Перейти к содержимому


Фотография

5 ГВАРДЕЙСКИЙ МЕХАНИЗИРОВАННЫЙ КОРПУС


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 40

#1 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 21 Октябрь 2012 - 00:32

5-й гвардейский механизированный Зимовниковский орденов Кутузова и Александра Невского корпус

Состав
  • 10-я гвардейская механизированная бригада (9 января 1943 - 51-я механизированная бригада)
  • 11-я гвардейская механизированная бригада (9 января 1943 - 54-я механизированная бригада)
  • 12-я гвардейская механизированная бригада (9 января 1943 - 55-я механизированная бригада)
  • 51-й гвардейский танковый полк (9 января 1943 - 76-й танковый полк)
  • 52-й гвардейский танковый полк (9 января 1943 - 77-й танковый полк)
  • 53-й гвардейский танковый полк (9 января 1943 - 78-й танковый полк)
  • 54-й гвардейский танковый полк (9 января 1943 - 79-й танковый полк)
  • 55-й гвардейский танковый полк (9 января 1943 - 80-й танковый полк)
  • 2-й гвардейский мотоциклетный батальон (26 января 1943 - 63-й мотоциклетный батальон)
  • 4-й гвардейский броневой разведывательный батальон (26 января 1943 - 41-й броневой разведывательный)
  • Корпусные части:
  • 388-й отдельный батальон связи, с 10.07.1943
  • 68-й отдельный гвардейский саперный батальон (до 26.01.1943 - 80-й отдельный саперный батальон)
  • 86-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон (переформирован в 563-ю ПТРБ и 564-ю ПАРБ)
  • 563-я полевая танкоремонтная база
  • 564-я полевая авторемонтная база
  • 206-я отдельная рота химзащиты
  • 56-я отдельная инженерно-минная рота, 26.01.1943 - переименована в 4-ю отдельную инженерно-минную роту
  • 4-я отдельная инженерно-минная рота, с 26.01.1943
  • 29-я отдельная автотранспортная рота подвоза ГСМ
  • авиазвено связи, с 10.07.1943
  • 14-й полевой автохлебозавод
  • 1281-я полевая касса Госбанка
  • 2124-я военно-почтовая станция
Изменения в составе, подчинение и краткое описание боевого пути можно посмотреть здесь
http://www.tankfront.../gvmk05.html#bp
Также на этом сайте есть состав боевых подразделений, входящих в 5 гв. МК

Моему отцу подарили книгу Рязанского А. П. "В огне танковых сражений"
Издательство «Наука», 1975 г.

Я здесь размещу материалы из нее. Думаю, эти материалы помогут при поиске.

Вашему вниманию предлагаются выдержки из книги о боевом пути одного из соединений бронетанковых и механизированных войск Совет­ской Армии — 6-го механизированного корпуса, преобразованного впоследствии в 5-й гвардейский механизированный Зимовниковский корпус.
Этот путь начался на Волге и закончился штурмом Берлина и освобождением Праги.




Танковые и механизированные корпуса могли быть приданы общевойсковым армиям и фронтам и обычно входили в состав подвижных групп с целью развития тактического успеха в опе­ративный.

Начиная с 1943 г. танковые армии стали формироваться из однородных по подвижности и маневренности соединений, при этом танковые и механизированные корпуса стали основой орга­низационной структуры. Обычно в состав танковой армии входили два танковых и один механизированный корпус (например, 5-я гвардейская танковая армия в Курской битве) или один тан­ковый и два механизированных корпуса (4-я гвардейская танко­вая армия в Берлинской и Пражской операциях).

Боевое крещение 5-й гвардейский механизированный Зимовниковский корпус получил во время контрнаступления советских войск под Сталинградом, где в составе 2-й гвардейской армии участвовал в разгроме деблокирующей группировки Гота, рвав­шейся на помощь окруженной 330-тысячной армии фельдмар­шала Паулюса. В 1943 г. во время Курской битвы корпус доб­лестно воевал в составе 5-й гвардейской танковой армии, уча­ствуя в известном танковом сражении под Прохоровкой и в Белгородско-Харьковской операции.

Зимовниковцы участвовали и в отражении сильного танкового контрудара врага во время боев на Правобережной Украине — на кировоградском направлении, когда была сорвана отчаянная попытка гитлеровцев сбросить в Днепр наши войска.

Высокие боевые и маневренные качества, способность решать трудные оперативно-тактические задачи Зимовниковский корпус показал на заключительном этапе Великой Отечественной войны — в Верхне-Силезской, Берлинской и Пражской операциях, действуя в составе 4-й гвардейской танковой армии.

В Верхне-Силезской операции в марте 1945 г. корпус успешно решал одну из самых трудных задач в боевой практике танковых войск — самостоятельный прорыв подготовленной обороны про­тивника с развитой системой противотанковых опорных пунктов и узлов сопротивления на опавском направлении.

В Берлинской операции корпус совместно с дивизиями 102-го стрелкового корпуса 13-й армии сорвал попытку прорыва 12-й армии фашистского генерала Венка на помощь окруженному со­ветскими войсками гарнизону Берлина и не позволил остаткам 9-й армии генерала Буссе выйти из окружения на запад.


В Пражской операции 5-й гвардейский механизированный корпус разгромил и пленил штаб группы армий «Центр», которой командовал фельдмаршал Шёрнер, что ускорило разгром гитле­ровских войск на территории Чехословакии.

Боевые успехи корпуса много раз отмечались в приказах Вер­ховного Главнокомандования Советских Вооруженных Сил.

Генерал-майор А. П. Рязанский, продолжительное время был начальником штаба 5-го гвар­дейского механизированного Зимовниковского корпуса и являлся непосредственным участником описываемых событий, узнает о подвигах солдат, сержантов и офицеров, в том числе тех, кому присвоено звание Героя Советского Союза, сражавшихся под гвардейскими знаменами корпуса и показавших образцы боевого мастерства, доблести, мужества, любви к Родине и преданности ей, непоколебимую веру в победу над немецко-фашистскими захват­чиками.

Генерал армии Д. Д. ЛЕЛЮШЕНКО,
дважды Герой Советского Союза,

Герой ЧССР, бывший командующий 4-й гвардейской танковой армией

#2 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 21 Октябрь 2012 - 00:48

Название книги отражает напряженный характер боевых дей­ствий корпуса в Великой Отечественной войне, в ходе которой он последовательно сражался с двадцатью танковыми дивизиями не­мецко-фашистских войск, а в ряде боев одновременно с несколь­кими из них, например под Зимовниками в январе 1943 г., под Прохоровкой в июле 1943 г., под Богодуховом в августе и под Новой Прагой в октябре того же года.

В ряде боев корпус участвовал в разгроме отборных танковых дивизий СС «Викинг», «Мертвая голова», «Лейб-штандарт», «Адольф Гитлер», «Рай*», «Великая Германия», «Охрана фю­рера», «Богемия», оснащенных танками T-V— «пантера», T-VI— «тигр», T-VIa— «королевский тигр», тяжелыми штурмовыми ору­диями — «фердинанд» и модернизированными танками T-IV.

При изложении боевых действий советских войск в контрна­ступлении под Сталинградом, в частности при разгроме деблоки­рующей группировки врага, дано подробное описание боя 6-го ме­ханизированного корпуса на рубеже Караичев—Котельниково.

Впервые детально показана роль корпуса в разгроме иловайско-кутейниковской танковой группировки врага под Зимов­никами. Успешное выполнение задачи корпусом открыло путь войскам Южного фронта для наступления в низовья рек Маныча и Дона и на сальско-тихорецком направлении и создало угрозу окружения немецко-фашистских войск на Кавказе.

Показаны тяжелые бои, которые пришлось вести корпусу с превосходящими танковыми силами врага на левом берегу р. Маныча в составе механизированной группы генерала Ротми­строва при наступлении ее на Батайск и Ростов-на-Дону, чтобы закрыть «ростовскую горловину» для отступавших с Кавказа немецко-фашистских войск.

Впервые подробно освещаются боевые действия корпуса в ходе грандиозного танкового сражения под Прохоровкой. Со­ставляя второй эшелон 5-й гвардейской танковой армии, корпус вследствие резких и опасных изменений в обстановке по указа­нию представителя Ставки ВГК Маршала Советского Союза А. М. Василевского и командующего Воронежским фронтом ис­пользовался для ликвидации прорыва противника на флангах ар­мии и для разгрома главных сил оперативной группы «Кемпф», создавшей реальную угрозу выхода в тыл войскам левого крыла 5-й гвардейской танковой армии.

В Белгородско-Харьковской операции, действуя в оперативной глубине, корпус успешно решал разнообразные задачи, причем некоторые из них ставились ему непосредственно командующим фронтом, например на окружение Белгорода с юга, на развитие удара в обход Харькова с запада.

Детально показано отражение во взаимодействии с 1-м гвар­дейским механизированным корпусом генерала И. Н. Руссиянова контрудара четырех танковых и двух пехотных дивизий немецко- фашистских войск в районе Новой Праги в процессе Кировоград­ской операции осенью 1943 г. Бои при отражении контрудара танковой группировки врага носили столь ожесточенный и маневренный характер, что их можно сравнить только с тем, что про­исходило в танковом сражении под Прохоровкой в Курской битве.

В описании участия корпуса в Верхне-Силезской операции 1-го Украинского фронта показаны особенности его боевых дей­ствий, связанные с тем, что он сначала самостоятельно, а затемсоставе 4-й гвардейской танковой армии прорывал с ходу под­готовленную оборону противника на леобшютц-опавском на­правлении.

Подробно показан за­хват корпусом важного в оперативном отношении рубежа Беелитц—Трёйенбритцен—Кропштедт и отражение яростных попы­ток 12-й немецко-фашистской армии прорваться через этот рубеж для оказания помощи гарнизону Берлина, как того требовал Гитлер.

Одним из важных событий в Пражской операции был разгром и пленение корпусом штаба командующего немецкой группой ар­мий «Центр» генерал-фельдмаршала Шёрпера, после чего он по­терял управление войсками.

Большую помощь в подборе и подготовке материалов оказали ветераны корпуса
генерал-майор танковых войск Л.И.Ох­лопков,
генерал-майор танковых войск С. П. Семенов,
генерал- майор юстиции А. Ф. Цумарев,
Герой Советского Союза полков­ник Г. Я. Борнсенко,
полковник В. Н. Буслаев,
подполковник В. Г. Крохмалюк,
лейтенант О. И. Шишорин


#3 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 21 Октябрь 2012 - 01:31

В зимней кампании 1941/42 г. в результате контрнаступления Красной Армии под Москвой были разгромлены отборные войска немецко-фашистской армии, угрожавшие советской столице. Со­ветские войска отбросили фашистские полчища на 150—400 км от Москвы, разгромив при этом до 50 дивизий врага
19 поября 1942 г. войска Юго-Западного и Донского фронтов, а 20 ноября и войска Сталинградского фронта после мощной ар­тиллерийской подготовки, в которой участвовали тысячи орудий, перешли в контрнаступление, прорвали вражескую оборону и к 23 поября окружили главную ударную группировку немецко- фашистских войск, действовавших на сталинградском направле­нии, — 6-ю и часть сил 4-й танковой армий.
Некоторые объедине­ния указанных фронтов для создания внешнего фронта окруже­ния выдвинулись к рекам Аксай-Курмоярский, Чиру и Дону.

При этом отличились танкисты 26-го танкового корпуса гене­рал-майора А. Г. Родина, 4-го танкового корпуса генерал-майора Г. Кравченко, 4-го механизированного корпуса генерал-майора Т. Вольского и 13-го танкового корпуса генерал-майора Т. И. Танасчишина.

Для деблокирования окруженных Манштейн решил создать ударные группировки.

К середине декабря немецкому командованию удалось образо­вать сильную котельниковскую группировку, создание второй группировки — тормосинской — задерживалось. В связи с этим Манштейн решил начать операцию войсками только одной, котельниковской, группировки. В нее вошли 57-й танковый корпус в составе 6. 23 и 17-й танковых дивизий, 16-й и СС «Викинг» моторизованных дивизий, 6-й и 7-й румынские армейские кор­пуса, 16-я авиаполевая дивизия, румынский кавалерийский корпус в составе 5-й и 8-й кавалерийских дивизий, 6-я танковая дивизия, переброшенная из Франции.

57-й танковый корпус был усилен батальоном танков «тигр» (44 танка), имевших лобовую броню 100 мм и пушку калибра 88 мм. Эти танки впервые применялись на нашем фронте, если не считать нескольких танков, участвовавших в бою под Ленин­градом в сентябре 1942 г. с целью проверки их тактико-технических характеристик.

Л- И. Еременко. Сталинград. М., 1961, стр. 397, 500.

Расстояние, отделявшее котельниковскую группировку гитлеровцев от войск, окруженных под Сталинградом, равнялось 125—130 км.

Немецко-фашистские войска начали наступление 12 декабря 1942 г. Противнику противостояли оборонявшиеся на 140-кило­метровом фронте ослабленные в предыдущих боях 61-я и 81-я ка­валерийские дивизии 4-го кавалерийского корпуса, 302, 126 и 91-я стрелковые дивизии 51-й армии.

Соотношение сил в начале наступления гитлеровцев было в их пользу. За три дня упорных боев немцы продвинулись на 45 км. Уверенность их в освобождении войск Паулюса была так велика, что за ударной группировкой двигались громадные колонны автомашин, тягачей и повозок с боеприпасами, ГСМ и продовольствием для окруженных войск.

Советское командование принимало энергичные меры к лик­видации угрозы деблокирования окруженных под Сталинградом немецко-фашистских войск. С этой целью Ставка Верховного Главнокомандования решила временно прекратить начавшиеся активные боевые действия по ликвидации окруженной группи­ровки противника, с тем чтобы быстро разгромить вражеские войска на внешнем фронте окружения.

С этой целью 2-я гвардей­ская армия, предназначавшаяся для участия в ликвидации окру­женных войск 6-й немецкой армии, была перенацелена на раз­гром котельниковской группировки врага. Одновременно было из­менено направление наступления Юго-Западного и Воронежского фронтов: если ранее, по плану операции «Сатурн», главный удар этих фронтов планировался на Миллерово, то теперь им было приказано наступать в направлении Морозовска, Тормосин во фланг и тыл тормосинской и котельниковской ударных группиро­вок (операция «Малый Сатурн»).

Великая победа на Волге. М., 1967, стр. 375
50 лет Вооруженных Сил СССР. М., 1968, стр. 347.

Наступление Юго-Западного фронта началось 16 декабря 1942 г. и развивалось успешно. Под ударами советских войск оказалась тормосинская группировка противника, которая поте­ряла пять пехотных и одну танковую дивизии, в результате чего была лишена возможности оказать какую-либо помощь гитлеров­цам, окруженным под Сталинградом.

Навстречу наступавшей котельниковской группировке немцев стремительно выдвигалась 2-я гвардейская армия под командова­нием гвардии генерал-лейтенанта Р. Я. Малиновского. Членом Военного совета армии был дивизионный комиссар И. И. Ларин, заместителем командующего — гвардии генерал-майор Я. Г. Крейзер, начальником штаба — гвардии генерал-майор С. С. Бирюзов.
В ее состав входили:
1-й гвардейский стрелковый корпус (24-я и 33-я гвардейские и 98-я стрелковые дивизии) под командованием гвардии генерал-майора И. И. Мпссана;
13-й гвардейский стрел­ковый корпус (3-я и 49-я гвардейские и 387-я стрелковые диви­зии), которым командовал гвардии генерал-майор П. Г. Чанчибадзе;
2-й гвардейский механизированный корпус (4, 5 и 6-я гвардейские механизированные бригады) под командованием гвардии генерал-майора К. В. Свиридова.




Распоряжением Ставки Верховного Главнокомандования 2-я гвардейская армия усиливалась 7-м танковым корпусом (3-я гвардейская, 62-я и 87-я танковые и 7-я мотострелковая бригады) под командованием генерал-майора П. А. Ротмистрова, имевшим 92 танка (KB—20, Т-34—41, Т-70—31), и 6-м механизированным корпусом под командованием генерал-майора С. И. Богданова.

Архив МО СССР, ф. 609, оп. 350688, д. 1, л. 1.

С целью удержания рубежа на р. Мышкова 2-й гвардейской армии были подчинены 4-й кавалерийский и 4-й механизирован­ный корпуса, а также 87-я стрелковая дивизия.

Командующим Сталинградским фронтом генерал-полковником А. И. Еременко 2-й гвардейской армии была поставлена задача, одобренная Верховным Главнокомандующим И. В. Сталиным, — во взаимодействии с соседями: справа — 5-й ударной армией (командующий — генерал-лейтенант М. М. Попов), слева — 51-й армией (командующий — генерал-майор Н. И. Труфанов) — разбить армейскую группу Гота, не допустив ее соединения с окруженными войсками генерал-полковника Паулюса.

В период с 19 по 23 декабря 2-я гвардейская армия передо­выми частями 3-й гвардейской и 98-й стрелковых дивизий вела оборонительные бон на рубеже р. Мышкова, а 24 декабря, когда закончилось сосредоточение главных сил армии, перешла в реши­тельное наступление. Ввиду того что немецко-фашистские войска продолжали яростные попытки прорваться на помощь к окруженным, здесь разыгрались ожесточенные встречные бои, закончив­шиеся полным разгромом котельниковской группировки против­ника.



#4 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 21 Октябрь 2012 - 14:44

ФОРМИРОВАНИЕ

6-й механизированный корпус из района сосредоточения Ба­баев, Кузнецов, Шишкин, Алаев, что в 40—50 км северо-восточнее Сталинграда, по приказу командующего 2-й гвардейской ар­мией совершил марш в район Зеты — 40 км юго-западнее Сталинграда, где и сосредоточился к 23 декабря.

От этого населенного пункта и начался боевой путь 6-го меха­низированного корпуса, который 9 января 1943 г. был преобразо­ван в 5-й гвардейский механизированный Зимовниковский кор­пус.

Формироваться корпус начал по директивам народного комис­сара обороны от 26 ноября 1942 г. и Главного автобронетанкового управления Красной Армии на базе 14-го танкового корпуса в учебном танковом центре в одной из областей РСФСР .

Архив МО СССР, ф. 609, оп. 350688, д. 1, л. 1.

Командиром корпуса был назначен генерал-майор танковых войск Богданов Семен Ильич, бывший в то время начальником танкового центра.

С. И. Богданов происходил из рабочей семьи. В четырнадцать лет он уже работал учеником слесаря на Путиловском заводе в Петрограде. В 1915—1917 гг. проходил службу в царской ар­мии. После Великой Октябрьской социалистической революции в 1918 г. добровольно вступил в ряды Красной Армии и активно участвовал в гражданской войне. Перед Великой Отечественной войной в звании полковника командовал 30-й танковой дивизией 14-го механизированного корпуса 4-й армии. Дивизия дислоциро­валась в районе Пружан в 60 км от границы, и уже в первый день войны 22 июня 1941 г. она участвовала в контрударе войск 4-й армии Западного фронта против 2-й танковой группы Гудериана. В сентябре-октябре 1941 г. в битве под Москвой С.И.Бог­данов был комендантом Можайского укрепленного района и за­местителем командующего 5-й армией.

Заместителем командира корпуса по политической части был хорошо подготовленный опытный политработник — бригадный ко­миссар Семенов Сергей Петрович. Он также участвовал в граж­данской войне и за боевые заслуги был награжден орденом Крас­ного Знамени.

На должность начальника штаба прибыл полковник Шабаров Иван Васильевич. За­кончив Военную академию бронетанковых и механизированных войск, он в течение ряда лет преподавал тактику слушателям этой академии.

Во время Великой Отечественной войны (в 1942 г.) И. В. Шабаров командовал 87-й танковой бригадой на Брянском фронте. Заместителем по политической части 87 ТБр был батальонный комисса­р Н. П. Барханов.

Заместителем командира корпуса стал полковник Потехин Савва Калистратович, офицер с большим боевым опытом, начав­ший военную службу еще в. 1912 г. В гражданскую войну он командовал стрелковой ротой, а с первых дней Великой Отечест­венной войны участвовал в боях, будучи командиром 147-й, а за­тем 30-й стрелковых дивизий.

Командующим артиллерией корпуса был назначен полковник Овчинников Павел Кузьмич.

Полковник Былич Григорий Иванович — заместитель коман­дира корпуса по тылу — являлся знатоком службы тыла. Окончил Военную академию тыла, несколько лет работал в ней преподавате­лем.

Помощником командира корпуса по технической части был подполковник Журин Петр Андреевич. Специалист с высшим ин­женерно-техническим образованием.

Оперативный отдел штаба корпуса вначале возглавлял подпол­ковник Д. С. Николаев, а затем — майор В. И. Смирнов.

Инженерной службой до конца войны руководил майор (а за­тем — подполковник, полковник) Кимаковский Иван Александро­вич.

Службой связи умело руководил подполковник П. П. Пардо — хорошо подготовленный офицер, имевший опыт в организации службы связи в тактическом и оперативном звеньях управления.

Главная трудность состояла в том, что все части и соеди­нения, вошедшие в его состав, находились в стадии укомплекто­вания и дислоцировались в разных районах страны. В то же время срок готовности корпуса был очень жесткий — с 26 по 30 поября 1942 г., т. е. всего пять суток.

По штату в состав корпуса входили

три механизированные бригады (51, 54 и 55-я),

пять танковых полков, подчиненных не­посредственно командиру корпуса (76, 77, 78, 79 и 80-й),

63-й отдельный мотоциклетный батальон,

41-й отдельный бронеавтомобильный батальон,

80-й отдельный саперный батальон,

417-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк,

409-й отдель­ный гвардейский минометный дивизион,

56-я отдельная инженерно-минная рота,

36-й отдельный ремонтно-восстановительный и

46 -й медико-санитарный батальоны.


51 -я механизированная бригада начала формироваться 16 сен­тября 1942 г. в Горьковской области. Командиром ее был назна­чен полковник Михайлов Иван Борисович,

заместителем по поли­тической части — старший батальонный комиссар В. Ф. Ахмеров,

начальником штаба — подполковник В. И. Карев,

начальником политотдела — батальонный комиссар А. М. Потапушкин.

В середине сентября 1942 г. на Урале формировалась 54-я механизированная бригада.

В командование ею вступил полков­ник И. В. Студеникин.

Заместителем по политической части был назначен полковник Ф. Н. Дроздов,

начальником штаба — подпол­ковник Г. И. Маремьянов,

начальником политотдела — батальон­ный комиссар Е. П. Дмитрик.

В одном из поселков Челябинской области формировалась 55-я механизированная бригада.

Командовал ею полковник А. Ф. Пашков.

Заместителем по политической части был назна­чен старший батальонный комиссар Н. С. Мавринский, начальни­ком штаба — майор В. С. Галочкин, начальником политотдела — батальонный комиссар М. Т. Клюев.

Все танковые полки корпуса формировались в указанном выше танковом центре.

В 80-м танковом полку боль­шим успехом пользовались рассказы механика-водителя танка Т-34 Н. В. Лысянского, который за героизм и доблесть в бою под Ржевом был награжден орденом Ленина. В том бою вражеский снаряд вывел из строя боевую машину Лысянского. Вынужден­ный покинуть ее отважный воин решил, если позволит обста­новка, отремонтировать танк. Пока шли ожесточенные бои, он в течение 14 ночей возвращался и устранял повреждения. И од­нажды на глазах изумленных гитлеровцев танк, который был, казалось, навсегда выведен из строя, на большой скорости ушел в расположение советских войск.

Здесь необходимо особо отметить, что на укомплектование мо­тострелковых подразделений механизированных бригад пришли бойцы из морской пехоты, прошедшие кадровую службу в Воен­но-Морском Флоте СССР. Это были дисциплинированные, отли­чавшиеся хорошей боевой и политической подготовкой воины. Часть из них уже обладала и боевым опытом, приобретенным при обороне Одессы и Севастополя.

Архив МО СССР, ф. 609, on. 272947, д. 4, л. 22.

Танкисты с гордостью отзывались о своей бесстрашной «танковой пехоте в бескозырках и бушлатах».

Большую помощь офицерам частей и подразделении в прове­дении занятий по политической, тактической и огневой подго­товке оказывали офицеры управления танкового центра полковой комиссар И. А. Лнподаев, полковник И. Г. Москвин, полковник И. А. Кононов, майор С. А. Гусарин. Эти офицеры за успешную подготовку резервов и их высокую боевую выучку были отмечены правительственными наградами.

Приближалось время отправки на фронт.

И вот оно пришло. 4 декабря 1942 г. был получен приказ народного комиссара обороны выступить на фронт и поступить в распоряжение командующего Юго-Западным фронтом генерал- лейтенанта П. Ф. Ватутина.

Во всех частях были проведены торжественные построения с выносом боевых знамен — символов верности Родине.

Перед отправкой на фронт корпус имел в своем составе

1751 офицера,

4213 сержантов,

7376 рядовых

— всего 13 340 че­ловек.

На вооружении находилось 117 танков Т-34 и 78 — Т-70.

К 19 декабря корпус сосредоточился в районе Алаева и посту­пил в распоряжение командующего 2-й гвардейской армией. Это переподчинение произошло на основании директивы Верховного Главнокомандующего от 13 декабря 1942 г., адресованной генера­лам Воронову, Ватутину и Голикову. В одном из ее пунктов ука­зывалось: «Вы теперь можете обойтись без 6-го мехкорпуса, тем более, что к Вам подошли танковые полки. Поэтому 6-й мехкорпус передается Сталинградскому фронту для использования про­тив котельниковской группы противника».

Так определилось первое боевое назначение 6-го механизиро­ванного корпуса.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 декабря 1942 г.

Сталинградская эпопеи. М., 1908, стр. 108.



#5 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 21 Октябрь 2012 - 15:57

В КОНТРНАСТУПЛЕНИИ ПОД СТАЛИНГРАДОМ

В 3 часа 40 минут 22 декабря 1942 г. командир 6-го механизиро­ванного корпуса генерал-майор С. И. Богданов получил приказ командующего 2-й гвардейской армией развернуть корпус к ве­черу 24 декабря в районе Зеты. Что должно было значительно усилить левый фланг 2-й гвардейской армии. Переброска кор­пуса в этот район диктовалась и тем, что противник прилагал максимум усилий для овладения командными высотами в районе Зеты, считая взятие их одним из условий деблокады войск Паулюса, так как это позволяло группе Гота организовать тактиче­ское и огневое взаимодействие с окруженными.

Протяженность предстоящего марша составляла 130 км. Он проходил в ближайшем тылу наших войск, занимавших внутрен­ний фронт вокруг окруженной под Сталинградом группировки немецко-фашистских войск. На случай возможного встречного столкновения с противником в авангарде шел сильный разведы­вательный отряд — усиленный 63-й мотоциклетный батальон. За ним двигались передовые части: 76-й танковый и 417-й истребительно-противотанковый полки с батальоном пехоты, 80-й отдельный саперный батальон и подвижный отряд заграждения. На удалении 3—5 км от передового отряда шли главные силы корпуса, готовые развернуться к бою с марша.

Передислокация корпуса прошла успешно, чему в немалой степени способствовала хорошо организованная служба регулиро­вания движения. В районе Зеты части и подразделения корпуса развернулись в боевой порядок в один эшелон, оставив в резерве 77-й и 78-й танковые полки.

Командующим Сталинградским фронтом была поставлена за­дача 2-й гвардейской армии во взаимодействии с соседями — 5-й ударной и 51-й армиями — разгромить котельниковскую группи­ровку противника.

Заняв исходное положение по рубежу р. Мышкова — Шабалинский — Капкинский, 2-я гвардейская армия готовилась на нести главный удар своим правым флангом. Окружение и уничто­жение основных сил гитлеровцев на этом направлении должно было осуществляться во взаимодействии с войсками 51-й армии в районе восточнее Кругляков (высоты 146,9 и 150,0) до выхода на р. Аксай.

Оперативное построение армии было в два эшелона. Первый составили 1-й и 13-й гвардейские стрелковые корпуса, второй — 2-й гвардейский и 6-й механизированные, 7-й танковый корпуса. При этом намечалось 2-й гвардейский механизированный и 7-й танковый корпуса ввести в бой в полосе наступления 1-го гвар­дейского стрелкового корпуса, а 6-й механизированный — в стыке 1-го и 13-го гвардейских стрелковых корпусов в направлении се­верной окраины Капкинского (высота 164,0) или в полосе наступ­ления 13-го гвардейского стрелкового корпуса в направлении сов­хоза «Юркино», станции Абганерово.

Оценив обстановку, командование 6-го механизированного корпуса пришло к выводу, что ввод корпуса в сражение будет произведен в полосе успешно развивавшегося наступления 13-го гвардейского стрелкового корпуса, наносившего удар с рубежа Капкинский—Васильевка—железная дорога Сталинград—Котельниково в общем направлении ст. Гремячая.

Для организации связи с наступавшими частями 13-го гвар­дейского стрелкового корпуса'и получения данных о противостоя­щем противнике генералом С. И. Богдановым были высланы две группы разведчиков из 63-го отдельного разведывательного мото­циклетного батальона. К середине дня 24 декабря разведка до­несла, что под ударами соединений 13-го гвардейского стрелко­вого и введенного в сражение 7-го танкового корпусов фашисты отброшены с рубежа по р. Мышкова на юго-восток. Из штаба 2-й гвардейской армии были получены сведения о том, что и на остальных участках фронта наступление войск армии проходит успешно. Для того чтобы использовать благоприятную обстановку, командующий 2-й гвардейской армией решил нанести удар 6-м механизированным корпусом по флангу котельниковской группи­ровке противника. Перед корпусом ставилась задача: «6-му меха­низированному корпусу к 20.00 25.12 сосредоточиться в районе Аксай (40 км южнее Зеты), Перегрузный и с утра 26.12 быть го­товым наступать в направлении Гремячая, Жутов 2-й. Впереди на р. Аксай-Есауловский действует 13-й гвардейский стрелковый корпус и по реке Россошь — 126-я стрелковая дивизия 51-й ар­мии»( Архив МО СССР, ф. 303, оп. 4005, д. 53, л. 19. 20)

Организовав разведку противника в направлении Гремячей и Жутова 2-го и прикрываясь походным охранением, корпус с на­ступлением темноты 25 декабря совершил марш и сосредоточился к указанному времени в районе Аксая.

В эти дни успешное развитие начавшегося 16 декабря наступ­ления правого крыла Юго-Западного фронта на Новый Астахов, Морозовск привело к ликвидации остатков 3-й румынской армии, разгрому оперативной группы «Холлидт» и создало реальную угрозу левому флангу и тылу котельниковской группировки про­тивника. Глубокий прорыв в тыл врага 24-го танкового корпуса генерала В. М. Баданова и захват им станицы Тацинская — од­ной из главных баз снабжения группы армий «Дон» — обострили ибез того нелегкое положение противника, который вынужден был наиболее сильные танковые дивизии из контрударных груп­пировок направлять для локализации опасных положений на раз­личных участках фронта. Так, например, 11-я танковая дивизия 48-го танкового корпуса из тормосинской группировки, ранее пред­назначавшаяся для усиления котельниковской группировки Гота, была брошена на Тацинскую. 6-я танковая дивизия 57-го танко­вого корпуса из группы Гота 23 декабря была выведена из боя и спешно переброшена под Морозовск, в район которого прорва­лись 25-й танковый и 1-й механизированный корпуса Юго-Запад­ного фронта.

