Перейти к содержимому


Фотография
  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 199

#181 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 07 Январь 2016 - 22:33

25 сентября 145-й и 195-й стрелковые полки 66-й гвардей­ской стрелковой дивизии под командованием подполковников Д. И. Хрипко и Н. С. Лебедя, неотступно преследуя противни­ка, первыми вышли на границу Польши с Чехословакией в районе Заповедной Стужицы (12 км северо-западнее Ужока) (ЦАМО, ф. 1396, on. 1, д. 30, л. 32).

Этому успеху во многом способствовало хорошо организованное дорожное обеспечение. Прокладку колонных путей в полосе дивизии осуществляли три дорожно-мостовых батальона и одни дорожно-восстановительный отряд. Кроме того, для этой цели привлекался стрелковый полк из состава 317-й стрелковой дивизии. В следующие два дня польско-чехословацкой границы тигли 151-я и 161-я дивизии. Задача 18-го гвардейского стрелкового корпуса теперь состояла в том, чтобы возможно быстрее выйти к Главному Карпатскому хребту, прорвать обо- у противника, а затем развить удар на Ужгород. 26 сентября 66-я гвардейская стрелковая дивизия, наступая по вьючным тропам, продвинулась до 2 км и 145-м стрелковым полком по­шла к горе Прикры, а 195-м и 193-м полками к реке Стужица , где встретила организованное сопротивление противника. Отсюда враг был выбит лишь на третьи сутки. Захватив сильный опорный пункт противника Нова-Седлица, дивизия дальше подвинуться не смогла, вынужденная отражать сильные контр­атаки гитлеровцев, успевших занять оборону на линии Арпада. Две другие дивизии (151-я и 161-я) 18-го гвардейского стрелкового корпуса также не добились существенного успеха и были остановлены сильными контратаками на рубеже южнее Стужицы, Вышка. Выход 18-го гвардейского стрелкового корпуса к Главно­му Карпатскому хребту на ужгородском направлении, а также успешное продвижение левого соседа армии — 17-го гвардей­ского стрелкового корпуса в направлении Рахова содействовали началу активных действий 95-го стрелкового корпуса.

25 сентября первым начал наступление 168-й стрелковый к майора Войтова 24-й стрелковой дивизии. За сутки он сдвинулся на 7—10 км и достиг населенного пункта Розлуч, расположенного в 8 км северо-западнее крупного узла дорог города Турка, превращенного противником в сильный узел со­ставления. На склонах высот, опоясывающих Турку, были отрыты траншеи, стрелковые окопы, подготовлены пулеметные и артиллерийские площадки. Танкоопасные направления с севера прикрывались противотанковым рвом и деревянными надолбами. Вся впереди лежащая местность простреливалась пулеметно-артиллерийским огнем, мосты и отдельные участки дорог были подготовлены к взрывам. В глубине узла обороны долина реки Стрый дважды перекрывалась противотанковым рвом, а русло реки — деревянными ряжами, заполненными кам­нями. Для быстрейшего овладения туркским узлом обороны командующий армией поставил задачу армейскому загради­тельному отряду: по горным тропам обойти Турку с северо-во­стока и совместным со 168-м стрелковым полком ударом унич­тожить гарнизон противника. Эта задача была выполнена ус­пешно. На рассвете 26 сентября город Турка был взят.

В тот же день в наступление перешли все полки 24-й и 351-Й стрелковых дивизий. Продвигаясь отдельными батальо­нами по проселочным дорогам и тропам и преодолевая сопро­тивление отдельных групп противника, к исходу 30 сентября во всей полосе на ряде участков они вышли на советско-чехо­словацкую границу. Попытки войск корпуса прорвать с ходу оборону противника на границе не дали результатов. Крутые склоны гор позволили гитлеровцам создать многоярусный огонь.

Таким образом, войска 4-го Украинского фронта, используя успехи армий соседних фронтов, в первой половине сентября выдвинулись к перевалам Карпатского хребта и заняли некото­рые из них. Войска 38-й и 1-й гвардейской армий в результате Карпатско-Дуклинской операции овладели важным Дуклинским перевалом. Войска 18-й армии преследовали противника, отходившего на Ужгород.

Подводя итоги сентябрьских боев 18-й армии, необходимо указать, что наступление, начатое одной дивизией, постепенно переросло в широкую наступательную операцию по фронту протяженностью 180 км. Войска армии продвинулись на 30— 40 км, освободили десятки советских и польских городов, сотни населенных пунктов, положили начало освобождению Закар­патской Украины. Нанесли серьезное поражение двум немец­ким дивизиям (100-я легкопехотная и 101-я горнострелковая) и четырем дивизиям (6, 7, 13 и 16-я) 1-й венгерской армии. Общие потери противника составили только убитыми 6895 сол­дат и офицеров. 1165 человек было взято в плен. В числе тро­феев захвачено 69 орудий, 73 миномета, большое количество боеприпасов и другого военного имущества (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 425, л. 81).

В этих боях, как и в предыдущих, воины проявили массо­вый героизм. Здесь впервые отличились бойцы нового попол­нения. В одном из боев уроженец Дрогобычской области рядо­вой 2-го стрелкового батальона 683-го стрелкового полка 151-й стрелковой дивизии Ф. Федоляк заменил первого номера пу­леметного расчета, выбывшего из строя, и лично истребил 10 гитлеровцев. Когда, пулемет был поврежден, взял автомат у раненого бойца и убил еще трех фашистов (ЦАМО, ф. 371, оп. 6368, д. 31, л. 214). Рядовой 161-й стрелковой дивизии А. Ф. Немко в рукопашной схватке был ра­нен, но не ушел с поля боя, а, продолжая сражаться, убил од­ного фашиста и двух взял в плен. Когда Немко приказали от­правиться в госпиталь, он заявил: «Жалею, что ранен и не смо­гу дальше действовать вместе с товарищами» (Там же). 11 сентября исключительное хладнокровие и мастерство проявил кандидат в члены партии младший лейтенант А. И. Феоктистов, уроженец Тульской области, командир взвода противотанковых ружей 351-й стрелковой дивизии. Когда гитлеровцы перешли в контр­атаку, Феоктистов скомандовал: «Товарищи, ни шагу назад, сильнее огонь по врагу!» Сам лег за противотанковое ружье и уничтожил вражеский пулемет, затем поднял бойцов в атаку. Противник был отброшен. На поле боя осталось 10 трупов фа­шистских солдат и офицеров (См.: Они освобождали Закарпатье. Ужгород, 1974, с. 51).

Храбро дрались с врагом девушки-воины. Катя Платонова, санитарка 4-й роты 571-го стрелкового полка 317-й стрелковой дивизии, спасла жизнь десяткам раненых солдат и офицеров, фронте вступила в партию, стала ротным парторгом. В одном из боев первой поднялась в атаку и повела за собой всю роту. Противник был разбит. Рота захватила много пленных, пушки, 6 пулеметов, 38 винтовок. К. Платонова за проявленный героизм и мужество была награждена орденом Славы 1 степени. 25 сентября она вновь подняла роту против контр­атакующих гитлеровцев и обеспечила успех боя. Орден Крас­ной Звезды был наградой героине (См.: Они освобождали Закарпатье, с. 53).



#182 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 07 Январь 2016 - 23:18

3. ОСВОБОЖДЕНИЕ ЗАКАРПАТСКОЙ УКРАИНЫ ВЫХОД В ВОСТОЧНУЮ СЛОВАКИЮ

Несколько веков народ Закарпатья находился под игом чуже­земных поработителей, обреченный на бесправие, нищету и арабский труд. И вот теперь пришло освобождение. Его несли воины 4-го Украинского фронта. Наиболее сложная задача стояла перед 18-й армией этого фронта и ее левым соседом —17-м гвардейским стрелковым корпусом, находящимся в подчинении фронта. Для того чтобы освободить Закарпатскую Украину, их войскам предстояло преодолеть главный хребет Восточных Карпат и сокрушить сильно укрепленную противником линию Арпада.

С учетом характера местности, обороны врага и группиров­ки его сил командующий фронтом решил достигнуть постав­ленной цели путем нанесения мощного удара девятью дивизиями на стыке 1-й гвардейской и 18-й армий в южном направле­нии с последующим поворотом по выходе на равнину в направ­лении Михаловце, Кошице. Особенность данного решения со­стояла в том, что войска должны были наступать в наиболее Труднодоступной, бедной дорогами части Восточных Карпат. Правда, здесь противник имел менее развитую оборону, чем на основных перевалах. Немаловажное значение имело также и то, что в данном случае не требовалась перегруппировка сил в наступление могло возобновиться без существенного пере­рыва.

1 октября армии получили следующие задачи. 18-й армии Предписывалось продолжать наступление, нанося главный удар силами не менее трех дивизий в общем направлении на Собранце (ЦАМО, ф. 244, on. 3000, д. 480, л. 123-124). 1-й гвардейской армии справа нанести главный удар силами не менее шести дивизий в направлении Стакчина, а затем наступать на Михаловце. 17-му гвардейскому стрелковому корпусу слева продолжать наступление на Рахов, Сигет и далее на Мукачево.

Выполняя приказ командующего фронтом, командующий армией в тот же день поставил задачи корпусам: 18-му гвар­дейскому стрелковому корпусу силами 317-й, 66-й гвардейской и 161-й стрелковых дивизий нанести удар в направлении гора Вежа, Кленова (35 км северо-восточнее Ужгорода), выйти к исходу 5 октября в район Кальне, Кленова, Брезовец, затем развивать наступление на Собранце (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 427, л. 8); 95-му стрелковому кор­пусу из района Верецкого перевала наступать на Сваляву, Му­качево, широко применяя обходный маневр опорных пунктов и узлов сопротивления противника (Там же, л. 5).

Подготовка войск 18-й армии к освобождению Закарпат­ской Украины, а затем и Словакии велась заблаговременно, тщательно и всесторонне. Еще на подходе к границе были про­изведены необходимые перегруппировки частей и артиллерии с учетом направлений действий корпусов и дивизий, пополне­ны запасы боеприпасов, горючего, продовольствия и других ви­дов материальных средств. Личный состав был заблаговремен­но информирован об истории и современном положении Закар­патской Украины, ее населении и традициях.

В период с 1 по 3 октября командиры корпусов, дивизий и полков довели задачи до подчиненных, спланировали огонь артиллерии и минометов, согласовали вопросы взаимодействия пехоты с артиллерией и инженерными частями. Для наиболее эффективного использования огня артиллерии ее огневые пози­ции были приближены к боевым порядкам поддерживаемых частей и подразделений.

Проведение этой работы было сопряжено с неимоверными трудностями. Имеющиеся горные тропы допускали движение только вьючных животных и пешеходов. К тому же непрерыв­ные дожди, начавшиеся в первых числах октября, привели тро­пы в такое состояние, что по ним не могла двигаться даже артиллерия на конной тяге. Над расширением существующих троп и прокладкой новых дорог круглые сутки без отдыха тру­дились четыре инженерно-саперных батальона.

Много внимания подготовке штурма Главного Карпатского хребта уделяли политические органы, партийные и комсомоль­ские организации. В период с 17 по 23 сентября по указанию начальника политотдела была проведена тщательная проверка состояния партийно-политической работы в тыловых частях и учреждениях и выполнения ими задач по материальному и ме­дицинскому обеспечению войск (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 31, л. 180).

В связи с тем что перед армией вырисовывалась перспек­тива в самые ближайшие дни вступить на территорию Закарпатской Украины, Чехословакии, Румынии и Венгрии, встали новые задачи перед командирами, штабами и политорганами. Необходимо было подумать об их особой работе не только с личным составом, но и с населением Закарпатской Украины и освобождаемых стран. Поэтому в ходе боев политическому от­делу пришлось провести ряд семинаров с политработниками со­единений и частей.

27 и 28 сентября такой семинар был проведен с агитаторами дивизий и полков связанный с необходимостью усиления агита­ционной работы среди воинов и местного населения в связи с развертыванием боевых действий на территории Закарпатской Украины и Чехословакии (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 31, л. 182).

Задача состояла в том, чтобы все воины правильно понимали свою освободительную миссию, своими поступками и отношением к местным жителям способст­вовали укреплению авторитета советских солдат и офицеров и росту авторитета Советской страны.



#183 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 08 Январь 2016 - 00:10

3 октября после 30-минутной артиллерийской подготовки 8-я армия возобновила штурм Главного Карпатского хребта я Укреплений линии Арпада. Противник оказал упорное сопротивление, цеплялся за каждую высоту, за каждый рубеж.

 Особенно ожесточенные бои развернулись в полосе 18-го гвардейского стрелкового корпуса, где оборонялись 100-я легкопехотная и 101-я горнострелковая немецкие дивизии. За день войска корпуса продвинулись незначительно и лишь на отдель­ных направлениях. Ливневые дожди, густые туманы до предела усложнили наступление по горному бездорожью. От дождей земля превратилась в липкую грязь. Затруднялось передвижение войск, особенно артиллерии. Зачастую приходилось грузить орудия в кузовы автомобилей и таким образом преодолевать труднопроходимые участки (ЦАМО, ф. 371, оп. 6368, д. 31, л. 210). В создавшихся условиях до 6 ок­тября дивизии были вынуждены действовать отдельными отря­дами, основной задачей которых было выявить слабые места в обороне противника.

7 октября командующий армией приказал командиру 18-го гвардейского стрелкового корпуса ввести в бой 161-ю стрелко­вую дивизию на стыке 237-й и 317-й стрелковых дивизий, улуч­шить положение, захватив Рунину, гору Напахары, Тополя, Поляну и высоту 936 (16 км северо-западнее Ужока) (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 427, л. 25). Эта задача была в основном выполнена.

Наступление 95-го стрелкового корпуса между тем шло более успешно. Его войска, действуя вне дорог через лесные массивы, обошли в первый день ряд сильно укрепленных про­тивником командных высот на советско-чехословацкой границе и ударом с тыла овладели ими. Создались условия для продви­жения как вдоль Главного Карпатского хребта, так и в глубь вражеской обороны. Особенно смело и решительно действовал 168-й стрелковый полк 24-й стрелковой дивизии майора К. И. Войтова. Наступая по бездорожью через горный лесной массив в обход Западно-Верецкого перевала с запада, он за сутки продвинулся с боями на 10 км, овладел горами Тукуй (1408 м) и Минчель (1203 м) и у населенного пункта Задельское (4 км юго-западнее Нижни-Верецки) вышел к рокадной дороге Подполозье — Нижни-Верецки — Воловец — Пилипец, лишив тем самым противника единственной шоссейной магист­рали для маневра в пределах оборонительной линии Арпада.

Исключительное самообладание проявил в этот день коман­дир 7-й батареи 160-го артиллерийского полка коммунист стар­ший лейтенант А. И. Шишкин. Во время одной из контратак противника на его наблюдательный пункт, расположенный на высоте 892, прорвалось до батальона венгров. Имея явное пре­восходство, враг предвкушал победу. Но герои-артиллеристы не дрогнули. Шишкин вызвал огонь батареи на себя. Командиры огневых взводов коммунисты старший лейтенант Н. А. Таратынов и лейтенант П. И. Захаров, зная, что там их командир, с исключительной точностью принимали команды на ведение огня, лично проверяли наводку орудий, в результате снаряды ложились в гущу врага. Высота не была сдана, у ее подно­жия осталось 50 вражеских трупов (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 38, л. 366).

Сопутствовал успех и частям 351-й стрелковой дивизии. Тропами сквозь лесную чащу они обошли укрепления против­ника, созданные вдоль дороги Стрый—Свалява—Мукачево, прорвали его оборону и овладели сильным узлом сопротивления Скотарское. В числе первых воинов этой дивизии, достигших нашей государственной границы с Чехословакией, был коммунист рядовой 7-й роты 3-го стрелкового батальона 1161-го стрелкового полка П. Н. Кушниренко, уроженец Ворошиловградской области (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 31, л. 278). Выйдя к пограничному столбу, он развернул красный флаг и водрузил его на пограничной черте.

