней и Космачом, наступала на Перегинское. 271-я стрелковая диви­зия передовым отрядом овладела Сливками и вышла на правый берег реки Ломница в 2 км юго-восточнее Перегинское.

18-я стрелковая дивизия 17-го гвардейского стрелкового корпуса вела ожесточенные бои на прежнем рубеже, отражая многочисленные контратаки противника в районах Делятина и Доры. Стремясь удержать за собой район Делятина — узел же­лезных и шоссейных дорог, идущих в Венгрию, противник спешно организовал здесь упорное сопротивление частями 24-й и 7-й пехотных и 18-й легкопехотной дивизий и выдвинул в район южнее города немецкие охранные отряды. В то же время 517-я стрелковая и 2-я гвардейская воздушно-десантная диви­зии овладели в горной местности населенными пунктами Баня Березов и Верхний Березов (15 км юго-восточнее Делятина) (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 422, л. 57).

1-я гвардейская армия, используя успех 95-го стрелкового корпуса 18-й армии, наступающего на Долину, 27 июля осво­бодила город Станислав. В тот же день главные силы фронта в ожесточенных боях освободили города Львов, Ярослав и Перемышль.

К исходу 27 июля протяженность линии фронта 18-й армии достигла более 150 км. Но несмотря на это, основное внимание Военного совета армии было приковано к наступлению на го­род Долина, до которого оставалось 20 км. На этом направле­нии по-прежнему находились главные силы армии. В полосах наступления 95-го и 11-го стрелковых корпусов почти непре­рывно находились командующий, член Военного совета и на­чальник политического отдела армии. Это позволяло им быть постоянно в курсе всех событий и более оперативно руково­дить войсками.



#176 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 05 Январь 2016 - 21:06

С утра 28 июля 95-й стрелковый корпус продолжал наступ­ление на Долину. Его 351-я стрелковая дивизия, действуя на правом фланге корпуса, штурмом овладела крупным населен­ным пунктом Рожнятов, а на следующий день после упорного трехчасового боя в 15 часов ворвалась в город. В течение 30 ию­ля она окончательно сломила сопротивление противника и пол­ностью освободила Долину и ее пригороды. Город этот являлся важнейшим узлом шоссейных дорог, идущих на Станислав, Стрый и к перевалу Карпатского хребта в районе Вышкува. При этом была перерезана железнодорожная коммуникация, Идущая из Станислава через Долину на Сгрый. К исходу 30 июля 66-я гвардейская стрелковая дивизия передовыми под­разделениями ворвалась на восточную окраину Новоселицы (3 км юго-западнее Долины) (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 422, л. 61—63).

29 июля в боях особо отличился 195-й гвардейский стрел­ковый полк майора Н. С. Лебедя из 66-й гвардейской стрелковой дивизии. Преследуемые нашими частями подразделения 16 -й венгерской пехотной дивизии отходили из Росильни на Долину. Подступы к этому городу с юго-востока противник решил прикрыть сильными отрядами, один из которых был выдвинут в район Лопянки (7 км юго-восточнее Долины). От­ряд закрепился на горах Конт и Кичар. Разведка 195-го полка донесла, что укрепившийся на высотах Конт и Кичар против­ник держит дороги на Долину под артиллерийско-минометным и пулеметным огнем.

Майор Лебедь принял решение, используя благоприятный характер сильно пересеченной местности, атаковать опорный пункт противника с ходу, выбить его с высот и расчистить путь на Долину. 3-му стрелковому батальону командир полка при­казал завязать отвлекающий фронтальный бой, чтобы ввести противника в заблуждение относительно наших истинных це­лей. 1-му и 2-му батальонам было приказано обходить высоты справа и слева, охватывая гитлеровцев с флангов. Когда же оба батальона вышли в намеченные районы, по условленному сиг­налу они поднялись в атаку и смяли врага на высотах. Потеряв до 200 солдат и офицеров, противник обратился в бегство, пы­таясь спастись оврагами. Но выход из них был надежно при­крыт пулеметчиками 2-го стрелкового батальона. Остатки раз­громленных гарнизонов обеих высот оказались в мешке и, пре­кратив сопротивление, сдались в плен. Полк захватил около 200 пленных, в основном из 100-й немецкой легкопехотной ди­визии (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 486, л. 279—284).

Перед 11-м стрелковым корпусом тоже стояла ответствен­ная задача — его войскам надлежало овладеть Выгодой (10 км юго-западнее Долины), от которой шла шоссейная дорога, ве­дущая в Закарпатскую Украину через Вышкувский перевал на Хуст. 28 июля корпус штурмом овладел узлом железной и шоссейной дорог — Перегинское.

К исходу 29 июля его 226-я стрелковая дивизия вышла на подступы к городу Выгода, а в течение следующего дня она полностью очистила его от оккупантов. 271-я стрелковая диви­зия, развивая наступление на левом фланге корпуса, к исходу 29 июля обошла Выгоду с юго-запада, а в течение следующего дня овладела в горах населенными пунктами Кальна и Розточки (10 км западнее Долины). 24-я стрелковая дивизия бы­ла выведена во второй эшелон.

17-й гвардейский стрелковый корпус в эти три дня не толь­ко отразил все ожесточеннейшие контратаки противника на рубеже Делятин, Дора, Шешора, но и продолжал наступление на Яремче и Микуличин по долине реки Прут и дороге, идущей к перевалу Яблоницкий (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 422, л. 62-65).

Войска 1-й гвардейской армии после освобождения Ста­нислава продолжали наступать на Дрогобыч. К исходу 30 ию­ля ее дивизии вышли на рубеж Роздол, Рахин.