Ослабление котельниковской группировки не только вело к провалу попыток деблокирования войск из «сталинградского котла», но и создавало угрозу образования «кавказского котла» для немецко-фашистских войск генерал-полковника Клейста. Поэтому удержанию Котельникова, в котором находился штаб армейской группы Гота, и Зимовников, как одного из силь­ных узлов оборопы на пути в тыл немецко-фашистских войск на Северном Кавказе, противником придавалось очень большое зна­чение.

Для того чтобы остановить наступление 2-й гвардейской и 51-й армий Сталинградского фронта, немецкое высшее военное командование стягивало к этим районам лучшие соединения с Кавказа. Котелышково и Зимовники были превращены гитле­ровцами в мощные узлы обороны.

В связи с изменением обстановки командир 6-го механизиро­ванного корпуса получил утром 26 декабря следующий приказ командующего 2-й гвардейской армией:

«Противник силами 7-го и 8-го кавалерийских полков 5-й ка­валерийскойдивизии румын и частей 8-й кавалерийской дивизии (румын, усиленных немецкими подразделениями), до 15—20 про­тивотанковых орудий, одного артиллерийского полка обороняет заранее подготовленный рубеж Самохин—Жутов 2-й.

Оборона эшелонируется в глубину на 18—20 км и имеет про­межуточный рубеж по р. Аксай-Курмоярский.

6-му механизированному корпусу, действуя в общем направ­лении Дарганов, Котельниково, нанести удар по котельниковской группировке во фланг с востока, отрезать ей пути отхода на юго- запад и к исходу 26 декабря овладеть Дарганов. Справа наступает 13-й гв. ск, слева — части 51 А».

(Архив МО СССР, ф. 303, оп. 4005, д. 53, л. 20).



#6 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 21 Октябрь 2012 - 16:37

Таким образом, корпус должен был охватить правый фланг котельниковской группировки и нанести сильный фланговый удар в первую очередь по кавалерийскому корпусу Попеску, а за­тем и по 57-му танковому корпусу гитлеровцев.

Изменение направления удара увеличивало расстояние до Котельникова на 30—40 км. Теперь оно равнялось 120 км. Однако возможность ведения маневренных действий корпусом на слабо прикрытом фланге противника позволяла использовать мобильность и высокий темп наступления, свойственные механизирован­ному соединению, и выйти в район Котельникова в сроки, пре­дусмотренные планом операции 2-й гвардейской армии. Но необ­ходимо отметить, что местность на направлении наступления изо­биловала большим количеством заснеженных глубоких балок, удобных дорог для движения транспорта почти не было.

Для разведки подступов к переднему краю обороны фашистов было выслано несколько разведывательных групп. Их донесения, а также данные, полученные из 302-й и 126-й стрелковых диви­зий 51-й армии, находившихся в соприкосновении с врагом на этом участке фронта, позволили установить стык между 5-й и 8-й кавалерийскими дивизиями противника.

Командир корпуса решил нанести главный удар по стыку 5-й и 8-й кавалерийских дивизий румын в направлении Дарганова, рассечь их боевой порядок и уничтожить по частям, не допустив отхода за р. Аксай-Курмоярский. Танковые полки придавались механизированным бригадам, кроме 77-го и 78-го, которые выде­лялись в резерв.

Для нанесения сильного первоначального удара боевой поря­док корпуса строился в один эшелон. Выделение в резерв двух танковых полков мотивировалось наличием открытого левого фланга вследствие большого промежутка с соседом слева — 13-м механизированным корпусом 51-й армии.

Большое внимание было уделено взаимодействию между бригадами при овладении опорными пунктами противника. При этом указывалось, чтобы танковые и мотострелковые подразделе­ния избегали лобовых атак опорных пунктов, а обходили их и уничтожали ударами с флангов и тыла.

В сторону открытого левого фланга корпуса была выслана сильная разведывательная группа 63-го отдельного мотоциклет­ного батальона во главе с офицером разведывательного отдела штаба корпуса капитаном М. Д. Костиным с задачей разведки противника, обнаружения возможных попыток обхода нашего ле­вого фланга и поддержания связи с 13-м механизированным кор­пусом.

Непосредственно перед началом боев заместителем командира корпуса по политической части бригадным комиссаром С. П. Се­меновым и начальником политотдела полковником Г. И. Потапо­вым была проведена проверка политико-морального состояния

воипов, которая показала, что все солдаты, сержанты и офицеры готовы к схватке с сильным и коварным врагом.

Итак, долгожданный день наступил.

В 11 часов 26 декабря соединения корпуса, развернувшись в боевой порядок, с ходу стремительно атаковали противника и, несмотря на сильный огонь с переднего края и из глубины, прорвали оборону и преследовали врага до р. Аксай-Курмоярский.

Попытки его остановить наступление корпуса на первом про­межуточном рубеже севернее р. Аксай-Курмоярский были сор­ваны вводом в бой выведенных из резерва 77-го и 78-го танковых полков для удара в направлении Дарганова. За этот день было убито свыше 500 солдат и офицеров противника и более 200 взято в плен, уничтожено 10 орудий, 4 танка «тигр», захвачены 50 ору­дий, 140 автомашин, сотни винтовок и пулеметов, склад с боепри­пасами и другое военное имущество.

(Архив МО СССР, ф. 609, оп. 350688, д. 1, л. 3).

В первом бою особо отличилась 55-я механизированная бригада полковника А. Ф. Пашкова, усиленная 80-м танковым пол­ком подполковника М. И. Гольдберга. Удачным маневром п стре­мительной атакой она разгромила сильный опорный пункт про­тивника в районе хутора Самохин, подавив и захватив здесь свыше 20 орудий из артиллерийского полка 8-й кавалерийской дивизии противника. Успеху бригады в немалой степени способствовала хорошо организованная и удачно проведенная разведка переднего края и глубины обороны противника. Действиями от­дельного разведывательного дозора, высланного для решения этой задачи, руководил имевший большой опыт ведения разведки в боевой обстановке заместитель командира разведывательной роты по политической части лейтенант А. В. Рябцов.

Вот два примера действия разведчиков. Бесшумно сняв не­сколько постов боевого охранения врага, разведчики внезапно во­рвались в хутор Самохин. Их действия были так стремительны и неожиданны, что они пленили 50 румынских солдат. Разведчики, кроме того, вывели из строя 5 орудий и 6 пулеметов противника. Опросом пленных были установлены система огня, места огневых средств в опорном пункте и, главное, уточнены данные о месте стыка 5-й и 8-й кавалерийских дивизий румын, который про­ходил между хуторами Самохином и Жутовом 2-м. Эти ценные результаты разведки были использованы командованием бригады и корпуса.

Во второй половине того же дня, когда противник перед фрон­том наступления бригады начал поспешный отход на рубеж р. Аксай-Курмоярский, подразделение лейтенанта Рябцова получило задачу разведать силы, средства и систему огня в опорном пункте противника в районе Дарганова. Разведчики успешно выполнили и эту задачу, причем в завязавшемся в сумерках на северной окраине Дарганова бою они уничтожили 10 гитлеровцев и взяли в плен 26 солдат и унтер-офицеров.

Хорошо действовал в первом бою 79-й танковый полк под командованием майора В. П. Рязанцева, наступавший на Жутов 2-й с десантом мотопехоты 54-й механизированной бригады. Обойдя опорный пункт врага с фланга, танкисты, быстро сломив сопротивление и отразив контратаку танков противника, овладели этим важным населенным пунктом. Остатки противника по­спешно отошли в направлении на Шарнутовский.

В бою на подступах к Жутову 2-му был ранен и отправлен в госпиталь командир 51-й механизированной бригады полковник И. Б. Михайлов. В командование бригадой вступил начальник штаба подполковник В. И. Карев, а начальником штаба был на­значен начальник оперативного отдела штаба корпуса подполков­ник Д. С. Николаев.

27 декабря бои разгорелись с новой силой на рубеже Дарганов—Шарнутовский. Почувствовав угрозу, противник подтянул на этот рубеж два пехотных полка.

В 7 часов утра все три механизированные бригады перешли в наступление. Враг упорно сопротивлялся. Но ни сильный огонь, пи мороз, ни разыгравшаяся вьюга, затруднявшая ведение огне­вого боя, — ничто не могло остановить наступление корпуса. Че­рез несколько часов оборона противника была сломлена и 55-я ме­ханизированная бригада овладела Даргановом при содействии части сил 51-й механизированной бригады, нанесших удар с юго-востока. Населенный пункт Шарнутовский взяли 54-я и 51-я ме­ханизированные бригады.

В этих боях хорошо проявили себя многие сержанты, показав способность умело и хладнокровно руководить боевыми дей­ствиями своих подчиненных и в нужные моменты заменять вы­бывших из строя офицеров. Так, командир отделения из роты противотанковых ружей 55-й механизированной бригады старший сержант К. Корольков, узнав о том, что офицеры роты ранены и эвакуированы, принял на себя командование ротой, которая за день боя подбила 6 фашистских танков.

Сержант Л. Ю. Гирш из той же бригады после гибели лейте­нанта А. В. Анучина вступил в командование взводом и повел воинов в атаку, проявив при этом мужество и отвагу. Сержант Л. Ю. Гирш за подвиг в бою был в числе первых воинов корпуса, награжденных боевым орденом Красной Звезды.

Стойко и мужественно сражались и многие другие воины. Вот пример. Наводчик орудия артиллерийского дивизиона 51-й меха­низированной бригады младший сержант М. Комиссаров при атаке высоты на подступах к Шарнутовскому подбил фашистский танк и, несмотря на то что-был ранен, не оставил поля боя, а продолжал метко поражать вражеские боевые машины.

Преследуя отходящего на Котельпиково противника, части корпуса непрерывно громили арьергарды 16-й моторизованной и 23-й танковой пемецко-фашистских дивизий, срывая все их по­пытки остановить продвижение наших воинов на промежуточных рубежах обороны.

27 декабря новый подвиг совершил лейтенант А. В. Рябцов. Отдельный разведывательный дозор под его командованием, ведя разведку отходящего противника, вступил в бой за хутор Попе­речный. Случилось так, что лейтенанта Рябцова окружили 30 сол­дат противника. Огнем из автомата и гранатами лейтенант унич­тожил большинство из них, а остальных вынудил отступить. После этого Рябцов с подоспевшими на помощь несколькими раз­ведчиками вступил в бой с большой группой противника, в со­ставе которой было много офицеров. В этой яростной и неравной схватке с врагом лейтенант А. В. Рябцов пал смертью героя. За совершенный подвиг лейтепанту Рябцову Александру Василье­вичу было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Лейтенант А. В. Рябцов стал первым Героем Советского Союза среди воипов 6-го механизированного корпуса.

(Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 нюня 1943 г).

После окончания боев за Дарганов и Шарнутовский 6-му ме­ханизированному корпусу была поставлена задача овладеть Пимен-Черни, Нижне-Черни и Караичевом.

Населенные пункты Пимен-Черни, прикрытый с юго-востока р. Аксай-Курмоярский, и Нижне-Черни, расположенный на пере­сеченной местности, представляли собой сильные опорные пункты на подступах к Котельникову. Фашисты были убеждены, что им удастся закрепиться на этом рубеже, остановить наступлепие корпуса.

К атаке приготовились части 51-й и 54-й механизированных бригад, развернувшиеся в километре восточнее Пимен-Черни. И вот сигнал дан. Боевые машины двинулись на врага. Но были встречены сильным артиллерийским и минометным огнем оборо­нявших этот пункт 156-го пехотного полка 16-й моторизованной и части сил 23-й танковой дивизий. Тогда на помощь пришла ар­тиллерия корпуса, которая обрушила на врага шквал огня. Одно­временно 79-й танковый полк с десантом мотопехоты из 54-й ме­ханизированной бригады совершил глубокий обход с юго-запада на Нижпе-Черни и далее на Караичев, отрезав врагу пути отхода на юго-запад. Во время этого обходного маневра особо отличился мотострелковый взвод 2-го мотострелкового батальона 54-й меха­низированной бригады под командованием лейтенанта Ф. А. Ге­расимова. Он первым обошел Пимен-Черни с запада и стреми­тельно атаковал противпика, не ожидавшего удара с этого на­правления.

За смелый маневр и решительные действия в бою лейтенант Герасимов Федор Андреевич был награжден орденом Красного Знамени.

После упорного боя, длившегося около трех часов, гитлеровцы под угрозой окружения, бросая оружие и технику, начали по­спешно отступать из Пимен-Черни на Караичев, Котельниково. В 15 часов 50 минут танки 76-го и 79-го танковых полков с мото­стрелковыми батальонами 51-й и 54-й механизированных бригад ворвались в Пимен-Черни и захватили в нем более 120 автомашинс боеприпасами, свыше 1200 бочек с горючим, радиостанцию армейского типа и другие трофеи.

(Архив МО СССР, ф. 609, оо. 350688, д. 1, л. 3).

Для разведки системы обороны противника в районе Котельникова штабом корпуса были высланы две сильные разведыва­тельные группы под командованием командиров рот 63-го отдель­ного мотоциклетного батальона.

За два дня боевых действий 26 и 27 декабря корпус успешно выполнил боевую задачу в соответствии с замыслом командова­ния 2-й гвардейской армии: разбил части прикрытия правого фланга 57-го танкового корпуса гитлеровцев (кавалерийский кор­пус генерала Попеску), «обнажил» этот фланг, тем самым создав благоприятные условия для нанесения сильных фланговых ударов по главным силам котельниковской группировки, в частности по 23-й танковой и 16-й моторизованной немецко-фашистским ди­визиям. Необходимо отметить высокий темп наступления кор­пуса, который составил 20 км в сутки.

В этих первых боях воины корпуса проявили образцы муже­ства и героизма. Важно отметить, что наряду с танкистами и артиллеристами, имевшими боевой опыт, хорошо действовала мото­пехота, впервые участвовавшая в боях.



#7 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 21 Октябрь 2012 - 17:09

28 декабря 6-й механизированный корпус на основании бое­вого распоряжения командарма (Архив МО СССР, ф. 303, оп. 4005, д. 53, л. 20; ф. 609, оп. 731687, д. 2, лл. 3—4) продолжал наступать в направ­лении Караичева, Котельникова с тем, чтобы во взаимодействии с 7-м танковым корпусом овладеть Котельниковом, при этом 7-й танковый корпус должен был атаковать противника с запада и юго-запада, а 6-й механизированный корпус — с востока и юго- востока.

Оба корпуса к этому времени значительно оторвались от на­ступавших за ними стрелковых соединений 2-й гвардейской ар­мии, и поэтому разгром противника в районе Котельникова и овладение самим городом зависели от их успешных действий.

Гитлеровцы превратили город и прикрывавший подступы к нему с востока населенный пункт Караичев в сильный узел со­противления.

Котельниково обороняли сводные отряды 17-й и 23-й танко­вых дивизий, насчитывавшие 25 орудий и 15 шестиствольных минометов. Весь гарнизон состоял из частей и подразделений только немецко-фашистских войск. Хорошо укрепленный пункт представлял собою и Караичев, в котором оборонялось свыше двух батальонов 16-й моторизованной дивизии, усиленных тан­ками, двумя артиллерийскими дивизионами, двумя минометными батареями и другими средствами.

7-й танковый корпус подошел к Котельникову раньше 6-го механизированного и уже с 27 декабря завязал бой на ближних подступах к городу, нанося сильные удары с севера, северо-за­пада и запада.

При подходе к городу части и соединения корпуса получили боевые задачи, в которых были указаны направления основных ударов, при этом большое внимание уделялось организации взаи­модействия как между частями корпуса, так и с 7-м танковым корпусом.

Основное сводилось к следующему. 51-я механизированная бригада с 76-м танковым полком и 54-я механизированная бригада с 79-м танковым полком должны были овладеть опорным пунктом Караичевом и, развивая удар, утром 29 декабря освобо­дить восточную часть Котельникова.

В это же время 77-й танковый полк неожиданным ударом должеп был овладеть юго-восточной окраиной города, тем самым не допустить отхода противника в южном направлении.

55-я механизированная бригада с 80-м танковым полком, осво­бодив хутор Нагольный (4 км южнее Котельникова), далее должны были во взаимодействии с частями 7-го танкового кор­пуса выбить немцев с юго-западной окраины города.

При этом мотострелковые роты усиливались несколькими тан­ками Т-70 и противотанковыми орудиями, а 78-й танковый полк оставался в резерве. Артиллерия корпуса развернулась на пози­циях северо-восточнее Караичева. Таков был план предстоящей операции.

Наступление началось после огневого налета гвардейских ми­нометов 409-го отдельного дивизиона; вслед за ним на врага об­рушили всю мощь своего оружия воины корпуса. Гитлеровцы отчаянно сопротивлялись, но противостоять наступательному по­рыву гвардейцев не смогли.

К концу дня 28 декабря 51-я и 54-я механизированные бригады овладели Караичевом и, продолжая громить фашистов, вышли к восточной окраине Котельникова.

Утром следующего дпя 55-я механизированная бригада, взаи­модействуя с частями 7-го танкового корпуса, заняла Нагольный. Необходимо отметить, что здесь гитлеровцы создали сильный узел обороны и нашим воинам пришлось применить все свое воинское мастерство, чтобы в короткий срок разгромить их. Большое му­жество и смелость проявили воины 41-го автобронебатальона, умелыми действиями которых руководил капитан Н. А. Штыков. Неожиданными маневрами для врага они наносили ему большие потери и вынуждали его отступать. К сожалению, в этом бою был убит Штыков Николай Андреевич.

Там же, ф. 609, оп. 272347с, д. 4, л. 343.

К 12 часам 29 декабря восточную часть Котельникова осво­бодили 51, 54 и 55-я механизированные бригады 6-го механизи­рованного корпуса. К этому времени западная половина города была запята 7-м танковым корпусом. Там же, оп. 731687, д. 2, л. 4. 7-м танковым и 6-м меха­низированным корпусами в Котельникове были захвачены боль­шие трофеи. В частности, 6-й механизированный корпус захватил 90 автомашин, 8 противотанковых орудий, склад ГСМ, 500 голов крупного рогатого скота.

Таким образом, ударами соединений 2-й гвардейской армии и приданных ей 7-го танкового (преобразованного после взятия Ко­тельникова в 3-й гвардейский танковый) и 6-го механизированного корпусов совместно с другими войсками Сталинградского фронта была разбита котельниковская группировка немецко-фа­шистских войск. В частности, был разгромлен 57-й танковый кор­пус гитлеровцев, составлявший ударное ядро армейской группы Гота. От корпуса, по словам гитлеровского генерала Меллентина, почти ничего не осталось, он буквально «скоропостижпо скон­чался». (Ф. Меллентин. Танковые сражения 1939—1945 гг. М., 1957, стр. 173). Разгром котельниковской группировки немцев имел очень большое значение. Он означал, что попытка германского военного командования выручить окруженные войска потерпела полный крах. Линия внешнего фронта окружения проходила теперь в 200—250 км. (Великая Отечественная война Советского Союза 1941—1945. Краткая история. М., 1970, стр. 221).

30 декабря командующий 2-й гвардейской армией генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский приказал командиру корпуса выделить в его распоряжение 54-ю механизированную бригаду полковника И. В. Студеникина с 79-м танковым полком, которая должна была, «наступая по маршруту Котельниково, Красный Яр, овла­деть станцией Цимлянская» ". Этого требовали Ставка Верховного Главнокомандующего. (А. И. Еременко. Указ. соч., стр. 476).

Из предварительных данных разведки было известно, что враг создал в Цимлянской сильный узел сопротивления с гар­низоном до полка пехоты, усиленного артиллерией. С освобожде­нием Цимлянской немецко-фашистские войска, отходящие под ударами правого крыла Юго-Западного фронта, лишались воз­можности использовать важную коммуникацию Морозовск—Цим­лянская—Сальск с оборудованной переправой через Дон для со­единения с войсками, действующими на Северном Кавказе.

Приступая к выполнению задачи, командир бригады выслал сильную разведывательную группу, для того чтобы установить силы и характер обороны противника на берегах Дона в районе Цимлянской. В авангард был выделен 1-й мотострелковый ба­тальон майора А. В. Фалюты, усиленный танками и артиллерией. На расстоянии 3—4 км от авангарда шли главные силы бригады, в голове которых двигался 79-й танковый полк майора В. П. Ря­занцева.

После коротких, но ожесточенных атак авангард сбил боевое охранение противника, благодаря чему главным силам бригады удалось овладеть рядом населенных пунктов на левом берегу Дона и выйти на подступы к Цимлянской. Попытка овладеть ею с ходу не удалась. Захваченный в плен немецкий офицер из состава гарнизона показал, что станицу обороняют 26-й пехотный полк СС, мотоциклетный, пулеметный и строительный батальоны, усилен­ные артиллерийским дивизионом, танковой ротой и несколькими бронемашинами.

Для организации обороны фашисты использовали рельеф местности. Дело в том, что здесь правый берег Дона значительно выше левого и поэтому хорошо простреливались подступы к ста­нице. По левому берегу Дона проходили укрепления, состоявшие из противотанкового рва, дзотов, блиндажей и проволочных за­граждений. Кроме того, река еще не была скована льдом. Боль­шинство домов и церковь в станице гитлеровцы приспособили к обороне. Таким образом, Цимлянская действительно была пре­вращена гитлеровцами в сильный узел обороны с целым рядом опорных пунктов.

Овладение станицей являлось очень трудной задачей. Для успешного решения ее требовались большое искусство в органи­зации боя, маневра, взаимодействия и управления подразделе­ниями в бою, большое напряжение сил и воля к победе.Последний день уходящего 1942 г. и 1 января 1943 г. бригада провела в подготовке к штурму позиций противника.

Решение командира бригады сводилось к тому, чтобы частью сил обойти станицу, расположенную па правом берегу Дона, и нанести удар с северо-востока и севера, тем самым отвлечь вни­мание гитлеровцев, а главными силами атаковать с юга и юго- запада.

Выполнение первой части замысла командир бригады полковник И. В. Студеникин возложил на командира 1-го мото­стрелкового батальона — храброго, инициативного и находчивого офицера майора А. В. Фалюту.

В ночь с 1 на 2 января 1943 г. батальон переправился через Дон и стремительной атакой овладел небольшими населенными пунк­тами Казиркин и Терёхин, севернее Цимлянской. Гитлеровцы всполошились и стали спешно перебрасывать на северную окраину станицы подразделения с других участков.

Оставив в этих населенных пунктах одну роту, майор А. В. Фалюта остальными силами батальона в три часа 2 января атаковал противника с северо-востока.

В это же время главные силы бригады атаковали гитлеровцев па левом берегу Дона. Мотострелковые подразделения 2-го и 3-го батальонов, поддержанные танками, по проходам в проволочных заграждениях и в минном поле, проделанным накануне саперами, ворвались в траншеи врага и разгромили его. Затем мотопехота и танки в очень трудных условиях форсировали Дон.

Совместным ударом всех сил бригады при поддержке 79-го тан­кового полка к 14 часам 2 января яростное сопротивление врага было сломлено и станица Цимлянская полностью очищена от гитлеровцев.

Исключительное мужество в бою за Цимлянскую показали воины 3-го мотострелкового батальона под командованием лейте­нанта Н. В. Теркина. Одна из рот этого батальона, обеспечивая фланг бригады с запада, решительной атакой овладела хутором Потайновский, а остальные подразделения обошли станицу с запада и северо-запада и смело атаковали противника, очищая один за другим дома, в которых засели гитлеровцы.

54-я механизированная бригада с 79-м танковым полком пол­ностью выполнили возложенную на них командующим 2-й гвар­дейской армией трудную боевую задачу. (Архив МО СССР, ф. 303, оп. 4005, д. 93, лл. 4, 7—8, 22).

Военный совет 2-й гвардейской армии высоко оценил действия 54-й механизированной бригады и 79-го танкового полка 6-го ме­ханизированного корпуса и за отличное выполнение боевой за­дачи всем участникам боя объявил благодарность. Командир бригады полковник Студеникин Иван Васильевич, командир 79-го танкового полка майор Рязанцев Вениамин Павлович, командиры 1-го и 3-го мотострелковых батальонов майор Фалюта Артем Ва­сильевич и лейтенант Теркин Николай Владимирович приказом командующего Южным фронтом (С 31 декабря 1942 г. Сталинградский фронт был преобразован в Южный. 2 февраля 1943 г. генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский назначен коман­дующим Южным фронтом. В состав его вошла и 2-я гвардейская армия, в командование которой вступил генерал Я. Г. Крейзер.) были награждены орденами Красного Знамени. (Архив МО СССР, ф. 609, оп. 272947, д. 7, л. 251; д. 6, лл. 28, 67; д. 11, л. 13).

Правительственных наград были удостоены многие солдаты, сержанты и офицеры частей, участвовавших в штурме станицы Цимлянской и освобождении ее от немецко-фашистских захват­чиков.

После овладения Цимлянской 54-я механизированная бригада, совершив 90-километровый марш, прибыла в район города Донец­кого (20 км северо-восточнее Зимовников) и приняла участие в развернувшихся здесь боях.

В то время как 54-я механизированная бригада вела бои у Цимлянской, главные силы корпуса — 51-я и 55-я механизиро­ванные бригады, развивая наступление на юго-запад, завязали бой с 16-й моторизованной дивизией гитлеровцев за железнодо­рожную станцию Семичная в 25 км юго-западнее Котельникова. Наступление поддерживала артиллерия корпуса. Немецко-фа­шистские части, поддержанные авиацией, которая только за один день 31 декабря .совершила 28 налетов группами по 12—15 само­летов, оказывали сильное сопротивление. Однако стремительной атакой, предпринятой к концу дня 31 декабря, противник был разбит и соединения корпуса заняли железнодорожную станцию Семичная.

Преследуемые передовыми отрядами корпуса, гитлеровцы поспешно отходили на Дубовское (45 км юго-западнее Котельни­кова), широко применяя минные заграждения. Много пришлось поработать саперам 80-го отдельного саперного батальона капи­тана А. В. Турецкова по обеспечению безопасности движения. Продвигаясь с передовыми отрядами, они только за два дня обез­вредили 369 мин, 11 фугасов, 23 мины замедленного действия и

много мин-сюрпризов, обеспечив свободу маневра наступающим соединениям корпуса.



#8 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 21 Октябрь 2012 - 17:31

Передовые отряды буквально «на плечах» отходившего про­тивника 1 января 1943 г. ворвались в Дубовское, быстро очистили его от гитлеровцев, захватив при этом большие трофеи, в том числе 15 танков, 150 автомашин, 8 складов боеприпасов, в которых хра­нилось свыше миллиона снарядов и 20 млн. патронов, склад ин­женерного имущества и имущества связи, 4 склада с продоволь­ствием, эшелоны с боеприпасами и 8 тыс. голов скота.(Там же, оп. 350688, д. 1, л. 6; ф. 303, оп. 4005, д. 93, л. 1—2.)

Не давая фашистам передышки, соединения корпуса стреми­тельно преследовали противника, отходившего в юго-западном направлении. При этом, чтобы избежать потерь от вражеской авиации, в полной мере использовалось ночное время не только для маршей, но и для ведения боевых действий.

3 января 1943 г. в бою северо-западнее Дубовского был тя­жело ранен и госпитализирован командир 55-й механизированной бригады полковник Пашков Александр Федорович. Это была большая утрата для корпуса. Полковник А. Ф. Пашков за корот­кое время руководства боевыми действиями бригады показал себя энергичным, смелым, с широким тактическим кругозором офицером. Бригада под его руководством успешно выполняла бое­вые задачи. Во временное командование бригадой вступил коман­дир 80-го танкового полка подполковник М. И. Гольдберг.

Под ударами соединений корпуса северо-западнее и западнее Дубовского гитлеровцы, потеряв только убитыми несколько сотен солдат и офицеров, вынуждены были оставить более 60 населен­ных пунктов и поспешно отойти па заранее подготовленные по­зиции в районе Зимовников, Кутейникова (30 км северо-западнее Зимовников). К тому же сюда прибыла с Северного Кавказа ди­визия СС «Викинг». (Там же, ф. 228, оп. 505, д. 82, л. 187.) Ее командир, бригадный генерал войск СС Штейнер, получил категорический приказ фельдмаршала Манштейна удержать рубеж Зимовники — Кутейниково и остановить наступление советских войск.

После разгрома главной группировки немецко-фашистских войск под Сталинградом общая оперативная обстановка резко из­менилась в нашу пользу. Особенно благоприятные условия для развития наступления сложились па левом крыле Южного фронта. Выход войск Юго-Западного и Южного фронтов на рубеж Миллерово—Тормосин—Котельниково привел к охвату с севера глав­ных сил группы армий «Дон» и создал возможность выхода в тыл немецко-фашистским войскам, находившимся на Северном Кав­казе.

По замыслу Ставки Верховного Главнокомандования, войска Южного фронта (2-я гвардейская, 51-я и 28-я армии) после разгрома котельниковской группировки должпы были сосредоточить главные усилия на ростовском направлении. Одновременно частью сил предстояло овладеть Тихорецком, перерезав пути отхода кав­казской группировке противника на Ростов. Черноморской группе войск Закавказского фронта ставилась задача ударом на Красно­дар, Тихорецк не допустить отхода немецко-фашистских войск с Северного Кавказа на Таманский полуостров. Совместными дей­ствиями войска Южного и Закавказского фронтов должны были изолировать, а потом уничтожить группировку противника на Се­верном Кавказе.
(Великая Отечествсинан война Советского Союза 1941—1945, стр. 226. 34)

Южному фронту предстояло наступать на двух расходящихся направлениях: вдоль нижнего течения Дона на Ростов и па Сальск, Тихорецк. На пути наступления войск левого крыла Южного фронта (51-я и 28-я армии) сильным препят­ствием был зимовниковский узел обороны немцев. На оператив­ный простор можно было выйти только после его преодоления. Вот почему Зимовники играли важную роль в предстоящей опера­ции Южного фронта.

Город и железнодорожная станция Зимовники был крупным районным центром и узлом дорог. С запада его омывала р. Куберле, а с востока па протяжении 4—5 км прикрывала балка Большая Мазанка.

Заранее подготовленный к обороне рубеж Атаманский—Стояновский—Зимовники представлял собой южный фас той полосы обороны, которую занимала иловайско-кутейниковская группи­ровка немецко-фашистских войск. Ввиду того что она создавала угрозу левому флангу 2-й гвардейской армии, наступавшей на Ростов-на-Дону, командование армии решило разгромить эту груп­пировку и обеспечить себе свободу действий на ростовском на­правлении.

Разгром этой группировки должен был осуществить 6-й ме­ханизированный корпус во взаимодействии с 49-й гвардейской стрелковой дивизией 2-й гвардейской армии, 302-й и 87-й стрел­ковыми дивизиями 51-й армии, 3-м гвардейским механизирован­ным и 13-м танковым корпусами.

6 января 1943 г. командующий 2-й гвардейской армией по­ставил корпусу следующую боевую задачу: «6 механизированному корпусу овладеть рубежом хутор Атаманский, Стояновский, Новый Гашун и выйти к Красный Октябрь. В дальнейшем пересечь железную дорогу в районе Грушевка, Амта (7 км юго-западнее Зимовников)». Справа наступала 49-я гвардейская, слева — 302-я и 87-я стрелковые дивизии. Корпус усиливался 1250-м и 1264-м истребительно-противотанковыми артиллерийскими, 88-м гвардей­ским минометным полками и 241-м гвардейским минометным ди­визионом. (Архив МО СССР, ф. 303, оп. 4005, д. 93, л. 18).