В результате напряженных боев войска 95-го и 17-го гвардейского стрелковых корпусов к концу первой декады октября 944 г. полностью очистили территорию Украинской ССР и ве­ди бои в Закарпатье.

Глубокие вклинения частей 24-й и 351-й стрелковых дивизий в оборону врага на флангах Верецкого перевала создали угрозу окружения обороняющихся там немецко-фашистских войск. Гитлеровское командование подтянуло ближайшие ре­зервы и с утра второго дня предприняло сильные контратаки, пытаясь восстановить положение. Эти попытки не увенчались успехом. Обескровив противника в ходе отражения контратак, дивизии возобновили наступление и к исходу 5 октября захва­тили Верецкий перевал, прорвали первую полосу его обороны вдоль советско-чехословацкой границы и вышли на рубеж По­лнота, южнее Нижни-Верецки, Воловец, Скотарское. На про­тяжении 18 км была полностью перерезана рокадная дорога, идущая из Ужока на Полисту, Воловец. Перед войсками встала задача прорвать главную полосу вражеской обороны, создан­ную по гребню Главного Карпатского хребта и состоящую из ряда укрепленных районов. Наиболее сильными из них явля­лись укрепленный район, включавший господствующие высо­ты 1408, 1071, 1104, 1055 (6 км юго-западнее Нижни-Верецки), который перекрывал дороги Ужок—Свалява—Мукачево, Ужок—Воловец—Хуст и Стрый—Мукачево, и укрепленный район в 6 км юго-западнее Воловца, перекрывавший шоссей­ную и железную дороги, идущие из Стрыя на Воловец, Сваляву, Мукачево и Сваляву, Хуст (опирался на высоты 1097, 1347, 963 и 1090). На высотах имелось несколько ярусов траншей, Соединенных ходами сообщения; подходы к ним были замини­рованы. На важнейших направлениях имелись доты и дзоты, подбрустверные блиндажи и другие укрытия. Для обороны укрепленных районов враг стянул все, что мог, до жандарм­ских частей включительно.

Командующий 18-й армией генерал Е. П. Журавлев при­казал командиру 95-го стрелкового корпуса избегать лобовых атак этих укрепленных районов, обходить их и блокировать с тыла. В тяжелейших условиях лесистых гор, испытывая не­хватку боеприпасов из-за трудностей подвоза, дивизии корпуса продвигались медленно, победа доставалась с большим трудом. По мере углубления во вражескую оборону сопротивление противника все возрастало. Днем и ночью кипело в Карпатах яростное сражение. Бойцы поднимались на один хребет — пе­ред ними, как стена, вырастал следующий, сбивали врага с одной горы — он взбирался на другую, еще более высокую, и снова нависал над головами, не давал возможности продви­нуться вперед. К тому же в связи с плохой погодой авиация не могла поддерживать наступающие войска в той мере, в какой это было необходимо. Так как основные дороги не контролиро­вались нашей авиацией из-за дождей и туманов, противник беспрепятственно подтягивал резервы к фронту и подвозил все необходимое своим войскам.

Военным советом армии были приняты энергичные меры для улучшения снабжения войск. Офицеры штаба, политотде­ла, органов тыла разъехались по дивизиям и в учреждения тыла, чтобы лично контролировать подвоз боеприпасов частям.

Командующий фронтом и командующий армией, придавая важное значение мукачевскому направлению, насколько было возможно усилили 95-й стрелковый корпус, передав ему 2-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию, 5-ю гвардей­скую отдельную танковую бригаду, 156-й заградительный от­ряд, 75-й батальон химической защиты, два истребительно-противотанковых артиллерийских полка, четыре артиллерийских дивизиона и один инженерно-саперный батальон. В его полосу по приказу командующего фронтом выдвигалась также 237-я стрелковая дивизия. Одновременно были поставлены задачи 8-й воздушной армии на нанесение бомбовых и штурмовых ударов по противнику, в частности по его укрепленным райо­нам, резервам и артиллерии.

Все это привело к перелому в обстановке. Увеличились тем­пы продвижения пехоты, особенно с 15 октября, когда в стык между 24-й и 351-й стрелковыми дивизиями была введена 2-я гвардейская воздушно-десантная дивизия с задачей развить успех вдоль реки Латорица на Сваляву. В этот день полки 24-й стрелковой дивизии после длительных тяжелых боев, ко­торые часто приходилось вести в окружении, блокировали укрепленный район Подполозье и примыкающие к нему гос­подствующие высоты. Гитлеровцы, оставшись без боеприпасов, продовольствия и воды, находясь под ударами авиации и не­прерывным обстрелом артиллерии, не выдержали и начали сдаваться в плен. Тем временем 2-я гвардейская воздушно-де­сантная и 351-я стрелковая дивизии, захватив ряд ключевых высот, продвигались на Сваляву. Многие грузы пришлось до­ставлять на плечах или волокушах, идти через густой лесной массив, преодолевать под огнем многочисленные притоки реки Латорица. Но исключительные трудности не сломили мужества наших бойцов и командиров.

Нельзя не сказать о той огромной работе, которую вел Во­енный совет и, в частности, политотдел армии среди вражеских войск, особенно венгерских. Она велась всеми методами: устно, распространялись листовки и засылались во вражеский тыл взятые в плен лояльно настроенные к нам солдаты и офицеры, а время операции было распространено 1,5 млн. листовок, проведено 8309 радиопередач (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 31, л. 395, 396). Это снижало политико-мораль­ное состояние венгерских частей. Пленные показали, что «в боевые порядки венгерских войск вводятся немецкие подраз­деления, потому что немецкое командование не доверяет вен­грам, опасаясь их ухода с занимаемых позиций или перехода на сторону русских» (ЦАМО, ф. 244, оп. 3000, д. 694, л. 6).

     Под воздействием ударов войск 4-го Украинского фронта 16 октября командованию 351-й стрелковой дивизии 18-й ар­мии сдался в плен командующий 1-й венгерской армией гене­рал-полковник М. Бела вместе со своим начальником штаба, намереваясь вывести армию из войны (ЦАМО, ф. 244, он. 3000, д. 723, л. 174—175). Этого, однако, не про­изошло. Немецко-фашистское командование быстро заменило руководящий состав армии своими ставленниками. В по­следующем 1-я венгерская армия, усиленная немецкими частя­ми, продолжала упорно обороняться.



#184 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 08 Январь 2016 - 00:24

После того как сопротивление врага на мукачевском на­правлении было сломлено, а основные укрепления и опорные пункты остались позади, 95-й стрелковый корпус ни на час не прекращал наступления. 20 октября его передовые части на­ходились в 10 км от Свалявы. К исходу четвертых суток 24-я стрелковая дивизия, овладев населенными пунктами Порошков, Оленево, вышла на дорогу Перечни — Свалява, 2-я гвардейская воздушно-десантная дивизия овладела Поляной, а передовыми полками — Голубиной, захватив при этом до 2 тыс. пленных. 351-я стрелковая дивизия с 15-й штур­мовой инженерно-саперной бригадой овладела крупным узлом дорог городом Свалява, взяла более 4500 пленных.

В боях на юго-западных склонах Восточных Карпат, кото­рые пришлось вести в тяжелейших природных и метеоро­логических условиях, воины армии проявляли массовый ге­роизм.

Сержант Найденов с группой в семь человек проник в тыл противника южнее Верецкого перевала и, разведав расположе­ние его огневых средств, послал одного из бойцов к заместите­лю командира батальона 2-й гвардейской воздушно-десантной дивизии Герою Советского Союза старшему лейтенанту Ф. Н. Ижедерову для доклада обстановки. Ижедеров, восполь­зовавшись проводником, с батальоном вышел в район группы Найденова, стремительно атаковал противника, овладел опор­ным пунктом, захватив более 100 пленных (См.: Они освобождали Закарпатье, с. 88).

     В боях на подступах к городу Свалява с севера исключи­тельную храбрость, мужество и находчивость проявил коман­дир истребительно-противотанковой артиллерийской батареи 351-й стрелковой дивизии старший лейтенант В. И. Богданчиков. Во время одной из контратак наши бойцы залегли под сильным огнем противника. В этот момент коммунист Богданчиков заметил впереди атакующей цепи фашистских солдат немецкого офицера и метким выстрелом сразил его. Воспользо­вавшись замешательством гитлеровцев, Богданчиков поднялся во весь рост и крикнул: «Вперед! Бей, ребята, фашистских гадов, а я огонька поддам!» Воодушевленные подвигом отваж­ного офицера, пехотинцы дружно поднялись в атаку и с кри­ком «ура» ринулись на врага. В этом бою противник потерял свыше 150 человек убитыми, много раненых, был захвачен обоз из 200 подвод, 60 автомашин, много военной техники, крупные склады с военным имуществом (См.: Они освобождали Закарпатье, с. 101—102).

Благодаря слаженной работе саперов на месте взорванных мостов через два-три дня вырастали новые, прокладывались де­сятки километров дорог, быстро обезвреживались минные поля.

     Самоотверженность проявляли не только солдаты и офицеры передовой линии, но и подносчики боеприпасов, погонщики вьючных лошадей, связные, врачи госпиталей. Врачи, меди­цинские сестры без отдыха, не отходя от операционных сто­лов сутками, боролись за жизнь раненых. Когда в армейском госпитале иссякли запасы крови, которой не было и на складе санотдела армии, врачи, санитары, сестры отдали свою кровь — вернули к жизни 60 раненых (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 31, л. 392).

В то время как 95-й стрелковый корпус преодолел наиболее трудную часть Восточных Карпат, 18-й гвардейский стрелко­вый корпус и действующая справа 1-я гвардейская армия про­должали вести тяжелые бои на гребне Карпатского хребта. Особенно упорно враг оборонял Ужокский перевал. Попытки овладеть им атаками с фронта и флангов не дали результа­тов.

В создавшихся условиях нужно было найти для удара наи­более уязвимое место в обороне противника. 15 октября коман­дующий 18-й армией генерал Е. П. Журавлев приказал коман­диру 18-го гвардейского стрелкового корпуса генералу И. М. Афонину перегруппировать 66-ю гвардейскую, 317-ю и основные силы 151-й стрелковой дивизии в район 20 км северо- западнее Ужока, с утра следующего дня нанести удар на юг в направлении Ставне, прорвать оборону 101-й горнострелко­вой немецкой дивизии и 6-й венгерской пехотной дивизии, пе­ререзать шоссейную дорогу Ужгород — Ужок — Турка, затем наступать вдоль шоссе и железной дороги на Жорнаву, Кострину, Перечни, Ужгород. Одновременно для овладения Ужокским перевалом была создана армейская подвижная группа под командованием полковника И. Ф. Хомича в составе 5-й гвардейской отдельной танковой бригады, армейских курсов младших лейтенантов, разведроты армейского запасного стрел­кового полка, одного самоходного и двух артиллерийских пол­ков (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 427, л. 52). Группа должна была обойти с юго-востока укрепления, созданные противником в районе Ужокского перевала, разгро­мить части 10-й и 2-й венгерских горнострелковых бригад, на­ступать вдоль дороги Ужок — Ставне навстречу дивизиям 18-го гвардейского стрелкового корпуса.

Для обеспечения наступления корпуса и армейской подвиж­ной группы фронтом по заявке штаба армии были заплани­рованы бомбардировочные удары 8-й воздушной армии по всем основным опорным пунктам и узлам сопротивления против­ника. Кроме того, предусматривались действия штурмовой авиации для поддержки наступающих войск. Для ремонта до­рог и прокладки колонных путей в полосу корпуса были вы­двинуты один дорожно-строительный и четыре отдельных мо­стовых батальона.

Было сделано все необходимое, чтобы обеспечить войска корпуса в материально-техническом отношении для действий на новом направлении. В районе Ветлина была развернута ле­тучка армейского артиллерийского склада, откуда боеприпасы подвозились в район Волосате, где находилась большая часть огневых позиций артиллерии. На полковые и батальонные пункты боепитания боеприпасы подавались транспортом ди­визий, а оттуда вьючным транспортом в роты и батареи. Каж­дый батальон имел для этого 10 вьючных лошадей, а рота — две вьючные лошади.



#185 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 12 Январь 2016 - 01:14

16 октября после 30-минутной артиллерийской подготовки дивизии 18-го гвардейского стрелкового корпуса возобновили наступление. Они преодолели проволочные заграждения и мин­ные поля, выбили противника из ряда опорных пунктов, к ис­ходу дня продвинулись до 10 км.

Подвижная группа армии в районе Ужокского перевала ночью под проливным дождем передовыми частями овладела высотами восточнее Ужока. По размытым дождями тропам артиллеристы капитана Е. В. Ткаченко втащили на хребет ору­дия и открыли огонь по противнику. Первыми прорвались че­рез Главный Карпатский хребет самоходчики подполковника Д. А. Ольховенко. За ними устремилась вся группа и создала угрозу окружения гарнизону, оборонявшему перевал. Гитлеров­цы начали отходить, сжигая на своем пути села и взрывая мосты на дорогах. Не дождавшись рассвета, подвижная группа начала штурм города Ужок и в первой половине дня овладела перевалом. Потери противника составили 200 убитых и 150 пленных солдат и офицеров. В последующем подвижная группа, преследуя отходящего противника, овладела Волосян­кой и в районе Ставне соединилась с частями 18-го гвардей­ского стрелкового корпуса. Таким образом, в результате уси­лий войск 18-й армии Главный Карпатский хребет, оборудо­ванный мощными оборонительными сооружениями, был пре­одолен во всей полосе ее наступления.

18 октября был освобожден румынский город Сигет. В тот же день войскам 4-го Украинского фронта, в том числе и 18-й армии, была объявлена благодарность Верховного Глав­нокомандующего. Москва салютовала воинам 20 артиллерий­скими залпами из 224 орудий.

21 октября из Словакии на имя командующего 4-м Укра­инским фронтом поступила такая поздравительная телеграм­ма: «По случаю перехода Карпатского хребта армиями 4-го Украинского фронта и их вступления на территорию Чехословац­кой республики президиум Словацкого национального совета шлет Вам и Вашим войскам пламенные приветы от имени Сло­вацкого национального совета, от имени всего словацкого на­рода, от имени чехословацкой армии и партизан, воюющих в Словакии. Уверяем Вас, что в нашей справедливой войне про­тив немецких агрессоров мы и в дальнейшем будем действовать с той же решимостью, как и до сих пор. С радостью ожидаем момента, когда сможем присоединиться к Вашим войскам в их походе против нашего общего врага» (ЦАМО, ф. 19, оп. 11539, д. 79, л. 92).

Успех 18-й армии явился результатом высокого мо­рального духа и отличной боевой выучки воинов, способных воевать в сложнейших горных условиях, выносить огромное напряжение — физическое и моральное, находить правильное решение боевой задачи и претворять его в жизнь в любой обстановке.

За время боев в За­карпатье в части было направлено 28 заместителей командиров батальонов, 28 парторгов батальонов и дивизионов, 20 комсор­гов батальонов, 7 комсоргов полков, 5 работников политорганов соединений. Кроме того, было мобилизовано и послано в стрел­ковые части 95 коммунистов из тылов армии, что укрепило ротные парторганизации. (ЦАМО, ф. 371, on. 6386, д. 31, л. 384—385).

В долинах Карпатских гор воины армии услышали рус­скую и украинскую речь. Население встретило своих освободи­телей как родных братьев, оказывало посильную помощь вой­скам. Местные жители ухаживали за ранеными бойцами, вос­станавливали разрушенные и строили новые дороги и мосты. Например, на восстановлении дороги Крывка — Нижни-Верец­ки ежедневно работало 200—300 человек. За пять дней ими было отремонтировано 3 км дороги, построено 7 мостов и обо­рудовано 2 брода. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 31, л. 253).