#177 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 05 Январь 2016 - 21:20

С выходом правофланговых соединений 18-й армии в район Долины командующий фронтом поставил ей задачу «к исходу 1 августа совместно с 4-й танковой и 1-й гвардейской армиями закончить разгром дрогобычско-стрыйской группировки противника и, продолжая энергичное наступление главными силами армии в направлении Долина, Мукачево, к исходу 6 августа захватить и прочно удерживать перевалы через Карпатский Хребет по рубежу Мукачево, Хуст, Сегет» (ЦАМО, ф. 236, оп. 2673, д. 1060, л. 14).

1-я гвардейская армия должна была «к исходу 1 августа совместно с 4-й танковой и 18-й армиями закончить разгром дрогобычско-стрыйской группировки противника и, продолжая энергичное наступление главными силами армии в направлении Старый Самбор, Гуменне, к исходу 7 августа захватить и прочно удерживать перевалы через Карпатский хребет по ру­бежу Прешов, Гуменне, Ужгород» (Там же).

Немецко-фашистское командование предпринимало энер­гичные меры для сохранения коммуникаций, ведущих в Чехо­словакию и Венгрию. Оно стремилось во что бы то ни стало отбросить правофланговые соединения 18-й армии на восток, чтобы вновь захватить Долину и Выгоду и не допустить про­движения наших войск по шоссейной дороге к перевалу Вышкув (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 422, л. 66). Утром 31 июля враг двумя пехотными полками при под­держке 40—50 танков 8-й немецкой и 2-й венгерской танковых дивизий предпринял ряд ожесточенных контратак из района Рахина на Долину. Во второй половине того же дня он пред­принял контратаки с рубежа гор Щавна, Негрын (южнее Вы­годы) в северо-восточном направлении на Выгоду (Там же).

95-й стрелковый корпус силами 351-й стрелковой дивизии весь день отражал контратаки противника из района Рахина и приостановил его продвижение на северо-восточной окраине Долины, а 66-й гвардейской стрелковой дивизией удерживал рубеж Облиска, Новоселица (5 км юго-западнее Долины).

226-я стрелковая дивизия 11-го стрелкового корпуса глав­ными силами нанесла удар из района Витвица (6 км западнее Долины) в северо-восточном направлении по правому флангу Контратакующей группировки противника и одним стрелковым полком обороняла Выгоду. 271-я стрелковая дивизия главными силами отражала в районе Тисова (4 км юго-западнее Боле- Хова) контратаки врага со стороны Болехова. 24-я стрелковая Дивизия в районе Тересувки одним полком отражала контрата­ки противника с направления Щавны, а другим совместно с ча­стями 95-го стрелкового корпуса вела наступательные бои в северо-восточной части Долины (Там же).

17-й гвардейский стрелковый корпус, успешно отразив все контратаки противника, 31 июля продолжил наступление на Яремче и Микуличин. Части 8-й стрелковой и 2-й гвардейской воздушно-десантной дивизий, сломив сопротивление противни­ка, ударами с различных направлений к исходу дня овладели Яремче, что на дороге к перевалу Яблоницкий. 371-я стрелко­вая дивизия была выведена в резерв командарма (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 422, л. 66).

В полосе наступления 229-го стрелкового полка 8-й стрел­ковой дивизии особо отличилась в этот день 7-я стрелковая ро­та лейтенанта Н. Т. Пасова. Противник несколько потеснил одно из подразделений полка в районе высоты 966,1. Лейте­нант Пасов получил от командира полка задачу восстановить утраченное положение. Пасов возглавил атаку роты. С возгла­сом «за Родину!» он первым бросился вперед, увлекая за собой солдат. Атака была настолько дружной и стремительной, что поставленная задача была выполнена за час. В этой атаке командир роты лично уничтожил около 20 вражеских солдат и офицеров. Получив в ходе боя два ранения, он не покинул строя и продолжал командовать ротой. После третьего тяже­лого ранения лейтенант Пасов был срочно отправлен в госпи­таль. За проявленное мужество и героизм, умелое руководство ротой Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 мар­та 1945 г. лейтенанту Николаю Трофимовичу Пасову было при­своено звание Героя Советского Союза (ЦАМО, ф. 33. оп. 793756, д. 36, л. 223).

В течение 1—3 августа противнику удалось несколько по­теснить наши войска в районах Долины и Выгоды, но он не смог захватить их вновь. Войска 95-го и 11-го стрелковых корпусов проявили массовый героизм, мужество и боевое мастер­ство и не отдали занятых позиций.

Потеряв надежду на успех, противник под прикрытием сильных арьергардов с утра 4 августа начал отводить свои вой­ска из районов Долины и Выгоды в северо-западном и запад­ном направлениях. Обнаружив отход врага, правофланговые соединения 18-й армии с целью завершения разгрома дрогобычско-стрыйской группировки противника возобновили на­ступление, нанося удар на Болехов. Войска 1-й гвардейской армии теснили противника на Дрогобыч и Стрый.

Трудности наступления увеличивались, так как наши вой­ска вступили в горные районы, расположенные на подступах к перевалам через Карпаты. Враг заранее позаботился об ук­реплении Дрогобычского промышленного района, создал здесь прочные оборонительные рубежи, проходившие по высотам и берегам рек. Все основные дороги были заминированы и при­крыты противотанковыми препятствиями.

Наступление в Карпатах требовало специальной подготов­ки, снаряжения и вооружения войск, особых методов управ­ления ими. В связи с этим Ставка Верховного Главнокомандования еще 30 июля решила из войск левого крыла 1-го Укра­инского фронта вновь образовать 4-й Украинский фронт. К ис­ходу 5 августа 1944 г. в его состав вошли 1-я гвардейская, 18-я и 8-я воздушная армии, а также ряд отдельных соединений и частей различных родов войск (ЦАМО, ф. 244, оп. 3000, д. 480, л. 12). Командующим войсками фрон­та был назначен генерал-полковник И. Е. Петров.