6 января главные силы корпуса вышли к оборонительной полосе врага на рубеж Атаманский—Стояновский—Новый Гашун.

Разведка боем авангардов 51-й и 55-й механизированных бригад вскрыла систему вражеской обороны в полосе предстоящего наступления корпуса.

Оборона противника состояла из траншей и ходов сообщения, прикрытых системой артиллерийского и стрелково-пулеметного огня. Все населенные пункты были приспособлены для борьбы с танками. На наиболее вероятных танкоопасных направлениях неприятель подготовил противотанковые препятствия и минные поля. Подступы к населенным пунктам прикрывались системой косоприцельного огня. Боевой порядок был построен в один эшелон.

Район Веселый Гай, Атаманский удерживали подразделения 39-го танкового полка 17-й танковой дивизии, усиленные мотопе­хотой и артиллерийским дивизионом. Участок Калинин, Стоянов­ский занимал полк СС «Дейчланд», усиленный танковой ротой, двумя артиллерийскими дивизионами и двумя минометными ба­тареями. В районе Стояновского, Нового Гашуна и далее на юг оборонялся полк СС «Нордланд». Рубеж хутор Васильевский — Зимовники защищали подразделения 23-й танковой дивизии и полк СС «Вестланд», усиленные артиллерийским дивизионом. (Там же, оп. 272947, д. 8, л. 303.)

Ценные сведения о расположении огневых средств и инженер­ных противотанковых сооружений противника в районе Веселого Гая доставил в штаб командир бронемашины разведывательной роты 51-й механизированной бригады старшина Корнаухов Борис Иванович. Ведя разведку, он проник во вражеский тыл, устано­вил, где находятся огневые точки и не занятые врагом участки. Добытые им данные были использованы командиром бригады при принятии решения на прорыв вражеской обороны. За смелые и решительные действия в разведке старшина Б. И. Корнаухов был награжден орденом Красной Звезды. (Там же, л. 302).

Корпусу предстояло вести бои с одним из наиболее сильных соединений противника, обладавшим большим боевым опытом, — моторизованной дивизией СС «Викинг» и частями 17-й и 23-й танковых дивизий. Соотношение сил в полосе наступления 6-го механизированного корпуса составляло: по танкам 1,7 : 1, по мото­пехоте 1,1 :1 в пользу корпуса, а по артиллерии калибра 76 мм и выше 1,1:1 в пользу противника.

В процессе боя корпусу предстояло совершить сложный маневр, связанный с изменением направления наступления на тылы неприятеля, оборонявшего зимовниковский узел обороны, и пере­резать железную дорогу юго-западнее Зимовников.

6-му механизированному корпусу предстояло во взаимодействии с 49-й гвардейской стрелковой дивизией 13-го гвардейского стрел­кового корпуса нанести удар по подразделениям 39-го танкового полка 17-й танковой дивизии, левому флангу моторизованной ди­визии СС «Викинг», который оборопял полк «Дейчланд», и овла­деть рубежом Красный Октябрь—Новый Гашун. В дальнейшем, выйдя на тылы вражеских частей, оборонявшихся на фронте хутор Васильевский—Горобцев—Зимовники, разгромить их во взаимо­действии с 302-й и 87-й стрелковыми дивизиями и 62-й механизи­рованной бригадой 13-го механизированного корпуса, овладеть рубежом Грушевка—железнодорожная станция Амта—Горобцев, отрезав противнику пути отхода на юго-запад. Обеспечение пра­вого фланга корпуса возлагалось на командира 51-й механизиро­ванной бригады подполковника В. И. Карева, а левого — на вре­менно исполнявшего должность командира 55-й механизированной бригады подполковника М. И. Гольдберга. Боевой порядок корпуса строился в один эшелон. При этом планировалось иметь сильный резерв (77-й и 78-й танковые полки), который должен был быть готов к отражению контратак противника с направления Верх. Серебряковки, Атаманского, Зимовников. Передовой командный пункт командира корпуса находился на западной окраине Донец­кого, штаб корпуса располагался в Дубовском.

На рассвете 7 января 1943 г. после короткого артиллерийского налета соединения корпуса стремительно атаковали противника и начали овладевать его опорными пунктами. Фашисты яростно сопротивлялись, часто переходя в контратаки. Едва рассвело, а уже в воздухе появилась немецкая авиация, подвергавшая бое­вые порядки бригад бомбардировкам. Но ничто не могло остано­вить наступательный порыв воинов. Подразделения 51-й механи­зированной бригады ударом с севера и юга ворвались в Веселый Гай и огнем и штыками уничтожили оборонявшихся в нем эсэсов­цев, а танкисты 76-го танкового полка отразили контратаку вра­жеских танков. В то же время подразделения 54-й механизиро­ванной бригады с танками 79-го танкового полка успешно атако­вали противника в хуторе Атаманском и разбили его гарнизон. Вместе с автоматчиками в хутор Атаманский под сильным пуле­метным и минометным огнем фашистов ворвался командир роты противотанковых ружей лейтенант И. И. Тузовский с двумя рас­четами ПТР. Метким огнем они подбили четыре танка. (Архив МО СССР, ф. 609, оп. 272947, д. 5, л. 157).
Отважные мотострелки 54-й мехапизированной бригады отра­жали одну за другой ожесточенные контратаки эсэсовцев, пытав­шихся отбить хутор Атаманский. Подпуская фашистов на близкое расстояние, наши воины уничтожали их огнем, а когда требовала обстановка, то неудержимым штыковым ударом довершали их раз­гром. Так и не удалось эсэсовцам вернуть потерянные позиции.

Бесстрашным героем в бою за поселок Стояновский показал себя и командир взвода 80-го танкового полка лейтенант A. Л. Белов. Ведя бой с двумя немецкими танками, он метким выстрелом подбил один из них, а другой вынудил отступить. Продолжая атаку, танк Белова уничтожил два противотанковых орудия, несколько пулеметов и 25 эсэсовцев, а затем врезался в отходящую колонну врага и огнем и гусеницами разбил 10 авто­машин и расстрелял много гитлеровцев. Но фашистам удалось подбить и зажечь танк Белова. Выскочив из машины, танкисты присоединились к подошедшему мотострелковому подразделению и продолжали вести бой с гитлеровцами. Застрелив нескольких эсэсовцев, Белов погиб смертью героя в рукопашноіі схватке с врагом. Советское правительство высоко оценило подвпг героя и посмертно наградило лейтенанта Белова Александра Леонидо­вича орденом Ленина. (Архив МО СССР, ф. 609, оп. 272947, д. 6, лл. 154, 157. 38)

Мужественно сражалось в бою за поселок Стояновский отде­ление противотанковых ружей из отдельной роты ПТР 55-й ме­ханизированной бригады под командованием младшего сержанта А. И. Александрова. Гитлеровцы предпринимали одну за другой контратаки, чтобы овладеть Стояновским, из которого они были выбиты ударом танкистов 80-го танкового полка и мотопехоты бригады.

7 января 1943 г. во время боя комсомолец младший сержант Александров вместе с товарищами отражал особенно ожесточен­ную атаку эсэсовцев. Он лично подбил два фашистских танка, но и сам был смертельно ранен. Так ценою жизни он остановил продвижение врага.

Двое суток продолжались непрерывные бои корпуса с диви­зией СС «Викинг». 51-я механизированная бригада с 76-м танко­вым полком, взаимодействуя с 49-й гвардейской стрелковой ди­визией, разгромив в районе Веселого Гая и севернее хутора Ата­манского подразделения 39-го танкового полка 17-й танковой дивизии и полка СС «Дейчланд», успешно наступали в направ­лении на западную окраину Торгового, Красного Октября. 54-я механизированная бригада с 79-м танковым полком нанесли поражение части сил полка СС «Нордланд» и, овладев хутором Атаманским, развивали наступление на хутора Калинин и Кова­левский.

В бою за хутор Атаманский отличился механик-водитель танка Т-34 из 79-го танкового полка коммунист старший сержант Марков Николай. При отражении контратаки танков врага Марков таранил своей «тридцатьчетверкой» в направляющее ко­лесо фашистский танк T-IV, заставив его остановиться, после чего вражеский танк был добит артиллеристами 54-й механизи­рованной бригады. В корпусе это был первый случай примене­ния тарана, который в последующих боях неоднократно исполь­зовался танкистами.

Успешное продвижение 51-й и 54-й механизированных бригад с 76-м и 79-м танковыми полками позволило выйти на тылы про­тивника, что создало угрозу всей обороне дивизии СС «Викинг». 55-я механизированная бригада с 80-м танковым полком, овладев 7 января Стояновским и повернув фронт на юг, наступала на Горобцев.

К исходу 7 января соединения корпуса выполнили ближай­шую задачу — вышли на рубеж Красный Октябрь—Новый Гашун, а к середине дня 8 января корпус овладел рубежом Грушевка—железнодорожная станция Амта—Горобцев—западная окраина Зимовников, выполнив поставленную задачу.

Город Зимовники к этому времени был очищен от гитлеров­цев 302-й и 87-й стрелковыми дивизиями и подошедшей 62-й ме­ханизированной бригадой 13-го механизированного корпуса 51-й армпи при содействии 55-й механизированной бригады 6-го механизированного корпуса 2-й гвардейской армии и мест­ных партизан.

Зимовниковский узел обороны гитлеровцев был полностью ликвидирован, и вся иловайско-кутейниковская группировка не­мецко-фашистских войск начала поспешный отход на юго-запад.

За два дня боев соединения корпуса уничтожили 25 танков, 15 орудий, 12 минометов, 40 автомашин и более 800 солдат и офицеров эсэсовских частей врага.

(Архив МО СССР, ф. 303, оп. 4005, д. 33, лл. 20, 23)

9 января 1943 г. штабом корпуса был получен приказ (Там же, ф. 609.) народного комиссара обороны, в котором говорилось: «В боях за нашу Со­ветскую Родину против немецких захватчиков 6-й механизиро­ванный корпус показал образцы мужества, отваги, дисциплины и организованности. Ведя непрерывные бои с немецкими захват­чиками, 6-й механизированный корпус наносил огромные потери фашистским войскам и своими сокрушительными ударами уничто­жал живую силу и технику противника, беспощадно громя не­мецких захватчиков.

За проявленную отвагу в боях за Отечество с немецкими за­хватчиками, стойкость, мужество, дисциплину и организованность, за героизм личного состава преобразовать:

6-й механизированный корпус в 5-й гвардейский механизи­рованный корпус.

Преобразованному корпусу вручить гвардейское знамя.
Приказ передать по телефону.

Народный Комиссар Обороны И. Сталин.

Москва, Кремль, 9 января 1943 года».

Кроме того, всем войскам, участвовавшим в освобождении города Зимовники, Верховный Главнокомандующий объявил благодарность.

С огромным удовлетворением, радостью и гордостью воспри­няли этот приказ солдаты, сержанты и офицеры корпуса.
двухдневный перерыв в боях

Директивой Генерального штаба от 17 января 1943 г. соеди­нения и части корпуса были преобразованы в гвардейские с вру­чением им гвардейских знамен.

51, 54 и 55-я механизированные бригады были преобразованы в 10, И и 12-ю гвардейские механизированные бригады.

76, 77, 78, 79 и 80-й танковые полки соответственно в 51, 52, 53, 54 и 55-й гвардейские танковые полки. 51-й гвардейский танковый полк вошел в состав 10-й гвардейской,

54-й и 55-й гвардейские танковые полки соответственно вошли в состав 11-й и 12-й гвар­дейских механизированных бригад.

52-й и 53-й гвардейские тан­ковые полкп оставались в непосредственном подчинении коман­дира корпуса.

В гвардейские были преобразованы также следующие части:

417-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк в 104-й противотанковый артиллерийский; 63-й отдельный мото­циклетный батальон во 2-й;

41-й бронеавтобатальон в 4-й; 80-й отдельный саперпый батальон в 68-й;

56-я отдельная инженерно- минная рота в 4-ю гвардейскую инженерно-минную роту.

46-й медико-санитарный, 86-й отдельный ремонтно-восстановительныи батальоны, 29-я рота подвоза и 14-й полевой хлебозавод сохранили старую нумерацию и название с добавлением «гвардейского корпуса».

Во второй половине января 1943 г. в состав корпуса прибыл 388-й отдельный батальон связи, что в дальнейшем значительно улучшило управление войсками.

В этот период обстановка на Южном фронте приобретала все более острый характер.

Разгром немецко-фашистских войск в междуречье Допа и Волги открыл перед Южным фронтом благоприятные возмож­ности для развития успеха па ростовском и тихорецком направ­лениях. По решению Ставки Верховного Главнокомандования, 16 января 1943 г. переходила в наступление Черноморская группа Закавказского фронта, главная задача которой заключалась в том, чтобы мощным ударом после занятия Тихорецка захва­тить Батайск, Азов и Ростов и во взаимодействии с левым кры­лом Южного фронта окружить кавказскую группировку про­тивника. (А. Л. Гречко. Битва за Кавказ. М., 1967, стр. 222.) Главный удар на краснодарско-тихорецком направле­нии наносила 56-я армия под командованием генерал-лейтенанта А. А. Гречко.

Овладение такими важными оперативными объектами, как Ростов, Батайск, Тихорецк, могло привести к окружению и уничтожению 24 пемецко-фашистских дивизий на Северном Кавказе. (Там же, стр. 260)

Немецкое военное командование понимало, что успешное про­движение советских войск к Ростову, Батайску п Тихорецку создаст реальную перспективу образования «кавказского котла». Для того чтобы не допустить такого развития событий, гитле­ровцы подтягивали сюда все новые и новые части с целью оста­новить наступление Южного фронта и Черноморской группы войск. В частности, немецко-фашистское командование создало две ударные группировки для напесепия удара по флангам Юж­ного фронта: первая нацеливалась против 5-й ударной армии, а вторая в составе пополненных 17-й и 23-й танковых, 16-й и СС «Викинг» моторизованных дивизий и нескольких пехотных частей сосредоточивалась в районе юго-западнее Зимовников. В этой сильной группировке гитлеровцев насчитывалось около 250 танков.

В связи с этим командование Южного фронта приняло реше­ние повернуть основные силы 2-й гвардейской армии на юг и со­вместным ударом с 51-й армией разгромить немецко-фашистские войска юго-западнее Зимовников.

С 10 января на тихорецком и батайском направлениях раз­горелись ожесточенные бои, продолжавшиеся до середины фев­раля 1943 г. В этих боях участвовал и 5-й гвардейский механизированный корпус.

#9 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 21 Октябрь 2012 - 17:39

В ночь на 10 января по приказу командующего 2-й гвардей­ской армией корпус совершил 60-километровый марш из района хуторов Ковалевского и Атаманского и к утру следующего дня сосредоточился в районе Большой Мартыновки (65 км западнее Зимовников).

11 и 12 января разведывательные подразделения корпуса и бригад уточняли местонахождение противника на рубеже ста­ница Батлаевская—Ряска. Было установлено, что в этом районе сосредоточено два батальона 156-го пехотного полка 16-й мото­ризованной дивизии, усиленные двадцатью танками, двумя ди­визионами 144-го артиллерийского полка. Мосты через р. Сал были взорваны противником.

12 января командующий 2-й гвардейской армией приказал 5-му гвардейскому механизированному корпусу разбить против­ника в районе Батлаевской, Ряски, овладеть этими пунктами и к исходу дня выйти на правый берег р. Маныча. (" Архив МО СССР, ф. 303, оп. 4005, д. 93, л. 18)

К середине дня 12 января передовые батальоны соединении корпуса сбили боевое охранение и ворвались на передний край обороны противника. Используя этот успех, перешли в атаку главные силы корпуса и ударом во фланг 156-го пехотного полка быстро сломили его сопротивление и овладели населенными пунктами Батлаевская, Ряска. Разрозненные остатки этого полка, преследуемые передовыми отрядами корпуса, поспешно отходили на левый берег р. Маныча.

В целях лучшего управления механизированными и танко­выми корпусами, придания их действиям большей организован­ности и стремительности, распоряжением командующего 2-й гвардейской армией была создана механизированная группа ге­нерал-лейтенанта П. А. Ротмистрова. В нее вошли 3-й гвардейский танковый, 2, 3-й и 5-й гвардейские механизированные корпуса и 98-я стрелковая дивизия 1-го гвардейского стрелкового корпуса. (Там же, ф. 152, оп. 4005, д. 90, л. 39).

Передовыми частями эта группа выдвинулась в низовья Дона. Командарм генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский поставил ей задачу захватить к утру 17 января силами 3-го гвардейского тан­кового корпуса переправы через р. Маныч и плацдарм южнее станицы Манычская, овладеть рубежом Арпачин—Веселый и на­ступать на Батайск, Ростов. Предполагалось овладеть этими горо­дами с ходу.

Командующий механизированной группой поставил 5-му гвар­дейскому механизированному корпусу задачу продолжать пресле­дование сильно потрепанных в предыдущих боях 17-й танковой и 16-й моторизованной дивизий противника, форсировать р. Ма­ныч и развивать наступление в направлении городов Красного и Батайска. Выполняя эту задачу, корпус форсировал Маныч и овладел населенными пунктами Самодурово и Красный.

Форсировали реку также остальные корпуса механизированной группы и ряд других соединений Южного фронта, в резуль­тате чего весь левый берег Маныча и Манычского канала от станицы Багаевская до Пролетарской оказался в руках советских войск. Бои развивались на ближних подступах к Батайску. Наша авиация непрерывно подвергала бомбардировке железную дорогу Тихорецк—Ростов и отходящие через Батайск войска против­ника, тем самым не только нанося ему крупные потери, но и значительно затрудняя отход его войск через «ростовскую гор­ловину». Положение гитлеровцев было настолько тяжелым, что командование немецкой группы армий «А» 23 января доносило в ставку Гитлера, что «Ростов уже закрыт русскими. Создается серьезная ситуация. Одновременно надо ожидать, что силы про­тивника получат значительное подкрепление, так как много войск освободится под Сталинградом, которые и составят мощную наступательную силу. Опасность заключается не только в районе южнее Ростова, но и в том, что противник может прорваться через Ворошиловград к Азовскому морю. В подобном случае ка­жется, что вырваться из рук противника и отбиться от него не­возможно».

В результате создавшейся обстановки основные силы враже­ской группировки, отступавшей с Северного Кавказа, уже не на­деялись выйти через Ростов. В связи с этим немецко-фашистское командование вынуждено было повернуть свои войска в юго-за­падном и западном направлениях, для того чтобы в дальнейшем отступать на Таманский полуостров. (C.А. А. Гречко. Указ. соч., стр. 259).

Для прикрытия фланга своей отходящей группировки от уда­ров войск Южного фронта немецко-фашистское командование усиливало действующую против него свою 4-ю танковую армию (57-й и 3-й танковые корпуса) за счет главным образом танковых частей из 1-й танковой армии. 4-й танковой армии ставилась задача не допустить выхода советских войск на левый берег р. Ма­ныча и прорыва их к Батайску и Ростову.

План гитлеровцев был сорван нашими войсками. Противнику не только не удалось удержать левый берег Маныча, но он был даже отброшен на рубеж Арпачин—Веселый. Но и механизиро­ванной группе генерала Ротмистрова вследствие изменившегося соотношения сил по танкам, которое стало в пользу противника, не удалось с ходу овладеть Батанском и Ростовом, и она вела тяжелые бои с прибывающими с Кавказа и с ранее действовав­шими против нее силами врага.

В 20-х числах января командованию 2-й гвардейской армии из данных разведки стало известно о скоплении значительных сил противника в районе Зеленой Рощи, Сальска. Для того чтобы обеспечить фланг армии от ударов противника с этого направления, командарм вывел 5-й гвардейский механизированный кор­пус из состава механизированной группы Ротмистрова и 26 ян­варя приказал ему овладеть рубежом Пустошкин—Усьман и вести активную разведку в направлении Зеленой Рощи, Полтав­ского.

В процессе наступления боевые потери корпуса не восполня­лись, поэтому после непрерывных боев в течение месяца танковые полки и мотострелковые батальоны стали малочисленны. К тому же значительная часть танков требовала ремонтных работ. В связи с этим генерал С. И. Богданов решил сократить число частей и образовать сводные танковые полки, мотострелковые баталь­оны, артиллерийские группы.

На рубеже Пустошкин — Чернышев — Усьман корпус натолк­нулся на сильное сопротивление противника. Здесь разгорелись жаркие бои с превосходящими силами гитлеровцев: 17-й танко­вой и 16-й моторизованной дивизиями, 54-м полком шестистволь­ных минометов, 116-м отдельным танковым батальоном, 150-м мотоциклетным батальоном, имевшими в общей сложности свыше 100 танков и поддерживаемыми почти непрерывно авиацией.

После того как соединения корпуса овладели этим рубежом, гитлеровцы стали предпринимать одну за другой яростные контратаки. Героически сражалась с гитлеровцами 10-я гвар­дейская механизированная бригада. Захватив Усьман, она отра­зила три контратаки танков и пехоты врага. Два раза гитлеровцы врывались в Усьман и оба раза были отброшены с большими для них потерями. Командир бригады подполковник В. И. Карев и его заместитель по политической части подполковник В. Ф. Ахмеров были на самых опасных участках и воодушевляли бойцов. Участ­ники боя рассказывали, что, когда фашисты предприняли особенно ожесточенную контратаку, Карев лично вел огонь из орудия, большая часть расчета которого выбыла из строя, а Ахмеров огнем из автомата уничтожил нескольких офицеров и солдат врага. «Бейте подлых захватчиков! Где сражается гвардия — враг не пройдет!» — говорили они воинам, отражавшим очеред­ную контратаку гитлеровцев.

И фашисты были остановлены. В этих боях В. И. Карев и В. Ф. Ахмеров пали смертью храбрых.

Вечером 23 января гитлеровцы вновь контратаковали боевые порядки бригады, но, потеряв 7 танков, 15 автомашин и свыше 300 солдат и офицеров, в беспорядке отошли. 10-я гвардейская механизированная бригада отстояла Усьман.

Но и части корпуса несли потери. Так, в 16 часов 23 января командный пункт командира корпуса в районе Красного под­вергся сильному артиллерийскому обстрелу и налету авиации, во время которых были тяжело ранены заместитель командира корпуса по политической части бригадный комиссар С. П. Семе­нов и помощник начальника оперативного отдела гвардии капи­тан С. С. Гостев.

При отражении контратак танков противника в районе Усьмана стойко сражались артиллеристы огневого взвода 1-й батареи артиллерийского дивизиона бригады под командованием лейте­нанта А. Г. Козлова, который лично уничтожил огнем из орудия 4 танка и 6 бронетранспортеров.

Умело вела бой в трудных условиях с превосходящими си­лами противника наступавшая на Зеленую Рощу 12-я гвардейская механизированная бригада. Гвардейцы уничтожили несколько танков и больше сотни солдат п офицеров врага.

Стойко отражали атаки фашистских танков танкисты 52-го гвардейского танкового полка под командованием подполковника В. П. Карпова совместно с 11-й гвардейской механизированной бригадой, оборонявшей хутор Чернышев и западную окраину Усьмана.

Мужественно сражались с танками врага артиллеристы про­тивотанковой батареи 3-го мотострелкового батальона под ко­мандованием старшего лейтенанта В. М. Скибы. Еще в предыду­щих боях эта батарея завоевала хорошую славу, и ее командир за подвиги был удостоен боевых орденов. В. М. Скиба всегда на­ходился на самых опасных участках. Выдержкой, хладнокровием, находчивостью, умением вести без промаха огонь по танкам он завоевал авторитет среди артиллеристов. В бою воины равнялись на своего командира.

23 января на батарею, занимавшую огневые позиции у хутора Чернышева, шли в атаку 10 танков, а за ними цепь автоматчи­ков. Не торопясь, соблюдая равнение, они словно примеривались, как выгоднее атаковать батарею. Но вот скорость танков увели­чилась, и стало ясно, что они атакуют правый фланг батареи, где находилось орудие старшего сержанта комсомольца И. С. Сергеенкова.

В батарее были отработаны приемы борьбы с танками. Они сводились к следующему: открывать огонь по танкам с дистанции прямого выстрела и ближе; бить по бортам; при фронтальном движении танков Т-ІІІ и T-IV— под погон башни, а «тигра» — по гусеницам с расчетом остановить танк, а когда он с переби­той гусеницей начнет крутиться на месте, выбрать момент и до­бить его ударом в борт. Огонь открывался по команде командира батареи.

Настало время, и были поданы команды для открытия огня. Раздались выстрелы, и вот уже остановился объятый пламенем фашистский танк. Это наводчик орудия младший сержант Д. Ф. Алехин из расчета старшего сержанта Сергеенкова первым выстрелом уничтожил вражеский танк. Вскоре загорелись еще два танка, а остальные поспешили укрыться. Тогда выдвинулись вперед фашистские автоматчики и цепями пошли на артилле­ристов в атаку, которая была отражена огнем батареи и прикры­вавшего ее мотострелкового подразделения. Гитлеровцы были вынуждены отойти.

Через некоторое время фашистские танки, изменив направле­ние удара, еще раз бросились в атаку. От огня противника в од­ном из орудийных расчетов были убиты командир и наводчик орудия. Создалось опасное положение. В этот момент на место наводчика встал старший лейтенант Скиба. Выстрел, другой — и два танка безжизненно застыли на месте, облизываемые язы­ками пламени. Остальные танки ушли в укрытия. И эта атака была отражена батареей В. М. Скибы.

В боях при обороне Усьмана кроме командира 10-й гвардей­ской механизированной бригады подполковника В. И. Карева и его заместителя по политической части подполковника В. Ф. Ахмерова погибли начальник штаба этой же бригады подполковник Д. С. Николаев, прославленный командир 11-й гвардейской ме­ханизированной бригады полковник И. В. Студеникин, начальник политотдела бригады майор Е. Т. Дмитрии, начальник штаба под­полковник Г. И. Маремьянов, командир 104-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка майор А. Г. Спасский.

(Архив МО СССР, ф. 609, оп. 731687, д. I, л. 13).

Все они пали смертью храбрых, показав в бою беспримерную отвагу, мужество и стойкость. Гибель в бою многих старших ко­мандиров является свидетельством высшей степени напряжен­ности прошедших боев и той непреклонной воли к победе над немецко-фашистскими захватчиками, которая вела на бессмертные подвиги славных героев-гвардейцев, верных сынов своей великой социалистической Отчизны.

В эти дни весь личный состав узнал волнующую новость о том, что 5-му гвардейскому механизированному корпусу за доблесть, мужество и героизм личного состава, проявленные при разгроме сильной группировки противника в районе Зимовников, приказом народного комиссара обороны от 27 января 1943 г. было присвоено почетное наименование «Зимовниковский». Отныне он именовался «5-й гвардейский механизированный Зимовниковский корпус».

До 6 февраля корпус вел боевые действия юго-восточнее Батайска. 7 февраля боевым распоряжением штаба Южного фронта корпус был выведен в резерв фронта в район Лиманского (90 км восточнее Ростова).

За период боевых действий с 26 декабря 1942 г. по 6 февраля 1943 г. корпусом были нанесены большие потери противнику. Немецко-фашистские войска потеряли убитыми свыше 6900 сол­дат и офицеров и пленными 1340 человек. Соединениями корпуса было уничтожено 120 танков, 210 орудий, 570 автомашин и тяга­чей, захвачены 31 танк, 148 орудий, 550 автомобилей и тягачей, 2 млн. снарядов, 20 млн. патронов, много складов. Было осво­бождено от оккупантов 400 населенных пунктов (Там же, л. 14).



#10 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 21 Октябрь 2012 - 17:40

Вступая в освобожденные города и населенные пункты, воины корпуса видели следы преступлений фашистов. Поспешно отходя под натиском наших войск, они учиняли страшные зверства.

Вот что сообщал прокурор корпуса подполковник Алексей Федорович Цумарев, неоднократно расследовавший преступления немецко-фашистских войск:

«При отходе с Северного Кавказа на запад, через Ростов, когда наш корпус вел бои на реке Маныч в районе поселка Крас­ный, Усьман, нам стало известно, что немецко-фашистские за­хватчики подвергают нечеловеческим пыткам и убивают совет­ских военнопленных. В частности, такая дикая расправа была учинена ими в селе Самодуровка. Когда мы прибыли с команди­ром 54-го гвардейского танкового полка майором В. П. Рязанце­вым в этот населенный пункт, то увидели потрясающую картину зверств немецко-фашистских извергов.

У каждого дома валялось но 15—20 трупов советских солдат, сержантов и офицеров, изуродованных до неузнаваемости. По­среди села был сложен большой штабель из трупов наших вои­нов, который немцы пытались сжечь». (Архив МО СССР, ф. 609, оп. 350688, д. 1, лл. 8—11).

Воины корпуса, видя зверства гитлеровцев, клялись отомстить палачам за их кровавые злодеяния.

2 февраля 1943 г. войска Донского фронта под командованием генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского закончили ликвидацию окруженной под Сталинградом группировки немецко-фашистских войск. На этом закончилась историческая Сталинградская битва.
В эту победу вложили свой ратный труд, свою кровь, стой­кость, проявив непреклонную волю к победе, верные сыны Ро­дины — гвардейцы-зимовниковцы 5-го механизированного кор­пуса!


#11 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 22 Октябрь 2012 - 14:36

НА КУРСКОЙ ДУГЕ

В конце февраля 1943 г. 5-й гвардейский механизированный Зимовниковский корпус распоряжением Ставки Верховного Главнокомандования из резерва Южного фронта был передан в состав 5-й гвардейской танковой армии, вновь формировав­шейся на базе 3-го гвардейского танкового корпуса. В связи с этим корпус передислоцировался из района Лиманского, Старо- Кузнецовки, Павлова (90 км восточнее Ростова) в район насе­ленного пункта Трехстенка Воронежской области. (Архив МО СССР, ф. 332, оп. 4948, д. 42, л. 2). Здесь пред­стояло провести доукомплектование личным составом, боевой техникой и вооружением и подготовиться к боевым действиям.

В состав 5-й гвардейской танковой армии вошли кроме 5-го гвардейского механизированного 18-й и 29-й танковые корпуса. В отличие от ранее существовавших смешанных танковых армий, в состав которых входили и стрелковые соединения, новые тан­ковые армии имели, как правило, по одному-два танковых и од­ному механизированному корпусу, сравнительно однородных по боевой мощи и оперативно-тактической мобильности.

Командовал армией генерал-лейтенант танковых войск П. А. Ротмистров,

чле­ном Военного совета был генерал-майор танковых войск П. Г. Гришин,

первым заместителем командующего — генерал- майор И. А. Плиев,

начальником штаба — генерал-майор танко­вых войск В. Н. Баскаков.

Армия входила в состав Степного фронта, (Г. А. Колтунов и В. Г. Соловьев. Курская битва. М., 1970, стр. 45). которым командовал генерал-полковник И. С. Конев.

В марте 1943 г. произошли изменения в командовании кор­пуса. Генерал-майора танковых войск С. И. Богданова отозвали в Москву. Вскоре он получил назначение на должность коман­дира 9-го отдельного танкового корпуса.