Большую помощь войскам 18-й армии в ходе боев в Карпа­тах оказывали партизаны. Они совершали дерзкие налеты на вражеские гарнизоны, информировали население о победах Красной Армии. В украинских селах распространялись листов­ки: «Поднимайся, народ Закарпатской Украины! Бей фаши­стов!» 17 октября отряд В. П. Русина в селе Подкутье-Бабичи (17 км восточнее Мукачево) разбил гарнизон противника из 23-го венгерского пехотного полка. Было уничтожено 34 сол­дата, захвачено 2 пулемета, 5 автоматов, 29 винтовок, 130 гра­нат. 23 и 24 октября этот же отряд в районе 19 км северо-вос­точнее Мукачево в бою с частями 13-й венгерской дивизии уни­чтожил 193 солдата и офицера и 318 взял в плен. Отряд под командованием венгра Д. Уста 2 и 15 октября юго-восточнее Мукачево подорвал эшелоны с войсками противника. Соедине­ние А. В. Тканко в районе Турьян-Реметы взорвало крупный склад боеприпасов (См.: За освобождение Чехословакии. М., 1965, с. 98, 99).

После того как 18-я армия преодолела Главный Карпатский хребет, мукачевское направление стало главным для фронта. Именно Здесь создались благоприятные предпосылки для вы­хода наших войск на оперативный простор и разви­тия удара на Кошице. Однако на пути достижения этой цели были юго-западные склоны Карпат, где все доступные Для движения войск пути были прикрыты различными инже­нерными заграждениями и препятствиями. Дополнительные трудности создавали проливные дожди и сильные туманы. Бурные потоки дождевой воды делали горные тропы и дороги непроходимыми. Иногда за какой-нибудь час они сносили на­веденные мосты и жердевые выстилки, уничтожая труд сотен людей.

Для наращивания удара на мукачевском направлении 24 октября сюда были переброшены армейская подвижная группа и 30-й стрелковый корпус генерал-майора Г. С. Лазько (141-я и 155-я стрелковые дивизии), переданный армии из резерва фронта.

Задача 18-й армии состояла в том, чтобы 18-м гвардейским стрелковым корпусом развивать наступление на Перечин, Уж­город, 95-м стрелковым корпусом — навстречу 18-му корпусу в направлении Порошков, Перечин, а 30-м стрелковым кор­пусом совместно с армейской подвижной группой — на Мука­чево, затем с юго-востока на Ужгород.

Правее 1-я гвардейская армия с утра 26 октября должна была нанести удар главными силами в направлении Стакчин, Снина, Гуменне. Слева 17-й гвардейский стрелковый корпус 25 октября развивал наступление 237-й стрелковой дивизией из района Иршавы на Мукачево, а двумя дивизиями — на Чоп.

18-й армии предстояло освободить большую часть Закар­патской Украины и два крупных города — Ужгород и Мука­чево.



#186 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 12 Январь 2016 - 01:21

В ночь на 25 октября войска приступили к выполнению по­ставленных задач. На ужгородском направлении 151-я стрел­ковая дивизия 18-го гвардейского стрелкового корпуса без тя­желой техники и автотранспорта в сопровождении местного проводника по горной тропе из Люте продвинулась на 17 км, вышла в глубокий тыл противника и заняла населенные пункты Буковеце и Смереково. 761-й стрелковый полк 317-й стрелко­вой дивизии, которым командовал подполковник Ю. Г. Граф­ский, используя успех 151-й стрелковой дивизии, обходным маневром через перевал хребта Великий Рожнов в районе Бистрнцы вышел на подступы к Чорноголову. Смелые и ре­шительные действия наших войск явились полной неожиданно­стью для противника. Боясь окружения, он начал отходить на юг, прикрываясь сильными арьергардами. Неотступно пресле­дуя противника, 18-й гвардейский стрелковый корпус к исходу дня передовыми частями вышел к Перечину (25 км северо- восточнее Ужгорода).

95-й стрелковый корпус, наступая вдоль дороги Поляна — Перечин, овладел Порошковом, а 26 октября — Турьян-Реметами, где был выведен во второй эшелон армии и продвигался к Ужгороду за 18-м гвардейским стрелковым корпусом. 30-й стрелковый корпус совместно с армейской подвижной группой при содействии 17-го гвардейского стрелкового корпуса 26 ок­тября в 7 часов стремительной атакой овладел городом Мукачево.

В тот же день Москва салютовала отважным воинам, осво­бодившим старинный украинский город Мукачево — важный промышленный центр, узел коммуникаций и опорный пункт противника у южных отрогов Карпат.

 В боях за Мукачево отличились бойцы и командиры ар­мейской подвижной группы полковника И. Ф. Хомича, 351-й стрелковой дивизии генерала И. Ф. Дударева, 15-й штурмовой инженерно-саперной бригады полковника М. Д. Бараша и другие части. 875-й самоходно-артиллерийский полк подполков­ника Д. А. Ольховенко в числе первых ворвался в город. Эки­пажи самоходных орудий младших лейтенантов Н. А. Воро­нина и JI. П. Карамзина, лейтенантов К. Яшина, А. Хренова, Г. А. Быковского, искусно используя местность, уничтожили много огневых точек противника, расчистили путь для пехоты.

Восторженно, радостно встречали бойцов и командиров тру­дящиеся Закарпатья. Навстречу советским воинам шли с хле­бом-солью, с букетами цветов юноши и девушки, мужчины и женщины, седовласые старики. Советских солдат угощали фруктами, засыпали цветами. И так было везде, в каждом селе и городе. В Сваляве советских бойцов встретили со знаменами. В день освобождения городская управа созвала заседание, где были обсуждены вопросы оказания помощи Красной Армии (ЦАМО, ф. 244, оп. 2980, д. 70, л. 295).

28 октября в городе Мукачево политический отдел 18-й армии провел многотысячный митинг (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 31, л. 291—295). Несмотря на проливной дождь, вся площадь была заполнена людьми. В тот день на митинг в Сваляве собралось более 400 человек (ЦАМО, ф. 244, оп. 2980, д. 70, л. 295).

После освобождения Мукачево одной из первоочередных задач стало освобождение Ужгорода. Она решалась встречны­ми ударами 18-го гвардейского стрелкового корпуса с севера вдоль дороги Перечни — Ужгород и 30-го стрелкового корпуса и подвижной армейской группы с юго-востока вдоль дороги Мукачево — Ужгород. 27 октября войска армии освободили от гитлеровских оккупантов главный город Закарпатской Украи­ны Ужгород и продвинулись на 5—8 км в западном направ­лении. В честь одержанной победы Москва вновь салютовала 20 артиллерийскими залпами из 244 орудий.

В боях за Ужгород особенно отличились солдаты и офице­ры 5-й гвардейской танковой Новороссийской бригады полков­ника И. М. Моруса, 875-го самоходно-артиллерийского полка подполковника Д. А. Ольховенко и армейских курсов младших лейтенантов под командованием подполковника А. Н. Повидайло. Первыми из танковой бригады в город ворвались роты старших лейтенантов В. Ф. Обраткина и И. П. Красовского. Танк Красовского нагнал отступающую вражескую колонну, огнем и гусеницами рассеял, смял ее. Экипаж танка, которым командовал лейтенант В. И. Пахомов, уничтожил три штур­мовых орудия. Рота Обраткина уничтожила минометную бата­рею противника и взяла в плен 300 гитлеровцев. Заместитель командира батальона по политчасти гвардии майор В. Ю. Люд­виг с брони танка, ведущего разведку, заметил артиллерий­скую батарею противника, соскочил с танка и гранатами унич­тожил расчет первого орудия, а расчет второго взял в плен. Так же умело и стремительно действовали при овладении Ужгородом и остальные войска армии.

Саперы 897-го отдельного инженерного батальона майора А. М. Попова при активной помощи рабочих деревообделоч­ного комбината и механических мастерских за 48 часов восста­новили движение по высоководному мосту через реку Уж.

28 октября командующий 18-й армией генерал Е. П. Жу­равлев уточнил войскам задачи. 18-му гвардейскому стрелко­вому корпусу во взаимодействии с армейской подвижной груп­пой продолжать наступление в общем направлении на Собранце, Михаловце и к исходу дня главными силами выйти на рубеж реки Чарна Вода, а армейской подвижной группе овла­деть Михаловце. 30-му стрелковому корпусу наступать в об­щем направлении на Требишов, к исходу дня выйти на реку Лаборец. 95-й стрелковый корпус должен быть готов к вводу в сражение на стыке 18-го гвардейского и 30-го стрелкового корпусов и развитию удара на Требишов, Кошице. Однако вы­полнить их удалось не сразу. Продвинувшись на 10—12 км к северо-западу и западу от Ужгорода, войска армии встретили ожесточенное сопротивление 8-й легкопехотной и 15-й пехот­ной дивизий, выдвинутых гитлеровским командованием на уси­ление венгерских частей и успевших занять заранее подготов­ленный промежуточный рубеж обороны. Аналогичное положе­ние сложилось в полосе 1-й гвардейской армии, против которой противник задействовал также две новые дивизии (100-я мото­ризованная и 253-я пехотная). Приостановилось перед Чопом и продвижение левого соседа — 17-го гвардейского стрелкового корпуса. Таким образом, для разгрома врага требовались до­полнительные силы и тщательная подготовка прорыва его обороны.



#187 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 12 Январь 2016 - 01:31

10 ноября в командование 18-й армией вместо генерал-лей­тенанта Е. П. Журавлева вступил генерал-майор А. И. Гастилович. Еще в годы гражданской войны он участвовал в ликви­дации белогвардейских восстаний в Уфимской и Оренбургской губерниях и в боях с басмачами в Туркестане. После граждан­ской войны работал в штабах дивизии и округа, командовал полком, был старшим преподавателем Военной академии Ген­штаба. С 1939 г. служил в Монголии, а затем в Забайкалье, командовал 17-й армией. С января 1944 г. Антон Иосифович в действующей армии. До перехода в 18-ю армию он командовал 17- м     гвардейским стрелковым корпусом.

До второй половины ноября войска фронта, в том числе и 18-я армия, подтягивали тылы и артиллерию, ремонтировали или строили дороги и мосты, доукомплектовывали подразде­ления. Все это дало возможность подготовиться к продол­жению наступления с целью освобождения Словакии. Это на­ступление имело ряд особенностей. Оно должно было развер­нуться на местности, примыкающей к Западным Карпатам, пересеченной множеством горных рек и ручьев, заливающих во время половодья обширную территорию. Непрерывные дож­ди превратили низины с верхним торфяным покровом в непро­ходимые болота.

Серьезной преградой для войск являлись реки Уж, Лаборец, Ондава, Бодрог и Гернад, текущие с севера на юг. Вместе с многочисленными ирригационными каналами они были выгод­ными рубежами обороны для противника. Наступление на та­кой местности требовало выполнения крупных и трудоемких инженерных работ, особенно если учесть, что гитлеровцы зара­нее подготовили к взрыву мосты, водопропускные трубы и большие участки дорог в местах, где не существовало объез­дов. Для того чтобы обеспечить успех наступления, нужно было подготовить войска к форсированию водных преград с ходу и преодолению заболоченных участков местности; соз­дать и обучить специальные группы для захвата мостов и ирригационных сооружений; получить понтонно-мостовые пар­ки и переправочные средства, закрепить их за частями и под­разделениями, провести тренировки по устройству мостовых и паромных переправ.

В связи с выходом из армии 18-го гвардейского и 30-го стрелковых корпусов и включением в ее состав 17-го гвардей­ского стрелкового корпуса возникла необходимость в проведе­нии значительной перегруппировки войск. Необходимо было также пополнить соединения и части людьми, подвезти боепри­пасы, горючее, продовольствие.

Офицеры политотдела армии полковник П. И. Кулик, под­полковники И. Я. Мутицын, Н. Ф. Ганжа, майоры Н. В. Пет­ров, И. И. Трескунов, И. П. Щербак, С. В. Караваев, А. А. Арзуманян, А. С. Клюненко, Н. И. Изотов, И. В. Кувалдин, капитан Г. Н. Юркин и другие работали в частях, оказывая помощь командирам, штабам, политорганам (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 31, л. 123-124).

В течение двух недель, которыми располагала армия для подготовки нового наступления, были осуществлены такие важные мероприятия, как смена войск и перегруппировка ос­новных сил 95-го и 17-го гвардейского стрелковых корпусов на направление главного удара, проведено инженерное оборудова­ние исходного района для наступления, подведены переправоч­ные средства, пополнены запасы боеприпасов, горючего, продо­вольствия и других материальных средств.

Войска в это время, используя затишье между боями, учи­лись наступать на равнинной местности, преодолевать заболо­ченные участки, форсировать с ходу крупные водные пре­грады.

Была создана газета «Закарпат­ская Украина». Офицеры политотдела армии приложили нема­ло усилий, чтобы обеспечить выход ее первых номеров. Эта га­зета, выражая волю трудящихся Закарпатья, сыграла важную роль в воссоединении Закарпатской Украины со своей мате­рью-родиной — Советской Украиной.



#188 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Январь 2016 - 00:16

18 ноября армия получила задачу на наступление. Она со­стояла в том, чтобы ударом на Чепель прорвать оборону про­тивника, разгромить его противостоящие войска и к исходу первого дня выйти на рубеж река Орто, Вельке-Капушаны, река Латорица; в дальнейшем развить успех на Требишов (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 316, л. 46, 47).

1-я гвардейская армия силами 107-го и 11-го стрелковых корпусов должна была наступать в общем направлении на Михаловце, Черемне, а 3-м горнострелковым корпусом, действующим на правом фланге, временно обороняться. На левом фланге 40-я армия 2-го Украинского фронта наносила удар на Мишкольц и далее на северо-запад (ЦАМО, ф. 240, оп. 2773, д. 1199, л. 6, 7, 25, 26).

Выполняя приказ командования фронта, генерал-майор А. И. Гастилович принял решение на наступление, замысел которого сводился к следующему: нанести главный удар смеж­ными флангами 95-го и 17-го гвардейского стрелковых корпу­сов, силами четырех стрелковых дивизий прорвать оборону противника в 10 км юго-западнее Ужгорода, разгромить части 4-й горнострелковой, 13-й пехотной немецких дивизий, 1-й и 2-й венгерских горнострелковых бригад и, развивая успех в западном направлении, к исходу четвертого дня овла­деть городом Требишов. Главный удар наносился на трудно-

проходимой заболоченной местности, зато там, где противник меньше всего мог его ожидать. На участке прорыва протяжен­ностью 8 км было достигнуто значительное превосходство над противником: в живой силе — в 4 раза, артиллерии — в 5, тан­ках и самоходно-артиллерийских установках — в 2 раза (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 433, л. 47). Средняя плотность артиллерии составляла более 90 орудий на 1 км участка прорыва (ЦАМО, ф. 371, оп. 6368, д. 113, л. 196—197).  Для поддержки наступления ударной группировки войск привлекалась 8-я воздушная армия. Всего предусматривалось 400 самолето-вылетов.

В соответствии с принятым решением корпуса получили задачи. 95-й стрелковый корпус, усиленный истребительно-противотанковым артиллерийским и двумя горно-вьючными мино­метными полками, зенитным артиллерийским дивизионом и дивизионом гвардейских минометов, должен был прорвать обо­рону 4-й горнострелковой дивизии и к исходу первого дня вый­ти на рубеж реки Орто. 17-й гвардейский стрелковый корпус, усиленный 4-й горноинженерной саперной бригадой, тремя истребительно-противотанковыми артиллерийскими, четырьмя гор­но-вьючными минометными и двумя гвардейскими минометны­ми полками, гвардейским горным минометным дивизионом и тремя самоходно-артиллерийскими полками, прорывал оборону 4-й горнострелковой дивизии, 13-й пехотной, 1-й и 2-й горно­стрелковых бригад венгров и к тому же времени выходил на рубеж Вельке-Капушаны, река Латорица (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 429, л. 46, 47).

20 ноября широкая болотистая равнина к юго-западу от Ужгорода стала ареной жестокого боя. На позиции врага об­рушился мощный огонь артиллерии. За 45 минут артиллерий­ской подготовки противник понес серьезные потери в живой силе и технике. Пехота и танки, перешедшие в наступление сразу же после артиллерийской подготовки, в течение первого часа углубились в расположение противника на 2—3 км. Для развития успеха командующий армией ввел в бой свой ре­зерв — 5-ю. отдельную гвардейскую танковую бригаду. К ис­ходу дня прорыв был расширен до 15 км по фронту и 16— 17 км в глубину (Там же, л. 51). Войска освободили 20 населенных пунктов Восточной Словакии, захватили в плен 860 солдат и офицеров противника (Там же).