     Войскам 4-го Украинского фронта предстояло в соответ­ствии с директивой Ставки очистить от противника Дрогобычский промышленный район и тем самым завершить освобожде­ние Украины, затем, продолжая наступление в юго-западном направлении, захватить перевалы через Карпаты, чтобы в даль­нейшем выйти в Чехословакию. Как оказалось впоследствии, Создание этого фронта способствовало в последующем оказанию активной помощи вспыхнувшему в конце августа 1944 г. Словацкому восстанию.

По указанию генерала И. Е. Петрова вошедшие в состав 4-го Украинского фронта армии до 8 августа выполняли зада­чи, поставленные командующим 1-м Украинским фронтом (Там же).

95-й стрелковый корпус 18-й армии к исходу 6 августа си­лами 351-й стрелковой дивизии овладел восточной частью го­рода Болехов, а на следующий день полностью освободил его, достиг реки Стрый и вышел на рубеж Розгирче, Труханов (12 км западнее Болехова). 66-я стрелковая дивизия к этому времени овладела рубежом Поляница, Церковная (10 км юго- западнее Болехова). 24-я стрелковая дивизия 11-го стрелково­го корпуса к исходу 7 августа овладела в 15 км западнее Вы­годы рубежом слобода Болеховская, Лужки. 226-я стрелковая дивизия занимала оборону в 5 км южнее Выгоды на рубеже Пшеничники, Илемня в готовности отразить возможные контр­атаки противника с юга на Выгоду. 317-я стрелковая дивизия была выведена из боев в резерв командующего армией и сосредоточилась в районе Долины (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 423, л. 20).



#178 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 05 Январь 2016 - 22:09

В то время как главные силы армии на правом фланге раз­вивали наступление, на левом фланге силами 17-го гвардей­ского стрелкового корпуса, оборонявшегося на широком фрон­те в горах, она отражала контрудар 18, 19, 25 и 27-й легкопе­хотных дивизий, 1-й и 2-й горнострелковых бригад 1-й венгер­ской армии из района юго-западнее Яремче на Делятин. Про­тивник стремился прорвать здесь фронт 17-го гвардейского стрелкового корпуса и выйти в тыл 18-й армии.

Наступавшая правее 18-й армии 1-я гвардейская армия 5 ав­густа освободила Стрый, 6 августа — Дрогобыч, а на следую­щий день — Самбор и Борислав.

8 августа командующий 4-м Украинским фронтом уточнил армиям задачи.

     18-я армия должна была главными силами в составе двух корпусов (6 дивизий) к исходу 10 августа выйти в район Крушельница, Коростов, Сколе, в дальнейшем наступать в направ­лениях Сколе, Тухолька и Сколе, Тухля с целью захвата Верецкого перевала через Главный Карпатский хребет и выхода в район Мукачево (ЦАМО, ф. 244, оп. 3000, д. 480, л. 38).

При этом командующим фронтом были даны указания о порядке преодоления войсками 18-й армии Карпат и подго­товке ее войск для действий в горно-лесистой местности. С вы­ходом главных сил армии в район Сколе две ее дивизии долж­ны были продолжать наступление в направлениях Сколе, Ту­холька и Сколе, Тухля, Волосянка (8 км юго-западнее Верецкого перевала). В период наступления этих двух дивизий и захвата рубежа Тухолька, Волосянка остальные четыре диви­зии должны были в районе Сколе проходить кратковременную горную подготовку, переоснащение для горных условий, по­полнение личным составом и материальными запасами. С за­хватом рубежа Тухолька, Волосянка ударная группа армии, сменив две передовые дивизии, отводимые в армейский резерв, должна была нанести главный удар из района Волосянки через Пилинец и Сваляву, имея целью, обойдя укрепления Верецкого перевала с востока на всю глубину, ударом с юга и севера раз­громить врага и расчистить Верецкий проход для пропуска ос­новных сил армии и техники. В последующем армия главными силами должна была наступать на Мукачево.

     1-й гвардейской армии было приказано продолжать наступ­ление в направлении Старый Самбор, Турка, перевал Ужок, Ужгород (ЦАМО, ф. 244, оп. 3013, д. 51, л. 22—23).

Теперь нашим войскам, несмотря на отсутствие необходи­мого опыта действий в горно-лесистой местности, предстояло наступать непосредственно в Карпатских горах в условиях воз­росшего сопротивления противника.

 С утра 8 августа- 18-я армия правофланговыми соединения­ми продолжала выполнять уточненную командующим фронтом задачу, наступая в западном и юго-западном направлениях. 351-я стрелковая дивизия 95-го стрелкового корпуса, форсиро­вав в этот день горные реки Стрый и Опур, к исходу 9 августа овладела в горах населенными пунктами Подгородцы и Крушельница (соответственно в 14 и 8 км северо-западнее Сколе). 66-я гвардейская стрелковая дивизия к этому времени во взаи­модействии с 24-й стрелковой дивизией 11-го стрелкового кор­пуса овладела в горах городом Сколе. 226-я стрелковая дивизия продолжала оставаться на прежних позициях южнее Вы­годы и отражала контратаки противника с юга на Выгоду. В по­следующие дни августа войска 95-го и 11-го стрелковых корпусов из-за усилившегося сопротивления противника продви­жения не имели.