Приказом народного комиссара обороны от 2 марта 1943 г. командиром 5-го гвардейского механизированного Зимовниковского корпуса был назначен генерал-майор танковых войск Скворцов Борис Михайлович (Архив МО СССР, ф. 609, оп. 671788, д. 2, л. 2). — боевой генерал, начавший службу в Красной Армии рядовым бойцом, прошедший испыта­ния гражданской войны, участвовавший в разгроме японских захватчиков на р. Халхин-Гол в 1939 г. В танковые войска он пришел в 1931 г., затем успешно окончил Московские курсы усовершенствования командного состава мотомеханизированных войск Красной Армии имени Коминтерна. В 1932—1936 гг. Б. М. Скворцов работал преподавателем тактики в Казан­ской высшей офицерской школе технического состава тан­ковых войск. Затем его назначили командиром танкового баталь­она в 11-ю танковую бригаду, которой командовал комбриг М. П. Яковлев. В боях на Халхин-Голе бригада показала высокую боеспособность. Когда во время боя М. П. Яковлева сразила вра­жеская пуля, майор Б. М. Скворцов принял на себя командование бригадой. Успешно завершив начатый маневр, танкисты окру­жили крупную группировку японских войск и во взаимодействии с другими частями уничтожили ее. За умелое командование танковой бригадой в бою с японскими захватчиками и достигнутые при этом боевые успехи Б. М. Скворцов был награжден орденом Ленина. Перед Великой Отечественной войной он в звании пол­ковника командовал 61-й танковой дивизией.

Заместителем командира корпуса по политической части вместо находившегося на излечении в госпитале после ранения полковника С. П. Семенова 16 февраля 1943 г. был назначен полковник Шибаев Алексей Алексеевич — опытный политработ­ник, обладавший хорошими организаторскими способностями.

Заместителем командира корпуса с 21 мая 1943 г. был назна­чен генерал-майор Лебедь Михаил Петрович. В корпус он прибыл с должности командира 37-й стрелковой бригады. Генерал М. П. Лебедь имел опыт командования частями с первых дней Великой Отечественной войны. Его умелое руководство, достиг­нутые успехи в боях с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и отвага неоднократно отмеча­лись высокими правительственными наградами. В 1941 —1942 гг. оп был награжден орденами Красной Звезды, Красного Знамени и Отечественной войны I степени. С первых дней службы в кор­пусе М. П. Лебедь энергично, со знанием дела руководил подго­товкой личного состава к предстоящим боевым действиям.

В командование 10-й гвардейской механизированной бригадой вступил возвратившийся из госпиталя полковник И. Б. Михай­лов. Заместителем командира по политической части стал подполковник Панченко Дмитрий Семенович. Начальником штаба — подполковник Носков Иван Тимофеевич.

11-й гвардейской механизированной бригадой командовал пол­ковник Грищенко Николай Васильевич, бывший начальник Чкаловского танкового училища. Его заместителем по политической части был подполковник Ф. Н. Дроздов. Начальником штаба — гвардии подполковник С. И. Богданов.

В командование 12-й гвардейской механизированной бригадой вступил Герой Советского Союза полковник Борисенко Григорий Яковлевич. Его заместителем по политической части стал майор П. Г. Дмитриев. Начальником штаба — подполковник Н. П. Бог­данов.

На основании директивы Ставки Верховного Главнокоман­дования от 13 марта 1943 г. 52-й гвардейский танковый полк был преобразован в 24-ю гвардейскую танковую бригаду. В командование ею вступил подполковник Карпов Валентин Петрович. Заместителем его по политической части был назначен майор П. Я. Наумец, а с 12 апреля 1943 г. — майор И. П. Ку­рочка. Начальником штаба стал майор В. Т. Горшков, а с 26 ап­реля 1943 г. — майор А. И. Индейкин.

53-й гвардейский танковый полк из состава корпуса был пере­дан в непосредственное подчинение командующего 5-й гвардей­ской танковой армией.

Командиром 104-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка был назначен Герой Советского Союза майор Бабаченко Федор Захарович, а начальником штаба — старший лейтенант Г. В. Несенчук.

В марте в состав корпуса прибыл 1447-й самоходно-артиллерийский полк под командованием майора В. Ф. Гайдаша, а в июне — 285-й минометный полк майора С. С. Беленького.

Начиная с марта стало поступать пополнение. В боль­шинстве своем это была молодежь с Поволжья, Урала, Сибири и из центральных районов страны.

Большое внимание уделя­лось подготовке разведыватель­ных подразделений. На спе­циальных сборах разведчики под руководством начальника разведки корпуса подполков­ника А. А. Богомаза обучались ведению разведки различными способами, в том числе учились искусству захватывать пленных, настойчиво овладевали сложной техникой этого дела.

На примере умелого ведения разведки в боях под Сталингра­дом заместителем командира но политической части разведыва­тельной роты 12-й гвардейской механизированной бригады Ге­роем Советского Союза лейтенантом А. В. Рябцовым и проявлен­ном при этом мужестве, хладнокровии, смелости и настойчивости в выполнении поставленной задачи воспитывались разведчики частей и соединений корпуса.

Вначале, по мнению Ставки ВГК и Генерального штаба, Степной фронт не предполагалось использовать для целей обо­роны, он предназначался главным образом для решения задач контрнаступления. Но вскоре от Верховного Главнокомандующего И, В. Сталина было получено указание разместить армии фронта на центральном направлении за действующими Центральным и Воронежским фронтами» Это свидетельствовало о том, что войско Степного фронта предполагалось использовать и для решения оборонительных задач, если .бы в этом появилась необходимость. В соответствии с указаниями Верховного Главнокомандующего командованием Степного фронта были запланированы контр­удары в двух направлениях: Малоархаигельск—Курск и Обоянь— Белгород. (Г. А. Колтунов и В. Г. Соловьев, Указ. соч., стр. 27—28). Войсками Степного фронта готовился отдельный оборо­нительный рубеж по р. Кшень и южнее, а по левому берегу Дона строился государственный рубеж обороны.

Но самое важное состояло в том, что на определенном этапе сражения Степной фронт предназначался для выполнения насту­пательных задач. Он должен был стать ведущей силой контрна­ступления на белгородско-харьковском направлении.

(Там же, стр. 24—28).

Приближался первомайский праздник 1943 г. Всему личному составу 5-го гвардейского механизированного корпуса этот день запомнился навсегда: 1 мая Военный совет 5-й гвардейской тан­ковой армии вручил корпусу гвардейское знамя, завоеванное им в жестоких боях с немецко-фашистскими захватчиками на боевом пути Зеты — Котельниково — Зимовники — Ростов-на-Дону.
Генерал Б. М. Скворцов передал гвардейское знамя 5-го гвар­дейского механизированного Зимовниковского корпуса старшему сержанту И, И. Парфенову, кавалеру орденов Красного Знамени, Красной Звезды и медали «За отвагу», и под звуки торжествен­ного марша гвардейское знамя пронесли перед строем личного состава соединений и частей.
В этот день поступило много заявлений от гвардейцев о при­еме в ряды BKП(б) и ВЛКСМ.
Вот, например, заявление комсомольца младшего сержанта Николая Тушенкова: «С первых дней войны я на фронте. Тысячи километров прошел по дорогам войны, освобождая от фашистов любимую Отчизну. Наш расчет истребил немало фашистов. Сейчас, когда пройден большой путь, еще раз отдаешь себе отчет в том, какую огромную работу проделала партия Ленина, подняв весь советский народ на смертельный бой против самого сильного и кровожадного врага. И первыми среди первых в каждом бою идут отважные коммунисты. Не могу больше оставаться беспар­тийным. А в том, что в бою проявлю храбрость, не сомневайтесь! Мне не впервой встречаться с фашистами.
Прошу партийную организацию не отказать в моей просьбе и принять меня в ряды ленинской партии. Высокое звание ком­муниста никогда не запятнаю..."

Активно работала корпусная газета «Вперед, за Родину!»


#12 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 22 Октябрь 2012 - 15:32

5 июля 1943 г. командир корпуса получил предварительное распоряжение командующего 5-й гвардейской танковой армией, из которого стало известно о переходе гитлеровцев в наступле­ние на курском направлении и о том, чтобы корпус был готов к выдвижению во втором эшелоне армии в полосу действий Воронежского фронта. Сообщалось, что приказ об атом может поступить 6 июля.
Закипела обычная предмаршевая подготовка.
В ночь на 7 июля поступил приказ командующего 5-й гвар­дейской танковой армией о выдвижении в район сосредоточения на западном берегу р. Оскол.
(В. Л. Ротмистров. Танковое сражение под Прохоровкой. М., I960, стр. 19).
5-му гвардейскому механизированному корпусу с полком 6-й зенитной артиллерийской дивизии предстояло совершить марш во втором эшелоне армии за 29-м и 18-м танковыми кор­пусами. Основной маршрут проходил через большое село Алексеевка и город Новый Оскол, К утру 8 июля корпус должен был сосредоточиться в районе Старого Оскола, Коростова. (Архив МО СССР, ф. 332, on. 4849, д. 5, л. 1). Нужно отметить, что направление предстоящего движения, состояние дорог и переправ через реки было известно офицерам на основа­нии предварительных рекогносцировок.
С грустью и большой надеждой на победу провожали жители Острогожского и Каменковского районов воинов корпуса на фронт. По обочинам дорог стояли женщины, дети и старики.
Стояла сухая и жаркая погода. Узкие степные дороги пре­вращались в широкие магистрали, ведущие к фронту. В воздухе от массы шедших машин висела сплошная завеса пыли, мешав­шая дышать и наблюдать за дорогой.
Марш корпуса, как и всей танковой армии, прикрывала зенитная артиллерия и истребительная авиация.
К утру 8 июля корпус прибыл в назначенный район и начал подготовку к предстоящим боевым действиям.
9 июля поступил приказ командарма, согласно которому ар­мия к исходу этого дня, совершив 100-километровый марш, должна была сосредоточиться в районе Бобрышева, Прохоровки и отразить атаки наступавшего противника.
(Л. А. Ротмистров. Указ, соч., стр. 21).
5-й гвардейский механизированный корпус должен был выйти в район Бобрышева, Нагольного и к утру 40 июля двумя брига­дами занять оборону на правому берегу р. Псел на участке от устья р. Запселец до Веселого.
(Архив МО СССР, ф. 332, он. 4849, д. 5, лл. 3—4).
По рубежу город Обоянь—Веселый—Прохоровка проходила подготовленная армейская полоса обороны, для занятия которой из состава Степного фронта выдвигалась 5-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта А. С. Жадова.
Командир корпуса решил занять оборону на участке, указан­ном в приказе командарма, силами11-й и 10-й гвардейских меха­низированных бригад, усилив первую из них 104-м гвардейским истребительно-противотанковым артиллерийским полком. 12-я гвардейская механизированная и 24-я гвардейская танковая бригады с 1447-м самоходно-артиллерийским и 285-м минометным полками составляли второй эшелон корпуса.
Передовой отряд армии, в который входили 5-й гвардейский армейский мотоциклетный, 53-й гвардейский танковый, 689-й истребительно-противотанковый артиллерийский полки с батареей 679-го гаубичного артиллерийского полка, занял оборону на участке южная окраина города Обоянь — устье р. Запселец.
К этому времени противник, не добившись успеха на обоянском направлении, перенес свой главный удар на Прохоровку, чтобы обойти Обоянь с востока и продолжать наступление на Курск, Оценив обстановку, представитель Ставки Верховного Главнокомандования Маршал Советского Союза А, М. Василев­ский и командование Воронежского фронта приняли решение нанести мощный контрудар. Для этого привлекались прибывшие в распоряжение фронта 5-я гвардейская танковая армия генерала П. А, Ротмистрова и 5-я гвардейская армия генерала А. С. Жадова, а также часть сил 40-й армии, 1-я танковая, 6-я гвардей­ская и часть сил 69-й и 7-й гвардейской армий. (Великая Отечественная война Советского Союза 1941—1945, стр. 249). Основная роль в нем отводилась 5-й гвардейской танковой и 5-й гвардейской армиям, которые были выдвинуты из Степного фронта. (Г. А. Колтунов и В. Г. Соловьев. Указ, соч., стр. 30). 5-я гвар­дейская танковая армия усиливалась 2-м танковым и 2-м гвардей­ским танковым Тацинским корпусами, (П. А. Ротмистров. Указ. соч., стр. 49). Контрудар поддержи­вался двумя воздушными армиями.
Командующий Воронежским фронтом поставил 5-й гвардей­ской танковой армии задачу утром 12 июля нанести контрудар из района Прохоровки в направлении Яковлева, Томаровки и совместно с войсками 5-й и 6-й гвардейских, 1-й танковой армий уничтожить танковую группировку противника.
(Г. А. Колтунов и В. Г, Соловьев. У «аз. соч., стр. 187).
Что же представляла собою ударная танковая группировка врага? На оборонительные рубежи Воронежского фронта насту­пала группа армий «Юг» под командованием фельдмаршала Манштейна. В нее входили 4-я танковая армия генерал-полков­ника Гота и оперативная группа генерала Кемпфа. В составе 4-й танковой армии было три корпуса: 2-й танковый СС, 48-й тан­ковый и 52-й армейский. Армия наносила главный удар из рай­она западнее Белгорода в общем направлении на Курск. Удар­ная группировка ее состояла из 48-го танкового и 2-го танкового СС корпусов. 48-й корпус — 11-я и 3-я танковые дивизии, мото­ризованная дивизия СС «Великая Германия», две пехотные диви­зии (167-я и 332-я) — наступал из района северо-западнее Тома­ровки на Черкасское, Обоянь. 2-й танковый корпус СС — танко­вые дивизии СС «Райх», «Адольф Гитлер», «Мертвая голова» — наносил удар в направлении Томаровки, Грезного. В этой группировке немецко-фашистское командование сосредо­точило основную массу танков и поддерживавшей их авиации. В ударную группировку оперативной группы «Кемпф» входили 3-й танковый корпус и армейский корпус «Раус». 3-й армейский корпус— 6, 7, 19-я танковые и 168-я пехотная дивизии —для обеспечения главного удара с востока наступал из района Бел­города на Корочу.

#13 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 22 Октябрь 2012 - 22:31

К исходу 11 июля ударная группировка 4-й танковой армии врага вышла на рубеж Беленихино—Васильевка - Веселый. 3-й танковый корпус оперативной группы «Кемпф» — на рубеж Казачье—Ржавец—Рындинка.
Решение командующего 5-й гвардейской танковой армией сво­дилось к тому, чтобы во взаимодействии с 5-й и 6-й гвардейскими и 1-й танковой армиями разгромить главные силы 4-й танковой армии врага — 2-й танковый корпус СС и 11-ю танковую дивизию 48-го корпуса — в районе Кочетовки, Грозного, Покровки, не до­пустив ее отхода на юг. В последующем, развивая наступление на Яковлево, к исходу дня овладеть рубежом Красная Дубрава, имея в виду развивать наступление в юго-западном направлении на Томаровку. Направление главного удара — Лучки, Яковлево. Оперативное построение армии было в два эшелона: в первом — 18, 29, 2 и 2-й гвардейский танковые корпуса; во втором — 5-й гвардейский механизированный корпус. Ему ставилась за­дача развить успех танковых корпусов в направлении Быковки, Томаровки и совместно с ними отрезать противнику пути отхода на юг. (Архив МО СССР, ф. 302, од. 4948, д. 5. лл. 15, 17). 2-й танковый корпус обеспечивал стык между главными силами ударной группировки армии и 2-м гвардейским танковым Тацинским корпусом.
При принятии решения командармом на контрудар преду­сматривалось создание на направлении главного удара высоких плотностей — 45 танков и САУ на километр фронта. Ширина полосы наступления танковых корпусов определялась в 3—4 км.

Всего в танковой армии насчитывалось 850 танков и самоходно-артиллерийских установок, причем в основном это были танки Т-34.
(История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945, т. 3, стр. 272).
Однако к моменту нанесения контрудара обстановка на фронте несколько изменилась в неблагоприятную для нас сто­рону; противник продвинулся на прохоровском направлении, оттеснил левофланговые соединения 5-й гвардейской армии, в ре­зультате чего создалась угроза правому флангу танковой армии.
Но наибольшее обострение обстановки происходило в полосе обороны левого соседа — 69-й армии, где введенный в сражение на рассвете 12 июля 3-й танковый корпус оперативной группы «Кемпф», отбросив части 81-й и 92-й гвардейских стрелковых ди­визий, овладел населенными пунктами Ржавей, Рындинка, Выползовка, Дальнейшее развитие успеха противником в северном направлении могло создать угрозу не только левому флангу, но и тылу 5-й гвардейской танковой армии. Для того чтобы ликви­дировать эту угрозу, командарму пришлось выделить значитель­ную часть сил сначала из своего резерва, а затем и из второго эшелона армии, которые во взаимодействии с 69-й армией должны были разбить 3-й танковый корпус гитлеровцев,
В связи с тем, что к утру 11 июля соединения 5-й гвардей­ской армии заняли фронт обороны Обоянь—Прелестное (8 км западнее Прохоровки), 5-й гвардейский механизированный кор­пус в полном составе был переведен с обоянского направления на прохоровское и занял район Красного, Басенкова, Камы­шевки. Штаб корпуса расположился в населенном пункте Вы­сокий.
10-я и 11-я гвардейские механизированные бригады свои участки обороны сдали соединениям 33-го гвардейского стрелко­вого корпуса. К 24 часам 11 июля корпус сосредоточился в ука­занном районе, В танковых полках механизированных бригад было по 32 танка Т-34 и по 16—17 танков Т-70. В 24-й гвардей­ской танковой бригаде имелось 63 танка Т-34.
(Архив МО СССР, ф. 332, он. 4849, д. 42, лл. 2—3).
Замысел командира корпуса на бой, в соответствии с прика­зом командарма, состоял в следующем: корпус вводился в сраже­ние в стыке между 29-м и 2-м танковыми корпусами для раз­вития их успеха в направлении Лучки, Яковлево, Быковка. Бо­евой порядок намечался в два эшелона. В первом эшелоне 24-я гвардейская танковая и 12-я гвардейская механизированная бригады; во втором — 10-я и 11-я гвардейские механизированные бригады. В передовой отряд для захвата рубежа развертывания выделялся 55-й гвардейский танковый полк 12-й гвардейской ме­ханизированной бригады. 2-й гвардейский мотоциклетный батальон к рассвету 12 июля был выдвинут к боевым порядкам 29-го и 2-го танковых корпусов в готовности к ведению разведки противника в полосе ввода корпуса в сражение и к поддержанию связи с соединениями первого эшелона армии;
Все бригады изготовились к выдвижению для ввода в бой.
Танковое сражение под Прохоровкой началось в 8 часов 30 ми­нут 12 июля 1943 г. Вначале по боевым порядкам немецко-фа­шистских танковых дивизий был нанесен мощный авиацион­ный удар, причем штурмовая авиация впервые применяла специ­альные противотанковые авиабомбы. Затем после 15-минутного артиллерийского налета в атаку стремительно пошли танки пер­вого эшелона армии—18, 29 и 2-го гвардейского танковых кор­пусов, Навстречу им двигались немецко-фашистские танковые дивизии. Началось ожесточенное, самое крупное во всей истории второй мировой войны встречное танковое сражение. С обеих сторон в нем приняло участие до 1200 танков. (Г. А. Колтунов и Б. Г. Соловьев. Указ. соч., стр. 30). Превосходство в силах было на стороне противника, который имел на главном направлении до 700 танков, в том числе свыше 100 тяжелых. Танковые же корпуса первого эшелона 5-й гвардейской танковой армии, сражавшейся непосредственно с этой группировкой, имели в своем составе немногим более 500 танков, из них 200 легких. Тяжелых танков и самоходно-артшгаерийских установок в ар­мии было 35. (Там же, стр. 188).
Ожесточенные бои танковые корпуса 5-й гвардейской танковой армии вели в районе населенных пунктов Михайловка, Василь­евка, Сторожевое, Беленихино. Наши атакующие танковые части наносили громадный урон эсэсовским и другим танковым диви­зиям главной ударной группировки 4-й танковой армии врага. Сражение продолжалось целый день. В ходе его на одних уча­стках несколько продвинулись соединения 5-й гвардейской тан­ковой армии, на других — вражеские дивизии.
(Там же).
5-й гвардейский механизированный корпус ожидал сигнала командарма иа ввод в сражение для развития успеха. Но обста­новка сложилась так, что силы корпуса стали использоваться для других целей.
Какие же задачи в сражении под Прохоровкой выполняли соединения и части корпуса? Для этого нужно проследить те из­менения в обстановке, которые сопутствовали этому сражению,
Около полудня, в самый разгар танкового сражения, коман­дарм приказал для обеспечения стыка между 29-м и 2-м танко­выми корпусами, по которому наносила удар танковая дивизия СС «Адольф Гитлер», ввести в бой 55-й гвардейский танковый полк 12-й гвардейской механизированной бригады с за­дачей атаковать противника в направлений высоты у совхоза «Комсомолец». Развернувшись в боевой порядок, 55-й гвардейский танковый полк атаковал противника и вел с ним напряженный бой в 1,5—2 км юго-западнее высоты 252,2, отразив все попытки врага овладеть этой высотой и прорваться к Прохоровке.
В то же время обострилось положение на правом фланге 5-й гвардейской танковой армии. Противник, установив стык между 5-й гвардейской танковой и 5-й гвардейской армиями, ввел в бой свежую 11-ю танковую дивизию 48-го танкового кор­пуса. Эта дивизия совместно с танковой дивизией СС «Мертвая голова» из района Красного Октября (16 км западнее Прохо­ровки) нанесла сильный удар по правому флангу 5-й гвардей­ской танковой армии и по участку обороны 33-го гвардейского стрелкового корпуса 5-й гвардейской армии в направлении на По­лежаев,.
К 13 часам 12 июля противник прорвал боевые порядки 95-й и 52-й гвардейских стрелковых дивизий и, оттеснив их на се­вер, создал прямую угрозу правому флангу 18-го танкового кор­пуса, Командарм приказал командиру 5-го гвардейского механи­зированного корпуса выдвинуть 24-ю гвардейскую танковую бригаду в район совхоза имени Ворошилова, что в 4 км северо-восточнее Полежаева, с задачей во взаимодействии с 18-м танко­вым корпусом остановить наступление противника и не допу­стить его продвижения в северо-восточном направлении (Архив МО СССР, ф. 332, оп. 4948, д. 5, л. 22). Бригада под командованием подполковника В. П. Карпова и начальника штаба А. И. Индейкина быстро выдвинулась в район совхоза. Выслав разведывательное подразделение и организовав взаимодействие с 52-й гвардейской стрелковой дивизией и 18-м танковым корпусом, бригада развернулась в боевой порядок и стремительно двинулась в атаку. Справа в боевом порядке на­ступал 1-й танковый батальон капитана П. Н. Терехова, левее атаковал противника 2-й танковый батальон Т. Й. Филатова, Моторизованный батальон автоматчиков под командованием ка­питана Г. П. Кузнецова до рубежа открытия огня действовал десантом на танках, а затем, спешившись, наступал за танками с задачей истреблять противотанковые средства и пехоту против­ника. В районе высоты 226,6 и Полежаева разгорелся встречный бой 24-й гвардейской танковой бригады и части сил 18-го танко­вого корпуса с группировкой немцев в составе до 100 танков и штурмовых орудий, полка мотопехоты, 200 мотоциклистов, при поддержке авиации. (Г. Л. Колтунов и В. Г. Соловьев. Указ. соч., стр. 170). Умело используя местность для маневра, ведя огонь с ходу и коротких остановок, танкисты 24-й гвардей­ской танковой бригады наносили врагу большие потери.
Боевую славу в этом бою завоевал командир танка 1-го тан­кового батальона лейтенант Л. М. Татаринов и члены его эки­пажа: механик-водитель старший сержант И. Г. Сосик и коман­дир башни сержант А. И. Сташенко.
А дело было так. Шел жаркий бой с противником за вы­соту 226,6. На подступах к ней гитлеровцы пытались приостано­вить наступление 24-й гвардейской танковой бригады. Часть своих машин и орудий немцы замаскировали в копнах сена, намереваясь использовать их для кинжального огня по бортам наших танков.
Однако лейтенант Татаринов обнаружил притаившегося врага и, ведя точный огонь, уничтожил 4 фашистских танка, 2 пушки, 2 броневика и десятки гитлеровцев.
Когда же кончились боеприпасы, он укрыл свой танк от огня противника, подошел к оставленной врагом пушке и повел из нее огонь по гитлеровцам. За совершенный подвиг лейтенант Л. М. Та­таринов был награжден орденом Красного Знамени, а члены экипажа танка старший сержант И. Г. Сосик и сержант А. И. Ста­шенко — орденом Красной Звезды.
Храбро и умело сражались танкисты 2-го батальона 24-й гвар­дейской танковой бригады, уничтожившие 23 танка и более 500 солдат и офицеров врага. Наибольших успехов в бою до­билась танковая рота этого батальона под командованием стар­шего лейтенанта М. Д. Калинина, Отражая контратаки против­ника, силы которого в 4 раза превосходили силы роты, она уни­чтожила 19 немецких танков, из них 2 «тигра», 2 броневика, до 20 противотанковых орудий и до 400 солдат и офицеров. Лично командир роты уничтожил 3 танка, 2 броневика, 3 орудия и десятки гитлеровцев. Старший лейтенант Калинин Ми­хаил Дмитриевич за проявленный героизм был награжден орде­ном Красного Знамени. Командир 2-го танкового батальона майор Филатов Тимофей Иванович за умелое руководство боем и про­явленные при этом мужество и отвагу был награжден орденом Отечественной войны I степени.
(Архив МО СССР, ф. 609, ои. 272947, д. 11, л. 13).
В результате упорного сопротивления, оказанного 24-й гвар­дейской танковой бригадой и частью сил 18-го танкового корпуса, наступление 11-й танковой дивизии и дивизии СС «Мертвая го­лова» на участке Полежаев—Васильевка было остановлено. Одновременно 18~й танковый корпус ударом своих главных сил отбросил противника на запад и овладел населенным пунктом Васильевка. К 14 часам 12 июля гитлеровцы вынуждены были иа этом участке фронта перейти к обороне, Угроза противника правому флангу 5-й гвардейской танковой армии была ликвиди­рована. 24-я гвардейская танковая бригада выполнила поставлен­ную ей командармом боевую задачу.

#14 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 22 Октябрь 2012 - 23:01

Для содействия в восстановлении положения на левом фланге 5-й гвардейской армии распоряжением командарма была выдви­нута 10-я гвардейская механизированная бригада 5-го гвардей­ского механизированного корпуса в район населенного пункта Остренький (10 км северо-западнее Прохоровки) с задачей во взаимодействии с 33-м гвардейским стрелковым корпусом остановить продвижение гитлеровцев в северо-восточном на­правлении. (Там же, ои. 4948, д. 5, л. 22).
Бригада под командованием полковника И. Б. Михайлова и начальника штаба подполковника И. Т. Носкова вышла в район Остренького и во взаимодействии с 95-й и 52-й гвардейскими стрелковыми дивизиями, которые вели тяжелый бой с частью сил 11-й танковой дивизии и дивизией СC«Мертвая голова», стре­мительным встречным ударом остановила наступление гитлеров­цев, которые вынуждены были перейти к обороне. Ожесточенный бой с танками противника вели танкисты 51-го гвардейского танкового полка бригады под командованием полковника Д. Я. Клинфельда. Смело маневрируя на поле боя и нанося удары по флангам врага, они своим огнем наносили ему тяжелые потери. Особенно отличился в бою экипаж танка Т-34 из 3-й тан­ковой роты лейтенанта Л. А. Лебединского. Командир башни этого танка комсомолец старший сержант Б. А. Новак метким огнем уничтожил 5 противотанковых орудий и свыше 100 гит­леровцев, подбил 3 танка T-IV.
(Архив МО СССР, ф. 609, оп, 272947, д. 9, л. 19).
Мужественно сражалась мотопехота бригады. Противник не­однократно предпринимал контратаки танками с пехотой, но все они были отражены с большими потерями для врага. Особенно высокую стойкость проявил личный состав 1-го мотострелкового батальона бригады, которым командовал капитан В. Н. Труфанов. Против боевого порядка этого батальона гитлеровцы провели более десятка яростных атак, но все они оказались безуспеш­ными. Более суток вела бой с противником 10-я гвардейская механизированная бригада и выполнила поставленную ей задачу, К исходу 13 июля она получила распоряжение выйти в резерв командующего 5-й гвардейской танковой армией в район Жи­молостного (9 км юго-восточнее Прохоровки).
Как указывалось выше, в связи с обострившейся обстановкой в полосе 89-й армии 5-му гвардейскому механизированному кор­пусу приказывалось выдвинуться на рубеж Авдеевка—Бол. Подъяруги и ударом в направлении Выползовки, Ржавца, Ново- Оскочного во взаимодействии с действовавшими здесь частями 69-й армии разгромить противника в районе Рындинки, Выпол­зовки, Ржавца и остановить его наступление на этом на­правлении. (П. А. Ротмистров. Указ. сот., стр. 81).
Решение столь ответственной задачи ложилось на оставшиеся в распоряжении командира корпуса 11-ю и 12-ю гвардейские ме­ханизированные бригады и временно подчиненную ему 2б-ю гвар­дейскую танковую бригаду 2-го гвардейского танкового Тацинского корпуса. (Архив МО СССР, ф. 332, оп. 4948, д. 5, л. 33).
Командиру 2-го гвардейского мотоциклетного батальона капитану В. П. Кузьмину приказывалось выслать три разведыва­тельные группы для установления связи со штабами 26-й гвардей­ской танковой бригады, 81-й гвардейской, 375-й, 92-й гвардейской стрелковых дивизий и для получения от них данных о положении войск противника.
Разведкой было установлено, что 81-я гвардейская стрелковая дивизия под натиском 19-й танковой дивизии гитлеровцев оста­вила Щелоково и Рындинку и, ведя тяжелый бой, отходила на Шахово. 375-я и 92-я гвардейские стрелковые дивизии под уда­рами 6-й и 7-й немецко-фашистских танковых дивизий оставили Ржавец, Выползовку и вели бой на рубеже населенного пункта Красное Знамя.
Решение командира корпуса сводилось к тому, чтобы, нанеся сильные фланговые удары силами 26-й гвардейской танковой бригады в направлении Шахова, Щелокова и 11-й гвардейской механизированной бригады со 104-м гвардейским истребительно-
противотанковым артиллерийским полком на Плоту, Рындинку во взаимодействии с 81-й гвардейской стрелковой дивизией на­нести поражение 19-й танковой дивизии, остановить ее наступле­ние и отбросить на восточный берег р. Северный Донец.
12-й гвардейской механизированной бригаде, усиленной 1447-м самоходно-артиллерийским полком, ставилась задача на­нести удар в направлении Выползовки, Ржавца, Ново-Оскочного, разгромить во встречном бою в районе Авдеевки, Бол. Подъяруг 6-ю танковую дивизию гитлеровцев и овладеть рубежом Красное Знамя—Выползовка—Ржавец.
На рассвете 13 июля все три бригады после короткого огне­вого налета артиллерии и удара авиации, развернувшись, с ходу атаковали противника. Ожесточенный бой завязался в районе ІЦелокова, Рьшдинки, где танкисты 26-й гвардейской танковой бригады под командованием полковника П. В. Пискарева и 54-го гвардейского танкового полка 11-й гвардейской механизирован­ной бригады подполковника В. П. Рязанцева нанесли сильный удар по 19-й танковой дивизии гитлеровцев, Стремительными ата­ками по флангам боевых порядков врага они совместно с мото­пехотой, при поддержке 104-го гвардейского истребительно-противотанкового полка остановили его наступление, отразили не­однократные контратаки, сорвали попытки перейти к обороне и удержать плацдарм на западном берегу р. Северский Донец, Большую помощь танкистам в борьбе с танками врага оказали артиллеристы 104-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка под командованием Героя Совет­ского Союза майора Ф. 3. Бабаченко. Этот полк в июне получил на вооружение новые 57-мм противотанковые пушки, которые подкалиберными и кумулятивными снарядами пробивали броню немецко-фашистских танков, В этот день артиллеристы полка подбили и сожгли немало гитлеровских танков и бронетранс­портеров.
Мужественно сражалась и мотопехота 11-й гвардейской ме­ханизированной бригады. При поддержке артиллерии и миноме­тов мотострелковые батальоны решительно атаковали гитлеров­скую пехоту, нанося ей тяжелый урон огнем и в рукопашных схватках. Особо отличился в бою 1-й мотострелковый батальон, командир которого майор А. В. Фалюта за умелое руководство боем был награжден орденом Красного Знамени. (Архив МО СССР, ф. 609, оп. 272947, д. И, л. 13).