#189 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Январь 2016 - 00:40

В последующие дни, несмотря на возросшее сопротивление врага и трудную для продвижения болотистую местность, на­ступление продолжалось на всем фронте. К исходу 25 ноября 24-я стрелковая дивизия 95-го стрелкового корпуса в районе 20 км западнее Ужгорода вышла к реке Уж и захватила ис­правный мост; 237-я стрелковая дивизия этого корпуса вы­шла к реке Лаборец и форсировала ее с ходу передовыми частями. 138-я стрелковая дивизия 17-го гвардейского стрел­кового корпуса также форсировала реку Лаборец, используя для этого подручные средства и железнодорожный мост в рай­оне Войяны; 2-я гвардейская воздушно-десантная дивизия этого корпуса овладела пограничным городом и железнодорож­ным узлом Чоп и начала преследование противника в направ­лении венгерского города Шаторальяуйхей. Для развития ус­пеха на этом направлении с целью быстрейшего выхода к реке Бодрог и форсирования ее с ходу командующий армией создал специальную группу под командованием начальника оператив­ного отдела штаба армии полковника И. С. Гречкосия в соста­ве 2-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, 237-й стрел­ковой дивизии, 5-й отдельной гвардейской танковой бригады, усиленную самоходно-артиллерийским, истребительно-противотанковым артиллерийским и горно-вьючным минометным пол­ками.

Большие трудности встретили войска армии с выходом к реке Ондава. В результате ливневых дождей, прошедших на­кануне в верховьях, река вышла из берегов и затопила низины и долины. В ряде мест образовался сплошной водяной поток шириной 8—10 км. Форсирование этой реки потребовало от воинов исключительного мужества и отваги. Примером в этом отношении могут служить действия 1157-го стрелкового полка 351-й стрелковой дивизии, которым командовал подполковник И. А. Анкудинов. Пренебрегая опасностью, Анкудинов появ­лялся на самых ответственных участках, руководил форсиро­ванием, воодушевлял бойцов. Вражеская пуля сразила отваж­ного офицера (ЦАМО, ф. 32, оп. 793756, д. 2, л. 265-266). За мужество, отвагу и личную храбрость под­полковнику И. А. Анкудинову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Воины полка поклялись ото­мстить врагу за смерть своего командира. В ночь на 30 нояб­ря они первыми на подручных средствах форсировали реку Ондава в районе 5 км юго-западнее Бановце и прорвали вра­жескую оборону на ее западном берегу.

Гитлеровцы пытались любыми средствами задержать на­ступление войск. Взрывали мосты и дамбы, особенно в тех ме­стах, где объезды были затруднены. В результате взрыва дам­бы у города Требишов ширина залитых водой участков дости­гала 3—5 км. Однако воины 351-й и 24-й стрелковых дивизий преодолели водные преграды и 1 декабря совместным ударом выбили противника из города Требишов. В этот же день 2-я гвардейская воздушно-десантная дивизия форсировала пере­довыми частями реку Бодрог и начала бои за овладение венгерским городом Шаторальяуйхей. Большую помощь диви­зии оказали саперы 897-го отдельного инженерного батальона и понтонеры 6-го отдельного понтонно-мостового батальона. В течение двух ночей и одного дня они под руководством под­полковника Л. Е. Педяша навели через реку Бодрог комбини­рованный мост из двух парков и деревянной части общей дли­ной до 300 м и оборудовали подъездной путь в пойме реки дли­ной более 500 м. Через этот мост были переправлены основные силы 2-й гвардейской воздушно-десантной и 237-й стрелковой дивизий, которые при содействии частей 159-го укрепленного района 40-й армии 2-го Украинского фронта 3 декабря полно­стью овладели городом Шаторальяуйхей и многими населенны­ми пунктами Венгрии. И снова в Москве гремел салют победы.

По мере продвижения 18-й армии к Кошице сопротивление противника возрастало. Особенно ожесточенные бои завязались 2 декабря, когда войска вышли к массиву Сланских гор, где противник имел заранее подготовленный оборонительный ру­беж, получивший название «гизельская неприступная пози­ция». Рубеж был оборудован окопами полного профиля, хода­ми сообщения, прикрыт проволочными и минными загражде­ниями. На важнейших направлениях имелись доты и дзоты. Попытка прорвать вражескую оборону с ходу не увенчалась успехом. В этих боях героический подвиг совершил сержант Н. А. Холявкин из 108-го гвардейского самоходно-артиллерийского полка. В ходе наступления гитлеровцы огнем отрезали пехоту от самоходно-артиллерийских установок полка и заста­вили ее залечь. Уничтожить дзот огнем из орудия не представ­лялось возможным. Тогда заряжающий Н. А. Холявкин полз­ком подобрался к дзоту и бросил несколько гранат в его ам­бразуру. Раненный в обе ноги, отважный воин продолжал вести огонь до тех пор, пока вражеский пулемет не замолчал (ЦАМО, ф. 33, оп. 793756, д. 51. л. 199). За проявленное мужество сержант Н. А. Холявкин был удостоен звания Героя Советского Союза.



#190 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Январь 2016 - 00:41

3 декабря 18-й армии была уточнена задача: нанести глав­ными силами удар в направлении Силваш, Сланец и не позднее пятого дня во взаимодействии с 1-й гвардейской армией овла­деть городом Кошице.

Наступление, которое возобновилось 9 декабря, не принесло большого успеха. Бои с самого начала приняли ожесточенный характер. Подтянув свежие силы, противник часто переходил в контратаки, которые, как правило, заканчивались рукопаш­ными схватками. В этот день воины армии стали свидетелями чудовищного зверства фашистов. В ходе наступления в полосе 24-й стрелковой дивизии был подобран окровавленный и потерявший сознание советский солдат. Это был рядовой 1-й роты 838-го стрелкового полка 237-й стрелковой дивизии А. М. Бетюков, который, находясь в разведке вместе с рядовым Г. И. Ки­селевым, попал в засаду, был схвачен противником и доставлен в штаб на допрос. В ходе допроса Бетюков и Киселев, верные воинской присяге, отказались сообщить гитлеровцам интере­сующие их сведения о наших войсках. Тогда фашисты стали пытать солдат. Отрезали Бетюкову сначала левое, а затем правое ухо. Отрезали нос и язык. На его глазах отрубили ки­сти рук рядовому Г. И. Киселеву. Вечером 8 декабря истерзан­ных советских воинов фашисты вывели из землянки и прика­зали им бежать в сторону переднего края. Открыв огонь, гит­леровские палачи убили Киселева и ранили Бетюкова.

Весть о подвиге отважных бойцов А. М. Бетюкова и Г. И. Киселева и зверствах, учиненных над ними фашистами, молниеносно облетела войска и вызвала жгучую ненависть к врагу. Героический поступок отважных советских солдат был отмечен Военным советом в обращении к войскам. О нем по­явились статьи в армейской и во всех дивизионных газетах. За муки своих боевых товарищей воины армии поклялись ото­мстить врагу и сдержали клятву. Несмотря на яростное сопро­тивление врага, его оборона на ряде участков была прорвана. К исходу 23 декабря армия вышла на ближние подступы к городу Кошице. Но дальше продвинуться не смогла. Здесь она была вынуждена остановиться и хорошо подготовиться к про­рыву заранее подготовленной и глубоко эшелонированной обо­роны, созданной противником в Сланских и Словацких Руд­ных горах. Отсюда должен был последовать удар, целью кото­рого было полное завершение освобождения Словакии.

 В этих боях воины армии проявили массовый героизм. 10 декабря самоходно-артиллерийская установка коммуниста старшего лейтенанта Г. А. Ишкулова из 1666-го самоходно-артиллерийского полка первой ворвалась в населенный пункт Чалока, увлекая за собой пехоту. Огнем из орудия экипаж са­моходки уничтожил 6 пулеметных точек, орудие и 30 солдат и офицеров противника. Когда установка вышла из строя, Ишкулов возглавил атаку пехоты и огнем из пулемета лично уничтожил 10 фашистов (ЦАМО, ф. 33, оп. 793756, д. 19, л. 326).  За отвагу и героизм Г. А. Ишкулову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. При овладении опорным пунктом противника на горе Коповень (730 м) отделение старшего сержанта П. Н. Грушкова из 1-й роты 1159-го стрелкового полка 351-й стрелковой дивизии первым поднялось в атаку. Истребив до 20 гитлеров­цев, отделение обеспечило успех боя роты. Все бойцы отде­ления были представлены к правительственным наградам (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 433, л. 40). В ночь на 18 декабря группа разведчиков 2-й гвардейской воздушно-десантной дивизии под командованием лейтенанта К. П. Мякишева проникла в занятый противником населенный пункт Надошть. Разведчики захватили двухэтажный дом, до­ложили о результатах разведки в штаб дивизии и стали ждать подхода ее частей. Противник пытался взять дом приступом, но гвардейцы стояли насмерть. Когда подошли полки дивизии, разведчики вместе с ними пошли в атаку. В ходе боя было уничтожено много солдат и офицеров противника и 800 чело­век взято в плен (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 433, л. 47).



#191 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Январь 2016 - 02:13

В ходе ожесточенных боев, продолжавшихся с небольшими перерывами в течение пяти месяцев, 18-я армия продвинулась на запад до 400 км и одержала ряд крупных побед. Ее войска вместе с другими армиями изгнали гитлеровских захватчиков из западных областей Украины, южных районов Польши, ча­сти северных районов Румынии и Венгрии и из Закарпатской Украины. Освободили значительную часть Восточно-Словацкой области и, оттянув на себя вместе с другими войсками фронта крупные силы противника, оказали помощь Словацкому на­циональному восстанию.

18-я армия в числе первых преодолела мощный ру­беж Восточных Карпат с сильно укрепленными оборонитель­ными полосами. Л. И. Брежнев, давая оценку дейст­виям ее войск в Восточно-Карпатской наступательной опера­ции, в своем докладе в политуправление 4-го Украинского фронта писал: «Наступательная операция в Карпатах была сопряжена с огромными трудностями. Предстояло с боями преодолеть толщу горной цепи шириной свыше 100 км, пройти (часто по бездорожью) Ужокский и Верецкий перевалы высо­той до 1000 м, протащить транспорт и тяжелую материальную часть по единственным двум дорогам (ужгородская и мукачевская), сплошь заваленным и подорванным противником.

Трудности боев усугублялись еще и тем, что местность перерезана здесь многочисленными горными ручьями и река­ми с обрывистыми берегами и непостоянным режимом воды. Во время дождей, которые в горах идут очень часто, вода в реках поднимается на 3—5 м и делает их почти непроходи­мыми.

Снабжение армии производилось исключительно с помощью автомобильного и вьючного транспорта, так как железная до­рога была полностью выведена из строя противником. При этом грузы надо было брать с Прикарпатской равнины, так как обнищавшее в результате фашистской оккупации население гор не способно было снабжать армию даже самыми необхо­димыми продуктами.

 Противник не без основания считал, что эта оборона в го­рах неприступна даже для такого сильного и грозного против­ника, как Красная Армия. Параллельно советско-чехословац­кой границе им была построена система мощных инженерных сооружений с использованием гор. Далее тянулась так назы­ваемая линия Арпада с системой дотов, дзотов, противотанко­вых надолб, рвов и завалов.

За сравнительно короткое время (вторая половина сентяб­ря — октябрь) наши войска успешно преодолели все трудно­сти, выбили противника с заранее подготовленных им оборо­нительных рубежей, нанесли ему огромный урон и, вопреки утверждениям военных специалистов о непреодолимости Кар­пат, при решающем содействии 2-го Украинского фронта вы­рвались на Венгерскую равнину.

Только с 19 сентября по 1 ноября противник потерял уби­тыми и ранеными 22 075 солдат и офицеров, 21 269 вражеских солдат и офицеров нами взято в плен. Кроме того, захвачено: орудий — 206, минометов — 300, пулеметов — 1054, винтовок и автоматов — 12 535 и т. д.

Разбитый нашими войсками в горах, противник настолько был дезорганизован и обескуражен, что потерял управление, связь и не в состоянии был оказать сколько-нибудь серьезного сопротивления в боях за Мукачево и Ужгород. Лишь на ру­беже Башковце, Горна, Собранце, Комаровце, Сентуш, Бежовце, Лекарт, Тарновце он пришел в себя и, подтянув резер­вы, стал оказывать сопротивление наступающим частям нашей армии.

Карпатская операция явилась серьезным испытанием для всего личного состава армии от солдата до генерала. Это испы­тание выдержано успешно. Оно показало оперативность и вы­сокую воинскую культуру нашего генералитета, сумевшего в сложных условиях горно-лесистого театра действий успешно решить вопросы как тактического, так и хозяйственного порядка» (ЦАМО, ф. 371, оп. 6886, д. 31, л. 363-364).

По достоинству были отмечены подвиги войск. Тысячи солдат и офицеров 18-й армии были награждены орденами и медалями, а шесть из них стали Героями Советского Союза. 14 соедине­ниям и частям были присвоены почетные наименования Кар­патских, Мукачевских, Ужгородских. 10 соединений и частей были удостоены боевых орденов. 151-я, 317-я стрелковые диви­зии и 5-я отдельная гвардейская танковая бригада награжде­ны орденом Красного Знамени.

На холме Славы, почти в центре Ужгорода, воинам 18-й армии воздвигнут памятник. Каждый год в День Победы тыся­чи трудящихся Закарпатья приходят сюда с венками и буке­тами живых цветов, чтобы почтить память героев, отдавших жизнь за честь и свободу нашей Родины, за освобождение тру­дящихся Закарпатской Украины от фашистского ига.



#192 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Январь 2016 - 02:23

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

НА ПРАЖСКОМ НАПРАВЛЕНИИ

1. ОСВОБОЖДЕНИЕ СЛОВАКИИ

Уверенность советского народа, несшего основную тяжесть борьбы с фашистскими захватчиками, в том, что наступивший 1945 год станет последним годом войны в Европе, подкрепля­лась решающими успехами на фронте и по всей стране, достиг­нутыми в 1944 г. Советские Вооруженные Силы очистили от ок­купантов всю советскую землю, за исключением северо-запад­ной части Латвийской ССР (Курляндия), и освободили почти всю Юго-Восточную Европу. Одержанные победы показали всему миру, что судорожные попытки главарей третьего рейха ценой огромного кровопролития оттянуть свой крах обречены на провал.

Положение фашистской Германии, зажатой в тиски с восто­ка советскими, а с запада союзными войсками США, Англии и Франции, продолжало ухудшаться. Крупные поражения ее ар­мий на восточном и западном фронтах привели к дальнейшему углублению военно-политического кризиса. После того как гитлеровцы были изгнаны с огромных территорий, захваченных ими на Востоке и Западе, Германия лишилась возможности эксплуатировать богатые источники стратегического сырья и продовольствия, сузилась и ее военно-экономическая база. Усилилась изоляция Германии на международной арене. Фа­шистский блок развалился. Однако Германия на восточном фронте все еще располагала довольно многочисленными воору­женными силами. Большая часть сил вермахта к началу 1945 г. по-прежнему действовала на советско-германском фронте. Здесь находилось 169 дивизий и 20 бригад, 16 венгер­ских дивизий и 1 бригада. Эти войска насчитывали свыше 3,7 млн. человек, 56 тыс. орудий и минометов, свыше 8 тыс. танков и штурмовых орудий, 4,1 тыс. боевых самолетов. Про­дав Советской Армии фашистская Германия использовала большую часть сил армии резерва (См.: Советская Военная Энциклопедия, т. 2. М., 1976, с. 64).

Усиливая террор и шовинистическую пропаганду, гитлеровской клике все еще удавалось удерживать немецкий народ в повиновении, а армию заставлять сражаться.