     На левом фланге армии 17-й гвардейский стрелковый кор­пус продолжал отражать контрудар соединений 1-й венгерской армии. 8-я стрелковая и 2-я гвардейская воздушно-десантная дивизии 9 августа отразили 14 контратак превосходящих сил врага и упорно удерживали Яремче, Ямну, гору Маковица. 10 августа противнику удалось захватить Ямну, южную часть Яремче, гору Маковица, а также перерезать шоссе между Ко­совом (20 км южнее Коломыи) и Куты (30 км южнее Коло­мыи) и создать угрозу выхода в район Коломыи, то есть в глу­бокий тыл 18-й армии. Командарм перебросил на автомашинах в район Делятина свой резерв — 317-ю стрелковую дивизию. Кроме того, корпус был усилен 875-м самоходно-артиллерийским и 5-м гвардейским минометным полками, двумя загра­дительными отрядами и другими подразделениями (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 423, л. 30). С вводом в бой этих сил дальнейшее продвижение противника было оста­новлено.

Учитывая возросшее сопротивление противника в горно-ле­систой местности и большую усталость войск, Ставка 15 авгу­ста удовлетворила просьбу Военного совета 4-го Украинского фронта о переходе к обороне и приказала приступить к подго­товке наступательной операции в Карпатах. К этому времени войска 18-й армии вели боевые действия в горах на рубеже Подгородцы, Сколе, Бжаза, Суходул, Ясень, Яремче, Красноильск и находились от перевалов через Главный Карпатский хребет на удалении 25—35 км. Ее сосед справа — 1-я гвардей­ская армия вышла на рубеж Санок, Лопушница, Туже, Май­дан.

В конце августа перешли к обороне и войска 1-го Украин­ского фронта. Львовско-Сандомирская наступательная опера­ция была завершена. Ее результаты имели большое военно-по­литическое и стратегическое значение. В ходе операции почти полностью были освобождены от гитлеровских захватчиков за­падные области Украины и часть территории на юго-востоке Польши. Вступление советских войск в пределы Польши и вы­ход их на подступы к границам Чехословакии вызвали новый подъем национально-освободительного движения народов этих стран против фашизма.

Войска 1-го Украинского и созданного в период наступле­ния 4-го Украинского фронтов нанесли большой урон главным силам немецко-фашистской группы армий «Северная Украина».

Значительный вклад в победу советских войск в западных областях Украины внесла и 18-я армия. Ее войска успешно прорвали глубоко эшелонированную оборону противника юго- восточнее Станислава. Затем правофланговые соединения раз­вили удар в северо-западном направлении. В районе Богород­чан они обошли Станиславскую группировку противника с юга и юго-запада, отрезали все пути ей на юг и совместно с вой­сками 1-й гвардейской армии разгромили ее. Вместе с тем ле­вофланговые соединения в районе Делятина расчленили 1-го венгерскую армию на две изолированные друг от друга груп­пы, которые в последующем уничтожались по отдельности. В начале августа главные силы армии, овладев обширным рай­оном Долина, Болехов, Сколе в предгорьях Карпат, обошли с юга дрогобычско-стрыйскую группировку противника, отреза­ли все пути отхода ей в Карпаты и во взаимодействии с 1-й гвардейской и 4-й танковой армиями нанесли врагу тяжелое поражение. В результате успешных наступательных действий 18-й армии в сложных условиях предгорий Карпат были нане­сены большие потери не только 1-й венгерской армии, но и Ста­ниславской и дрогобычско-стрыйской группировкам противни­ка, тем самым главная ударная группировка 1-го Украинского фронта была надежно обеспечена от контрударов врага и с юго-востока, и с юга. С 23 июля по 14 августа ее войска раз­громили основные силы 1-й венгерской армии, продвинулись на запад от 40 до 150 км, очистили от оккупантов около 3 тыс. кв. км советской земли, освободили более 200 населенных пунк­тов. За время наступления они уничтожили свыше 22 тыс. сол­дат и офицеров, 62 танка и штурмовых орудия, 94 миномета, 113 орудий, 530 пулеметов, 202 автомашины, большое количе­ство другого вооружения и военного имущества. Было взято в плен около 11 тыс. солдат и офицеров, захвачено 90 танков, 14 бронемашин и бронетранспортеров, около 500 орудий и ми­нометов, 500 пулеметов, 6632 винтовки и автомата, 346 авто­машин (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 316, л. 69, 70, 180).

Подвиг воинов 18-й армии был высоко оценен партией и Советским правительством. За отличное выполнение боевых задач, проявленные при этом мастерство, доблесть и мужество тысячи солдат, офицеров и генералов армии были награждены орденами и медалями.



#179 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 05 Январь 2016 - 23:38

2. К ПЕРЕВАЛАМ ГЛАВНОГО КАРПАТСКОГО ХРЕБТА

Перейдя в середине августа 1944 г. к обороне, войска 4-го Ук­раинского фронта, закрепляясь на своих рубежах, одновременно начали готовиться к новой наступательной операции. В ее осно­ву была положена директива Ставки от 30 июля 1944 г., ко­торая требовала «продолжать наступление с задачей захвата и прочного удержания перевалов через Карпатский хребет на направлениях Гуменне, Ужгород, Мукачево и последующего выхода в Венгерскую долину».

16 августа армии получили задачи на Наступление, а затем разработали свои планы его проведения. Однако 26 августа Ставка приказала отложить намеченную операцию. По этому поводу в директиве командующему 4-м Украинским фронтом  говорилось: «В связи с изменением обстановки, вызванным yспешным продвижением войск 2-го и 3-го Украинских фронтов,  Верховный Главнокомандующий приказал войскам Вашего фронта перейти к жесткой обороне на занимаемых рубежах,  создав сильные резервы.

Намеченную Вами операцию отложить и без разрешения Ставки не проводить».