Самоотверженно дрались минометчики и артиллеристы бригады. Младший лейтенант Панарин Иван Григорьевич, коман­дир минометной батареи 2-го мотострелкового батальона, в бою под Рындинкой со своими расчетами, используя балки, занял ог­невые позиции вблизи расположения гитлеровцев и огнем из ми­нометов уничтожил около 150 солдат и офицеров, разбил 4 ма­шины с пехотой, 2 миномета и 2 пулемета врага. На следующий день эта же батарея уничтожила шестиствольный миномет и 81-мм минометную батарею врага. (Архив МО СССР, ф. 609, он. 272947. д, 8, л. 336).

Для отражения контратак противника артиллерийский диви­зион бригады, которым командовал гвардии капитан Д. Н. Пав­лов, выдвинулся в боевые порядки мотострелковых батальонов и расстреливал фашистов огнем прямой паводки.

В течение всего боя каждый воин стремился самоотверженно выполнить свой воинский долг. Так, рядовой Петров Алексей Фе­дорович, шофер минометной батареи 1-го мотострелкового ба­тальона, несмотря на сильный огонь врага, бесперебойно подво­зил боеприпасы. (Там же, д. 9, л. 145). Военфельдшер 54-го гвардейского танкового полка Кострикова Евгения Сергеевна, несмотря на ранение, вы­несла 27 раненых танкистов, в том числе несколько человек из горящих танков. За этот подвиг Е. С. Кострикова была на­граждена орденом Красной Звезды. (Там же, д. 17, л, 17). После лечения она продол­жала свою боевую службу.

В этих боях большой урон понесла 19-я танковая дивизия врага. Особенно тяжелые потери были нанесены 73-му и 74-му моторизованным полкам этой дивизии. (История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945, т. 3, стр. 275).

Разгромив основные силы 19-й танковой дивизии, 11-я гвар­дейская механизированная и 26-я гвардейская танковая бригады к исходу 13 июля овладели населенными пунктами Щелоково и Рындинка и отбросили остатки этой дивизии на восточный берег Северского Донца,

11-я гвардейская механизированная бригада, выполнив задачу, совместно с 81-й гвардейской стрелковой дивизией закрепилась на достигнутом рубеже, а 26-я гвардейская танковая бригада возвратилась в состав своего корпуса.

Напряженная обстановка складывалась в районе действий 12-й гвардейской механизированной бригады, которой пришлось столкнуться с превосходящими по численности сил и средств ча­стями 6-й танковой дивизии гитлеровцев.

Чтобы упредить противника в выходе на рубеж Правороть— Подольхи- Гнездиловка, выдвижение бригады из района сосре­доточения решено было начать в 22 часа 12 июля. В этом случае достигалась внезапность удара на рассвете.

Чтобы уничтожить разведку и боевое охранение гитлеровцев на маршруте, а. затем с ходу овладеть населенными пунктами Авдеевка, Красное Знамя, Выползовка и сковать маневр превос­ходящих сил врага, а также обеспечить бригаде возможность нанесения флангового удара с целью прижать фашистов к Север­еному Донцу, командиром бригады был выслан головной отряд. В его состав входили две танковые роты с десантом мотопехоты от 1-го мотострелкового батальона, усиленные истребительно- противотанковой батареей, батареей 76-мм орудий, ротой 82-мм минометов и взводом противотанковых ружей. Командовал отря­дом командир 55-го гвардейского танкового полка подполков­ник М. И. Гольдберг. Двигался головной отряд в 1,5—2 км впе­реди главных сил. Разведывательная группа своевременно обна­ружила противника в Красном Знамени и Выползовке.

На рассвете 13 июля головной отряд достиг села Авдеевка и встретил в лощине южнее его 14 вражеских танков, выдвигав­шихся из населенного пункта Выползовка, Рота «тридцатьчетве­рок» под командованием лейтенанта Н. П. Новака, следовавшая в голове колонны отряда, и истребительно-противотанковая ба­тарея быстро изготовились к бою. Спешившийся десант мото­пехоты с взводом противотанковых ружей занял позицию на юж­ной окраине села Авдеевка. Подпустив фашистские танки на близкое расстояние, наши «тридцатьчетверки» и противотанковые ружья огнем с места расстреляли половину из них, а остальных вынудили повернуть обратно. Вскоре гитлеровцы ввели в бой главные силы.

Одна группа танков атаковала в направлении Ржавца, Выползовки, другая — Ржавца, Авдеевки. Разгорелся жаркий бой. В нем участвовали все подразделения отряда. А в это время главные силы бригады обошли противника с востока и нанесли сильный удар по флангу 6-й танковой дивизии. Этот маневр вы­нудил гитлеровцев отказаться от наступления в северном на­правлении.

После непродолжительного ожесточенного боя бригада овла­дела тактически важной высотой и оказалась в очень выгодном положении. Фронтальным огнем с высоты и фланговым с южной а юго-восточной окраин села Авдеевка она подбила несколько танков. Те же части фашистов, которые наступали в направлении Выползовки, Авдеевки, были встречены фланговым, а с окраины села Авдеевка — фронтальным огнем.

Одна из яростных попыток немецких танков выйти на фланг бригады разбилась о несокрушимую стойкость советских воинов. Незабываемый героический подвиг совершил взвод противотан­ковых ружей под командованием старшего лейтенанта К. Т. Поздеева. Взвод прикрывал южные подступы к Авдеевке. Вместе с командиром находилось 14 человек. Они имели 4 противотанко­вых ружья, несколько противотанковых гранат и автоматы. Враг неоднократно пытался овладеть Авдеевкой. Во время одной атаки на позицию, занимаемую взводом, на большой скорости устре­мились 23 фашистских танка с автоматчиками. Завязался оже­сточенный неравный бой. Бронебойщики в упор стреляли по танкам из противотанковых ружей, метали по ним гранаты, уни­чтожали огнем из автоматов пехоту. Одиннадцать танков подбили и уничтожили гвардейцы во время этого поединка с бронированным врагом, не отступив ни на шаг, не пропустив противника в глубину своего боевого порядка, В этом бою почти все ВОИНЫ взвода пали смертью храбрых, до конца выполнив свой гвардей­ский долг перед Родиной. Они проявили подлинный героизм.

Вот их имена:

старший лейтенант К. Т. Поздеев,

младший сер­жант И, И. Александров,

рядовые

В, А. Середа,

Г. М. Соловьев,

П. А. Убомасов,

П, А. Серегин,

Д. Я. Орловский,

М. 3. Гаииутдинов,

Л. М. Мушер,

Г, М. Фомичев,

И. В. Медведев,

И. Н. Шуль­гин,

И. М, Сладких,

П. А, Максимов.

(Архив МО СССР, ф. 009, 00. 279747, д. 7, ля. 72—86).

Отражая атаку танков и пехоты противника в бою за высоту, находившуюся в 2 км юго-восточнее Авдеевки, восемь мотострелков 2-го мотострелкового батальона иод командованием рядового Г. М. Гуськова, 18-летнего юноши-комсомольца, умело замаски­ровавшись, подбили противотанковыми гранатами 2 «тигра» и уничтожили 50 солдат и офицеров противника. (Там же, д. 9, л. ІІ5).

Скованная с фронта, лишенная возможности маневра, нахо­дясь под фланговым губительным огнем, теснимая к Северскому Донцу 6-я танковая немецко-фашистская дивизия не только не смогла добиться намеченной цели — выйти на тылы 5-й гвар­дейской танковой армии, но и была разгромлена благодаря стре­мительной и дерзкой атаке бригады. Этот успех был достигнут в результате умелого сочетания маневра, удара и огня наших войск. Причем все эти элементы искусно использовались не только бригадой в целом, но и каждым экипажем, отделением, расчетом, взводом, ротой.

О большом мастерстве советских воинов свидетельствует бой танковой роты под командованием лейтенанта Н. П. Новака, ко­торая за день боя уничтожила 28 танков и штурмовых орудий, т. е. около 20% общей численности их в танковой дивизии про­тивника. Командир роты при этом сжег 5 танков, а командир взвода лейтенант С. М. Чимакадзе - 7. Лейтенанты Н. П. Новак и С. М. Чимакадзе в одной из последних яростных схваток с фа­шистами 13 июля пали смертью героев на поле брани. (Там же, он, 272047, д. 8. л. 334).

Успешно били врага и воины 1447-го самоходно-артиллерийского полка (САУ-85) иод командованием майора В. Ф. Гайдаша, впервые участвовавшие в бою в составе корпуса. Благодаря вы­сокой маневренности и хорошему вооружению, которое имели са- моходно-артиллерийские установки, артиллеристы полка нанесли врагу немалый урон.

В этом бою отличилась и танковая рота лейтенанта Острася Бориса Дмитриевича. В районе Выползовки и Ржавца он 4 раза водил роту в атаку и лично подбил 3 танка, 6 автомобилей и уничтожил 4 пулемета. (Там же. л. 335).



#15 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 23 Октябрь 2012 - 00:37

Умело атаковали противника мотострелковые батальоны бригады, и в особенности 1-й, под командованием майора А. Ф. Аку­лова. Большую отвагу при этом проявила радистка батальона ком­сомолка Нахрина Софья Васильевна. Будучи свободной от де­журства, девушка работала за санитарку во время атаки батальоном противника, находившегося в населенных пунктах Красное Знамя и Выползовка. В этом бою она сделала перевязки 21 воину и, кроме того, вынесла с поля боя раненого офицера и 7 бойцов. За этот подвиг С. В. Нахрина была награждена медалью "За отвагу". (Там же, л. 241).

В это же время артиллерийский дивизион бригады под коман­дованием капитана И. X. Деревянно выдвинулся в боевые по­рядки батальонов и огнем своих батарей поддерживал их атаку.

Хорошо поработали и связисты. Девять раз устранял не­поладки в телефонной связи под непрерывным огнем фашистов командир отделения связи этого дивизиона сержант Черемянин Андриан Денисович. (Там же, л. 353). Так все гвардейцы отдавали свои силы для выполнения боевой задачи и для победы над врагом, Пресле­дуя противника, части бригады с боем ворвались в населенные пункты Красное Знамя и Выползовка. Поздно вечером 13 июля закончился этот напряженный встречный бой. Потери 6-й танко­вой дивизии были столь велики, что в ней осталось, по свидетель­ству фашистского генерала В. Гёрлица, всего 47 танков. (История Великой Отечественной войны Советского Союза 4941—1945, т. 3, стр. 275)

12-я гвардейская механизированная бригада, выполнив за­дачу, закрепилась на занятом рубеже, установив общий фронт и взаимодействие с 11-й гвардейской механизированной бригадой и 92-й гвардейской стрелковой дивизией, совместно с которой дей­ствовал сводный отряд из состава 5-й гвардейской танковой армии под командованием заместителя командующего армией генерал- майора танковых войск К. Г. Труфанова.

Но немалой кровью была достигнута победа в этом бою. Мно­гие воины сложили свои головы в борьбе с врагом, В их числе были командир 55-го гвардейского танкового полка подполков­ник Гольдберг Михаил Иосифович и командир 1-го мотострелко­вого батальона майор Акулов Алексей Филиппович.

Занятый рубеж 12-я гвардейская механизированная бригада обороняла до 17 июля, отражая попытки частей б-fи 19-й тан­ковых дивизий врага прорваться на север.

(Архив МО СССР, ф. 332, оп, 4948, д. 42, л. 6).

В результате успешных боевых действий 26-й гвардейской танковой,11-й и 12-й гвардейских механизированных бригад, взаимодействовавших с 81-й и 92-й гвардейскими стрелковыми дивизиями, и частей генерала Труфанова наступление соединений 3-го немецко-фашистского танкового корпуса было сорвано. Угроза выхода группы «Кемпф» на тылы 5-й гвардейской танко­вой армии была ликвидирована.

От командующего армией поступил ряд боевых распоряжении о вводе в бой: 55-го гвардейского танкового полка 12-й гвардейской механизированной бригады для прикры­тия стыка между 29-м и 2-м танковыми корпусами; 24-й гвардей­ской танковой бригады для ликвидации во взаимодействии с 18-м танковым корпусом угрозы обхода противником правого фланга армии в районе Полежаева; 10-й гвардейской механизи­рованной бригады для восстановления устойчивости обороны в полосе 33-го гвардейского стрелкового корпуса в районе Ост­ренького; главных сил корпуса — 11-й и 12-й гвардейских меха­низированных бригад — в полосе 69-й армии для ликвидации угрозы выхода на тылы танковой армии соединений 3-го танко­вого корпуса из группы «Кемпф».

Командование и штаб корпуса оказывали конкретную помощь командирам бригад в организации боя и взаимодействия. Так, в 10-й гвардейской механизированной бригаде во время описы­ваемых боев находился заместитель командира корпуса генерал- майор М. П. Лебедь с офицерами оперативного и политического отделов. Командиру и штабу 24-й гвардейской танковой бригады непосредственную помощь оказывали начальник штаба корпуса генерал-майор И. В. Шабаров и заместитель командира по поли­тической части полковник А. А. Шибаев.

К утру 13 июля командир и штаб корпуса имели также про­водную телефонную связь с наблюдательными и командными пунктами 11-й и 12-й гвардейских механизированных бригад,

а к вечеру —и с 10-й гвардейской механизированной бригадой, выведенной в резерв командующего 5-й гвардейской танковой армией.

Радио- и проводную связь обеспечивал 388-м отдельный ба­тальон связи под командованием майора И. И, Пустового. Слож­ный боевой экзамен пришлось выдержать связистам в этом пер­вом для них бою, К чести корпусных связистов нужно сказать, что они проявили бесстрашие и хладнокровие, показали хорошую специальную подготовку. Но необходимо отметить и слабое ис­пользование документов скрытого управления войсками по радио; чаще всего это происходило из-за неумения пользо­ваться ими.

При управлении частями и бригадами помимо изложенных методов в большой мере практиковались личные выезды на наиболее ответственные участки фронта командиров, начальни­ков политотделов, их заместителей и офицеров штабов бригад для оказания помощи подчиненным офицерам в успешном решении боевых задач. Это положительно влияло на ход боя и способство­вало достижению победы, Так, например, когда 13 июля в бою под Авдеевкой погиб командир 55-го гвардейского танкового полка гвардии подполковник М. И. Гольдберг, в этот район не­медленно выехали заместитель командира бригады полковник Р. А. Михайленко и начальник политотдела майор П. Г. Дмитриев, чтобы помочь вступившему в командование полком начальнику штаба майору И. В. Мананникову обеспечить твердое управление подразделениями, й эта задача была решена успешно.

Бои под Прохоровкой показали возросшее боевое мастерство советских воинов, а, как следствие этого, только за период с 12 по 16 июля противник потерял в результате ударов 5-й гвардей­ской танковой армии 459 танков, из них 70 «тигров», 88 орудий, более 300 автомашин и много другой боевой техники, более 3500 солдат и офицеров. При этом 213 танков, из них 22 «тигра», были уничтожены силами 5-го гвардейского механизированного корпуса. (Архив МО СССР, ф. 332, оп. 4948, д. 42, ял. 8—9).

В результате наступления немецкой группы армий «Юг» па белгородско-курском направлении образовался выступ 90 км но фронту и 35 км в глубину. Здесь сосредоточились 16 дивизий не­мецко-фашистских войск, из них 9 танковых и моторизованных и 7 пехотных. Учитывая, что оборона этого выступа представляла большую опасность, так как контрудар советских войск под его основание мог привести к окружению и уничтожению этих диви­зий, а главное, провал операции "Цитадель" создал тяжелое по­ложение для немецко-фашистских войск на других участках советско-германского фронта, немецкое военное командование приняло решение отвести войска 4-й танковой армии и оператив­ной группы «Кемпф» на рубеж, который они занимали до 5 июля.

Здесь у гитлеровцев были хорошо подготовленные позиции с раз­ветвленной сетью инженерных оборонительных сооружений. На этих позициях, передний край которых проходил по рубежу Бутово—Ерик—Белгород, они намеревались остановить наступле­ние советских войск, выиграть время для накопления резервов и для подготовки новых операций. Начиная с 16 июля противник, прикрываясь сильными арьергардами, начал отход на Белгород, Томаровку.

Предстояли новые бои. В 11 часов 17 июля корпус получил боевое распоряжение сосредоточиться в районе Правороти и быть в готовности наступать во втором эшелоне 5-й гвардейской тан­ковой армии в направлении Лески, Смородино и далее на Бел­город, обеспечивая левый фланг армии. С получением этого боевого распоряжения началась подготовка корпуса к переходу в наступление.

(Архив МО СССР, ф. 332, он. 4948, д. 5, л. 51).

Тем временем 17—19 июля 5-я гвардейская танковая армия преследовала отходящего противника, преодолевая сопротивление его арьергардов, действовавших методами подвижной обороны. На выгодных в тактическом отношении рубежах местности гитле­ровцы упорно оборонялись, что приводило к необходимости раз­вертывать значительные силы для разгрома противника.

Рано утром 20 июля поступило распоряжение командующего армией сосредоточиться корпусу к середине дня 23 июля в районе Больших в Малых Маячков, а к вечеру того же дня атаковать противника в направлении Яковлева, Быковки, Томаровки (22 км северо-западнее Белгорода).

По данным авиационной разведки командованию корпуса было известно о наличии опорных пунктов противника в этих насе­ленных пунктах. Высланные разведывательные группы устано­вили, что арьергарды 11-й танковой дивизии и танковой диви­зии СС «Викинг» занимают сильный узел обороны на высотах восточнее Яковлева, В опорных пунктах имеются окопанные танки, в том числе и «тигры», штурмовые орудия и минометы. Положение осложнялось еще и тем, что немцы использовали наши старые оборонительные сооружения, сильно заминировав подступы к ним.

Чтобы быстро разбить противника и не дать ему возможности вести затяжной бой, командир корпуса решил атакой с ходу на­нести сильный удар по опорным пунктам гитлеровцев восточнее Яковлева и отрезать им пути отхода на Томаровку, находившуюся в глубине главной полосы обороны противника. Боевой порядок строился в два эшелона. В первом — 12-я, 11-я гвардейские меха­низированные и 24-я гвардейская танковая бригады; во втором — 10-я гвардейская механизированная бригада. В корпусе в это время насчитывалось 68 танков Т-34 и 24 танка Т-70. Справа соседа не было, Слева наступали части 18-го танкового корпуса.

Атака началась в 19 часов 20 минут после короткого огне­вого налета артиллерии кор­пуса. Гитлеровцы оказывали ожесточенное сопротивление, часто переходили в контрата­ки, при поддержке артиллерии и авиации.

Бой не стихал и ночью. Под покровом темноты проде­лывали проходы в минных по­лях саперы 88-го гвардейского саперного батальона. В особен­ности отличилась группа сапе­ров под командованием лей­тенанта Н. Н. Бухарова.

Обезвреживая мины, группа вплотную подошла к немецким траншеям и была обнаружена гитлеровцами. Тогда Бухаров поднял своих бойцов в атаку. Забросав траншею гранатами, саперы ворвались в нее и ог­нем из автоматов уничтожили до 40 неприятельских солдат, а нескольких взяли в плен.

С утра 21 июля части корпуса продолжили наступление. Ло­мая сопротивление врага, они уничтожали гитлеровцев в опорных пунктах и развивали удар в глубину. К 17 часам оборона немцев была прорвана, а к вечеру танкисты корпуса овладели сильным опорным пунктом Быковка. (Там же, л. 56).

22 и 23 июля корпус продолжал наступление, встречая воз­растающее сопротивление, в особенности на белгородском на­правлении, где наступала 24-я гвардейская танковая бригада. Здесь вспыхивали жестокие схватки с врагом, в которых особо отличился командир танка этой бригады лейтенант Л. М. Татаринов. Он смело вступил в поединок с пятью фашистскими тан­ками и двумя противотанковыми орудиями. Искусно маневрируя под огнем врага и умело используя обратные скаты высоты, он метким огнем уничтожил один, а затем второй танк и противо­танковое орудие противника.

За два дня боев им лично было уничтожено 3 танка, 2 противо­танковых орудия и более 100 гитлеровцев. Но и сам он был смер­тельно ранен. Л. М. Татаринову — отважному воину-танкисту, верному сыну советского народа. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1944 г. посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

К исходу 23 июля соединения корпуса с боем вышли на рубеж Каменный Лог—Крапивенские Дворы. Недалеко находился не редний край главной полосы обороны гитлеровцев, которую они занимали перед наступлением, использовав ее в качестве исход­ного района 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф». Ввиду того что враг построил здесь очень мощные укрепления, прорыв обороны намечалось осуществить с применением средств подавления.

На следующий день по приказу командующего 5-й гвардей­ской танковой армией 5-й гвардейский механизированный корпус передал свой участок соединениям 5-й гвардейской армии и со­средоточился в районе Красной Дубравы, Яковлева для накопле­ния запасов и подготовки к наступлению. (Архив МО СССР, ф. 332, on. 4948, д. 5, л. 69)

Штаб корпуса находился в Больших Маячках. Здесь же был и штаб 12-й гвардейской механизированной бригады, сосредото­чившейся в районе этого населенного пункта, 27 июля бригаде было вручено гвардейское знамя за доблесть, проявленную брига­дой в боях с немецко-фашистскими захватчиками, за отличные боевые действия в составе 2-й гвардейской армии Сталинград­ского, а затем Южного фронтов во время контрнаступления под Сталинградом в зимней кампании 1942/43 г.

Под гул отдаленной артиллерийской канонады торжественно и грозно звучали слова гвардейцев: «Принимая знамя, мы, гвар­дейцы, торжественно клянемся... Там, где наступает гвардия, враг не устоит! Там, где обороняется гвардия, враг не пройдет! Мы клянемся тебе, Родина-мать, что враг будет разбит и унич­тожен!»

После этого в торжественной тишине гвардейское знамя было пронесено перед строем бригады. На глазах у многих воинов выступили слезы радости за признание Родиной боевых заслуг гвардейцев. Вспоминались пройденный путь и павшие в недавних боях товарищи, которым ие довелось дожить до этих торжествен­ных и радостных минут. Знамя, развевавшееся па ветру, звало гвардейцев на новые подвиги во имя Отчизны.

К исходу 28 июля противник на южном фасе Курского вы­ступа повсеместно был отброшен на те рубежи, с которых он на­чинал наступление на белгородско-курском направлении.

На этом успешно закончилась оборонительная операция Во­ронежского фронта, в которой с 12 июля участвовал в составе Степного фронта и 5-й гвардейский механизированный корпус.

Провал наступления немецко-фашистских войск на северном и южном фасах Курской дуги создал благоприятные предпосылки для перехода в запланированное Ставкой Верховного Главно­командования еще в мае наступление наших войск. 12 июля, в разгар оборонительного сражения, перешли в контрнаступление против орловской группировки врага Брянский и Западный фронты, а с 15 июля — Центральный фронт. Готовились к контр­наступлению войска Воронежского и Степного фронтов.

Велгородско-Харьковская наступательная операция Воронеж­ского и Стенного фронтов имела целью разгромить противостоя­щую группировку немецко-фашистских войск. Для этого главный удар наносился смежными флангами двух фронтов из района севернее Белгорода в общем направлении на Богодухов, Валки, в обход Харькова с запада. Удар приходился по стыку 4-й не­мецко-фашистской танковой армии и оперативной группы «Кемпф». Он рассекал вражескую группировку войск на две части и создавая условия для решительного разгрома их папшми войсками. (Г. 4. Колтунов в Б. Г. Соловьев, Указ. соч., стр. 81).

Воронежский фронт наносил главный удар своим левым флан­гом. Ударная группировка его состояла из 6-й и 5-й гвардейских, 1-й и 5 -й гвардейской танковых армий.

Степной фронт наносил главный удар своим правым флангом. Ударная группировка его состояла из 53-й и 69-й армий. Она должна была разгромить противника в районе Белгорода и затем наступать на Харьков с севера. Одновременно в обход Харькова с юга наносила удар 57-я армия Юго-Западного фронта.

Большая роль в операции отводилась 1-й и 5-й гвардейской танковым армиям. Белгородско-Харьковская операция, известная под условным наименованием «Румянцев», тщательно готовилась в течение десяти суток — с 24 июля по 3 августа. Гитлеровское командование считало, что советские войска якобы из-за боль­ших потерь в людях и технике не в состоянии вести наступатель­ные действия на белгородско-харьковском направлении и все танковые дивизии с этого участка фронта перебросило в Донбасс, где 17 июля начали наступление войска Юго-Западного и Южного фронтов. В случае если советские войска Юго-Западного и Южного фронтов перешли бы в контрнаступление, гитлеровцы рассчитывали упорной обороной удержать Белгород и Харьков, Особое значение придавалось Харькову. Потеря его, как указывал Гитлер Манштейну, создала бы угрозу потери Донбасса. (Там же, стр. З1).

Передний край главной полосы обороны немецко-фашистских войск проходил по линии населенных пунктов Бутово, Драгун­ское, Сошенков. В глубине находилась вторая полоса обороны. В системе опорных пунктов было много дзотов. Города Белгород и Харьков были превращены в мощные узлы сопротивления. Во­круг Харькова к тому же были сооружены два оборонительных обвода.

Ударная группировка Воронежского фронта прорывала обо­рону на 24-километровом участке Бутово, Глушинский и разви­вала наступление в направлении Ахтырки против главных сил 4-й немецкой танковой армии. Танковые армии в этой операции вводились в сражение в качество эшелона развития успеха (под­вижной группы). («Военно-исторический журнал», 1970, № 1, стр. 19—20).

1-я танковая армия предназначалась для развития успеха войск правого фланга 5-й гвардейской армии в направлении Томаровки, Богодухова, Валков, а 5-я гвардейская танковая армия должна была действовать на левом фланге в направлении Ольшан.

Танковым армиям ставилась задача рассечь белгородско-харьковскую группировку противника на две части и перерезать ком­муникации, шедшие из Харькова на запад и юго-запад. (Там же) Одновре­менный ввод в прорыв двух танковых армий должен был обеспе­чить высокий темп наступления. Общая глубина задачи 1-й тан­ковой армии достигала .420 км, а 5-й гвардейской танковой — 100 км. Средний темп наступления для них планировался до 33 км в сутки. (Г. А. Колтунов и В. Г. Соловьев. Указ. соч., стр. 250).

31 июля командующий Воронежским фронтом утвердил план операции 5-й гвардейской танковой армии. Им предусматривался ввод армии в прорыв, образованный 5-й гвардейской армией на участке Каменный Лог, Крапивенские Дворы. Ширина его со­ставляла 5—6 км. Оперативное построение было в два эшелона: в первый вошли 18-й и 29-й танковые корпуса, во второй — 5-й гвардейский механизированный корпус. Армия должна была наступать в направлении Степного, Золочева, Ольшан. Начало ввода в прорыв намечалось на 3 августа.

Справа на населенные пункты Томаровка, Богодухов должна была наступать 1-я танковая армия под командованием генерал-лейтенанта танковых войск М. Е. Катукова. Слева из района Кра­пивенских Дворов в обход Белгорода с запада наступал 1-й меха­низированный корпус генерал-лейтенанта танковых войск М. Д. Соломатина.

5-му гвардейскому механизированному корпусу командующим армией была поставлена задача развить успех танковых корпусов первого эшелона после ввода их в прорыв в направлении на Золочев. Исходным районом был населенный пункт Большие Маячки. Готовность определялась к исходу 2 августа.

В период с 24 июля по 2 августа корпус усиленно готовился к боям.

Вечером 2 августа, командир корпуса доложил командующему 5-й гвардейской танковой армией о готовности к выполнению боевых задач.

3 августа началась Белгородско-Харьковская операция. В этот день войска Воронежского и Степного фронтов перешли в контр­наступление на южном фасе Курской дуги; войска Центрального, Брянского и Западного фронтов в то время успешно громили ор­ловскую группировку немецко-фашистских войск и подходили к Орлу.

Утром того же дня после мощной трехчасовой артиллерийской и авиационной подготовки стрелковые соединения 5-й гвардей­ской танковой армии, усиленные на участке прорыва большим количеством танков, плотность которых доходила до 70 машин на километр фронта, перешли в атаку и через три часа вклинились на 2, а к полудню на 4 км в главную полосу немецкой обороны.

В середине дня были введены в сражение 1-я и 5-я гвардейская танковые армии.

Первыми вступили в бой армейские передовые отряды в составе усиленных танковых бригад и головные бригады танковых корпусов первого эшелона армий. Во взаимодействии со стрелко­выми войсками они завершали прорыв главной полосы обороны противника и начали стремительно развивать успех: 1-я танковая армия в направлении на Богодухов и 5-я гвардейская танковая армия на Золочев. В 13 часов были введены главные силы 48-го и 29-го танковых корпусов. 5-й гвардейский механизированный корпус оставался пока в исходном районе Больших Маячков, Лучков.

В первый день, завершив прорыв тактической зоны обороны врага, обе танковые армии продвинулись более чем на 25 км и вышли на рубеж Томаровка—Белгород. («Военно-исторический журнал», 1970, № 18, стр. 21).

Для наращивания темпа наступления утром 4 августа был введен в сражение 5-й гвардейский механизированный корпус. К 11 часам он выдвинулся на линию 18-го и 29-го танковых кор­пусов и начал успешно развивать наступление в направлении Бессоновки, Золочева. Но в середине дня боевым распоряжением командующего Воронежским фронтом 5-й гвардейский механизи­рованный корпус был выведен из первого эшелона 5-й гвардей­ской танковой армии и перенацелен на развитие наступления в район населенных пунктов Грязное, Таврово. (Архив МО СССР, ф. 332, о п. 4948, д. 42, лл. 12-13).

Это изменение было вызвано тем, что к исходу 4 августа войска 53, 69 и 7-й гвардейской армий Степного фронта заканчи­вали окружение противника в Белгороде и готовились к штурму города.

Соединения 53-й армии и ее подвижная группа — 1-й механи­зированный корпус — охватывали город с запада и юго-запада, но в армии не хватало подвижных войск, которые могли бы быстро выдвинуться вперед и отрезать пути отхода противника на юг, проходившие через Грязное и Таврово. Вот почему это было возложено на 5-й гвардейский механизированный корпус.

Ему ставилась задача овладеть Грязным, после чего, оставив одну бригаду фронтом на северо-восток, главными силами дей­ствовать вдоль шоссе Белгород—Харьков в юго-западном направ­лении и к утру 6 августа выйти в район Казачьей Лопани (35 км севернее Харькова).