В создавшейся стратегической и политической обстановке (Перед Советскими Вооруженными Силами была поставлена Задача завершить разгром немецко-фашистских войск и выпол­нить до конца свою великую освободительную миссию — за­кончить войну в Европе. Этой военно-политической цели пла­нировалось достигнуть в ходе одной военной кампании, прове­ренной силами семи-восьми фронтов на всем стратегическом фронте.

Планировалось провести одновременное наступление от Бал­тийского моря до Дуная с главным ударом на варшавско-берлинском направлении, завершить освобождение Польши, овла­деть Восточной Пруссией, Восточной Померанией, во взаимо­действии с армиями стран антифашистской коалиции сокру­шить фашистскую Германию и овладеть Берлином — логовом фашизма и агрессии.

Второй удар предполагался на Юго-Западном театре воен­ных действий, чтобы изгнать фашистские войска из Чехосло­вакии, Венгрии и восточной части Австрии.

В числе весьма важных и сложных задач, стоящих перед Советской Армией в завершающей кампании войны в Евро­пе, была и задача полного освобождения народов от гитлеров­ских оккупантов. Боролись с врагом и с нетерпением ждали освобождения чехословацкие патриоты. Вот что они писали в своей телеграмме Верховному Главнокомандующему Совет­скими Вооруженными Силами, полученной 3 января 1945 г.: «С наступившим Новым годом чехословацкие патриоты, воюю­щие против нашего общего врага и угнетателя всех славян­ских народов, желают дальнейших успехов и конечной победы над германским фашизмом. Мы уверены, что 1945 год будет годом нашего освобождения... которое принесет нам так стра­стно ожидаемая наша освободительница — Красная Армия» (Советско-чехословацкие отношения во время Великой Отечествен­ной войны 1941—1945 гг. М., 1960, с. 219).

Нужно сказать, что условия для освобождения Чехослова­кии были крайне неблагоприятными. Западные Карпаты, со­стоящие из горных хребтов — Сланские и Словацкие Рудные го­ры, Высокие и Низкие Татры, Большая и Малая Фатра, тяну­щиеся с севера на юг, преграждали путь в Моравию и Чехию с востока. По долинам и ущельям течет множество горных рек. Дороги Прешов — Липтовски-Микулаш — Жилина — Оломоуц и Кошице — Банска-Бистрица — Тренчин петляют по глубоким ущельям с востока на запад. Остальные — труднодоступны. На территории Чехословакии немецко-фашистское командование располагало значительными силами. Здесь оборонялись соеди­нения пяти армий (6, 8, 1-я танковая и 17-я немецкие, 1-я венгерская).

На глубину до 300—350 км был заранее подготовлен в инженерном отношении ряд оборонительных рубежей, которые в случае необходимости могли быть заняты как выдвигаемыми из глубины резервами, так и отходящими войсками. Города и крупные населенные пункты, узлы дорог в ущельях и на плато, как и господствующие высоты, серьезно готовились вра­гом к обороне.

В создавшихся условиях освобождение Чехословакии было возможно в результате согласованных действий войск 1, 4 и 2-го Украинских фронтов, которым предстояло провести с вос­тока фронтальное наступление в Западных Карпатах, связан­ное с тяжелыми боями, и широким маневром крупными сила­ми войск в Чехословакию с севера, юга, а в последующем и с северо-запада. Это нашло свое отражение в замысле, плане и характере ведения стратегической операции, а так­же фронтовых и армейских операций. 4-й Украинский фронт, наступая 18-й и частью сил 1-й гвардейской армий по труднодоступной горно-лесистой местности в Восточной Словакии в направлении Кошице, Попрад, Жилина, главными силами наносил удар с территории Польши. Здесь он должен был выйти в тыл врага, овладев Моравска-Остравой и Оломоуцем. 2-й Украинский фронт 40-й и 4-й румынской армиями должен был наступать в направлении Банска-Бистрицы, а главными силами — вдоль левого берега Дуная на Будапешт и Братиславу. Общая задача фронтов состояла в том, чтобы в ходе Западно-Карпатской наступательной операции осво­бодить порабощенные фашистской Германией народы, уни­чтожить крупную группировку вермахта и овладеть рубежом Моравска-Острава, Брно, Зноймо.

К началу операции войска 4-го Украинского фронта, в со­став которого кроме 18-й армии входили 38-я, 1-я гвардейская, 8-я воздушная армии и 1-й чехословацкий армейский корпус, находились в обороне. 18-я армия располагалась на левом крыле фронта на территории Восточной Словакии в полосе от Банске (30 км юго-восточнее Прешова) до Турна (30 км юго-западнее Кошице). Часть сил 1-й гвардейской армии и 1-й чехословацкий армейский корпус находились на территории Польши, а основные силы — на территории Восточной Сло­вакии. Далее на север на территории Польши в полосе Ясло, Змигруд-Новы действовала 38-я армия. На территории Слова­кии в полосе Турна, Римавска-Собота занимали оборону 40-я армия и 4-я румынская армия 2-го Украинского фронта. Штаб 18-й армии располагался в Бадокеваралье (на территории Вен­грии) .

Задача 18-й армии в Западно-Карпатской операции была определена директивой фронта от 1 января 1945 г (ЦАМО, ф. 244, оп. 3013, д. 176, л. 7-9). Она долж­на была силами не менее пяти стрелковых дивизий нанести из района Мокранце (20 км юго-западнее Кошице) удар на левом крыле фронта, прорвать оборону 2-й резервной и 16-й венгер­ских пехотных дивизий на участке Чечейовце, Шомоды и, раз­вивая наступление на Смольник, овладеть городом Спишска- Нова-Вес. Одновременно ей предстояло обойти Кошице с запа­да. В последующем наступать на Попрад, Ружомберок, Жи­лину.

1-я гвардейская армия имела задачу с территории Восточ­ной Словакии нанести удар на Бардеев и далее по территории Польши на Новы-Тарг, выйти в долину рек Висла и Одра, достигнув рубежа Моравска-Остравы.

38-я армия, действовавшая на главном направлении фрон­та, должна была прорвать оборону противника на территории Польши западнее Кросно, продвигаться в направлении Горли­це, Новы-Сонч, выйти к реке Дунаец и овладеть городом Новы-Сонч, далее наступать на Краков.

40-я армия и действующая вместе с ней 4-я румынская армия 2-го Украинского фронта ударом в общем направлении на Добшину вначале должны были способствовать 18-й армии в разгроме кошицкой группировки противника, а затем разви­вать наступление на Банска-Бистрицу.

Таким образом, войска 18-й армии в ходе операции должны были наступать по территории Словакии. Две другие армии 4-го Украинского фронта предназначались для действий на территории Польши в обход основных хребтов Западных Кар­пат с севера. Обстановка была весьма сложной. С самого на­чала армии предстояло преодолеть глубоко эшелонирован­ную оборону противника, созданную в Сланских и Словацких Рудных горах, и только после этого она могла выйти на глав­ное направление — Попрад, Липтовски-Микулаш, Ружомберок, Жилина. Сланские и Словацкие Рудные горы, покрытые сме­шанными лесами, представляли собой серьезное препятствие для войск. К тому же наступление должно было вестись зи­мой, когда глубокий снег, лед и частые снежные заносы были обычным в этих местах явлением. Горы сковывали маневр, вынуждая войска действовать разобщенно, по отдельным на­правлениям, часто без дорог по долинам и ущельям, обра­зуемым горными реками. Горы затрудняли применение артил­лерии и авиации. Словно испытывая настойчивость и выносли­вость солдат, горы на каждом шагу создавали все новые труд­ности перед наступающими. В то же время горная местность была весьма выгодна для противника, позволяя ему органи­зовать прочную оборону даже небольшими силами.

Перед 18-й армией оборона гитлеровцев состояла из глав­ной и второй полос и нескольких тыловых рубежей, располо­женных на глубину до 120 км. Главная полоса имела две по­зиции, оборудованные двумя-тремя линиями траншей с ходами сообщения, прикрывалась проволочными и минными загражде­ниями, ружейне-пулеметным, артиллерийским и минометным огнем. Особенно сильно минировались, дороги перед передним краем и в пределах первой позиции. Вторая полоса также име­ла окопы и траншеи. Господствующие высоты и населенные пункты готовились к круговой обороне. Наиболее сильными уз­лами сопротивления являлись населенные пункты Мокранце, Шомоды, Ясов, города Кошице, Спишска-Нова-Вес, Левоча и другие. В Кошице, центре Восточной Словакии, существовала даже круговая оборона с развитой системой траншей, ходов сообщения, противотанковых и противопехотных препятствий. Танкоопасные направления прикрывались надолбами, эскар­пами и противотанковыми рвами. Реки Олыпава и Торыса так­же были включены в зону обороны. Собираясь зимовать в го­рах, враг, не испытывая недостатка в строительном материале, возвел много убежищ и землянок, которые могли использо­ваться и как огневые точки. Артиллерия и минометы против­ника располагались за скатами высот, что затрудняло их разведку, и подавление.

Исключительно большое значение гитлеровское командова­ние придавало оборонительному рубежу, проходившему восточ­нее городов Левоча и Спишска-Нова-Вес. Его значение опре­делялось тем, что он прикрывал вход в долину верхнего тече­ния рек Попрад и Ваг, единственно удобный проход между Высокими и Низкими Татрами.

Группировка противника, противостоящая армии, включала около четырех дивизий 11-го и 49-го горнострелкового немец­ких корпусов (75-я и 254-я пехотные, 100-я и 97-я легкопехот­ные дивизии) и две дивизии (2-я резервная и 16-я пехотная) 5-го венгерского армейского корпуса. Все эти соединения вхо­дили в состав армейской группы «Хейнрици» 100-я легкопехотная дивизия находилась в обороне на сты­ке 1-й гвардейской и 18-й армий, 75-я пехотная — во втором эшелоне 11-го армейского корпуса в районе Прешова, 254-я пе­хотная дивизия — в Кошице во втором эшелоне 49-го горно­стрелкового корпуса и частично прикрывала город с востока, 97-я легкопехотная дивизия занимала оборону юго-восточнее и южнее Кошице. От Сеня до Турна, где армия готовила про­рыв вражеской обороны, располагались 2-я резервная и 16-я пехотная венгерские дивизии и отдельные немецкие части. Перед 40-й и 4-й румынской армиями находились в обороне 24-я венгерская пехотная дивизия и другие войска. Враг имел большой опыт действий в горах, соединения 49-го горнострел­кового корпуса, кроме того, имели специальную подготовку и экипировку для ведения боев в этих условиях.

Особенности обстановки диктовали и способы действий войск фронта. Начало наступления 18-й армии планировалось на три дня раньше 38-й и на шесть дней раньше 1-й гвардей­ской армий и имело целью отвлечь внимание и силы противни­ка от направления главного удара. Это, естественно, сокращало сроки подготовки операции 18-й армией. Кроме того, до пере­хода в наступление остальных армий противник, обладая из­вестной свободой маневра, мог бросить против войск 18-й ар­мии дополнительные силы, снятые с других направлений, что и произошло в действительности.

Еще одна особенность готовившейся операции состояла в том, что участок местности, где намечался прорыв враже­ской обороны, был передан армии в начале января вместе со 159-м укрепленным районом из 40-й армии 2-го Украинского фронта. Поэтому прежде чем. принять решение и спланировать операцию, командующий и штаб должны были тщательно изу­чить местность и противника, осуществить смену частей 159-го укрепленного района, сменить и перегруппировать на новое направление соединения, предназначенные для наступления, перебазировать в новые районы тыловые органы и госпитали, провести дополнительное инженерное оборудование исходного района. Большая работа предстояла по уточнению разведыва­тельных данных, полученных от штаба 40-й армии 2-го Укра­инского фронта, и организации дополнительной разведки для планирования огня артиллерии и постановки задач авиации.

В этих сложных условиях успех наступления мог быть обеспечен только тщательной всесторонней подготовкой опе­рации и предельной сосредоточенностью командиров, штабов и войск на решении предстоящих задач. На это и направил свои усилия Военный совет армии.



#193 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Январь 2016 - 02:32

18-я армия имела три корпуса: 17-й гвардейский стрелко­вый генерала Н. В. Медведева (2-я гвардейская воздушно-де­сантная, 8-я и 138-я стрелковые дивизии), 95-й стрелковый генерала И. И. Мельникова (24-я и 351-я стрелковые дивизии), 3-й горнострелковый генерала А. Я. Веденина (128-я гвардей­ская, 318-я и 242-я горнострелковые дивизии). Кроме того, в ее состав входили 237-я стрелковая дивизия армейского под­чинения полковника М. Г. Тетенко, 159-й укрепленный район полковника И. Н. Виноградова (7 отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов), 5-я отдельная гвардейская танко­вая бригада полковника И. М. Моруса и 3 самоходно-артиллерийских полка. Из артиллерийских средств усиления в армии находилось 11 полков и 3 отдельных артиллерийских дивизио­на. Для инженерного обеспечения имелись 2 инженерные бригады (4-я горная и 9-я инженерно-саперная).

На подготовку операции армия имела 12 дней. Срок нема­лый. Однако следует учесть, что много времени ушло на сме­ну и перегруппировку войск, ибо и без того малочисленные в Карпатах дороги, пригодные для передвижения больших масс войск, не были еще полностью восстановлены после ожесточен­ных трехмесячных сражений осенью 1944 г.

Перегруппировка и смена войск согласно плану, разрабо­танному штабом и утвержденному командующим армией, осу­ществлялись в следующей последовательности: в ночь на 2 ян­варя были сменены и выведены в районы сосредоточения 8-я стрелковая и 2-я гвардейская воздушно-десантная диви­зии 17-го гвардейского стрелкового корпуса, затем в ночь на 3 января эти дивизии были перегруппированы на участок прорыва, где сменили части 159-го укрепленного района, организовали разведку противника и приступили к инженер­ной подготовке исходного района для наступления.

Большое внимание уделялось скрытности перегруппировки. Днем на переднем крае и в тылу на глубину до 12 км дви­жение любого транспорта было запрещено. Ночью оно осуществлялось при выключенных фарах (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 502, л. 10-11). До 5 января части 3-го горнострелкового корпуса и 159-го укрепленного района сменили остальные соединения 17-го гвардейского и 95-го стрелковых корпусов, которые также были незаметно для про­тивника выведены в свои полосы для наступления.

Во время смены и перегруппировки в соединениях находи­лась большая часть офицеров штаба, политического отдела, штабов родов войск, тыла и других служб армии. Командую­щий армией вместе с членом Военного совета генерал-майором С. Е. Колониным часто бывал в 17-м гвардейском, 95-м стрел­ковых корпусах и в 3-м горнострелковом корпусе. 95-му и 17-му гвардейскому стрелковым корпусам помощь оказывал начальник политического отдела армии генерал-майор Л. И. Брежнев с группой офицеров штаба, политического от­дела, штабов родов войск и служб. Важное внимание команди­ров, штабов и начальников инженерных войск было уделено подготовке дорог, мостов, обеспечению прохода войск через за­граждения и узкие места, которыми изобиловала здесь горная местность. Постоянно находились в войсках начальники полит­отделов корпусов полковники И. П. Чибисов, Н. С. Демин и Ф. В. Монастырский. Благодаря помощи войскам со стороны командования, штабов и политических органов, умелой органи­зации перемещений, соблюдению частями мер светомаскиров­ки и хорошо организованному инженерному обеспечению пере­группировка была осуществлена своевременно и скрытно от противника. Прибытие двух корпусов на участок прорыва вра­жеской разведкой обнаружено не было.

Важной частью работы командующего и штаба армии являлось принятие решения, разработка плана опера­ции, доведение задач до войск, определение порядка и очеред­ности осуществления подготовительных мероприятий. Преж­де чем принять решение, командующий армией тщательно изучил местность и противника на участке прорыва. В этой работе участвовали также командиры и штабы корпусов и ди­визий, которым предстояло здесь наступать, начальники родов войск и служб.