Эти два Украинских фронта успешно завершили Ясско-Кишеневскую операцию. Войска 2-го Украинского фронта 31 августа вступили в Бухарест. Теперь этот фронт, продвигаясь в обход Карпат с юга, мог помочь 4-му Украинскому фронту в преодолении Карпат.

Исполняя директиву Ставки, войска 4-го Украинского фронта перешли к жесткой обороне. Но в директиве штаба фронта от 27 августа указывалось, что «переход к обороне следует по­нимать как подготовительный этап к последующему наступлению с решительными целями» (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 425, л. 81).

Вскоре Ставка Верховного Главнокомандования внесла коррективы в свое решение о переходе войск 4-го Украинского фронта к жесткой обороне. Это было связано с необходимостью срочной помощи словацким патриотам, начавшим 29 августа 1944 г. вооруженное восстание.

По просьбе руководства КПЧ и чехословацкого правительства Советский Союз, верный традициям международной солидарности трудящихся и принципам пролетарского интернационализма, решил оказать немедленную помощь национальному  вооруженному восстанию словацкого народа. Уже 2 и 3 сентября Ставка отдала директивы 1-му и 4-му Украинским фронтам о подготовке и проведении наступления через Карпаты на стыке фронтов.

4-му Украинскому фронту было приказано: «8 сентября ор­ганизовать наступление правым флангом фронта из района Санока в направлении Команьчи силами одного стрелкового кор­пуса с целью выйти на границу Словакии и соединиться со словацкими войсками и партизанами, ведущими борьбу против немецких захватчиков. Свои действия согласовывать с действиями 38-й армии 1-го Украинского фронта».  

Командующий 4-м Украинским фронтом решил оборону противника вначале силами одного правофлангового   усиленного стрелкового корпуса 1-й гвардейской армии на участке Санок, Загуж, разгромить вражескую группировку в его главной полосе обороны и, наступая в направлении Буковско, Команьча, к исходу второго дня операции выйти на рубеж Новотанец, Пшибышув, Щавне. В дальнейшем, наращивая силу удара последовательным вводом в сражение вторых эшелонов и резервов, выйти на границу Словакии для соединения со сло­вацкими войсками и партизанами.

18-й армии было приказано оборонять занимаемый рубеж с задачами улучшить свои позиции и использовать период обо­роны как подготовительный этап к переходу в решительное на­ступление в условиях горно-лесистой местности.

Армии предстояло преодолеть наиболее высокую часть Во­сточных Карпат — Горганы, состоящие из нескольких десятков больших и малых хребтов высотой от 1000 до 1500 м, распо­ложенных в основном параллельно Главному Карпатскому хребту. Склоны Горган покрыты густыми труднопроходимыми лесами. Берега рек крутые, обрывистые, скорость течения до­стигает 1,5—2,5 м в секунду.

Дорог в Восточных Карпатах в то время было мало, к тому же, проложенные по долинам, они пересекались реками и ручьями и поэтому имели множество мостов и водосточных труб. При отходе противник взрывал все сооружения, серьезно за­трудняя движение артиллерии, танков, автомашин. Грунтовые дороги были пригодны лишь для гужевого транспорта, а гор­ные тропы через перевалы в основном годились только для вьючного транспорта и пехоты.

     В полосе наступления 18-й армии находились горные пере­валы (Ужокский, Верецкий, Вышкувский), через которые про­ходили шоссейные и железные дороги на Ужгород, Мукачево, Хуст и которые были наиболее сильно укреплены противником. Перед 18-й армией по-прежнему оборонялись войска 1-й вен­герской армии, имевшей в своем составе пять венгерских пе­хотных, немецкие горнострелковую и легкопехотную дивизии и ряд частей и подразделений усиления (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 425, л. 36). Основные силы этой вражеской группировки находились на передовом оборонитель­ном рубеже.

В Карпатах противник имел мощную глубоко эшелониро­ванную оборону. Она состояла из передового рубежа, прохо­дившего по северо-восточным склонам предгорий, ряда проме­жуточных рубежей, созданных между передовым оборонитель­ным рубежом и Главным Карпатским хребтом, и из главной оборонительной полосы, оборудованной еще в довоенное время вдоль Главного Карпатского хребта.

Передний край передового оборонительного рубежа перед 18-й армией проходил по линии Лосинец, Коростув, Осмолода и находился в 30—40 км северо-восточнее Главного Карпат­ского хребта.

Все вражеские рубежи обороны состояли из системы отдель­ных опорных пунктов, перекрывавших дороги, долины рек и выходы к населенным пунктам. Наиболее важные опорные пункты в последующем были превращены в узлы сопротивле­ния. Между некоторыми из них были устроены лесные завалы, созданы противотанковые и противопехотные заграждения. Про­межутки между опорными пунктами находились под воздей­ствием пулеметного, минометного и артиллерийского огня.

     Главная полоса обороны получила название линии Арпада. Она включала развитую систему долговременных огневых со­оружений, противотанковых и противопехотных препятствий. Все горные проходы были перекрыты мощными узлами сопро­тивления. Так, один из них был создан перед Ужокским пере­валом. Его передний край проходил по склонам высот вдоль государственной границы и состоял из траншей, окопов и гу­стой сети проволочных заграждений. Перед передним краем были возведены четыре ряда различных противотанковых препятствий. За перевалом вдоль дороги Турка—Ужгород на глу­бину до 40 км находилось шесть узлов обороны долговремен­ного типа, закрывавших проходы по долине реки Уж. На ужокском направлении было построено около 30 дотов и 60 дзотов, а также много открытых огневых позиций. Сильно было укреп­лено и мукачевское направление, пролегавшее по Верецкому перевалу. Укрепления мукачевского направления состояли из двух мощных узлов обороны полевого типа на перевалах и шести узлов долговременной обороны, закрывавших проходы по долине реки Латорица. Дорога из Сколе на Мукачево от гра­ницы до Мукачево была перекрыта восемью рядами противо­танковых надолб, шестью рядами противотанковых рвов, эскар­пов, лесных завалов и четырьмя полосами минных полей. На верецком направлении было построено 37 дзотов и 95 дотов. Глубина всей системы обороны противника достигала 50— 60 км (ЦАМО. ф. 244. оп. 3000, д. 633, л. 174-175).