Весь день 5 августа соединения корпуса совместно с войсками 53-й армии вели ожесточенные бои с противником. Стремительно атаковали гитлеровцев в селе Грязном танкисты 51-го гвардей­ского танкового полка совместно с десантом мотострелков 10-й гвардейской механизированной бригады. Они в сложных условиях форсировали р. Лопань и во взаимодействии с соединениями 1-го механизироваиного корпуса, несмотря на отчаянное сопротивление противника, овладели этим важным в тактическом отношении населенным пунктом,



#16 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 23 Октябрь 2012 - 23:15

В бою за Грязное особенно отличилась танковая рота под командованием старшего лейтенанта Найденова Ильи Митрофановича. Он лично уничтожил танк, 3 противотанковых орудия, минометную батарею с расчетом и, кроме того, еще 20 солдат и офицеров врага.

За этот подвиг, способствовавший овладению селом Грязным, он был награжден орденом Красной Звезды. (Архив МО СССР, ф. 609, оп. 272947, д. 17, л. 191).

Ударом 24-й гвардейской танковой и 11-й гвардейской механи­зированной бригад противник был разбит и в опорном пункте Тавров. Овладев Грязным и Тавровом, корпус выполнил по­ставленную ему задачу.

Но нелегко давались эти победы. Так, в бою на подступах к Белгороду погиб смертью храбрых заместитель командира кор­пуса генерал-майор Лебедь Михаил Петрович. Он был убит при следовании на командный пункт командира 12-й гвардейской ме­ханизированной бригады. Этот мужественный и храбрый генерал, участник боев с немецко-фашистскими захватчиками с первых дней Великой Отечественной войны, неоднократно отмеченный вы­сокими правительственными наградами, был похоронен на цент­ральной площади Белгорода.

В этот же день, находясь в боевых порядках 10-й гвардейской механизированной бригады, был убит старший инструктор поли­тического отдела корпуса майор Гонтарь Федор Трофимович. Без­заветно преданный делу Коммунистической партии, все знания и богатый опыт отдававший воинам, он погиб с оружием в руках, до конца выполнив свой долг перед партией и народом. Острой болью отозвалась в сердцах гвардейцев-зимовниковцев гибель М. П. Лебедя и Ф. Т. Гонтаря.

5 августа Белгород был штурмом взят войсками Степного фронта. В тот же день войсками Брянского фронта был очищен от гитлеровцев другой старинный русский город — Орел. В озна­менование этих побед в столице нашей Родины впервые прогре­мел победный салют в честь воинов Степного, Брянского, Запад­ного, Центрального и Воронежского фронтов.

Переход в контрнаступление войск Воронежского и Степного фронтов на белгородско-харьковском направлении, мощь и вне­запность ударов советских войск ошеломили противника, при­вели в замешательство гитлеровское командование. Обстановка в этом районе для немецко-фашистских войск резко ухудшилась. Расчеты на невозможность наступления советских войск на этом направлении не оправдались. Танковые дивизии, переброшенные из-под Харькова в Донбасс, спешно возвращались назад. В рай­оне западнее Ахтырки и южнее Вогодухова создавались контрударные группировки в составе четырех пехотных и семи танко­вых и моторизованных дивизий, имевших до 600 танков.

(Великая Отечественная война Советского Союза 1941—1945, стр. 255).

К этому времени главные силы 5-й гвардейской танковой армии разгромили 1-ю танковую дивизию гитлеровцев, обороняв­шуюся на рубеже Орловка—Бессоновка. Остатки ее поспешно отходили на Щетиновку.

5-й гвардейский механизированный корпус после овладения населенными пунктами Грязное и Таврово снова был введен в полосу действий 5-й гвардейской танковой армии в районе Гомзина для наступления в направлении Щетиновки, Золочева. Не­обходимо отметить, что 7 августа 5-я гвардейская танковая ар­мия вышла на рубеж Золочев—Казачья Лопань, а 1-я танковая армия овладела городом Богодуховом и продолжала наступать на Валки, За четыре дня армии продвинулись на 90—100 км.

(«Военно-исторический журнал», 1970, № 1, стр. 21).

В результате успешного наступления были прорваны подго­товленные врагом оборонительные полосы, и таким образом его белгородско-харьковская группировка войск была рассечена на две части. Перед советскими войсками ставилась задача уничтожения их.

Через два дня 5-я гвардейская танковая армия решением Ставки Верховного Главнокомандования была передана из Воро­нежского фронта в состав Степного для усиления его правого крыла, наносившего удар с запада по группировке противника, оборонявшего район Харькова. Армии была поставлена задача перерезать железные дороги Харьков—Полтава и Харьков— Красноград, тем самым закрыть противнику пути отхода на за­пад и юго-запад,

С этой целью армия 9—10 августа наступала в направлении Ольшан, Буд, преодолевая возрастающее сопротивление немецко-фашистских войск, Противник прилагал все усилия к тому, чтобы остановить наступление наших войск и удержать Харьков. Для того чтобы спасти от окружения и разгрома находившиеся в районе Харькова главные силы оперативной группы «Кемпф» и облегчить положение 4-й танковой армии, теснимой нашими войсками на запад, гитлеровское военное командование решило нанести сильный, одновременный двусторонний контрудар по сходящимся направлениям: один из района западнее Харь­кова, другой из района Ахтырки в тыл выдвинувшейся ударной группировки Воронежского фронта.

Однако одновременного удара из-за несвоевременного сосре­доточения танковых дивизий в районе города Ахтырки у гитле­ровского командования не получилось. Не ожидая окончания сосредоточения ахтырскои группировки и ее готовности к дей­ствиям, противник11 августа нанес сильный контрудар на богодуховском направлении по соединениям 1-й танковой армии, вышедшей к этому времени на рубеж Высокополье—Ковяги,.

Борьба на этом направлении носила особо ожесточенный ха­рактер, так как от ее исхода зависела судьба Харькова — важ­ного политического, экономического и стратегического центра и судьба оперативной группы «Кемпф».

Контрудар на богодуховском направлении наносился из рай­она Валков силами 3-го танкового корпуса в составе танковых дивизий СС «Райх», «Мертвая голова», «Викинг» и частью сил 3-й танковой дивизии.

Для нанесения контрудара на ахтырско-богодуховском на­правлении по 6-й гвардейской армии в районе западнее Ахтырки сосредоточивались моторизованная дивизия «Великая Германия», 10-я моторизованная, 7-я танковая, части 11-й и 19-й танковых дивизий.

Противнику, наносившему .удар по 1-й танковой армии, уда­лось в результате превосходства в танках потеснить наши войска на 20 км. На помощь 1-й танковой и 6-й гвардейской армиям по указанию Ставки Верховного Главнокомандования были бро­шены соединения 5-й гвардейской танковой армии, имевшие 106 танков. Этими силами она отбивала южнее и юго-восточнее Богодухова ожесточенные попытки противника овладеть городом.

5-й гвардейский механизированный корпус занимал район Братениц. Он имел 25 танков Т-34 и 4 танка Т-70. 10-я и 12-я гвардейские механизированные бригады корпуса вели бой южнее Богодухова, отражая атаки танковой дивизии СС «Райх». 11-я гвардейская механизированная и 24-я гвардейская танковая бригады составляли резерв командующего армией, в готовности в любое время выдвинуться на угрожаемое направление.

ІЗ августа 5-му гвардейскому механизированному корпусу командармом была поставлена задача форсировать реку Мерчик и наступать на Высокополье, Валки для нанесения флангового удара по противнику, наступавшему на Богодухов.

На следующий день в 4 часа утра корпус двумя бригадами форсировал реку Мерчик и начал наступление на Великополье, но вследствие обострения обстановки бригады были возвращены назад и получили задачу отражать атаки танков противника южнее Богодухова. 14 и 15 августа части корпуса отражали атаки гитлеровцев, нанося им большие потери. 16 августа про­тивник, убедившись в бесплодности своих атак, начал перехо­дить к обороне.

В ночь на 17 августа 5-я гвардейская танковая армия совер­шала перегруппировку для перехода в наступление из района Кленового (10 км восточнее Богодухова) в направлении железно­дорожной станции Максимовка. 5-му гвардейскому механизиро­ванному корпусу была поставлена задача: с выходом частей 5-й гвардейской армии на рубеж железной дорога Харьков-Богодухов развить успех наступления 32-го гвардейского стрелковогокорпуса и к исходу 18 августа овладеть районом Ст. Мерчик, а передовым отрядом перерезать железную дорогу Харьков-Полтава у железнодорожной станции Огульцы. Корпус усили­вался 1529-м самоходно-артиллерийским и 76-м гвардейским ми­нометным полками, дивизионом 878-го гаубичного артиллерий­ского полка.

После артиллерийской и авиационной подготовки 5-я гвар­дейская армия утром 18 августа перешла в наступление. При этом 32-й гвардейский стрелковый корпус встретил сильное со­противление танковой дивизии СС «Викинг» на рубеже Таверовка—Кадкица. Тогда был введен в бой 5-й гвардейский ме­ханизированный корпус, чтобы сломить сопротивление против­ника и развить наступление в направлении железнодорожной станции Максимовка.

(Архив МО СССР, ф. 332, оп. 4948, д. 42, л. 15).

Соединения корпуса решительной атакой овладеливысотой 228,1 и рощей севернее населенного пункта Кадница. Два следующих дня корпус вел тяжелые бои в этом районе.

18 августа нанесла контрудар в направлении на Богодухов ахтырская группировка немецко-фашистских войск с целью выйти в тыл ударной группировке Воронежского фронта и оста­новить его наступление. Предполагалось, что это даст возмож­ность 8-й немецкой армии (оперативная группа «Кемпф» с 16 августа была преобразована в 8-ю армию) удержать Харь­ков и избежать разгрома.

Для отражения контрудара противника командованием Во­ронежского фронта были привлечены войска 27, 4 и 6-й гвардей­ских, 1-й танковой и части сил 40-й и 47-й армий. Ожесточенные бои. продолжавшиеся до 25 августа, закончились разгромом ах- тырской группировки немецко-фашистских войск. Благодаря этому для Воронежского фронта создавались благоприятные предпосылки к освобождению Левобережной Украины и сокруше­нию «Восточного вала» .

(«Восточный вал» — так называло немецкое военное командование стра­тегический оборонительный рубеж по реке Нарве, Псков—Витебск— Орша, река Сож—среднее течение реки Днепра, река Молочная. Главной частью «Восточного вала» являлась систему обороны по Днепру).

На участке Степного фронта в полосе наступления 53-й ар­мии с 20 августа наметился успех в направлении Полевой, Гав­риловки, Коротича. Армия овладела населенными пунктами Пересечная. Куряжанка (6—12 км северо-западнее Харькова), Гаври­ловка и вела бои на южном берегу реки Уды.

По приказу заместителя Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза Г. К. Жукова 5-я гвардейская тан­ковая армия была переброшена в полосу 53-й. Армия должна была нанести удар с запада, 69-я и 7-я гвардейские — с севера и северо-востока, а 57-я армия — с востока и юго-востока. Штурмгорода должен был начаться в ночь на 23 августа. В связи с из­менением обстановки 5-му гвардейскому механизированному корпусу ставилась задача утром 22 августа форсировать реку Уду в районе Пересечной, Гавриловки и нанести удар в направ­лении Коротича, Бабая, а к исходу дня выйти в район Бабая и закрыть пути отхода харьковской группировке противника на юго-запад.

Справа должна была наступать 233-я стрелковая дивизия, а слева — 28-я стрелковая дивизия и 18-й танковый корпус.

(Архив МО СССР» ф. 332, оц. 4948, д. 5, лл. 147—148).

Части корпуса стали готовиться к наступлению. Разведкой было вскрыто, что перед фронтом наступления корпуса обороня­ются два полка мотопехоты 105-й пехотной дивизии гитлеровцев, усиленные танками, артиллерией и .минометами. На правом бе­регу реки Уды ими были отрыты окопы и ходы сообщений. Мосты через реку были взорваны, а места, удобные для форсиро­вания, заминированы. Населенные пункты Люботин и Коротич были подготовлены к круговой обороне.

В ночь перед наступлением саперные подразделения под руководством начальника инженерной службы корпуса подпол­ковника Й, А. Кимаковского разведали броды для танков через реку Уду.

22 августа, в 5 часов утра, после огневого налета артиллерии корпус перешел в наступление. В первом эшелоне наступали механизированные бригады, а во втором — 24-я гвардейская танковая бригада. Форсировав реку, они решительно атаковали гитлеровцев. Враг оказывал ожесточенное сопротивление, но вы­нужден был отступить.

Особенно упорные бои разгорелись в районе городов Коро­тича, Люботина и Мерефы. Их удержанию немецко-фашистское командование придавало исключительно большое значение, так как они составляли основание так называемого «железнодорож­ного треугольника» Харьков-Люботин-Мерефа, исход борьбы за который предопределял возможность маневрирования вой­сками не только харьковской группировки гитлеровцев, но и действовавшими в Донбассе. Здесь фашисты имели сильно укреп­ленные позиции и хорошо организованную систему огня. Много пулеметов и противотанковых орудий было расположено на об­ратных скатах высот и в каменных зданиях. Весь день продол­жался сильный бой. Пять раз противник контратаковал насту­павшие соединения 5-го гвардейского механизированного и 18-го танкового корпусов и бомбил с воздуха их боевые порядки. Но ничто не смогло остановить наших воинов, и к исходу дня Коротич был взят. Решающую роль сыграл при этом удар и ма­невр 24-й гвардейской танковой бригады в обход города с северо- запада.

В ожесточенном бою за город Коротич успешно действовал танковый взвод под командованием лейтенанта Кукушкина Константина Алексеевича. Танкисты, ворвавшись в город и от­ражая контратаку гитлеровцев, уничтожили 2 танка, 2 броне­транспортера, 4 пулемета и 40 солдат и офицеров врага. Сам командир, несмотря на ранение, не покинул поля боя до тех пор пока не выполнил боевой задачи. За проявленный героизм гвар­дии лейтенант К. А. Кукушкин был награжден орденом Крас­ной Звезды. (Архив МО СССР, ф. 609, on. 272948, д. 8, л. 119).

Используя ночь, противник подтянул резервы к городу и на рассвете 23 августа ворвался в него. Два последующих дня 5-й гвардейский механизированный и 18-й танковый корпуса вели бои с гитлеровцами на северной окраине города Коротича. Очень тяжело приходилось наступавшим в обход северо-западной ок­раины города мотострелковым батальонам 10-й гвардейской ме­ханизированной бригады. К тому же неясно было, какими силами располагает противник в глубине обороны, в районе на- селенного пункта Буды, Чтобы выяснить обстановку, выявить силы гитлеровцев, в ночь на 24 августа был выслан разведыва­тельный дозор в составе мотострелкового отделения из 2-го ба­тальона бригады под командованием старшего сержанта комсо­мольца Ощепкова Андрея — бесстрашного и опытного развед­чика, В прошлом моряк, он служил па боевом корабле, защищал Севастополь. Затем, как и многие его товарищи, попал в мор­скую, а потом в «танковую» пехоту. Не один раз он участвовал в смертельных схватках с врагом и выходил победителем.

Ночыо группа разведчиков прошла незамеченной в располо­жение врага. Собрав необходимые данные о противнике, его обо­ронительных сооружениях и огневых средствах, стали возвра­щаться в расположение бригады. Но неожиданно по ним открыли огонь фашисты. Оказалось, разведчики попали в расположение немцев. Не растерявшись, отважные воины стали забрасывать гитлеровцев гранатами. Более 50 гитлеровцев вывели из строя разведчики. Но, как оказалось, здесь находился дзот, из которого беспрестанно вели огонь фашисты, не давая возможности нашим воинам продвигаться вперед. Смертельная опасность нависла над разведчиками. В этот момент А. Ощепков подполз к дзоту и своим телом закрыл его амбразуру. Захлебнувшись, пулемет умолк. Воспользовавшись этим, разведчики покинули опасный район и вернулись в бригаду, выполнив боевое задание.

За совершенный подвиг Указом Президиума Верховного Со­вета СССР от 10 марта 1944 г. гвардии старшему сержанту ком­сомольцу Ощенкову Андрею Ивановичу посмертно было при­своено звание Героя Советского Союза.

24 августа перешли в наступление все силы 5-й гвардейской танковой армии, включая и 29-й танковый корпус, вернувшийся из Богодухова, нанося удар на Буды. В то время она имела в своем составе 111 танков: 97 — Т-34 и 14 — Т-70.

Напряженные кровопролитные бои в этом районе продолжа­лись до 29 августа. Только в этот день, сломив упорное сопро­тивление гитлеровцев, части 5-й гвардейской танковой армии освободила город Буды. 30 августа приказом командующего Степ­ным фронтом 5-я гвардейская танковая армия из района Буд была переброшена в район Ст. Мерчика с задачей ударом в на­правлении населенных пунктов Огульцы, Черемушная выйти в район последнего и наступать на Валки.

Наступление корпуса началось 31 августа в 14 часов. К ис­ходу дня железная дорога Харьков—Высокополье была перере­зана западнее железнодорожной станции Огульцы. Оборонявшая это направление танковая дивизия СС «Викинг» неоднократно переходила в контратаки, но все они были отбиты. Однако 1 и 2 сентября сопротивление гитлеровцев, получивших подкрепление, значительно возросло, и дальнейшие попытки продвинуться в глубину обороны противника успеха не имела.

2 сентября из частей корпуса была сформирована сводная бригада, командование которой было возложено на полковника Г, Я. Борисенко — командира 12-й гвардейской механизирован­ной бригады. Она была придана 53-й армии генерал-лейтенанта И. М. Манагарова, в составе которой участвовала в наступлении к линии железной дороги Харьков—Полтава.(Там же. ф. 332. оа. 4948, д. Б, лл. 160-164).

В тот же день 5-я гвардейская танковая армия распоряже­нием Ставки Верховного Главнокомандования была выведена в район Полевой, Дергачей, Мироновки для восстановления, укомплектования и подготовки к решению новых боевых задач.

По приказу командарма 5-й гвардейский механизированный корпус сосредоточился в районе Дергачей (12 км северо-запад­нее Харькова). На этом закончилось его участие в Белгородско- Харьковской операции.

В течение непрерывных и напряженных боев, длившихся с 4 августа по 2 сентября, главным образом с танковыми и мото­ризованными соединениями, корпус навес врагу большие потери в живой силе и боевой технике. За этот период было уничтожено свыше 5400 солдат и офицеров противника, 150 танков и штурмо­вых орудий, 350 автомобилей, 114 орудий и минометов, 130 пу­леметов, сбито 5 самолетов.

(Там же, д. 42, лл. 8—9).

С освобождением Харькова 23 августа закончилось контр­наступление советских войск. Таким образом закончилась про­должавшаяся 50 дней Курская битва — одна из величайших битв второй мировой войны.

Велико ее военно-политическое и стратегическое значение. Потерпев здесь поражение, немецкое военное командование вынуждено было отказаться от наступательной стратегии и перейти к обороне на всем советско-германском фронте. Стратегическая инициатива прочно перешла в руки советского командования.

(Великая Отечественная война Советского Союза 1941—1945, стр. 255).

5-й гвардейский механизированный корпус в сражениях на Курской дуге действовал в составе 5-й гвардейской танковой и 53-й армий. Ему пришлось решать разнообразные боевые задачи. Во встречном танковом сражении под Прохоровкой он исполь­зовался по частям, побригадно, для ликвидации угрозы обхода флангов и выхода на тылы армии части танковых сил врага, а также для восстановления устойчивости обороны в полосе 33-го гвардейского стрелкового корпуса 5-й гвардейской армии.

Для выполнения поставленных задач применялись различ­ные способы. Так, например, путем нанесения встречных ударов по немецким танковым дивизиям, как это было в районе Поле­жаева и Остренького, срывалось наступление немцев. При пре­следовании отходящего противника на рубеж Томаровка—Бел­город и после ввода в прорыв корпусу пришлось прорывать с ходу промежуточные рубежи обороны, уничтожать противника в сильных опорных пунктах, преследовать, отражать контратаки, а в составе танковой армии — и контрудары танковых группи­ровок врага.В огне танковых сражений Курской битвы, завершившей ко­ренной перелом в ходе Великой Отечественной войны в пользу Советского Союза, мужественно и доблестно сражались и воины 5-го гвардейского механизированного Зимовниковского корпуса. Теперь перед ними стояли другие сложные боевые задачи.



#17 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 24 Октябрь 2012 - 00:55

В СРАЖЕНИЯХ ЗА ДНЕПРОМ

В результате разгрома немецко-фашистских войск под Курском контрнаступление советских войск еще в августе 1943 г. стало перерастать в общее стратегическое наступление.

Войска Юго-Западного и Южного фронтов с 13 августа по 22 сентября проводили Донбасскую наступательную операцию. Ломая ожесточенное сопротивление гитлеровцев, наши войска 30 августа освободили город Таганрог, а 8 сентября овладели центром Донецкого бассейна городом Сталино (Донецк). Продви­нувшись в ходе наступления более чем на 300 км, войска этих фронтов освободили от гитлеровских, захватчиков весь Донбасс.

По мере приближения советских войск к Днепру сопротивле­ние гитлеровцев стало возрастать.

Войскам Центрального, Воронежского и Степного фронтов Ставкой Верховного Главнокомандования еще в ходе Курской битвы была поставлена задача освободить Левобережную Украину, форсировать Днепр и захватить плацдармы на правом берегу. Главные усилия сосредоточивались на киевском направлении.

Ударом на этом направлении должна была быть разгромлена одна из крупнейших группировок противника и рассечен его стратегический фронт.

На левом берегу Днепра этим фронтам противостояли 2-я армия из группы армий «Центр», 4-я танковая и 8-я армия из группы армий «Юг».

Центральный фронт начал наступление из района Севска 26 августа на черниговском направлении.

Воронежский фронт наносил удар на Ромны, Прилуки, Киев.

Степной фронт в составе 89. 53, 7-й гвардейской, 57-й, 5-й гвардейской танковой и 17-й воздушной армий наступал к Днепру на полтавско-кременчугском направлении.

Не имея сил 'сдерживать мощное наступление советских войск, гитлеровское командование в середине сентября начало отводить войска с Левобережной Украины.

Ставка потребовала от фронтов форсировать Днепр на широ­ком фронте с ходу, чтобы не дать врагу времени на организацию и совершенствование обороны.

Войска Центрального фронта к 19 сентября форсировали реку Десну и вышли к Днепру у устья реки Припяти. 21 сен­тября они освободили от немецко-фашистских захватчиков Чер­нигов.

К вечеру 21 сентября танковые соединения Воронежского фронта достигли Днепра западнее Переяслав-Хмельницкого.

Степной фронт, прорвав оборону врага на промежуточном рубеже, 23 сентября освободил Полтаву и своим правым крылом вышел к Днепру юго-восточнее Кременчуга.

Форсирование Днепра началось почти одновременно на ши­роком фронте. Центральный фронт в период с 21 сентября по 1 октября преодолел реку в 90-километровой полосе. Вой­сками Воронежского фронта были захвачены плацдармы южнее Киева в районе Великого Букрина и севернее —в районе Лютежа. Степной фронт в ночь с 25 на 26 сентября силами 7-й гвардейской армии захватил плацдарм у Домоткани, а силами 37-й армии — в районе Мишурина Рога, Войска Юго-Западного фронта 25 сентября захватили два плацдарма на правом берегу Днепра южнее Днепропетровска.

Таким образом, к концу сентября наши войска форсировали Днепр в полосе 750 км от Лоева до Запорожья, захватив на пра­вом берегу более 20 плацдармов.

За героизм, проявленный при форсировании Днепра, Указом Президиума Верховного Совета СССР 2438 солдатам, сержантам, офицерам и генералам было присвоено звание Героя Советского Союза (50 лет Вооруженных Сил СССР, стр. 376).

10 октября освобождением Таманского полуострова войсками Северо-Кавказского фронта завершилась битва за Кавказ.

В период с 12 октября по 23 декабря войска 1-го Украинского фронта (С 20 октября 1943 г. Воронежский, Степной, Юго-Западный и Южный фронты были переименованы соответственно 8 1, 2, 3 и 4-й Украин­ские фронты) провели Киевскую операцию, б ноября нашими вой­сками была освобождена от немецко-фашистских захватчиков столица Украинской Советской Социалистической Республики город Киев, Отразив контрнаступление противника, войска фронта развивали удар в направлении Коростеня, Житомира, Фастова и продвинулись па запад на 150 км. В результате круп­ного успеха наших войск на правом берегу Днепра был образован стратегический плацдарм протяженностью по фронту более 500 км.

С конца сентября по декабрь войска 2, 3 и 4-го Украинских фронтов вели наступление на кировоградском и криворожском направлениях, а также в Северной Таврии.

В наступлении на кировоградском направлении, где развер­нулось сражение с крупной танковой группировкой противника, участвовал и 5-й гвардейский механизированный Зимовниковский корпус, по-прежнему входивший в состав 5-й гвардейской танковой армии Степного фронта.

Степной фронт подошел к Днепру на участке Золотоноша, Аулы, протяженность которого составляла около 200 км, Перед ним, как и перед другими фронтами, стояла задача без паузы на­чать наступление с захваченных плацдармов на Правобережной Украине и сорвать тем самым расчеты врага на ведение затяжной войны.

Против войск Степного фронта действовала 8-я немецкая армия, отступавшая к Кременчугу — крупному узлу коммуника­ций на левом берегу Днепра. К переправам через Днепр отхо­дили разбитые в боях немецко-фашистские дивизии из-под Пол­тавы, Ахтырки, Харькова, тянулись всевозможные транспорты и обозы, Здесь же находились десятки тысяч советских людей, угоняемых на каторгу в. Германию, Немецкое командование при­лагало большие усилия, чтобы удержать кременчугский плац­дарм за собой. Но эти надежды врага рухнули под ударом совет­ских воинов, и 29 сентября Кременчуг был освобожден войсками 5-й гвардейской армии.

Директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 29 сентября 1943 г. Степному фронту ставилась задача ударом в направлении Черкасс, Ново-Украинки разбить кировоград­скую, а во взаимодействии с Юго-Западным фронтом — криво­рожскую группировки врага. Главный удар левого крыла фронта наносился в направлении па Пятихатки, Кривой Рог и далее на Апостолово (130 км юго-западнее Днепропетровска), чтобы отрезать пути отхода на запад 1-й немецкой танковой ар­мии, действовавшей против Юго-Западного фронта.

Пoрешению командующего Степным фронтом для разгрома криворожской группировки противника главный удар наносили 5-я гвардейская и 37-я армии с плацдарма у Мишурина Рога. На них же возлагалось обеспечение ввода в прорыв 5-й гвардей­ской танковой армии с рубежа Катериновка—Лиховка. Она должна была главными силами наступать в направлении Пятихатки, Кривого Рога и одним корпусом — на Александрию, Киро­воград. Начало наступления было назначено на 15 октября. (Архив МО СССР, ф. 240, он. 2779, д. 34, лл, 271-273).

5-й гвардейский механизированный корпус, как указывалось выше, после завершения Белгородско-Харьковской операции был выведен из боя и сосредоточен для укомплектования в районе Дергачей, Полевой. В это время большинство соединений и ча­стей корпуса отметили первую годовщину со дня формирования. В том числе 10, 11 и 12-я гвардейские механизированные бригады, 104-й гвардейский истребительно-противотанковый ар­тиллерийский полк, 4-й гвардейский отдельный автобронебатальон.

На 1 октября 1943 г. в частях корпуса за мужество и отвагу, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, было награждено орденами и медалями 5506 человек. Трое из них были удостоены звания Героя Советского Союза,

За время пребывания корпуса на доукомплектовании в рай­оне Дергачей произошли некоторые изменения в командовании соединений.

Так, командир 24-й гвардейской танковой бригады подпол­ковник В. П. Карпов в конце сентября убыл на учебу. Офицеры бригады и командование корпуса тепло проводили В. П. Карпова, который, командуя 77-м (переименованным в 52-й гвардейский) танковым полком и бригадой, завоевал авторитет среди личного состава.

В командование бригадой в начале октября вступил подпол­ковник В, П. Рязанцев, который был хорошо известен в корпусе как храбрый, не терявший самообладания даже в критических ситуациях офицер. Он уже проявил себя, командуя танковым полком во время контрнаступления под Сталинградом и в Кур­ской битве.

Вместо убывшего по ранению полковника И. В. Михайлова на должность командира 10-й гвардейской механизированной бригады в октябре был назначен полковник В. Н. Буслаев. Новый командир бригады имел хорошую военно-теоретическую подго­товку, обладал опытом боев. Приняв бригаду, оп стал уверенно руководить укомплектованием и подготовкой соединения к пред­стоящим боевым действиям.

Вновь прибывшие на укомплектование корпуса бойцы не имели боевого опыта, поэтому необходимо было в короткий срок провести с ними огромную по объему боевую учебу.

Все это должно было способствовать успешному решению предстоявших боевых задач. Так как было известно, что в ско­ром времени корпус будет введен в сражение, то предпринима­лись меры к обеспечению его вооружением и транспортом, и не­обходимо отметить, что эта нелегкая задача была решена, и только 12-я гвардейская механизированная бригада довооружалась уже в ходе боев.

К 10 октября после 250-километрового комбинированного марша из района Дергачей корпус сосредоточился в районе Шевкопляс, Новых Сенжар (25 км юго-западнее Полтавы). (Архив МО СССР, ф. 332, оп. 4948, д. 43, л, 2).

5-я гвардейская танковая армия, совершив 200-километровый марш, начала 13 октября переправу на правый берег Днепра в районе Дериевки, Мишурина Рога и заняла исходный район перед вводом в прорыв.

Наступление войск Степного фронта с плацдарма на правом берегу Днепра началось 15 октября после сильной артиллерий­ской подготовки и при поддержке 5-й воздушной армии.

Противник упорно оборонялся и часто предпринимал контр­атаки против наступавших соединений 5-й гвардейской и 37-й армий. Чтобы ускорить прорыв обороны немецко-фашистских войск и развить тактический успех в оперативный, во второй по­ловине дня в сражение была введена 5-я гвардейская танковая армия. В первом эшелоне ее действовали 18-й и 29-й танковые, 7-й механизированный (7-й механизированный корпус временно вошел в состав 5-й гвардейской танковой армии но распоряжению командующего Степным фронтом). корпуса. Во втором эшелоне находился 5-й гвардейский механизированный корпус.

Ввод в сражение танковой армии происходил в очень слож­ных условиях: прошедшие дожди сделали дороги почти непрохо­димыми для автотранспорта, что затрудняло подвоз боеприпасов и горюче-смазочных материалов. К тому же не все соединения армии успели переправиться на правый берег Днепра, Если к этому добавить, что авиация противника почти непрерывно бомбила боевые порядки корпусов, то следует признать положе­ние армии нелегким. Тем большей похвалы заслуживают воины- гвардейцы, преодолевшие все невзгоды и взломавшие оборону противника к исходу 16 октября.

Развивая наступление, соединения первого эшелона 5-й гвар­дейской танковой армии, 29-й танковый и 7-й механизирован­ный корпуса, 19 октября освободили крупный железнодорожный узел пятихатка, разгромив при этом 316, 15-ю пехотные и 23-ю танковую дивизии врага.