Решение командующего 18-й армией сводилось к следую­щему: нанести главный удар смежными флангами 95-го и 17-го гвардейского стрелковых корпусов силами пяти дивизий на участке Чечейовце, Бодолов по фронту 6 км, разгромить части 2-й резервной и 16-й пехотной венгерских дивизий и, развивая наступление вдоль дороги Ясов — Смольник — Шведлар, преодолеть Словацкие Рудные горы, выйти в долину реки Гернад и овладеть городом Спишска-Нова-Вес. После прорыва главной полосы обороны противника предусматривалось одной дивизией 95-го стрелкового корпуса обойти город Кошице с запада. 3-й горнострелковый корпус и 159-й укрепленный район должны были временно обороняться и быть в готовности к переходу в наступление на кошицком направлении.

В основу решения был положен принцип максимального массирования сил и средств на участке прорыва с учетом осо­бенностей местности. Нанесение удара на Смольник, Шведлар, Спишска-Нова-Вес позволяло войскам использовать для пре­одоления Словацких Рудных гор имеющуюся там дорогу, а также поддерживать тесное взаимодействие с 40-й и 4-й ру­мынской армиями 2-го Украинского фронта.

На основе решения командарма штаб армии, возглавляе­мый генерал-майором Н. Г. Брилевым, разработал план опера­ции. Одновременно штабом артиллерии армии был подготов­лен план артиллерийского наступления. 2 января эти планы обсуждались на Военном совете, в работе которого участвовали начальник'политотдела, заместитель командующего армией по тылу, начальники родов войск и командиры корпусов. Особое внимание было обращено на применение артиллерии. Это объ­яснялось тем, что, несмотря на принятые командованием меры, для проведения операции артиллерии было недостаточно. Всего привлекалось 630 орудий и минометов, что позволяло обеспе­чить плотность в 95-м стрелковом корпусе 87 и 17-м гвар­дейском стрелковом корпусе 75 орудий на 1 км участка про­рыва (ЦАМО, ф. 371, оп. 6388, д. 195, л. 24). Качественный состав артиллерии не полностью соответ­ствовал особым условиям местности, в которых предстояло прорывать оборону противника и вести наступление. Преиму­щественно это были 76-мм орудия и 82-мм минометы, мало­эффективные для разрушения инженерных сооружений и по­давления огневых средств противника, расположенных в склад­ках горной местности. Ограниченным был и расход снарядов: на артиллерийскую подготовку и первый день боя планировал­ся боекомплект мин, 0,7 боекомплекта артиллерийских и 3 зал­па реактивных снарядов. На второй и последующие дни опера­ции расход составлял: артиллерийских снарядов — 0,2 и ос­тальных— 0,4 боекомплекта (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, л. 505. л. 57). Поэтому для поражения целей в первой позиции противника было решено привлечь для стрель­бы прямой наводкой 30 орудий 95-го стрелкового корпуса и 60 орудий 17-го гвардейского стрелкового корпуса. Одновре­менно командирам корпусов было указано на необходимость планирования огня артиллерии по конкретным, точно разве­данным целям, экономии каждого снаряда, мины, а также на использование перед началом атаки стрелкового оружия — станковых и ручных пулеметов, автоматов и винтовок для уничтожения живой силы противника. На основе этих указа­ний в дивизиях были разработаны специальные планы.

Авиационное обеспечение возлагалось на 8-ю воздушную армию. Основными объектами для авиации являлись резервы противника, командные пункты и артиллерия.



#194 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Январь 2016 - 20:08

8 января командарм подписал боевой приказ войскам ар­мии, которым определил их задачи в операции. 95-й стрелко­вый корпус, усиленный двумя артиллерийскими и миномет­ным полками, двумя дивизионами гвардейских минометов и двумя инженерными батальонами, получил задачу нанести удар левым флангом на Мокранце, разгромить части 2-й ре­зервной венгерской дивизии, к исходу дня овладеть населен­ными пунктами Чечейовце, Селешки, Паневце, в последующем развить удар на Спишска-Нова-Вес. 17-й гвардейский стрелко­вый корпус, усиленный артиллерийским и тремя минометными полками, гвардейским минометным и самоходно-артиллерийским полками и двумя инженерными батальонами, должен был разгромить части 16-й венгерской пехотной дивизии на уча­стке Мокранце, Бодолов, к исходу дня выйти на рубеж Ясов, Дебреч, Шомоды и затем наступать в направлении на Смоль­ник. 3-му горнострелковому корпусу предстояло обороняться в полосе Банске, высота 577 (8 км юго-западнее Сечовце), имея одну дивизию во втором эшелоне, и с переходом армии в наступление быть в готовности нанести удары в направле­ниях на Прешов и Кошице. 159-му укрепленному району сле­довало обороняться в полосе высота 577, Перина и с перехо­дом армии в наступление быть в готовности всеми силами нанести удар на Кошице с юга.

 Армейский резерв (237-я стрелковая дивизия, 5-я отдельная гвардейская танковая бригада и 108-й самоходно-артиллерийский полк) располагался в полосе 95-го стрелкового корпуса в районе севернее Хернадвече в готовности к действиям на уча­стке прорыва и кошицком направлении.

Армейская артиллерийская группа (146-я артиллерийская бригада и 294-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк) имела основной задачей вести борьбу с артилле­рией противника (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 502, л. 18).

Одновременно командиры корпусов получили указания по применению артиллерии в операции. Им было приказано для корректирования огня иметь корректировочные группы; в ходе наступления артиллерию располагать как можно ближе к бое­вым порядкам поддерживаемых частей и подразделений, избе­гая излишней централизации управления. Каждый командир дивизиона и батареи обязан был еще до начала боя знать, с какой частью (подразделением) он действует, и иметь с командирами этих частей устойчивую связь. Вся ба­тальонная, полковая и истребительно-противотанковая артил­лерия распределялась между стрелковыми подразделениями.

При подготовке операции большое внимание уделялось раз­ведке. Разведывательный отдел армии разработал и довел до корпусов единый план, которым предусматривалось ведение визуальной разведки со всех наблюдательных пунктов от роты и батареи до корпуса включительно. На участке прорыва по указанию штаба армии были развернуты все армейские артил­лерийские и инженерные средства разведки. Полоса предстоя­щего наступления на глубину до 30 км по заявке разведотдела дважды фотографировалась летчиками 8-й воздушной армии. 6 и 8 января в полосах 95-го и 17-го гвардейского стрелковых корпусов была проведена разведка боем. И все же горно-лесистый характер местности, позволявший врагу тщательно ма­скироваться, не дал возможности полностью вскрыть систему его обороны на участке прорыва и места расположения огне­вых средств, в частности артиллерии, что не могло не сказать­ся на ходе операции.

В числе важных задач, которые пришлось решать штабу армии в этот период, была и организация взаимодействия с партизанами. О ее значимости можно судить хотя бы по тому, что в январе 1945 г. на территории Чехословакии действовало 64 отряда, бригады и соединения партизан, подчиненных Глав­ному штабу партизанского движения Чехословакии и штабу 4-го Украинского фронта. В них насчитывалось 15 тыс. чело­век (См.: История Великой Отечественной войны Советского Союза- 1941—1945, т. 5. М„ 1963, с. 293). Отряды, бригады и соединения имели в своем составе от 800 до 1000 бойцов.

Основные силы партизан действовали в Западных Карпа­тах, то есть в полосе предстоявшего наступления 18-й армии.

 Партизаны в условиях жесточайшего террора гитлеровцев вели активные действия во вражеском тылу на коммуникациях в районах Кошице, Попрада, Ружомберока, Жилины и других. Взаимодействие с ними было налажено через штаб партизан­ского движения при Военном совете фронта.

Серьезный экзамен пришлось выдержать тылу — подвезти сотни тонн боеприпасов, горючего, продовольствия и других материальных средств, перебазировать в новые районы армей­ские тыловые учреждения, разгрузить и подготовить к приему раненых медсанбаты и госпитали. И все это пришлось осуще­ствлять одновременно с перегруппировкой войск в условиях, когда станция снабжения армии находилась в Самборе, за Карпатскими горами, более чем в 300 км от дивизионных об­менных пунктов (ЦАМО, ф. 371, оп. 6400, д. 69, л. 5), железные дороги не были еще полностью восстановлены, а шоссейных дорог было чрезвычайно мало. К тому же в большинстве своем они были однопутными, что создавало заторы и пробки. Командующему армией в связи с этим пришлось установить на период со 2 по 5 января стро­гий режим использования шоссе для пропуска в первую оче­редь боевых частей и автотранспорта с боеприпасами и горю­чим.

Несмотря на трудности, тыл справился со своими сложны­ми задачами. Опираясь на партийную организацию тыла, а так­же благодаря постоянной помощи Военного совета и началь­ника политотдела армии начальник тыла армии генерал А. М. Баранов и его штаб, начальники тыла соединений сумели нацелить весь личный состав своего аппарата и тыловых под­разделений, соединений и частей на четкую работу для ус­пешного выполнения поставленных задач. Помогли армии и чехословацкие местные органы власти. Они выделяли гужевой транспорт и привлекали население для восстановления разру­шенных противником мостов и дорог.

Как всегда, много потрудились армейские связисты во гла­ве с начальником связи армии полковником И. А. Некрасо­вым. Организовать надежную связь и обеспечить командую­щему устойчивое управление войсками им помог опыт, накоп­ленный в горах Кавказа, Крыма и Восточных Карпатах. Главное внимание уделялось радиосвязи.

Ни на один час не прекращалась учеба войск. Днем и но­чью они совершенствовали способы наступления в горах, учи­лись ведению боя за отдельную высоту, горный перевал и за­хват ущелья, совершению обходов. Личный состав обучался подъему на гору и спуску с нее. В процессе занятий главное внимание воинов обращалось на способы преодоления трудно­стей, с которыми они могли встретиться в Западных Карпатах.

Во время занятий, на собраниях и просто в товарищеских беседах ветераны передавали свой боевой опыт молодым, учили их солдатской смекалке и хитро­сти, столь необходимым в горном бою. Многие ветераны стали рационализаторами и изобретателями. Для движения по скло­нам гор изготовлялись кошки и альпенштоки. Для эвакуации раненых полковые врачи 138-й стрелковой дивизии капитаны В. К. Клименко и И. Г. Чегунов изобрели специальные седла и волокуши. Много изобретательности проявили артиллеристы. Ими были изготовлены приспособления для вытягивания ору­дий на высоту с помощью ворота, блока и трактора.

Начальник политотдела проявлял повседневную заботу о ро­сте партийных рядов, повышении идейного уровня членов пар­тии, особенно молодых, которых было 3872 человека (ЦАМО, ф. 244, оп. 2930, д. 93, л. 70). Работа с молодыми коммунистами велась политорганами соединений и частей как в промежутках между боями, так и в ходе боев.

В связи с тем что войска находились за рубежом, важное значение приобретали вопросы бдительности и сохранения во­енной тайны. Командиры частей и соединений провели боль­шую организационную работу среди личного состава, направ­ленную на повышение бдительности и боеготовности. Для сол­дат и офицеров работники политических отделов сделали на эту тему ряд докладов.

Важным мероприятием Военного совета, штаба и полити­ческого отдела армии явился армейский слет снайперов, прове­денный 8 января с участием заместителей командиров дивизий по строевой части и помощников начальников политорганов по работе среди комсомольцев и молодежи.

Слет открыл член Военного совета С. Е. Колонии. «Воен­ный совет собрал лучших снайперов, — сказал он, — чтобы вы поделились своим опытом. Снайперское движение надо делать, общим делом наших бойцов и офицеров. Давайте просто и де­ловито поговорим о вашей работе» (ЦАМО, ф. 244, оп. 2930, д. 93, л. 40). С докладом о снайперском движении выступил заместитель командира 24-й стрелковой дивизии полковник Ф. И. Шитов. Затем поделились своим опытом снайперы. На трибуну поднялся гвардии старший сер­жант И. Кульбердинов, уроженец Якутии. Он рассказал участ­никам слета о том, как учился меткому выстрелу, будучи про­мысловиком-охотником, как совершенствовал свое мастерство снайпера.

Много внимания И. Кульбердинов уделил в своем выступ­лении подготовке молодых снайперов. «Как и где вы обучаете молодых снайперов?» — спросил генерал А. И. Гастилович. «У меня тринадцать учеников. Обучаю их в тылу», — ответил боец. «Снайперов лучше обучать на переднем крае, — посовето­вал командарм. — Их нужно приучать к наблюдению: снайпер должен все замечать и видеть, что делает противник» (Там же). Затем выступили капитан А. Ханкишиев, старший сержант И. Руд­ницкий, сержант М. Пасюк, ефрейтор Ф. Кузик, рядовой В. Сюткин и другие.

На слете командующий армией наградил восьмерых лучших снайперов орденами и медалями и всем им вручил именные снайперские винтовки (Там же). Они поделились своими успехами, опытом работы с молодыми снайперами, высказали ряд крити­ческих замечаний и предложений по вопросам развертывания снайперского движения в соединениях и частях, заверили Во­енный совет, что с честью оправдают высокое звание снайпе­ров 18-й армии, внесут достойный вклад в победу над немецко- фашистскими захватчиками.

В заключительном выступлении командующий армией ска­зал: «Снайперы должны быть меткими стрелками, доставать врага на тысячу — тысячу двести метров, знать в совершенстве свое оружие и уметь вести из него огонь в любых условиях. Чем больше снайперы уничтожат гитлеровцев, тем мы быст­рее зашагаем к Берлину и водрузим над ним Знамя нашей победы. Больше снайперов — ближе победа» (Там же).

На территории Словакии армия вступила в новый этап вой­ны — начала освобождение европейских народов.

В подготовке войск важную роль сыграла армейская и ди­визионная печать. Например, в материалах газеты «Знамя Родины» говорилось о самом главном, самом необходи­мом для достижения успеха в предстоящем наступлении. В номере за 6 января крупно набранный заголовок призывал: «Сме­ло охотиться за вражескими танками»; здесь же помещалась заметка в помощь командиру и бойцу «Уязвимые и поражаемые части немецких танков». Практически в каждом номере отражались основные вопросы тех дней: «Зимой усиль уход за оружием» и т. д. Это приносило воинам ощутимую пользу в подготовке к наступлению, усиливало стремление как можно лучше выполнить задания командования.

(Гастилович А. И. Будни военных дорог. М., 1974, с. 96.)



#195 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Январь 2016 - 20:27

К 11 января подготовка операции была завершена. В этот же день в частях и подразделениях состоялись партийные и комсомольские собрания, на которых коммунисты и комсомоль­цы дали слово, что в предстоящих боях проявят бесстрашие и мужество в борьбе с врагом, сделают все, чтобы быстрее осво­бодить Чехословакию от гитлеровских оккупантов.

В ночь на 12 января саперы сделали проходы в своих и вра­жеских заграждениях и минных полях. Это был героический, с риском для жизни труд. Только на своем переднем крае они извлекли 7167 противотанковых, 29 915 противопехотных мин, 1435 пехотных и 506 дорожных фугасов (ЦАМО, ф. 244, оп. 3000, д. 1202, л. 35).

12 января в 10 часов 10 минут после 40-минутной артилле­рийской подготовки армия перешла в наступление. Оно яви­лось частью общего наступления Советской Армии, развернув­шегося на огромном фронте от Балтийского моря до Карпат­ских гор. В этот день с плацдармов на Висле мощные удары нанес 1-й Украинский фронт, возобновили наступление армии правого крыла 2-го Украинского, а 14 января начал наступ­ление 1-й Белорусский фронт.

Вслед за ударами артиллерии и авиации войска ударной группировки устремились в атаку. Действуя стремительно и напористо, они преодолели проволочные заграждения против­ника и ворвались в первую траншею. Завязались жестокие схватки. На помощь пехоте гитлеровцы бросили в бой танки и штурмовые орудия. Активно начала действовать вражеская ар­тиллерия.

Отчаянное сопротивление врага и крайне тяжелые условия местности замедлили темп продвижения. К исходу дня в полосе 95-го стрелкового корпуса 24-я стрелковая дивизия генерала Ф. А. Прохорова овладела лишь двумя опорными пунктами — Гомбошем и Комаровцами, расположенными на первой позиции. Здесь ее полки встретили сильные контратаки пехоты и танков противника. 351-я стрелковая дивизия полков­ника И. Ф. Дударева захватила высоту 193 — сильный узел сопротивления на южных склонах Словацких Рудных гор — п населенный пункт Мокранце. 2-я гвардейская воздушно-де­сантная дивизия полковника С. М. Черного и 8-я стрелковая дивизия полковника Н. С. Угрюмова 17-го гвардейского стрел­кового корпуса вели тяжелые бои за опорные пункты Шомоды, Турна и Дворники.