Для действий в Карпатах и прорыва здесь глубоко эшело­нированной вражеской обороны командующий, штаб и полит­отдел армии, командиры корпусов, дивизий и их штабы прово­дили огромную организационную работу по всесторонней спе­циальной подготовке войск, боевой техники, транспорта и средств связи.

16 августа при полевом управлении 18-й армии под руко­водством командующего фронтом генерал-полковника И. Е. Пет­рова состоялось совещание, на которое были приглашены все командиры соединений, начальники политорганов, командую­щие артиллерией, начальники отделов штаба и отделений по­литотдела, работники тыла армии. На этом совещании были подведены итоги прошедших боев и даны подробные указания об особенностях подготовки войск к наступлению в Карпатах.

27 августа Военный совет 4-го Украинского фронта издал специальную директиву о подготовке войск к предстоящему наступлению в горно-лесистой местности.

     В штабе 18-й армии с целью более правильной и тщатель­ной подготовки войск для командиров корпусов и дивизий и их заместителей по политчасти были проведены инструктивные доклады на темы: «Особенности подготовки и проведения опе­рации в горах» и «Действия стрелковой дивизии в горно-леси­стой местности». Тогда же была проведена под руководством командующего армией военная игра на картах по теме «На­ступление стрелковой дивизии со средствами усиления в горах с целью захвата перевалов». В корпусах и дивизиях прошли занятия с командирами полков и их заместителями по полит­части, с начальниками штабов и начальниками артиллерии пол­ков, а также старшими офицерами штабов дивизий по теме «Наступление усиленного стрелкового полка в горах с целью захвата перевалов» (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 489, л. 14-15).

После этого с командирами батальонов, рот, дивизионов и батарей проводились занятия по темам: «Наступление усилен­ного стрелкового батальона с целью захвата горного перевала» и «Наступление стрелковой роты по захвату вершины горы при поддержке артиллерийского и минометного огня».

Особое внимание уделялось подготовке к бою одиночного бойца, отделения, взвода, роты и батальона. В обстановке, мак­симально приближенной к боевой, устраивались длительные пе­реходы в горах и проводились «штурмы» высот. С подразде­лениями широко отрабатывались самостоятельные действия на разобщенных направлениях, обходы и охваты опорных пунк­тов «противника». В обязательном порядке с офицерами и сер­жантами отрабатывались вопросы ориентирования, работы с картой, хождение по азимуту. Личный состав частей и подраз­делений ежедневно тренировался в преодолении подъемов, имея при себе полную боевую выкладку. Кроме того, офицеры и солдаты обучались правилам хождения по крутым склонам и осыпям, переправам через горные реки, учились пользовать­ся альпинистским снаржением. Большое внимание уделялось тренировкам по подъему пулеметов, минометов и орудий на высоты. С личным составом саперных частей и подразделений проводились занятия по разминированию местности в условиях гор, разграждению лесных завалов, постройке мостов и т. д. С артиллеристами отрабатывалась стрельба в горах, способы преодоления полевой артиллерией и минометными частями труднопроходимых горных участков.

 Во всех дивизиях и полках были организованы специальные сборы разведчиков, наблюдателей-корректировщиков, снайперов, саперов, связистов, водителей, ездовых, проводников и воинов других специальностей.

Одновременно с занятиями в соединениях происходила за­мена изношенной материальной части. Так, например, 66-я гвардейская стрелковая дивизия получила все новое стрелково-артиллерийское вооружение. Парк автомашин также почти целиком был обновлен. Пополнен был конский состав: диви­зия получила более 300 лошадей (ЦАМО, ф. 371, оп. 6400, д. 24, л. 304).

В войсках армии шла всесторонняя подготовка материальной части к ведению боевых действий в горах. Значительное количество артиллерийских батарей получило автомашины по­вышенной проходимости, а некоторые артиллерийские части— горные орудия на конной тяге. В артиллерийских частях были изготовлены блоки, лебедки, лямки, тормоза для орудий. Ми­нометы, противотанковые ружья, станковые пулеметы приспосабливались для перевозки их на вьюках. За минометными и пулеметными ротами закреплялось по шесть конных вьюков. Все автомашины были оборудованы цепями противоскольже­ния, тормозными колодками, буксирами, шанцевым инструмен­том и досками для выбуксировки.

Много сил затратили войска на подготовку саперного ин­струмента, изготовление альпенштоков, кошек, веревочных лестниц и другого горного оснащения, корзин и мешков для перевозки боеприпасов и продуктов, тары для транспортиров­ки жидкостей, вьючных носилок, волокуш, стандартных дета­лей для переносных построек. Все разведывательные подразде­ления были обеспечены компасами, веревками и кошками для восхождения на горы, а саперные подразделения — пилами, кирками, щупами и взрывчатым материалом.

Чтобы не было перебоев в снабжении войск горячей пи­щей, все части и подразделения (до стрелковой роты) получи­ли необходимое количество вьючных кухонь, ведер и термосов.

Для подвоза материальных средств на участке войск, где состояние путей не позволяло использовать автомашины, в армии были сформированы три нештатные гужевые транспорт­ные роты, а в каждой дивизии — по роте. За начальниками артснабжения дивизий закреплялось по 22 конных вьюка и 8 автомашин, за начальниками артснабжения полков — по 10 пароконных подвод и одной автомашине, за отделениями боепитания хозвзводов батальонов — по одной подводе (Там же, л. 272—276).