В бою под Пятихаткой принял участив 51-й гвардейский тан­ковый полк 10-й гвардейской механизированной бригады. Он был введен в бой по боевому распоряжению командарма с задачей нанести удар в направлении поселка Щорск (25 км южнее Пятихатки) и обеспечить левый фланг первого эшелона армии.

(Архив МО СССР, ф. 332, ои. 4948, д. 43, л. 5).

51-й гвардейский танковый полк, имея 28 танков Т-34, в течение двух суток вел ожесточенный бой с танками и мотопехотой врага.

Ломая сопротивление фашистов, 51-й гвардейский танковый полк ворвался на железнодорожную станцию, где находились два эшелона с немецкой пехотой. Увидев советские тапки, гитлеров­ские солдаты и офицеры в панике обратились в бегство. Многие из них были уничтожены нашими танкистами. На разгрузочных площадках и железнодорожных платформах враг бросил свыше 100 артиллерийских орудий и 5 танков, из них 2 «тигра». В танковом полку имелись свободные экипажи, поэтому коман­дир полка приказал трофейные танки поставить в строй Во время боя южнее Пятнхатки трофейные танки участвовали в атаке вместе с «тридцатьчетверками», причем впереди шли «тигры». Фашисты вначале не вели огонь по «тиграм» и только потом, понеся ощутимые потери, сообразили, что они находятся в руках советских воинов.

Хорошо сражались гвардейцы-танкисты в первом бою за Днепром. В районе поселка Ново-Лозоватка, что южнее Пяти- хатки, и на подступах к Щорску в ожесточенном бою с не- мех^ко-фашистскими танками и штурмовыми орудиями особо отличились экипажи танкового взвода под командованием лей­тенанта Л. М. Кордона. Удачным маневром взвод вышел во фланг гитлеровцам и точным огнем уничтожил несколько танков и штурмовых орудий, свыше 100 солдат и офицеров, причем лей­тенант Кордон лично уничтожил фашистский танк «тигр» и про­тивотанковое орудие. В составе взвода мужественно сражались также командиры танков лейтенанты Ф, И. Жарчинский и А. А. Кривонос. Высокое мастерство вождения в боевой обста­новке показал механик-водитель танка Т-34 сержант В. И, Тра­вин. Умело используя местность, он выводил свой танк на вы­годную позицию, чем обеспечивал высокую действенность огня по противнику. Это его «тридцатьчетверка» под командованием гвардии лейтенанта Кордона подбила «тигра».

За совершенные подвиги гвардии лейтенанты Л. М. Кордон, Ф. Й. Жарчинский, А. А. Кривонос и сержант В. И. Травин были награждены орденами Красной Звезды.

(Там же, ф. 609, он. 72947, д. 17, лл. 187, 189, 190).

Обойдя фланг противника, 51-й гвардейский танковый полк ворвался в поселок Щорск и перерезал железную дорогу Кривой Рог—Днепропетровск. За два дня боев гвардейцы-танкисты этого полка уничтожили 11 немецких танков и штурмовых орудий, 8 бронетранспортеров и до 300 солдат и офицеров. Полк под командованием гвардии подполковника Б. И. Гребенникова вы­полнил поставленную боевую задачу. Этот первый бой на пра­вом берегу Днепра показал, что и новое пополнение хорошо под­готовлено и доблестно сражается с фашистами.

18-й танковый корпус, действуя на александрийском направ­лении, занял населенные пункты Рублевка и Зеленое, после него был повернут на юг на криворожское направление вследствие усилившегося там сопротивления противника» К исходу 19 ок­тября 5-я гвардейская танковая армия продвинулась за Днепр на 60 км.

5-му гвардейскому механизированному корпусу с выходом 5-й гвардейской танковой армии на правый берег Днепра было приказано занять исходный район для наступления в районе Мишурина Рога.

В ненастную осеннюю ночь с 17 на 18 октября переправились через Днепр у населенных пунктов Солошино и Переволочная 10-я и 11-я гвардейские механизированные и 24-я гвардейская танковая бригады. В течение следующих двух дней корпус со­вершил марш в район Попельнастого и к исходу 20 октября со­средоточился в районе Рублевки, Ровенской 2-й. Марш проходил в исключительно тяжелых условиях: по дорогам могли идти только танки и машины с повышенной проходимостью, а мото­пехота механизированных бригад продвигалась в пешем строю по колено в грязи при порывистом, пронизываю щем осеннем ветре.

После сосредоточения корпуса командующий 2-м Украинским фронтом генерал армии И. С. Конев поставил перед ним задачу выйти в район Зеленого (20 км северо-западнее ІІятихатки), форсировать реку Ингулец и. развивая наступление в направле­нии Ново-Стародуба, Знаменки, ликвидировать продвигавшуюся в направлении Новой Праги танковую группу противника, овла­деть Новой Прагой и железнодорожными станциями Знаменка и Медерево. Этим же распоряжением корпус выводился из 5-й гвардейской танковой армии для самостоятельного решения по­ставленной задачи. (Архив МО СССР, ф. 240, оп. 2769, д. 92, л. 204). Это вызывалось тем, что противник усилил сопротивление на подступах к Кривому Рогу, что потребовало концентрации сил 5-й гвардейской танковой армии на этом на­правлении. 18-й танковый корпус включался в состав первого эшелона танковой армии и выдвигался на юг в направлении Зе­леного, Лозоватки, Кривого Рога. (Там же) В районе Зеленого находился 1-й механизированный корпус, но он в это время не имел танков.



#18 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 24 Октябрь 2012 - 22:40

Распоряжением Ставки в полосу наступления 5-й и 7-й гвар­дейских армий 2-го Украинского фронта выдвигались 1-й гвар­дейский механизированный корпус генерала И. Н. Руссиянова из 3-го Украинского фронта и 20-й танковый корпус генерала И. Г. Лазарева из 4-го Украинского фронта, но в те дни оба кор­пуса были на марше и вступить в сражение могли не ранее 27—28 октября. Оставался на этом направлении лишь 5-й гвар­дейский механизированный корпус, который и был использован в интересах развития наступления на знаменском и кировоград­ском направлениях.

Командованию корпуса было известно, что на правом берегу реки Ингулец на участке Ново-Стародуб, Петрово обороняется 384-я пехотная дивизия немцев, Данных о составе танковой группы, выдвигавшейся в направлении Новой Праги, не было.

Решение командира корпуса заключалось в том, чтобы в ночь на 23 октября форсировать Ингулец на участке южнее населен­ных пунктов Ново-Стародуб, Петрово и, нанося главный удар в направлении Новой Праги, Знаменки, овладеть ими силами 10-й и 11-й гвардейских механизированных бригад; 24-я гвардей­ская танковая бригада должна была овладеть железнодорожной станцией Медерево. 12-я гвардейская механизированная бригада составляла второй эшелон корпуса. К рассвету 23 октября соеди­нения корпуса форсировали реку Ингулец и, преодолевая сопро­тивление частей 384-й пехотной дивизии противника, с боем про­двигались в северо-западном направлении.

На следующий день разведывательный отряд корпуса — 2-й гвардейский мотоциклетный батальон под командованием капитана В. П. Кузьмина ворвался на железнодорожную стан­цию Шаровка, где захватил большие трофеи, в том числе не­сколько железнодорожных эшелонов с тракторами и санитарным имуществом, более 100 т горючего, большое количество зерна и скота, подготовленных для отправки в Германию. Трофейным го­рючим были заправлены танки 24-й гвардейской танковой бригады, 54-го гвардейского танкового полка и часть автотранс­порта корпуса. В условиях бездорожья и трудностей с подвозом это были очень ценные трофеи.

24-я гвардейская танковая бригада, продолжая наступление, очистила от гитлеровцев ряд населенных пунктов вблизи от стан­ции Шаровка (Петро-Николаевка, совхоз Шаровка), освободив при этом 150 советских военнопленных, и с боем продвигалась к железнодорожной станции Медерево.

10-я и 11-я гвардейские механизированные бригады встретили упорное сопротивление на подступах к Новой Праге, где гитле­ровцы создали сильный узел обороны — Головковка, Новая Прага, Душенкевичи.

Соединения корпуса за два дня боев продвинулись на 30 км в глубину обороны противника и, ломая его ожесточенное сопро­тивление, устремились вперед. 27 октября 10-я и 11-я гвардейские механизированные бригады ворвались на восточную и юго-восточ­ную окраины Новой Праги и завязали уличные бои с гитлеров­цами, которые бросали сюда все новые и новые подкрепления. Уве­личивалось количество танков и штурмовых орудий. В воздухе стала проявлять большую активность вражеская авиация. Во вто­рой половине дня противник предпринял отчаянную попытку удержать за собой Новую Прагу.

При отражении одной из сильных контратак погиб командир 104-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерий­ского полка Герой Советского Союза майор Бабаченко Федор За­харович. Молодой офицер проявил себя талантливым и храбрым командиром. За подвиги во время советско-финляндского конф­ликта Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 апреля 1940 г. ему было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Продолжая наступление, 54-й гвардейский танковый полк 11-й гвардейской механизированной бригады перерезал шоссей­ную дорогу Новая Прага—Кировоград. 24-я гвардейская танковая бригада с боем овладела важной железнодорожной станцией Медерево, а передовыми подразделениями вышла на рубеж Митрофановка—Вершина-Каменка.

Первым на станцию Медерево ворвался экипаж танка Т-34 лейтенанта Пронина Василия Николаевича из 2-го танкового ба­тальона. В завязавшемся бою за станцию отважный экипаж уничтожил противотанковое орудие и 2 мотоцикла, подбил танк, 2 штурмовых орудия и уничтожил до 40 гитлеровцев.

Механик-водитель другой «тридцатьчетверки» из этого же ба­тальона младший сержант Курткин Иван Афанасьевич, искусно ведя машину, помог своему экипажу уничтожить 2 танка, 2 орудия и до 75 гитлеровцев. За боевые подвиги гвардии лейте­нант В. Н. Пронин и гвардии младший сержант И. А. Курткин были награждены орденами Красной Звезды. (Архив МО СССР, ф. 600, о и. 272949, д. 8, лл. 100, 118).

Каждый день приносил новые успехи. Введенный в сражение 27 октября 1-й гвардейский механизированный корпус стреми­тельно продвигался в направлении Чабановки, Вершина-Каменки.

Удары, которые обрушили советские войска, сильно беспокоили гитлеровское военное командование. Чтобы устранить нависшую угрозу над своими войсками в районе Днепропетровска и Запо­рожья, оно перебрасывало оперативные резервы на кировоград­ское и криворожское направления, В бой вступили четыре пехот­ные и две (14-я и 24-я) танковые дивизии, переброшенные из Западной Европы. Эта группировка сосредоточилась в районе Кировограда, Знаменки. Сюда же подтягивалась танковая диви­зия СС «Адольф Гитлер». В районе Кривого Рога изготовились для контрудара две пехотные и две танковые дивизии. К сожа­лению, эта перегруппировка сил противника и его намерения яе полностью были вскрыты нашей разведкой.

28 октября фашисты нанесли сильный контрудар в нескольких направлениях. Наибольшая сила первоначального удара пришлась по 5-му и 1-му гвардейским механизированным корпусам и соеди­нениям 5-й и 7-й гвардейских армий на кировоградско—ново-старо-дубском направлении и по 5-й гвардейской танковой и 37-й ар­миям на криворожско-лозоватском направлении. Контрудар про­тивник наносил в следующей группировке сил: из района Зна­менки на Новую Прагу наступали часть сил 24-й и 14 й танковых дивизий и 384-я пехотная; из района Кировограда на Митрофановку, Спасово — танковая дивизия СС «Адольф Гитлер» и подраз­деления 24-й танковой дивизии; из района южнее Кировограда на Петрово — часть сил 14-й и 1-я танковая дивизии. («Военно-исторический журнал», 1968, № 10, стр. 36).

В этих соединениях насчитывалось свыше 300 танков. Наи­большую силу представляли 24-я и 14-я танковые дивизии, имев­шие более 220 танков. Обстановка осложнялась и тем, что удар этих дивизий по нашим войскам оказался неожиданным. (Там же, стр. 41)

Развернувшиеся на западном берегу реки Ингулец бои при­няли напряженный характер. С вводом в бой 24-й танковой диви­зии атаки немецко-фашистских войск нарастали. Перешла в на­ступление п ранее отходившая 384-я пехотная дивизия. Враг имел численное превосходство в танках и пехоте. Их постоянно поддерживала авиация, нанося удары группами по 15—20 само­летов.

Чтобы отразить контрудар превосходящих сил противника, по­требовались стойкость, выдержка, боевое мастерство, готовность любой ценой сорвать его замысел. Именно эти качества и про­явили танкисты 54-го гвардейского танкового полка, артиллеристы и личный состав подразделений противотанковых ружей 10-й и 11-й гвардейских механизированных бригад, которые первыми вступили в бой с танками противника на улицах Новой Праги.

Большое мастерство проявил танковый взвод под командова­нием лейтенанта Скакуна Антона Васильевича при отражении атаки фашистских танков. Сосредоточенным огнем наши тан­кисты уничтожили одного «тигра», а остальных заставили по­спешно отойти. Используя замешательство среди гитлеровской пехоты, которая лишилась поддержки танками, гвардейцы от­крыли огонь по ней, уничтожив при этом несколько пулеметов, противотанковое орудие и свыше 50 солдат и офицеров. За уме­лое командование подразделением, а также проявленные при этом мужество и отвагу гвардии лейтенант А. В. Скакун был награжден орденом Красной Звезды.

(Архив МО СССР, ф. 009, оп. 272947, д. 17, л. 136).

Стойко сражались в районе Новой Праги мотострелки 10-й и 14-й гвардейских механизированных бригад. Несмотря на то что для многих из них этот бой был первым боевым крещением, они умело применяли приемы, которым были обучены в подготови­тельный период. Так же как и бывалые гвардейцы, они смело вступали в единоборство с танками, подпуская их на близкое расстояние, а затем забрасывали противотанковыми гранатами и бутылками с горючей смесью, отсекали от танков и уничтожали наступавшую за ними пехоту.

(Архив МО СССР, ф. 337, оп. 4948, д. 43, л. 14).

Видя бесплодность фронтальных атак против защитников Новой Праги, противник нанес 14-й тан­ковой дивизией фланговый удар через Душенкевичи на Головковку. Развитие этого удара могло создать большую угрозу тылу 10-й и 11-й гвардейских механизированных бригад. В особенно тяжелое положение попадала 10-я гвардейская механизирован­ная бригада, заметно ослабленная отсутствием 51-го гвардейского танкового полка (он по-прежнему оставался в распоряжении командующего 5-й гвардейской танковой армией и вел бой в рай­оне Кривого Рога). При отражении флангового удара противника бригада использовала артиллерийский дивизион, противотанко­вые средства мотострелковых батальонов и часть танков 54-го гвардейского танкового полка 11-й гвардейской механизирован­ной бригады. Для обеспечения правого фланга 10-й гвардейской механизированной бригады командиром корпуса был выдвинут на угрожаемое направление со стороны населенного пункта Го- ловковка 1447-й самоходно-артиллерийский полк, однако и в этом случае противник имел превосходство в танках и штурмовых орудиях в 3—4 раза. В создавшейся обстановке 10-й и 11-й гвар­дейским механизированным бригадам с разрешения командира корпуса пришлось с боями отходить к реке Ингулец, сдерживая натиск врага.

Большую помощь командирам в этот трудный момент ока­зали политработники. Они были на самых ответственных участ­ках. Так, в районе Головковки и Новой Праги в боевых порядках своих подразделений сражались помощник начальника полит­отдела 10-й гвардейской механизированной бригады капитан К. Ф. Попретинский, заместители командиров батальонов и рот по политической части 10-й гвардейской механизированной бригады гвардии капитан А. Е. Рыжков, старший лейтенант А. Р. Грабарь, лейтенанты Н. И. Косенков, Н, X. Калугин, а из 11-й гвардейской механизированной бригады капитан Н. М, Еро­феев, старший лейтенант И. В. Мирошниченко, лейтенант В. Е. Полетаев. Все эти офицеры за мужество и отвагу, проявлен­ные в тяжелом бою, были награждены орденами Красной Звезды, а капитан К. Ф. Попретинский — орденом Красного Знамени.

(Там же, ф. 609, он. 2729-47, д. 17, лл. 220, 227).

Не в силах прорвать боевые порядки корпуса, противник из­менил маневр и предпринял попытку обойти его левый фланг. С этой целью из района Вершина-Каменки фашистское командо­вание бросило свыше 60 танков и до полка мотопехоты в иаправлении на Митрофановку и железнодорожную станцию Шаровка с задачей отрезать главные силы корпуса от переправ через Ингулец. В результате этого маневра противник вышел в район Медерево, Митрофановки, Шаровки, где встретил организованное сопротивление. Воины корпуса вступили в жестокий бои с ча­стями танковой дивизии СС «Адольф Гитлер» и частью сил 14-й танковой дивизии врага. Особенно тяжело пришлось 24-й гвардей­ской танковой бригаде в районе Медерево, Здесь гитлеровцы в те­чение дня 6 раз бросались в атаку, пытаясь окружить и уничто­жить бригаду, но все их попытки оказались безуспешными. Под­разделения бригады не только отражали яростный натиск, но и переходили в контратаки, нанося фашистам большой урон. В этих боях танкисты продемонстрировали возросшее боевое мастерство.

Так, например, два фашистских танка T-IVпод прикрытием «тигра» пытались с юга ворваться в Медерево, но здесь путь им преградил экипаж «тридцатьчетверки» из 2-го танкового ба­тальона лейтенанта Огородникова Бориса Александровича. Двумя выстрелами он подбил «тигра», а затем уничтожил танк T-IVи разбил две автомашины с находившейся в них пехотой.

В этом же бою участник 25 танковых атак механик-водитель старший сержант Лыткин Дмитрий Григорьевич раздавил 2 про­тивотанковых орудия, но при этом его танк получил поврежде­ние. Под огнем противника отважный воин устранил неисправ­ность, после чего продолжил атаку и уничтожил фашистский танк T-IV, 2 штурмовых орудия и 2 автомашины.

Неуязвимой для вражеских танков а артиллерии была боевая машина, механиком-водителем которой был старшина Никенин Иван Климентьевич, Умело маневрируя и применяясь к мест­ности, он дал возможность своему экипажу уничтожить 2 танка, противотанковое орудие и свыше 100 гитлеровцев. Когда же командир бригады подполковник В. ILРязанцев поручил Никенину вывести с поля боя подбитый противником штабной броне­транспортер, то и эту задачу он успешно выполнил. При этом танкисты не только пригнали штабную машину с находившейся в ней документацией, но и подобрали 15 раненых бойцов.

Все эти гвардейцы-танкисты за описанные боевые подвиги были награждены орденами Красной Звезды. (Архив МО СССР, ф. 609, oп. 272948, д. 8, лл. 96, 97, 100).

Вой у Медерево носил настолько ожесточенный характер, что в нем принимали участие даже ремонтные подразделения. На опушке леса вблизи станции находился сборный пункт аварий­ных машин (СПАМ) 24-й гвардейской танковой бригады. Ре­монтники и экипажи танков восстанавливали здесь подбитые в бою танки. Работой руководил заместитель командира бригады но технической части инженер-майор И. М. Одиноков. В этот момент наблюдатель сообщил о появлении немецких танков, дви­гавшихся прямо на СПАМ. Быстро изготовившись к бою, гвар­дейцы подпустили врага на близкое расстояние и открыли огонь. Потеряв несколько танков, фашисты повернули обратно. Атака была успешно отбита.

Мужественно сражалась в этом бою 24-я гвардейская танковая бригада с противником, который по количеству танков и штур­мовых орудий превосходил ее силы не менее чем в 3 раза. Ране­ные солдаты, сержанты и офицеры не уходили с ноля боя. Воины пренебрегали опасностью при выполнении своего воинского долга. Так, например, когда от обстрела вражеской авиации загорелся штабной автобус, в объятую пламенем машину бросился стар­шина М. Лысенко, Несмотря на бушевавший огонь, ему удалось вынести ценные документы. За проявленное мужество гвардии старшина М. Лысенко был награжден орденом Красной Звезды.

Между тем обстановка для 24-й гвардейской танковой бригады стала еще более обостряться в связи с появлением наее левом фланге, в районе железнодорожной станции Шаровка, большой группы танков противника. Для разведки сил и средств врага командир бригады выслал роту 1-го батальона под командованием лейтенанта В. Я. Иксара. Разведчики обнаружили подходившие к станции колонны фашистских танков и немедленно донесли об этом в штаб бригады. Чтобы отвлечь эти силы врага (а как впоследствии выяснилось, это были части 1-й танковой дивизии), разведчики-танкисты решили действовать самостоятельно, К од­ной из этих колонн, состоявшей из 11 «тигров», «подстроились» гвардейцы Иксара и, выбрав удобный момент, открыли огонь, уничтожив при этом 2 и подбив 1 танк, чем вызвали на некоторое время замешательство в рядах противника. За этот подвиг, обес­печивший бригаде время на перестроение боевого порядка, гвар­дии лейтенант Иксар Василий Яковлевич был награжден орде­ном Красной Звезды. (Там же, л. 98).

В особо острые моменты ожесточенных схваток в районе стан­ций Медерево и Шаровка большую распорядительность и личный пример мужества проявили заместители по политической части командира бригады — майор И. П. Курочка, командира танкового батальона — майор С. Г. Татаренко, командиров танковых рот — старшие лейтенанты И. Г. Стрелец и В. Я. Васин. Все они были удостоены высоких правительственных наград; И. П. Курочка — ордена Красного Знамени, а С. Г. Татаренко, И. Г. Стрелец и В. Я. Васин — орденов Красной Звезды.

(Там же, oп.272947, д. 17, лл. 220, 227).

В разгар боя командованию корпуса удалось своевременно вскрыть намерение противника отрезать главные силы от пере­прав через реку Ингулец и получить свободу в развитии удара на Ново-Стародуб и далее к Днепру. Сорвать этот замысел и отразить атаки врага было решено силами 41-й гвардейской меха­низированной бригады, усиленной 55-м гвардейским танковым полком и артиллерийским дивизионом 12-й гвардейской механи­зированной бригады, и 2-го гвардейского мотоциклетного ба­тальона. (Там же, ф. 332, оп. 4948, д. 43, л. 18).

В течение трех суток в районе железнодорожных станций Шаровка и Чабановка шли ожесточенные бои. Много атак гитле­ровцев отразили здесь 11-я гвардейская механизированная бригада и 2-й гвардейский мотоциклетный батальон, а первыми вступили в бои с обходящими танками гитлеровцев воины 55-го гвардейского танкового полка под командованием подполковника П. К. Журавлева. Заняв позиции на опушке лесозащитной по­лосы около железнодорожной станции Шаровка и частично за насыпью железной дороги, они метким огнем встретили фашист­ские танки. Впереди, группами по две-три машины, шли «тигры», а за ними танки Т-ЇУ.

Не выдержав огня наших танкистов и понеся большие по­тери, фашисты отошли в укрытие. Вскоре в воздухе появились «мессершмиты» и «юнкерсы», которые стали бомбить позиции полка. В это время противник вновь перешел в атаку, ведя со­средоточенный огонь стальными болванками. (Стальные болванки — снаряды без взрывчатого вещества. Имея большую ударную силу, они при попадании в танк наносили ему серьезные повреждения).


Имея большое численное превосходство, фашисты начали обходить фланг полка.

Левее вел тяжелый бой 2-й гвардейский мотоциклетный батальон. Здесь положение еще более обострилось, когда против­нику, после ввода резервов, удалось выйти во фланг 11-й гвар­дейской механизированной бригады, В этой критической обста­новке ярко проявились железная воля к победе всех наших воинов, их высокое боевое мастерство и взаимовыручка.

Против танков, обходящих фланг 54-го гвардейского танко­вого полка, был брошен артиллерийский дивизион 12-й гвардей­ской механизированной бригады под командованием капитана И. X. Деревянко. Этот дивизион, как и его командир, пользовался большой известностью в корпусе благодаря тому, что проявлял исключительную стойкость в бою, умение выходить победителем из самых жестоких схваток с врагом.

Артиллерийский дивизион занял открытые огневые позиции и вступил в единоборство с 20 фашистскими танками. Ведя огонь прямой наводкой, расчеты в считанные минуты подбили 7 гитле­ровских машин, тем самым приостановив продвижение против­ника, Вместе с командиром дивизиона на огневых позициях на­ходились его заместитель по политической части майор Л. Г. Борисенко, заместитель по строевой части капитан А. Д. Микляев, начальник связи дивизиона, старший лейтенант Н, С. Коробан, помогая командиру в управлении огнем в этот ответственный момент, когда минуты и даже секунды решали исход боя.

Израсходовав все боеприпасы, артиллеристы временно сдали свои позиции подразделению противотанковых ружей и отошли в укрытия. Восстановив боекомплект, они затем заняли новые огневыепозиции вблизи правого фланга 11-й гвардейской меха­низированной бригады. Несмотря на то что в бригаде не хватало противотанковых орудий, воины бригады отразили восемь ярост­ных танковых атак, широко применяя при этом связки ручных гранат и огонь из противотанковых ружей.

Коммунисты и комсомольцы, самоотверженно сражаясь с же­стоким и сильным врагом, всегда находились в первых рядах, своим примером зажигая воинов. Так, когда 29—30 октября в районе Спасова 11-я гвардейская механизированная бригада вела неравный бой и 30 фашистских танков с батальоном пехоты настойчиво пытались обойти ее левый фланг, на их пути непрео­долимой стеной встали воины 54-го гвардейского танковогополкаи 1-го мотострелкового батальона. На самом угрожаемом участке находился парторг батальона, один из ветеранов корпуса, лейте­нант Д. Е. Наймушии. Когда пехота врага бросалась в атаку, пар­торг, ведя прицельный огонь из автомата, в то же время помогал командиру батальона в управлении огнем подразделений. Гитле­ровцы, устилая поле боя трупами своих солдат и офицеров, от­катывались назад.

В это время. 2-й мотострелковый батальон, усиленный танко­вой ротой, прикрывал главные силы бригады, переходившие на промежуточный рубеж обороны. Противник несколько раз пы­тался смять оборону батальона. В одной из рот вместе с мотострелками отбивал атаку фашистов комсорг батальона старшина Н. А. Ахмедиев. Хладнокровно и уверенно он поражал огнем из ручного пулемета наседавших гитлеровцев и способствовал тому, что атаки врага разбивались о стойкость гвардейцев батальона.

В результате самоотверженных действий воинов 11-й гвардей­ской механизированной бригады и других соединений и частей главные силы корпуса, сдерживая натиск превосходящих сил противника, организованно отошли на восточный берег реки Ин- гулец, не позволив фашистам прорвать его боевые порядки. «С военной точки зрения отступление — сложнейший маневр, — пишет Маршал Советского Союза И, X. Баграмян, (И. X. Баграмян. Так начиналась война. М., 1971» стр. 189).— надо пере­хитрить противника, из-под самого его носа вывести войска с минимальными потерями, чтобы сохранить, а в дальнейшем нако­пить силы для нового удара».

Главные силы 5-й гвардейской танковой и 37-й армий, ведя тяжелые оборонительные бои, также отошли на восточный берег реки Ингулец на участок Недай-Вода, Веселые Терны, остановив здесь наступление гитлеровцев. На этом же рубеже перешли к обороне соединения 5-й, 7-й гвардейских армий и 1-го гвардей­ского механизированного корпуса.

12-я гвардейская механизированная бригада, без 55-го гвар­дейского танкового полка и артиллерийского дивизиона, по бое­вому распоряжению командарма 30 октября сосредоточиласьв районе Петрова и поступила в оперативное подчинение коман­дира 18-го танкового корпуса. С 31 октября по 4 ноября она вела упорные оборонительные бои в районе Петрова и Недай-Воды, уничтожив за это время 700 солдат и офицеров противника, 25 танков, 31 автомашину, 2 бронетранспортера, 7 орудий в 34 пулемета. 4 ноября, сдав боевой участок 285-й стрелковой ди­визии и сосредоточившись в районе Зеленого, 12-я гвардейская механизированная бригада вновь вошла в состав корпуса. (Архив МО СССР, ф. 332, оп. 4948, л. 43, ля. 18—19).

Решающую роль в отражении яростных атак превосходящих сил противника в период с 27 октября по 3 ноября сыграли вы­сокое тактическое мастерство офицеров, а также непоколебимая стойкость и беспримерное мужество коммунистов и комсомольцев, сцементировавших ряды гвардейцев, в результате чего планы фашистов прорваться к Днепру на кировоградско-ново-стародубском направлений рухнули.

5 ноября корпус был выведен из боя и сосредоточился в районе Зеленого, где в течение десяти дней производились ремонтно-восстановительные работы и технические осмотры танков и авто­машин, накопление подвижных запасов, велась боевая подготовка и партийно-политическая работа в связи с предстоящими новыми боями.

Немецко-фашистское военное командование, определив на­правление главного удара 2-го Украинского фронта, стянуло в район Кривого Рога ближайшие и часть оперативных резервов, а также произвело переброску своих войск с левого фланга 8-й ар­мии — из района Александрии, Крюкова — к угрожаемому участку. Этими мерами противнику удалось создать на криво­рожском направлении превосходство в силах и средствах и к се­редине ноября приостановить здесь продвижение наших войск.

Воспользовавшись ослаблением немецкого фронта на участке Кременчуг, Александрия, войска 2-го Украинского фронта на­несли удар в этом направлении, прорвали оборону и передовыми частями вышли к железной дороге на участке Крюков, Користовка. 5-я гвардейская танковая армия была переброшена на правый фланг фронта для развития прорыва и овладения же­лезнодорожным узлом Знаменка.

5-й гвардейский механизированный корпус двумя ночными переходами совершил 120-километровый марш и к 27 ноября сосредоточился в исходном районе для наступления. Действовав­шая в передовом отряде корпуса 24-я гвардейская танковая бригада в этот же день перерезала шоссейную дорогу Глинск — Знаменка и во взаимодействии с 10-й гвардейской механизиро­ванной бригадой овладела поселком Красноуральск {северо-за­паднее Янова). Особенно отличилась при этом рота противотан­ковых ружей 10-й гвардейской механизированной бригады под командованием лейтенанта Воробьева Федора Емельяновича. Отражая контратаку гитлеровцев, наши воины уничтожили 4 танка и броневик, захватив при этом бронетранспортер, 88-мм орудие и 5 станковых пулеметов. За умелое руководство боем и личную отвагу гвардии лейтенант Ф. Е. Воробьев был награжден орденом Красного Знамени. (Там же, ф. 609, он. 272947, д. 17, л. 161).

В связи с выходом соединений 5-го гвардейского механизи­рованного корпуса в район Красноуральска, Янова, Кассовки ему была поставлена задача — овладеть важным узлом обороны Глинском и опорными пунктами в этом районе, В дальнейшем же предстояло наступать на Чигирин. (Там же, ф. 332, оп. 49484, д. 6, л. 145).

Таким образом, с выходом на этот рубеж 5-й гвардейский ме­ханизированный корпус создавал реальную угрозу правому крылу и тылу 11-го армейского корпуса гитлеровцев.

Главный удар корпус наносил в направлении населенных пунктов Иванковцы, Вершацы, Чигирин силами 24-й гвардейской танковой и 1.2-й гвардейской механизированной бригад. 51-й гвар­дейский танковый полк 10-й гвардейской механизированной бригады, обеспечивая правый фланг ударной группировки, на­ступал на Вербовку, Стецовку, 11-я гвардейская механизирован­ная бригада должна была овладеть Глинском.