Чтобы увеличить силу удара, командующий армией прика­зал генералу Н. В. Медведеву с утра 13 января ввести в бой 138-ю стрелковую дивизию полковника В. Е. Васильева. Одновременно командующий артиллерией армии получил распоряжение провести утром перед возобновлением наступления 0-минутную артиллерийскую подготовку.

Немецко-фашистское командование также принимало меры усилению своей обороны, стремясь любой ценой удержаться в Словацких Рудных горах. Не надеясь на устойчивость союзника, оно в ночь на 13 января перебросило из полосы 40-й армии 2-го Украинского фронта боевую группу 4-й немецкой горнострелковой дивизии и сменило ею 16-ю пехотную венгерскую дивизию. В ту же ночь из резерва армейской груп­пы «Хейнрици» была выдвинута 1-я лыжноегерская немецкая дивизия, которая подчинила себе 2-ю резервную венгерскую дивизию (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 558, л. 47). Силы врага удвоились, увеличился и его нажим, тому же гитлеровцы, занимая господствующие высоты, контратаковали из выгодного положения — сверху. Чтобы вы­бить их с занимаемых позиций, наши бойцы должны были под -огнем карабкаться на высоты по обледенелым склонам и брать штурмом. Упорные сражения шли и за населенные пункты, превращенные врагом в крепости. Населенный пункт Мокранце в течение одного дня трижды переходил из рук в руки. 14 января противник ввел в бой 253-ю немецкую пехотную дивизию, переброшенную из полосы 1-й гвардейской армии (Там же). Его контратаки, поддержанные танками, штурмовыми орудиями и гнем артиллерии, следовали непрерывно.



#196 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Январь 2016 - 21:23

Как и в боях на Тамани, на Малой зем­ле, во время крымского десанта, в борьбе с врагом прояв­ляли героизм не только отдельные бойцы, но и целые подраз­деления и части. В ходе одной из контратак гитлеровцы не­сколько потеснили полки 351-й стрелковой дивизии. Казалось, еще немного — и они будут отброшены на исходные позиции, советские воины стояли насмерть. На участке 1159-го стрел­кового полка полковника А. Д. Федорова, где несколько подразделений возглавил заместитель командира полка по политической части майор Н. К. Лысенко, ожесточенные бои про­должались до ночи. За каждый метр земли дрались воины Армии, роты несли большие потери, испытывали нехватку бое­припасов, но не уступали врагу ни пяди. Ни на минуту не затихали бои и на участке 1161-го стрелкового полка полковника Р. Асадуллаева. 1-й батальон капитана X. С. Гай­дая за день отразил три контратаки от одного до двух батальо­нов врага.

Мужество и отвагу проявили артиллеристы 904-го артил­лерийского полка 351-й стрелковой дивизии. Дивизионы этого полка, которыми командовали майор В. В. Филатов и капитан В. К. Супрун, метким огнем орудий истребляли гитлеровцев и уничтожали их огневые точки (ЦАМО, ф. 371, оп. 6368, д. 62, л. 49). Оба командира погибли в бою, сражаясь до последнего вздоха.

Подлинный героизм проявил командир орудия 1672-го ист­ребительного противотанкового артиллерийского Станиславско­го Краснознаменного полка РВГК старший сержант В. П. Бон­дарь. 14 января в районе Мокранце, отражая ночную атаку гитлеровцев, возглавляемый им расчет метким выстрелом из орудия поджег вражеский танк, а на следующий день, ведя огонь прямой наводкой, отразил четыре контратаки, уничтожив до 80 вражеских солдат, 2 пулемета и миномет, удержав зани­маемый рубеж (ЦАМО, ф. 33, оп. 793756, д. 6, л. 211). За проявленный героизм В. П. Бондарь был удостоен звания Героя Советского Союза.

Пулеметчик И. Л. Пецко в тот же день уничтожил из своего пулемета более 30 фашистов. Вражеская пуля сразила отваж­ного воина. Последние его слова были: «Мстите за меня фаши­стам, товарищи, победа за нами» (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 62, л. 51).

Командир взвода связи 2-го стрелкового батальона 229-го стрелкового полка младший лейтенант И. К. Десяткин, будучи тяжело раненным, не ушел с поля боя, продолжал устранять повреждения и умер как герой на боевом посту (ЦАМО, ф. 1062, oп. 1, д. 113, л. 8, 33).

Страстное стремление войск армии к победе, упорство и настойчивость, проявленные ими, опрокинули расчеты гитле­ровцев удержаться в Словацких Рудных горах. Новые враже­ские дивизии затормозили, но не остановили наступления. При­меняя обходный маневр, используя имевшиеся в Словацких Рудных горах немногочисленные и в большинстве разрушен­ные дороги и тропы, дивизии продвигались на запад. Цель, поставленная командующим фронтом перед 18-й армией, была ею достигнута.



#197 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Январь 2016 - 23:58

В то же время обстановка, сложившаяся на участке про­рыва к исходу четвертого дня наступления, требовала приня­тия мер, способных ослабить сопротивление противника диви­зиям 95-го и 17-го гвардейского стрелковых корпусов. Для это­го командующий армией принял решение 16 января ввести в сражение свой резерв: 237-ю стрелковую дивизию полковника М. Г. Тетенко, 5-ю отдельную гвардейскую танковую бригаду полковника И. М. Моруса и 108-й гвардейский самоходно-артиллерийский полк, разгромить части 97-й немецкой легкопехотной дивизии в районе Ганиски (11 км южнее Кошице) и рваться в Кошице с юга. Для обеспечения наступления привлекалась артиллерия 159-го укрепленного района. В ночь перед нанесением удара была проведена усиленная разведка противника.

16 января в 12 часов 237-я стрелковая дивизия после огневого налета артиллерии перешла в наступление и вклинилась оборону противника. Немецко-фашистское командование было вынуждено снять отдельные части, действовавшие про­бив 95-го стрелкового корпуса, и спешно перебросить их на по­мощь 97-й легкопехотной дивизии. Цель, которую ставил ко­мандующий армией, была достигнута.

Воспользовавшись ослаблением группировки врага, 24-я стрелковая дивизия генерала Ф. А. Прохорова 16 января заняла два сильных опорных пункта — Велька-Ида и Цестице, на следующий день — пункт Ференц и перерезала шоссейную дорогу Кошице — Смольник. По-прежнему сложная обстановка сохранялась в полосе 7-го гвардейского стрелкового корпуса, вынужденного отра­жать непрерывные контратаки. Чтобы добиться окончательно­го перелома в ходе военных действий, было приказано перей­ти в наступление 3-му горнострелковому корпусу и 159-му ук­репленному району. В соответствии с уточненными задачами 3-й горнострелковый корпус должен был 242-й горнострелко­вой дивизией нанести удар из района севернее Кошице на Дренов, форсировать реку Ториса и развивать наступление в сторону Прешова, а 318-й горнострелковой дивизией к исходу 19 января совместно с 237-й стрелковой дивизией овладеть Кошице; 159-й укрепленный район наступать на Кошице с юго- востока вдоль левого берега реки Гернад; 237-я стрелковая ди­визия совместно с 5-й отдельной гвардейской танковой брига­дой и 108-м гвардейским самоходно-артиллерийским полком Продолжать наступление на Кошице с юга; 95-й стрелковый корпус после частичной перегруппировки развивать удар на север, перерезать шоссе Кошице — Спишске-Подградье — Попрад; 17-й гвардейский стрелковый корпус продолжать наступление в направлении на Смольник.

Главной задачей войск армии было овладеть городом Кошице и тем способствовать сокрушению обороны гитлеровцев, Подготовленной ими с такой тщательностью в Сланских и Сло­вацких Рудных горах.

18 января в час ночи во всей полосе армии развернулись Ожесточенные бои. 242-я и 318-я горнострелковые дивизии 3-го горнострелкового корпуса преодолели Сланские горы и вышли левый берег реки Ольшава. 159-й укрепленный район Основными силами также вышел на левый берег этой реки, а 20-й его батальон наступал на Кошице вдоль правого берега реки Гернад. 237-я стрелковая дивизия совместно с 5-й отдельной гвардейской танковой бригадой и 108-м гвардейским самоходно-артиллерийским полком выбила противника из опорных пунктов Ганиска, Кошков, Жебеш и находилась в 5 км от южной окраины Кошице. Продвинулись вперед в Словацких Рудных горах также дивизии 95-го и 17-го гвардей­ского стрелковых корпусов, перед которыми по-прежнему действовала главная группировка войск противника.

Стремясь закрепить достигнутые успехи, войска усилили удары по врагу, 237-я стрелковая дивизия в ходе ночной атаки заняла населенный пункт Барца — сильный узел сопротивле­ния на подступах к Кошице с юга. Утром враг, подтянув тан­ки и несколько батальонов пехоты, попытался отбить его. Но было поздно. Части дивизии с помощью армейских саперов, возглавляемых майором Е. Д. Парфеновым, сумели закрепить­ся на достигнутом рубеже. Переданный дивизии накануне 294-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк уничтожил пять вражеских танков, а остальные повернули вспять. Вскоре дивизия возобновила наступление. Ее 841-й и 838-й стрелковые полки под командованием Героя Советского Союза полковника П. Г. Акулова и майора П. Б. Натэнова первыми ворвались на южную окраину Кошице. Вслед за ними с севера в город прорвались полки 318-й горнострелковой ди­визии 3-го горнострелкового корпуса, а с юго-востока — ба­тальоны 159-го укрепленного района. Гитлеровцы до последнего момента взрывали общественные здания и предприятия, жгли и грабили дома жителей. Но удар войск армии был стремите­лен. 19 января в 11 часов 30 минут город Кошице, второй по величине промышленный, административный и культурный центр Восточной Словакии, был освобожден. В дальнейшем этому городу суждено было сыграть важную роль в полити­ческой жизни Чехословакии: в апреле он стал местом пребы­вания первого демократического правительства Чехословакии, где была принята и провозглашена Кошицкая программа, вы­работанная Коммунистической партией Чехословакии.

В боях за Кошице противник понес большие потери в жи­вой силе и технике. Войска 18-й армии взяли в плен 630 гит­леровцев, захватили большие трофеи (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 121, л. 239-242).

Значительную помощь армии в овладении городом оказали летчики 8-й воздушной армии. В сложных горных условиях многие экипажи проявили подлинный героизм. Летчик 208-го полка 327-й штурмовой авиационной дивизии лейтенант А. Е. Звягин совершал по 3—4 боевых вылета в день, он уни­чтожил десятки вражеских солдат и офицеров, подавил огонь нескольких зенитных орудий и поджег танк. В одном из вы­летов прямым попаданием вражеского снаряда было разбито крыло самолета и повреждена система управления. Благодаря мужеству и отличному владению техникой пилотирования Звягин привел самолет на свой аэродром и посадил его на одно колесо. За неоднократно проявленные отвагу и геройство в боях с немецко-фашистскими войсками позднее ему было присвоено звание Героя Советского Союза (ЦАМО, ф. 33, оп. 793756, д. 18, л. 18—21). 



#198 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 28 Январь 2016 - 00:37

День 19 января 1945 г. явился для войск 18-й армии знаменательным и незабываемым: совместно с войсками 1-й гвардейской, 40-й и 4-й румынской армий они разгромили основные силы кошицко-прешовской группировки врага. Одержанная победа была высоко оценена. По случаю освобождения Кошице Москва салютовала героям. 344-му стрелковому полку майора Ф. Ф. Армеева и 838-му стрелковому полку майора П. Б. Натэнова было присвоено почетное наименование Ко­зицких. Боевым орденом награждена 237-я стрелковая дивизия. Командующий армией А. И. Гастилович получил очеред­ное воинское звание генерал-лейтенант. Звания генерал-майор удостоился начальник 159-го укрепленного района И. Н. Вино­градов.

Своих освободителей тепло и радушно встречало все насе­ление Кошице. На площадях стихийно возникали многолюдные митинги, люди пели, плясали, угощали солдат и офицеров.

Отступая, фашисты разрушили в городе мосты, вывели из строя многие заводы, сожгли вокзал. Не пощадили они и ряд культурных и исторических учреждений, а также памятников. На многих объектах были обнаружены и обезврежены нашими саперами мины замедленного действия. В музее валялись обломки статуй, изрезанные полотна картин. Фашист­ские вандалы разграбили театр, вывезли его имущество. Они пытались даже увезти Золотой ключ от Кошице, который был найден воинами армии у убитого немецкого штабного офицера и возвращен городским властям. Только благодаря стремитель­ному натиску войск 18-й армии город не был полностью пре­вращен в руины. Сразу после освобождения по приказу коман­дующего под охрану до передачи местным властям в Кошице были взяты все важнейшие промышленные и муниципальные объекты, восстановлены разрушенные фашистами водопровод, линии связи, электропередачи и железные дороги, организова­но снабжение населения продуктами питания.( Гусак Г. Свидетельство о Словацком национальном восстании, Пер. со словацкого. М., 1969, с. 736).

Потеряв Кошице, противник под ударами войск 18-й армии был вынужден отходить на запад, прикрываясь сильными арь­ергардами. Преследование его велось в исключительно тяжелых условиях, требовало от войск большого напряжения и вынос­ливости. Путь преграждали не только громады горных хреб­тов, покрытых лесами, скалы, обрывистые пропасти — главным препятствием была заранее подготовленная противником обо­рона в Словацких Рудных горах. Все горные перевалы, узкие долины прикрывались противопехотными препятствиями. Ору­дия и пулеметы, тщательно замаскированные в камнях у под­ножия высот, создавали в узких местах многослойную огневую завесу.

Своеобразной была и тактика действий арьергардов против­ника, создаваемых из отличившихся в боях и наиболее стой­ких подразделений.' На заданном рубеже арьергард держался установленное время, по истечении которого он мог по коман­де оставить позиции и отойти через боевые порядки другого арьергарда, изготовившегося к обороне на следующем рубеже. Если возникала угроза обхода обороняющихся частей, гитле­ровцы выделяли дополнительные силы до батальона и более и при поддержке артиллерии переходили в контратаки (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 558, л. 49).

В создавшихся условиях командиры соединений и частей были вынуждены изыскивать новые способы ведения наступле­ния, соответствовавшие местности и тактике действий врага. Задачи решались преимущественно передовыми отрядами и штурмовыми группами, которые, используя горный рельеф, проникали в расположение противника и нападали на его арьергарды с тыла. Части, а в ряде случаев и подразделения наступали по разобщенным направлениям, не имея локтевой связи с соседями. Бой приходилось вести за отдельные вы­соты, преодолевать скользкие подъемы, горные дефиле и реч­ки, тащить на руках или в упряжках быков орудия.

«Известия», 1976, 17 дек.

В горах из-за трудностей эвакуации в тыл особая роль в оказании квалифицированной помощи раненым принадлежала полковым медицинским пунктам и медсанбатам дивизий. Не­редко в медсанбатах с помощью армейских хирургов подпол­ковника П. П. Хохлова и майора Е. М. Новиковой проводились сложнейшие операции.

В наиболее тяжелых условиях местности наступали 159-й укрепленный район, 95-й и 17-й гвардейский стрелковые кор­пуса. Меньшие трудности испытывал 3-й горнострелковый корпус, в полосе которого горы были ниже и имелась довольно развитая сеть дорог на запад от Прешова и Кошице. Учиты­вая это, командующий армией 21 января передал 3-му горно­стрелковому корпусу всю артиллерию усиления из 17-го гвар­дейского стрелкового корпуса и поставил задачу ускорить про­движение на Спишска-Нова-Вес, Попрад.