Кроме того, в каждой дивизии были сформированы взводы санитаров-носильщиков, все госпитали подготовлены для пе­редвижения и работы в горах.

     В подготовительный период была проделана огромная рабо­та по созданию запасов, которые к середине сентября соста­вили: продовольствия — до 7 сутодач в войсках и 5 сутодач на армейских складах; боеприпасов — в войсках и на складах от 1,5 до 3,5 боекомплекта (около 50 процентов было подве­зено на огневые позиции); горючего и смазочных материалов— до 3 заправок в войсках и 1,4 заправки на армейских складах (ЦАМО, ф. 371, оп. 6392, д. 33, л. 197-199).

В ходе подготовки тылов к операции большую работу про­делали член Военного совета армии генерал-майор Н. В. Ляпин и начальник тыла армии генерал-майор А. М. Баранов.

Хорошо была поставлена работа отделов штаба, штабов ар­тиллерии, инженерных войск и тыла армии. Они по-прежнему уделяли главное внимание изучению обороны противника и местности. К началу наступления довольно полно были изу­чены система обороны врага на ужгородском и мукачевском направлениях, укрепления на Ужокском и Верецких перева­лах, а также местность, прилегающая к ним.

В ходе наступления в Карпатах инженерные и дорожные части армии должны были находиться как можно ближе к боевым порядкам войск. Из инженерных, дорожных и мосто­строительных батальонов в основном создавались дорожно-восстановительные отряды, 90 процентов которых должны были использоваться в границах войскового тыла для строительства новых и ремонта существующих дорог и мостов, обеспечения путей подвоза всего необходимого в район непосредственных боев. Такие задачи инженерного обеспечения, как инженерная разведка, устройство проходов, штурм дотов и дзотов, закреп­ление захваченных рубежей и районов, захват мостов и дру­гие, возлагались на войсковых саперов и специально обучен­ных бойцов. В случае крайней необходимости к работам по про­кладке колонных путей предусматривалось привлекать войсковые части и местное население.

При подготовке и в ходе Восточно-Карпатской операции в войсках 18-й армии активно проводилась партийно-политическая работа. Главное внимание было обращено на оказание всесторонней помощи командованию в подготовке личного со­става к наступлению в трудных, необычных условиях и по тер­ритории иностранных государств, освобождаемых Советской Армией от ига фашизма.

 ЦАМО, ф. 371, оп. 6368, д. 32, л. 115.

ЦАМО, ф. 244, оп. 2980, д. 70, л. 39—40.

ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 31, л. 163—164.

Там же, л. 164—164а.

ЦАМО, ф. 244, оп. 2980, д. 70, л. 40.

ЦАМО, ф. 371, оп. 6308, д. 32, л. 111-115.

Там же, л. 116.

ЦАМО, ф. 371, оп. 6368, д. 31, л. 166.

Там же, л. 176.

Там же, л. 177.

Там же, л. 175.

Большую роль в подготовке войск к боевым действиям в Карпатах сыграли армейская и дивизионные газеты, система­тически разъяснявшие личному составу особенности наступа­тельных действий в горно-лесистой местности.



#180 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 07 Январь 2016 - 21:59

Утром 9 сентября правофланговый 107-й стрелковый корпус 4-й гвардейской армии перешел в наступление в общем направ­лении на Буковско (13 км юго-западнее Санока) и прорвал «оборону противника. На третий день наступления в бой была введена 141-я стрелковая дивизия 30-го стрелкового корпуса, а гв последующие два дня и другие его соединения. К исходу 43 сентября войска 107-го и 30-го стрелковых корпусов 1-й -гвардейской армии овладели рубежом Белхувка, Мокре (11км южнее Санока), углубились в оборону противника на 10—12 км и расширили фронт наступления до 30 км. Советские войска получили возможность развить наступление и выйти на поль­ско-чехословацкую границу.

В соответствии со сложившейся обстановкой Военный совет 4-го Украинского фронта 13 сентября 1944 г. представил Вер­ховному Главнокомандующему соображения о проведении фронтовой операции в условиях продолжающегося наступле­ния 1-й гвардейской армии по выполнению частной задачи вы­хода в район Команьчи (26 км южнее Санока).

Операция имела цель «прорвать оборону противника, пре­одолеть Карпатский хребет и выйти главными силами фронта на рубеж Чемерне, Михаловце, Ужгород» (ЦАМО, ф. 244, оп. 3013, д. 51, л. 304). Главный удар на­мечалось нанести в направлении Санок, Балигруд, Снина, Ми­халовце (Там же).

17 сентября Ставка Верховного Главнокомандования уточ­нила представленный ей план операции 4-го Украинского фрон­та и потребовала:

«1. Основным направлением наступления иметь Команьча, Гуменне, Михаловце (22 км восточнее Кошице).

2.   Взаимодействие с 38-й армией 1-го Украинского фронта осуществлять постоянно, а не относить его на период после преодоления главного хребта...

3.   На границу Польши с Чехословакией выйти не позже 19 сентября 1944 г. и овладеть рубежом Ганушовце, Чемерне, Гуменне, Стакчин не позже 30 сентября...

5. Не позже 3 октября овладеть районом Михаловце».

В соответствии с уточненными командующим фронтом за­дачами 18-я армия должна была 18-м гвардейским стрелковым корпусом, переданным 13 сентября из 1-й гвардейской армии, наносить удар на Чарну, Устишки-Гурны (10 км северо-запад­нее Ужока), выйти на польско-чехословацкую границу, в по­следующем наступать в направлении Михаловце; 95-м стрел­ковым корпусом — прочно оборонять остальную полосу в готовности к переходу в наступление с целью выхода на совет­ско-чехословацкую границу и овладения Ужокским и Верецкими перевалами.