На следующий день 128-я гвардейская и 242-я горнострел­ковые дивизии этого корпуса, поддержанные огнем артилле­рии, выбили противника из ряда опорных пунктов, вышли на рубеж 20 км северо-западнее Прешова и создали угрозу тылам его войск, действовавших против основных сил армии. Гитле­ровскому командованию пришлось срочно снимать отдельные части с других участков и усиливать попрадское направление. Воспользовавшись этим, 24-я стрелковая дивизия 95-го стрел­кового корпуса (351-я и 237-я дивизии этого корпуса 20 января по указанию коман­дующего фронтом были выведены из боя и сосредоточены в районе 14 км южнее Прешова). внезапным ударом овладела сильным узлом сопротивления гитлеровцев в Словацких Рудных горах населен­ным пунктом Маргецаны, а 159-й укрепленный район — насе­ленным пунктом Гельница, перерезали железную дорогу Кошице — Брезно. Несколько продвинулись вперед и дивизии 17-го гвардейского стрелкового корпуса. Справа 1-я гвардей­ская армия достигла города Стара-Любовня; слева 40-я и 4-я румынская армии 2-го Украинского фронта сражались за го­род Рожнява.

В этой обстановке в 18-й армии произошли существенные изменения. Согласно указаниям командующего фронтом из ее состава ушли 3-й горнострелковый и 95-й стрелковый (без 24-й стрелковой дивизии) корпуса, 5-я отдельная гвардейская тан­ковая бригада, 2-я гвардейская воздушно-десантная дивизия, два истребительно-противотанковых артиллерийских и два самоходно-артиллерийских полка. Взамен их армии передавался 1-й чехословацкий армейский корпус. Созданный в годы суро­вых военных испытаний, этот корпус занял достойное место среди польских, югославских и румынских войск, сражающихся вместе с Советской Армией против германского фашизма. Кор­пус был сформирован на базе 1-й отдельной чехословацкой бригады, находившейся с 1 мая по 11 июля 1944 г. в составе 18-й армии в районе города Черновицы.

В конце июня по приказу командующего 18-й армией бри­гаду проверяла специальная комиссия, отметившая высокий уровень ее подготовки. Выражая благодарность командованию 18-й армии за оказанную помощь, Л. Свобода в телеграмме от 11 июля 1944 г. на имя командующего армией генерала Е. П. Журавлева писал: «Уважаемый генерал-лейтенант! В связи с выходом 1-й отдельной чехословацкой бригады в СССР из 18-й армии приношу Вам, генерал-лейтенант, мою искреннюю благодарность за то внимание, которое Вы нам за время пребывания нашей бригады в Вашем подчинении ока­зали.

Прошу простить меня, что дела не позволили мне съездить к Вам и лично выразить мою глубокую признательность. Я вы­ражаю одновременно мою уверенность в том, что в недалеком будущем мы снова рука об руку будем бить немецких мер­завцев уже на территории нашей родины — Чехословакии.

Близится час, когда увенчанные славой полки героической Красной Армии и чехословацкие части освободят порабощен- вый народ Чехословакии и откроют путь к счастливой грядущей мирной дружбе наших народов. Желаю Вам, офицерам Вашего штаба и войскам 18-й армии успеха в наступающих сражениях.

Уважающий Вас командир 1-й отдельной чехословацкой бригады Л. Свобода» (ЦАМО, ф. 371, оп. 6365, д. 24, л. 91).

В результате бескорыстной помощи Советского Союза 1-й чехословацкий армейский корпус был создан и в начале сен­тября 1944 г. имел в своем составе четыре бригады (1-я, 3-я пехотные, 2-я воздушно-десантная и отдельная танковая) и части корпусного усиления общей численностью 16 171 чело­век. На вооружении его имелось 50 танков и бронемашин, 280 орудий и минометов (См.: «Военно-исторический журнал», 1975, № 6, с. 46). В качестве инструкторов в нем в июле 1944 г. находилось 470 советских военнослужащих.

Лондонское эмигрантское правительство стремилось всемер­но усилить свое влияние в корпусе, насаждая в нем офицеров е реакционными взглядами. Командиром корпуса оно назначи­ло генерала Я. Кратохвила. Однако уже 10 сентября он как не справившийся с занимаемой должностью был снят. Корпусом стал командовать генерал Л. Свобода.

По соглашению между Советским правительством и прави­тельством Чехословакии, заключенному 8 мая 1944 г., исполь­зование чехословацких воинских частей предусматривалось на территории Чехословакии (См.: Советско-чехословацкие отношения во время Великой Отече­ственной войны 1941—1945 гг., с. 161).

Поэтому, как только в Словакии вспыхнуло национальное восстание, корпус вступил в бой в со­ставе 38-й армии. В ходе Карпатско-Дуклинской наступатель­ной операции 1-го Украинского фронта воины корпуса вме­сте с советскими воинами в сентябре—октябре 1944 г. сокру­шили оборону противника в Восточных Карпатах. Утром 6 октября 1944 г. 1-я и 3-я бригады вышли на Дукельский перевал и вступили на истерзанную врагом землю Чехословакии. На­чиная с 6 октября, писал Л. Свобода, 1-й чехословацкий армей­ский корпус в СССР из заграничного соединения стал отечест­венным войском (См.: «Красная звезда», 1965, 19 июня). 2-я воздушно-десантная бригада этого кор­пуса по просьбе чехословацкой военной миссии в СССР в сен­тябре—октябре на советских самолетах была переброшена в Словакию для оказания помощи участникам Словацкого вос­стания. В последующем она отошла в район Высоких Татр, где вела боевые действия в тылу врага до соединения с частями Корпуса.

В январе 1945 г. 1-й чехословацкий армейский корпус дей­ствовал в составе 1-й гвардейской армии, откуда 22 января был передан 18-й армии (ЦАМО, ф. 244, оп. 3013, д. 176, л. 92). В ее составе корпус получил возможность непосредственно освобождать свою страну от гитле­ровских оккупантов. Кроме того, в тесном контакте с местными организациями КПЧ он мог проводить воспитательную работу среди населения, а также принять участие в создании основ нового, народно-демократического строя в освобожденных рай­онах. На 1 января 1945 г. в составе корпуса было 18 785 че­ловек, в том числе 500 советских офицеров, сержантов и рядо­вых бойцов, 432 орудия и миномета (ЦАМО, ф. 244, оп. 2984, д. 15, л. 3).

Весть о включении в состав армий чехословацкого корпуса войска восприняли с большим воодушевлением. Его солдаты и офицеры, храбро сражавшиеся под Харьковом, Киевом, Бе­лой Церковью и в Карпатско-Дуклинской операции, сразу же завоевали любовь и уважение воинов армии. Между ними сло­жились братские отношения. Особенно это относится к воинам 24-й стрелковой дивизии, которая почти до самого конца войны действовала бок о бок с ним. Военный совет, штаб, политотдел армии постоянно интересовались положением дел в корпусе и помогали ему во всем.



#199 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 28 Январь 2016 - 00:50

22 января 1-му чехословацкому армейскому корпусу была поставлена задача принять от 3-го горнострелкового корпуса всю артиллерию усиления, сменить на рубеже 20 км западнее Прешова его 128-ю гвардейскую горнострелковую дивизию, на­ступать на Левочу, Кежмарок; одновременно были уточнены задачи остальным соединениям: 24-й стрелковой дивизии раз­вивать наступление вдоль левого берега реки Гернад на Спиш- ске-Влахи, Попрад, а 159-му укрепленному району и 17-му гвардейскому стрелковому корпусу — в направлении Спишска- Нова-Вес, Попрад.

Выполняя поставленные задачи, 1-й чехословацкий армей­ский корпус за четыре дня продвинулся на запад до 20 км. Особенно успешно действовала его 3-я бригада. 24 января она овладела сильным опорным пунктом противника в центре Во­сточно-Словацкой области, узлом шоссейных дорог городом Спишске-Подградье, захватив при этом в плен 400 гитлеровцев, 10 орудий, 27 пулеметов, 100 вагонов с грузами, 6 складов с боеприпасами (См.: Сообщения Советского информбюро, т. 8. Январь — май 1945 года. М„ 1945, с. 43). В этот же день крупного успеха добилась и 24-я стрелковая дивизия, овладев вторым, не менее важным узлом дорог городом Спишске-Влахи. 159-й укрепленный район преодолел Словацкие Рудные горы, форсировал реку Гернад и продвигался в направлении города Спишска-Нова-Вес. Из его частей особо отличился 493-й батальон, которым командовал капитан А. И. Синьков. 23 января в районе населенного пунк­та Мнишек, расположенного в узле железных дорог Кошице— Брезно и Мнишек—Смольник, батальон встретился с сильной группировкой противника численностью около 500 человек. Синьков вначале предложил гитлеровцам сдаться в плен, но и отвергли его предложение. Тогда он решил обойти врага севера и юго-запада и ударом с трех сторон разгромить его тылы. Три часа бойцы батальона вели неравный бой с противником и выиграли его. 60 убитых и 238 пленных гитлеровцев, орудий, 8 пулеметов, 40 лошадей и 35 подвод с боеприпасами — таков был его результат (ЦАМО, ф. 371, оп. 6381, д. 62, л. 72).

Не смог устоять противник и перед натиском воинов 17-го гвардейского стрелкового корпуса. Один за другим наши части штурмом брали его опорные пункты. К 25 января корпус пре­одолел Словацкие Рудные горы, форсировал реку Гернад и по­ел наступление на город Спишска-Нова-Вес. Ярким примером умелого ведения боя в горах могут служить действия его 138-й стрелковой дивизии за населенный пункт Шведлар. С юга и севера его прикрывали горы с вершинами 1043 и 1322 м, Единственно удобной для наступления была долина реки Гнилец, по которой проходила железная дорога Кошице — Брезно. Но этот путь был прочно прикрыт противником. Командир ди­визии полковник В. Е. Васильев 23 января поставил задачу 344-му и 650-му полкам преодолеть горы, обойти населенный пункт Шведлар с востока и запада и нанести удар по против­нику с севера. Эта задача была успешно решена. В ходе боя было уничтожено 400 и взято в плен 765 вражеских солдат и офицеров, захвачено 22 орудия, 30 пулеметов и 1000 винто­вок (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 62, л. 72).



#200 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 585 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 09 Февраль 2016 - 00:52

Итак, 18-я армия во взаимодействии с другими армиями преодолела основной массив Словацких Рудных гор и вышла на главное направление, ведущее к Попраду, Липтовски-Микулашу, Шилине и далее в центральные районы Чехословакии. Важно было теперь избежать затяжных фронтальных боев за города Левоча и Спишска-Нова-Вес. С этой целью командую­щий армией решил применить испытанный метод глубокого об­хода. Принятию данного решения способствовало и то обстоя­тельство; что от местных жителей командованию была извест­на не только система обороны противника, но и расположение его минных полей.

 Командир 1-го чехословацкого армейского корпуса получил задачу 3-й бригадой генерала К. Клапалека обойти город Ле­воча с северо-запада, а командир 24-й стрелковой дивизии — обойти Левочу с юга и совместным ударом разгромить оборо­няющегося там противника. Для овладения городом Спишска- Нова-Вес командиру 159-го укрепленного района была постав­лена задача обойти город частью сил с северо-востока, а коман­диру 17-го гвардейского стрелкового корпуса 8-й стрелковой дивизией — с запада и также нанести совместный удар. Задачи эти были исключительно трудны: обход пришлось совершать по горным тропам, снабжать войска преимущественно с помо­щью вьючного транспорта. Только 8-й стрелковой дивизии та­ким путем было подано 0,5 комплекта боеприпасов и две сутодачи продовольствия (ЦАМО, ф. 371, оп. 6400, д. 69, л. 5).

Несмотря на изнурительность обходов в горах, войска бле­стяще завершили их. 28 января батальоны 159-го укрепленного района сломили ожесточенное сопротивление противника, в снежный буран под покровом ночи обошли Спишска-Нова-Вес с северо-востока и на следующий день первыми завязали бои на его окраине. Одновременно с юго-запада противника атако­вали 344-й стрелковый полк майора Ф. Ф. Армеева и 650-й стрелковый полк подполковника В. А. Придача 138-й стрелко­вой дивизии, с запада — 151-й стрелковый полк майора В. Т. Завальнюка и 229-й стрелковый полк подполковника Д. М. Мегрелишвили 8-й стрелковой дивизии. Враг дрался отчаянно, бро­сал в бой танки и штурмовые орудия с десантом. Советским пехотинцам помогали артиллеристы капитанов М. С. Черниенко, А. С. Киреева, уничтожая танки и штурмовые орудия. Ма­стерство ведения боя в городе проявили командиры и бойцы 1-го батальона капитана П. К. Петрова и 2-го батальона майо­ра ГІ. Н. Трапезникова 650-го стрелкового полка, а также 500-го отдельного батальона 159-го укрепленного района, которым командовал майор И. В. Сотников. В этих жарких боях вместе с воинами 17-го гвардейского стрелкового корпуса и 159-го укрепленного района находились С. Е. Колонии и Л. И. Бреж­нев. 27 января в 5 часов Спишска-Нова-Вес был освобожден. Спустя четыре часа 24-я стрелковая дивизия и 3-я чехословац­кая бригада овладели городом-курортом Левоча. Москва салю­товала новой победе, добытой в жестоких боях советскими и че­хословацкими воинами.

 Жителям освобожденных городов пришлось пережить труд­ные годы оккупации. После подавления Словацкого восстания фашисты прибегли к массовому террору. Только в городе Лево­ча свыше 300 человек было арестовано и отправлено в концен­трационные лагеря. Члены существовавшего в городе в дни восстания народного комитета во главе с председателем Бенди- ком были расстреляны. Многочисленные злодеяния совершили фашисты и в городе Спишска-Нова-Вес. Особенно усердствова­ли фашисты — выходцы из так называемых спишских поселе­ний (Во многих районах Средней Словакии существовали немецкие ко­лонии). Во время национального восстания они доносили гитле­ровцам на чехословацких патриотов, а нередко с оружием в руках принимали участие в карательных экспедициях. При отступлении  под ударами войск 18-й армии в городах Левоча и Спишска-Нова-Вес фашисты привели в негодность электро­станции, водопровод, вывезли ценнейшее оборудование многих предприятий. И снова, как в Кошице, Л. И. Брежнев по зада­нию Военного совета оказывал помощь коммунистам Словакии в создании местных органов управления и восстановлении хо­зяйства освобожденных городов.

После освобождения городов Левоча и Спишска-Нова-Вес за очередь встал вопрос об овладении городами Кежмарок и Попрад. Их судьба также во многом зависела от инициативы командиров, смелости и решительности бойцов. Примером в этом отношении могут служить действия 17-го гвардейского стрелкового корпуса. 27 января ночью генералу Н. В. Медве­деву, продолжавшему командовать корпусом, несмотря на ра­нение, от пришедшего в штаб жителя Попрада стало известно, что туда для уничтожения важнейших объектов прибыли спе­циальные гитлеровские части. Оценив обстановку, генерал при­нял смелое решение — атаковать противника утром. Для удара с тыла была выброшена специальная группа, проводником ко­торой вызвался быть пришедший в штаб житель Попрада. На рассвете после мощного огневого налета войска противника, оборонявшие Попрад, были атакованы и с севера. Враг не вы­держал и в панике покинул город.

Смелые действия вел 1-й чехословацкий армейский корпус. Его 1-я бригада под командованием штабс-капитана В. Янко ночью обошла город Кежмарок с севера и внезапной атакой 28 января овладела им.

Отличившимся в боях за Попрад 229-му стрелковому полку 8-й стрелковой дивизии подполковника Д. М. Мегрелишвили, 132-му инженерно-саперному батальону майора В. В. Голем­биовского и 134-му инженерно-саперному батальону А. Я. Ти­хомирова приказом Верховного Главнокомандующего было при­своено почетное наименование ІПопрадских. Москва в третий раз за бои в Чехословакии салютовала доблестным войскам ар­мии. За мужество, проявленное в боях за свободу и независи­мость чехословацкого народа, 8-я и 138-я стрелковые дивизии 17-го гвардейского стрелкового корпуса и 159-й укрепленный район были награждены орденом Красного Знамени (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 124, л. 170—172).