1-я гвардейская армия наносила удар в общем направлении на Гуменне.

Замысел фронта на данном этапе операции заключался в том, чтобы рассечь оборону противника, изолировать 1-ю армию венгров от 1-й танковой армии немцев и этим облегчить 18-й армии выполнение задачи по захвату сильно укрепленных Ужокского и Верецких перевалов. При этом учитывались так­же успешные действия войск 2-го Украинского фронта по выхо­ду их на Венгерскую равнину.

Задача скорейшего освобождения всей советской земли от немецко-фашистских захватчиков удваивала силы воинов армии. В частях и соединениях развернулось массовое соревнование за выход на границу первыми.

18 сентября перешла в наступление 161-я стрелковая дивизия 18-го гвардейского стрелкового корпуса, которая в течение трех дней прорвала оборону 6-й венгерской дивизии и, используя успех 30-го стрелкового корпуса 1-й гвардейской армии, продвинулась вперед до 6 км. Для того чтобы закрепить  наметившийся успех и ускорить выход на польско-чехословацкую границу, командующий армией усилил 18-й гвардейский стрелковый корпус 66-й гвардейской стрелковой дивизией, находившейся до этого во втором эшелоне 95-го стрелкового корпуса. Ему же была передана и 317-я стрелковая дивизия, прибывшая в состав армии из резерва фронта.

Ввод в бой свежих сил осуществлялся по мере готовности. 21 сентября утром из района южнее Чарны перешла в наступление 317-я стрелковая дивизия полковника Н. Т. Жердиенко, а во второй половине дня из-за ее правого фланга в направлении Поляны нанесла удар 66-я гвардейская стрелковая дивизия  генерала С. Ф. Фролова.

Гитлеровское командование спешно перебросило в район Чарны на усиление 6-й венгерской дивизии 101-ю горнострелковую немецкую дивизию. Из-за возросшего сопротивления противника продвижение введенных в бой дивизий в первые два дня было незначительным. Успех сопутствовал лишь 161-й  стрелковой дивизии. 22 сентября обходным маневром она овладела горой Магура-Ломнянска (1021,9 м) юго-восточнее Чарны, господствующей над всей окружающей местностью. С ее вершины гитлеровцы просматривали склоны соседних высот, дороги, долины и многие населенные пункты в расположении наших войск. Упираясь одной стороной в реку Мшанец, дру­гой в Ломну, Магура-Ломнянска грядой в 7 км запирала выход дорогам, пролегающим в долинах рек Мшанец и Днестр и ведущим на основную магистраль Турка—Ужгород.  

Эту господствующую над местностью высоту противник превратил в сильный узел сопротивления с многоярусной системой инженерных заграждений и сооружений. На склонах, обращенных на северо-восток, были оборудованы окопы и отдельные ячейки, площадки для огневых позиций минометов и орудий, а подступы к вершине минированы. Огонь артиллерии крупных калибров и противотанковых орудий закрывал узкие выходы северо-западнее и юго-восточнее горы. Подвергались непрерывному обстрелу дороги, ведущие в Турку из Мшанца на Быстре и из Днестшика-Головецки на Ломну. Гору Магура- Ломнянска обороняли полк венгров, батальон 101-й горнострел­ковой и штурмовой отряд егерей 100-й легкопехотной немецких дивизий

Бой за гору Магура-Ломнянска весьма поучителен, так как в нем наряду с высоким искусством командиров проявились умелые дерзкие действия воинов 18-й армии. Решение коман­дира 161-й стрелковой дивизии полковника В. И. Новожилова состояло в том, чтобы, демонстрируя фронтальный удар 565-го стрелкового полка из Завадки и ложный обходный маневр 569-го стрелкового полка из Гронзевы, обойти 575-м стрелко­вым полком гору Магура-Ломнянска с северо-востока и нане­сти по противнику удар с тыла.

В ночь на 22 сентября 575-й стрелковый полк Героя Совет­ского Союза полковника В. Н. Федотова скрытно совершил об­ход и под покровом предрассветной дымки внезапно атаковал гарнизон противника. Бросая окопы, противник тщетно пы­тался прорваться через боевые порядки полка на юг. У ме­теорологической вышки, где бой принял особенно ожесточен­ный характер, осталось 200 трупов его солдат и офицеров. Всего в этом бою враг потерял до 400 человек убитыми и ране­ными. Были взяты пленные и трофеи (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 487, л. 24-26, 31).

Потеряв гору Магура-Ломнянска, гитлеровцы были не в со­стоянии больше удержаться на высотах и в населенных пунк­тах, расположенных юго-западнее и южнее. Создались благо­приятные условия для наступления других дивизий. К исходу 24 сентября 66-я гвардейская дивизия преодолела покрытый лесом хребет Отрыт и двумя полками с ходу форсировала реку Сан. 317-я стрелковая дивизия овладела сильным узлом сопро­тивления Лютовиска, а 161-я стрелковая дивизия — опорными пунктами Хошев и Ломна. Понесли большие потери 101-я гор­нострелковая немецкая дивизия и 6-я венгерская пехотная дивизия. Переброшенный гитлеровским командованием на под­крепление 500-й штрафной батальон не смог заполнить бреши, образовавшиеся в боевых порядках, а других резервов у про­тивника не было. В связи с этим гитлеровцы вынуждены были начать отвод своих войск в полосе 18-го гвардейского стрел­кового корпуса на рубеж Главного Карпатского хребта, рас­считывая там прочно закрепиться.