Наступление началось 29 ноября. Преодолевая ожесточенное сопротивление врага, соединения корпуса продвигались вперед.

В боях за Днепром командование и воины корпуса еще раз продемонстрировали свое возросшее боевое мастерство. Здесь при освобождении населенных пунктов, превращенных фаши­стами в сильные узлы обороны, широко использовались ночные атаки. Хорошо подготовленные и проведенные неожиданно для врага, они приносили успех, несмотря па то что противник в ряде случаев имел большое превосходство в живой силе и технике. В таких условиях ночные действия в сочетании с внезапностью ударов позволяли добиваться успеха над превосходящим по чис­ленности противником. Примером этому может служить освобож­дение большого села Иванковцы (20 км южнее Чигирина), ко­торое фашисты превратили в сильный опорный пункт. Попытки овладеть им днем не увенчались успехом. Тогда командир 12-й гвардейской механизированной бригады полковник Г. Я. Борисенко приказал заместителю начальника штаба бригады майору М, Д. Кривопише захватить село внезапным ночным налетом. В распоряжение офицера командир бригады выделил разведыва­тельную роту и три мотострелковых взвода. Проведя тщательную разведку, Кривопиша определил скрытые подступы к окраинам и центру населенного пункта и решил атаковать его с трех на­правлений.

Под покровом ночи воины, скрытно проникнув в село, за­бросали гранатами дома, занятые гитлеровцами. В панике фашисты выбегали из домов и попадали под губительный огонь автоматчиков. Уцелевшие фашисты обратились в бегство, оставив все имущество штаба 282-й пехотной дивизии с действующим уз­лом связи. Так неожиданная атака позволила с минимальными потерями для наших воинов занять опорный пункт врага.



#19 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 24 Октябрь 2012 - 22:52

Распоряжением Ставки в полосу наступления 5-й и 7-й гвар­дейских армий 2-го Украинского фронта выдвигались 1-й гвар­дейский механизированный корпус генерала И. Н. Руссиянова из 3-го Украинского фронта и 20-й танковый корпус генерала И. Г. Лазарева из 4-го Украинского фронта, но в те дни оба кор­пуса были на марше и вступить в сражение могли не ранее 27—28 октября. Оставался на этом направлении лишь 5-й гвар­дейский механизированный корпус, который и был использован в интересах развития наступления на знаменском и кировоград­ском направлениях.

Командованию корпуса было известно, что на правом берегу реки Ингулец на участке Ново-Стародуб, Петрово обороняется 384-я пехотная дивизия немцев, Данных о составе танковой группы, выдвигавшейся в направлении Новой Праги, не было.

Решение командира корпуса заключалось в том, чтобы в ночь на 23 октября форсировать Ингулец на участке южнее населен­ных пунктов Ново-Стародуб, Петрово и, нанося главный удар в направлении Новой Праги, Знаменки, овладеть ими силами 10-й и 11-й гвардейских механизированных бригад; 24-я гвардей­ская танковая бригада должна была овладеть железнодорожной станцией Медерево. 12-я гвардейская механизированная бригада составляла второй эшелон корпуса. К рассвету 23 октября соеди­нения корпуса форсировали реку Ингулец и, преодолевая сопро­тивление частей 384-й пехотной дивизии противника, с боем про­двигались в северо-западном направлении.

На следующий день разведывательный отряд корпуса — 2-й гвардейский мотоциклетный батальон под командованием капитана В. П. Кузьмина ворвался на железнодорожную стан­цию Шаровка, где захватил большие трофеи, в том числе не­сколько железнодорожных эшелонов с тракторами и санитарным имуществом, более 100 т горючего, большое количество зерна и скота, подготовленных для отправки в Германию. Трофейным го­рючим были заправлены танки 24-й гвардейской танковой бригады, 54-го гвардейского танкового полка и часть автотранс­порта корпуса. В условиях бездорожья и трудностей с подвозом это были очень ценные трофеи.

24-я гвардейская танковая бригада, продолжая наступление, очистила от гитлеровцев ряд населенных пунктов вблизи от стан­ции Шаровка (Петро-Николаевка, совхоз Шаровка), освободив при этом 150 советских военнопленных, и с боем продвигалась к железнодорожной станции Медерево.

10-я и 11-я гвардейские механизированные бригады встретили упорное сопротивление на подступах к Новой Праге, где гитле­ровцы создали сильный узел обороны — Головковка, Новая Прага, Душенкевичи.

Соединения корпуса за два дня боев продвинулись на 30 км в глубину обороны противника и, ломая его ожесточенное сопро­тивление, устремились вперед. 27 октября 10-я и 11-я гвардейские механизированные бригады ворвались на восточную и юго-восточ­ную окраины Новой Праги и завязали уличные бои с гитлеров­цами, которые бросали сюда все новые и новые подкрепления. Уве­личивалось количество танков и штурмовых орудий. В воздухе стала проявлять большую активность вражеская авиация. Во вто­рой половине дня противник предпринял отчаянную попытку удержать за собой Новую Прагу.

При отражении одной из сильных контратак погиб командир 104-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерий­ского полка Герой Советского Союза майор Бабаченко Федор За­харович. Молодой офицер проявил себя талантливым и храбрым командиром. За подвиги во время советско-финляндского конф­ликта Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 апреля 1940 г. ему было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Продолжая наступление, 54-й гвардейский танковый полк 11-й гвардейской механизированной бригады перерезал шоссей­ную дорогу Новая Прага—Кировоград. 24-я гвардейская танковая бригада с боем овладела важной железнодорожной станцией Медерево, а передовыми подразделениями вышла на рубеж Митрофановка—Вершина-Каменка.

Первым на станцию Медерево ворвался экипаж танка Т-34 лейтенанта Пронина Василия Николаевича из 2-го танкового ба­тальона. В завязавшемся бою за станцию отважный экипаж уничтожил противотанковое орудие и 2 мотоцикла, подбил танк, 2 штурмовых орудия и уничтожил до 40 гитлеровцев.

Механик-водитель другой «тридцатьчетверки» из этого же ба­тальона младший сержант Курткин Иван Афанасьевич, искусно ведя машину, помог своему экипажу уничтожить 2 танка, 2 орудия и до 75 гитлеровцев. За боевые подвиги гвардии лейте­нант В. Н. Пронин и гвардии младший сержант И. А. Курткин были награждены орденами Красной Звезды. (Архив МО СССР, ф. 600, о и. 272949, д. 8, лл. 100, 118).

Каждый день приносил новые успехи. Введенный в сражение 27 октября 1-й гвардейский механизированный корпус стреми­тельно продвигался в направлении Чабановки, Вершина-Каменки.

Удары, которые обрушили советские войска, сильно беспокоили гитлеровское военное командование. Чтобы устранить нависшую угрозу над своими войсками в районе Днепропетровска и Запо­рожья, оно перебрасывало оперативные резервы на кировоград­ское и криворожское направления, В бой вступили четыре пехот­ные и две (14-я и 24-я) танковые дивизии, переброшенные из Западной Европы. Эта группировка сосредоточилась в районе Кировограда, Знаменки. Сюда же подтягивалась танковая диви­зия СС «Адольф Гитлер». В районе Кривого Рога изготовились для контрудара две пехотные и две танковые дивизии. К сожа­лению, эта перегруппировка сил противника и его намерения яе полностью были вскрыты нашей разведкой.

28 октября фашисты нанесли сильный контрудар в нескольких направлениях. Наибольшая сила первоначального удара пришлась по 5-му и 1-му гвардейским механизированным корпусам и соеди­нениям 5-й и 7-й гвардейских армий на кировоградско—ново-старо-дубском направлении и по 5-й гвардейской танковой и 37-й ар­миям на криворожско-лозоватском направлении. Контрудар про­тивник наносил в следующей группировке сил: из района Зна­менки на Новую Прагу наступали часть сил 24-й и 14 й танковых дивизий и 384-я пехотная; из района Кировограда на Митрофановку, Спасово — танковая дивизия СС «Адольф Гитлер» и подраз­деления 24-й танковой дивизии; из района южнее Кировограда на Петрово — часть сил 14-й и 1-я танковая дивизии. («Военно-исторический журнал», 1968, № 10, стр. 36).

В этих соединениях насчитывалось свыше 300 танков. Наи­большую силу представляли 24-я и 14-я танковые дивизии, имев­шие более 220 танков. Обстановка осложнялась и тем, что удар этих дивизий по нашим войскам оказался неожиданным. (Там же, стр. 41)

Развернувшиеся на западном берегу реки Ингулец бои при­няли напряженный характер. С вводом в бой 24-й танковой диви­зии атаки немецко-фашистских войск нарастали. Перешла в на­ступление п ранее отходившая 384-я пехотная дивизия. Враг имел численное превосходство в танках и пехоте. Их постоянно поддерживала авиация, нанося удары группами по 15—20 само­летов.

Чтобы отразить контрудар превосходящих сил противника, по­требовались стойкость, выдержка, боевое мастерство, готовность любой ценой сорвать его замысел. Именно эти качества и про­явили танкисты 54-го гвардейского танкового полка, артиллеристы и личный состав подразделений противотанковых ружей 10-й и 11-й гвардейских механизированных бригад, которые первыми вступили в бой с танками противника на улицах Новой Праги.

Большое мастерство проявил танковый взвод под командова­нием лейтенанта Скакуна Антона Васильевича при отражении атаки фашистских танков. Сосредоточенным огнем наши тан­кисты уничтожили одного «тигра», а остальных заставили по­спешно отойти. Используя замешательство среди гитлеровской пехоты, которая лишилась поддержки танками, гвардейцы от­крыли огонь по ней, уничтожив при этом несколько пулеметов, противотанковое орудие и свыше 50 солдат и офицеров. За уме­лое командование подразделением, а также проявленные при этом мужество и отвагу гвардии лейтенант А. В. Скакун был награжден орденом Красной Звезды.

(Архив МО СССР, ф. 009, оп. 272947, д. 17, л. 136).

Стойко сражались в районе Новой Праги мотострелки 10-й и 14-й гвардейских механизированных бригад. Несмотря на то что для многих из них этот бой был первым боевым крещением, они умело применяли приемы, которым были обучены в подготови­тельный период. Так же как и бывалые гвардейцы, они смело вступали в единоборство с танками, подпуская их на близкое расстояние, а затем забрасывали противотанковыми гранатами и бутылками с горючей смесью, отсекали от танков и уничтожали наступавшую за ними пехоту.

(Архив МО СССР, ф. 337, оп. 4948, д. 43, л. 14).

Видя бесплодность фронтальных атак против защитников Новой Праги, противник нанес 14-й тан­ковой дивизией фланговый удар через Душенкевичи на Головковку. Развитие этого удара могло создать большую угрозу тылу 10-й и 11-й гвардейских механизированных бригад. В особенно тяжелое положение попадала 10-я гвардейская механизирован­ная бригада, заметно ослабленная отсутствием 51-го гвардейского танкового полка (он по-прежнему оставался в распоряжении командующего 5-й гвардейской танковой армией и вел бой в рай­оне Кривого Рога). При отражении флангового удара противника бригада использовала артиллерийский дивизион, противотанко­вые средства мотострелковых батальонов и часть танков 54-го гвардейского танкового полка 11-й гвардейской механизирован­ной бригады. Для обеспечения правого фланга 10-й гвардейской механизированной бригады командиром корпуса был выдвинут на угрожаемое направление со стороны населенного пункта Го- ловковка 1447-й самоходно-артиллерийский полк, однако и в этом случае противник имел превосходство в танках и штурмовых орудиях в 3—4 раза. В создавшейся обстановке 10-й и 11-й гвар­дейским механизированным бригадам с разрешения командира корпуса пришлось с боями отходить к реке Ингулец, сдерживая натиск врага.

Большую помощь командирам в этот трудный момент ока­зали политработники. Они были на самых ответственных участ­ках. Так, в районе Головковки и Новой Праги в боевых порядках своих подразделений сражались помощник начальника полит­отдела 10-й гвардейской механизированной бригады капитан К. Ф. Попретинский, заместители командиров батальонов и рот по политической части 10-й гвардейской механизированной бригады гвардии капитан А. Е. Рыжков, старший лейтенант А. Р. Грабарь, лейтенанты Н. И. Косенков, Н, X. Калугин, а из 11-й гвардейской механизированной бригады капитан Н. М, Еро­феев, старший лейтенант И. В. Мирошниченко, лейтенант В. Е. Полетаев. Все эти офицеры за мужество и отвагу, проявлен­ные в тяжелом бою, были награждены орденами Красной Звезды, а капитан К. Ф. Попретинский — орденом Красного Знамени.

(Там же, ф. 609, он. 2729-47, д. 17, лл. 220, 227).

Не в силах прорвать боевые порядки корпуса, противник из­менил маневр и предпринял попытку обойти его левый фланг. С этой целью из района Вершина-Каменки фашистское командо­вание бросило свыше 60 танков и до полка мотопехоты в иаправлении на Митрофановку и железнодорожную станцию Шаровка с задачей отрезать главные силы корпуса от переправ через Ингулец. В результате этого маневра противник вышел в район Медерево, Митрофановки, Шаровки, где встретил организованное сопротивление. Воины корпуса вступили в жестокий бои с ча­стями танковой дивизии СС «Адольф Гитлер» и частью сил 14-й танковой дивизии врага. Особенно тяжело пришлось 24-й гвардей­ской танковой бригаде в районе Медерево, Здесь гитлеровцы в те­чение дня 6 раз бросались в атаку, пытаясь окружить и уничто­жить бригаду, но все их попытки оказались безуспешными. Под­разделения бригады не только отражали яростный натиск, но и переходили в контратаки, нанося фашистам большой урон. В этих боях танкисты продемонстрировали возросшее боевое мастерство.

Так, например, два фашистских танка T-IVпод прикрытием «тигра» пытались с юга ворваться в Медерево, но здесь путь им преградил экипаж «тридцатьчетверки» из 2-го танкового ба­тальона лейтенанта Огородникова Бориса Александровича. Двумя выстрелами он подбил «тигра», а затем уничтожил танк T-IVи разбил две автомашины с находившейся в них пехотой.

В этом же бою участник 25 танковых атак механик-водитель старший сержант Лыткин Дмитрий Григорьевич раздавил 2 про­тивотанковых орудия, но при этом его танк получил поврежде­ние. Под огнем противника отважный воин устранил неисправ­ность, после чего продолжил атаку и уничтожил фашистский танк T-IV, 2 штурмовых орудия и 2 автомашины.

Неуязвимой для вражеских танков а артиллерии была боевая машина, механиком-водителем которой был старшина Никенин Иван Климентьевич, Умело маневрируя и применяясь к мест­ности, он дал возможность своему экипажу уничтожить 2 танка, противотанковое орудие и свыше 100 гитлеровцев. Когда же командир бригады подполковник В. ILРязанцев поручил Никенину вывести с поля боя подбитый противником штабной броне­транспортер, то и эту задачу он успешно выполнил. При этом танкисты не только пригнали штабную машину с находившейся в ней документацией, но и подобрали 15 раненых бойцов.

Все эти гвардейцы-танкисты за описанные боевые подвиги были награждены орденами Красной Звезды. (Архив МО СССР, ф. 609, oп. 272948, д. 8, лл. 96, 97, 100).

Вой у Медерево носил настолько ожесточенный характер, что в нем принимали участие даже ремонтные подразделения. На опушке леса вблизи станции находился сборный пункт аварий­ных машин (СПАМ) 24-й гвардейской танковой бригады. Ре­монтники и экипажи танков восстанавливали здесь подбитые в бою танки. Работой руководил заместитель командира бригады но технической части инженер-майор И. М. Одиноков. В этот момент наблюдатель сообщил о появлении немецких танков, дви­гавшихся прямо на СПАМ. Быстро изготовившись к бою, гвар­дейцы подпустили врага на близкое расстояние и открыли огонь. Потеряв несколько танков, фашисты повернули обратно. Атака была успешно отбита.

Мужественно сражалась в этом бою 24-я гвардейская танковая бригада с противником, который по количеству танков и штур­мовых орудий превосходил ее силы не менее чем в 3 раза. Ране­ные солдаты, сержанты и офицеры не уходили с ноля боя. Воины пренебрегали опасностью при выполнении своего воинского долга. Так, например, когда от обстрела вражеской авиации загорелся штабной автобус, в объятую пламенем машину бросился стар­шина М. Лысенко, Несмотря на бушевавший огонь, ему удалось вынести ценные документы. За проявленное мужество гвардии старшина М. Лысенко был награжден орденом Красной Звезды.

Между тем обстановка для 24-й гвардейской танковой бригады стала еще более обостряться в связи с появлением наее левом фланге, в районе железнодорожной станции Шаровка, большой группы танков противника. Для разведки сил и средств врага командир бригады выслал роту 1-го батальона под командованием лейтенанта В. Я. Иксара. Разведчики обнаружили подходившие к станции колонны фашистских танков и немедленно донесли об этом в штаб бригады. Чтобы отвлечь эти силы врага (а как впоследствии выяснилось, это были части 1-й танковой дивизии), разведчики-танкисты решили действовать самостоятельно, К од­ной из этих колонн, состоявшей из 11 «тигров», «подстроились» гвардейцы Иксара и, выбрав удобный момент, открыли огонь, уничтожив при этом 2 и подбив 1 танк, чем вызвали на некоторое время замешательство в рядах противника. За этот подвиг, обес­печивший бригаде время на перестроение боевого порядка, гвар­дии лейтенант Иксар Василий Яковлевич был награжден орде­ном Красной Звезды. (Там же, л. 98).

В особо острые моменты ожесточенных схваток в районе стан­ций Медерево и Шаровка большую распорядительность и личный пример мужества проявили заместители по политической части командира бригады — майор И. П. Курочка, командира танкового батальона — майор С. Г. Татаренко, командиров танковых рот — старшие лейтенанты И. Г. Стрелец и В. Я. Васин. Все они были удостоены высоких правительственных наград; И. П. Курочка — ордена Красного Знамени, а С. Г. Татаренко, И. Г. Стрелец и В. Я. Васин — орденов Красной Звезды.

(Там же, oп.272947, д. 17, лл. 220, 227).

В разгар боя командованию корпуса удалось своевременно вскрыть намерение противника отрезать главные силы от пере­прав через реку Ингулец и получить свободу в развитии удара на Ново-Стародуб и далее к Днепру. Сорвать этот замысел и отразить атаки врага было решено силами 41-й гвардейской меха­низированной бригады, усиленной 55-м гвардейским танковым полком и артиллерийским дивизионом 12-й гвардейской механи­зированной бригады, и 2-го гвардейского мотоциклетного ба­тальона. (Там же, ф. 332, оп. 4948, д. 43, л. 18).

В течение трех суток в районе железнодорожных станций Шаровка и Чабановка шли ожесточенные бои. Много атак гитле­ровцев отразили здесь 11-я гвардейская механизированная бригада и 2-й гвардейский мотоциклетный батальон, а первыми вступили в бои с обходящими танками гитлеровцев воины 55-го гвардейского танкового полка под командованием подполковника П. К. Журавлева. Заняв позиции на опушке лесозащитной по­лосы около железнодорожной станции Шаровка и частично за насыпью железной дороги, они метким огнем встретили фашист­ские танки. Впереди, группами по две-три машины, шли «тигры», а за ними танки Т-ЇУ.

Не выдержав огня наших танкистов и понеся большие по­тери, фашисты отошли в укрытие. Вскоре в воздухе появились «мессершмиты» и «юнкерсы», которые стали бомбить позиции полка. В это время противник вновь перешел в атаку, ведя со­средоточенный огонь стальными болванками. (Стальные болванки — снаряды без взрывчатого вещества. Имея большую ударную силу, они при попадании в танк наносили ему серьезные повреждения).


Имея большое численное превосходство, фашисты начали обходить фланг полка.

Левее вел тяжелый бой 2-й гвардейский мотоциклетный батальон. Здесь положение еще более обострилось, когда против­нику, после ввода резервов, удалось выйти во фланг 11-й гвар­дейской механизированной бригады, В этой критической обста­новке ярко проявились железная воля к победе всех наших воинов, их высокое боевое мастерство и взаимовыручка.

Против танков, обходящих фланг 54-го гвардейского танко­вого полка, был брошен артиллерийский дивизион 12-й гвардей­ской механизированной бригады под командованием капитана И. X. Деревянко. Этот дивизион, как и его командир, пользовался большой известностью в корпусе благодаря тому, что проявлял исключительную стойкость в бою, умение выходить победителем из самых жестоких схваток с врагом.

Артиллерийский дивизион занял открытые огневые позиции и вступил в единоборство с 20 фашистскими танками. Ведя огонь прямой наводкой, расчеты в считанные минуты подбили 7 гитле­ровских машин, тем самым приостановив продвижение против­ника, Вместе с командиром дивизиона на огневых позициях на­ходились его заместитель по политической части майор Л. Г. Борисенко, заместитель по строевой части капитан А. Д. Микляев, начальник связи дивизиона, старший лейтенант Н, С. Коробан, помогая командиру в управлении огнем в этот ответственный момент, когда минуты и даже секунды решали исход боя.

Израсходовав все боеприпасы, артиллеристы временно сдали свои позиции подразделению противотанковых ружей и отошли в укрытия. Восстановив боекомплект, они затем заняли новые огневыепозиции вблизи правого фланга 11-й гвардейской меха­низированной бригады. Несмотря на то что в бригаде не хватало противотанковых орудий, воины бригады отразили восемь ярост­ных танковых атак, широко применяя при этом связки ручных гранат и огонь из противотанковых ружей.

Коммунисты и комсомольцы, самоотверженно сражаясь с же­стоким и сильным врагом, всегда находились в первых рядах, своим примером зажигая воинов. Так, когда 29—30 октября в районе Спасова 11-я гвардейская механизированная бригада вела неравный бой и 30 фашистских танков с батальоном пехоты настойчиво пытались обойти ее левый фланг, на их пути непрео­долимой стеной встали воины 54-го гвардейского танковогополкаи 1-го мотострелкового батальона. На самом угрожаемом участке находился парторг батальона, один из ветеранов корпуса, лейте­нант Д. Е. Наймушии. Когда пехота врага бросалась в атаку, пар­торг, ведя прицельный огонь из автомата, в то же время помогал командиру батальона в управлении огнем подразделений. Гитле­ровцы, устилая поле боя трупами своих солдат и офицеров, от­катывались назад.

В это время. 2-й мотострелковый батальон, усиленный танко­вой ротой, прикрывал главные силы бригады, переходившие на промежуточный рубеж обороны. Противник несколько раз пы­тался смять оборону батальона. В одной из рот вместе с мотострелками отбивал атаку фашистов комсорг батальона старшина Н. А. Ахмедиев. Хладнокровно и уверенно он поражал огнем из ручного пулемета наседавших гитлеровцев и способствовал тому, что атаки врага разбивались о стойкость гвардейцев батальона.

В результате самоотверженных действий воинов 11-й гвардей­ской механизированной бригады и других соединений и частей главные силы корпуса, сдерживая натиск превосходящих сил противника, организованно отошли на восточный берег реки Ин- гулец, не позволив фашистам прорвать его боевые порядки. «С военной точки зрения отступление — сложнейший маневр, — пишет Маршал Советского Союза И, X. Баграмян, (И. X. Баграмян. Так начиналась война. М., 1971» стр. 189).— надо пере­хитрить противника, из-под самого его носа вывести войска с минимальными потерями, чтобы сохранить, а в дальнейшем нако­пить силы для нового удара».

Главные силы 5-й гвардейской танковой и 37-й армий, ведя тяжелые оборонительные бои, также отошли на восточный берег реки Ингулец на участок Недай-Вода, Веселые Терны, остановив здесь наступление гитлеровцев. На этом же рубеже перешли к обороне соединения 5-й, 7-й гвардейских армий и 1-го гвардей­ского механизированного корпуса.

12-я гвардейская механизированная бригада, без 55-го гвар­дейского танкового полка и артиллерийского дивизиона, по бое­вому распоряжению командарма 30 октября сосредоточиласьв районе Петрова и поступила в оперативное подчинение коман­дира 18-го танкового корпуса. С 31 октября по 4 ноября она вела упорные оборонительные бои в районе Петрова и Недай-Воды, уничтожив за это время 700 солдат и офицеров противника, 25 танков, 31 автомашину, 2 бронетранспортера, 7 орудий в 34 пулемета. 4 ноября, сдав боевой участок 285-й стрелковой ди­визии и сосредоточившись в районе Зеленого, 12-я гвардейская механизированная бригада вновь вошла в состав корпуса. (Архив МО СССР, ф. 332, оп. 4948, л. 43, ля. 18—19).

Решающую роль в отражении яростных атак превосходящих сил противника в период с 27 октября по 3 ноября сыграли вы­сокое тактическое мастерство офицеров, а также непоколебимая стойкость и беспримерное мужество коммунистов и комсомольцев, сцементировавших ряды гвардейцев, в результате чего планы фашистов прорваться к Днепру на кировоградско-ново-стародубском направлений рухнули.

5 ноября корпус был выведен из боя и сосредоточился в районе Зеленого, где в течение десяти дней производились ремонтно-восстановительные работы и технические осмотры танков и авто­машин, накопление подвижных запасов, велась боевая подготовка и партийно-политическая работа в связи с предстоящими новыми боями.

Немецко-фашистское военное командование, определив на­правление главного удара 2-го Украинского фронта, стянуло в район Кривого Рога ближайшие и часть оперативных резервов, а также произвело переброску своих войск с левого фланга 8-й ар­мии — из района Александрии, Крюкова — к угрожаемому участку. Этими мерами противнику удалось создать на криво­рожском направлении превосходство в силах и средствах и к се­редине ноября приостановить здесь продвижение наших войск.

Воспользовавшись ослаблением немецкого фронта на участке Кременчуг, Александрия, войска 2-го Украинского фронта на­несли удар в этом направлении, прорвали оборону и передовыми частями вышли к железной дороге на участке Крюков, Користовка. 5-я гвардейская танковая армия была переброшена на правый фланг фронта для развития прорыва и овладения же­лезнодорожным узлом Знаменка.

5-й гвардейский механизированный корпус двумя ночными переходами совершил 120-километровый марш и к 27 ноября сосредоточился в исходном районе для наступления. Действовав­шая в передовом отряде корпуса 24-я гвардейская танковая бригада в этот же день перерезала шоссейную дорогу Глинск — Знаменка и во взаимодействии с 10-й гвардейской механизиро­ванной бригадой овладела поселком Красноуральск {северо-за­паднее Янова). Особенно отличилась при этом рота противотан­ковых ружей 10-й гвардейской механизированной бригады под командованием лейтенанта Воробьева Федора Емельяновича. Отражая контратаку гитлеровцев, наши воины уничтожили 4 танка и броневик, захватив при этом бронетранспортер, 88-мм орудие и 5 станковых пулеметов. За умелое руководство боем и личную отвагу гвардии лейтенант Ф. Е. Воробьев был награжден орденом Красного Знамени. (Там же, ф. 609, он. 272947, д. 17, л. 161).

В связи с выходом соединений 5-го гвардейского механизи­рованного корпуса в район Красноуральска, Янова, Кассовки ему была поставлена задача — овладеть важным узлом обороны Глинском и опорными пунктами в этом районе, В дальнейшем же предстояло наступать на Чигирин. (Там же, ф. 332, оп. 49484, д. 6, л. 145).

Таким образом, с выходом на этот рубеж 5-й гвардейский ме­ханизированный корпус создавал реальную угрозу правому крылу и тылу 11-го армейского корпуса гитлеровцев.

Главный удар корпус наносил в направлении населенных пунктов Иванковцы, Вершацы, Чигирин силами 24-й гвардейской танковой и 1.2-й гвардейской механизированной бригад. 51-й гвар­дейский танковый полк 10-й гвардейской механизированной бригады, обеспечивая правый фланг ударной группировки, на­ступал на Вербовку, Стецовку, 11-я гвардейская механизирован­ная бригада должна была овладеть Глинском.

Наступление началось 29 ноября. Преодолевая ожесточенное сопротивление врага, соединения корпуса продвигались вперед.

В боях за Днепром командование и воины корпуса еще раз продемонстрировали свое возросшее боевое мастерство. Здесь при освобождении населенных пунктов, превращенных фаши­стами в сильные узлы обороны, широко использовались ночные атаки. Хорошо подготовленные и проведенные неожиданно для врага, они приносили успех, несмотря па то что противник в ряде случаев имел большое превосходство в живой силе и технике. В таких условиях ночные действия в сочетании с внезапностью ударов позволяли добиваться успеха над превосходящим по чис­ленности противником. Примером этому может служить освобож­дение большого села Иванковцы (20 км южнее Чигирина), ко­торое фашисты превратили в сильный опорный пункт. Попытки овладеть им днем не увенчались успехом. Тогда командир 12-й гвардейской механизированной бригады полковник Г. Я. Борисенко приказал заместителю начальника штаба бригады майору М, Д. Кривопише захватить село внезапным ночным налетом. В распоряжение офицера командир бригады выделил разведыва­тельную роту и три мотострелковых взвода. Проведя тщательную разведку, Кривопиша определил скрытые подступы к окраинам и центру населенного пункта и решил атаковать его с трех на­правлений.

Под покровом ночи воины, скрытно проникнув в село, за­бросали гранатами дома, занятые гитлеровцами. В панике фашисты выбегали из домов и попадали под губительный огонь автоматчиков. Уцелевшие фашисты обратились в бегство, оставив все имущество штаба 282-й пехотной дивизии с действующим уз­лом связи. Так неожиданная атака позволила с минимальными потерями для наших воинов занять опорный пункт врага.



#20 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 25 Октябрь 2012 - 00:37

Продолжала наступление и 11-я гвардейская механизирован­ная бригада, которая овладела населенным пунктом Снежково на юго-западных подступах к Глинску, а во взаимодействии с 51-м гвардейским танковым полком — селом Вербовка (8 км юго-восточнее Чигирина).

Стремительно атаковали противника в этом селе танкисты 51-го гвардейского танкового полка. Первыми в село ворвались боевые машины, ведомые лейтенантом В. Стрикуном и младшим лейтенантом И. Пушкиным. Обнаружив в опорном пункте про­тивотанковую батарею, которую прикрывало большое количество пехоты, они смело атаковали ее и уничтожили 2 противотанковых орудия, несколько пулеметов и свыше 100 солдат и офицеров противника. (Архив МО СССР, ф. 609, оп. 272947, д. 6, л. 134). Здесь же особенно отличился командир отделения 4-й мотострелковой роты 11-й гвардейской механизированной бригады младший сержант Александров Иван Сергеевич, Он пер­вым во главе отделения бросился в атаку и уничтожил двоих гитлеровцев, а одного взял в плен, За проявленный героизм гвар­дии младший сержант И. С. Александров был награжден орденом Славы III степени. (Там же, д. 17, л. 193).

12-я гвардейская механизированная и 24-я гвардейская тан­ковая бригады к этому времени овладел селом В...шацы и го­товились атаковать противника в город Чигирине. Между тем стало известно, что гитлеровцы начали отводить свои части на запад, прикрывая отход сильными арьергардами, занявшими обо­рону на южной и юго-восточной окраинах города.

Чтобы сорвать организованный отход противника, 409-й ди­визион гвардейских минометов, приданный 12-й гвардейской ме­ханизированной бригаде, произвел из района Зеленый Яр два залпа по шоссе и по мосту через реку Тясмин, где скопилось большое количество боевой техники. В результате этого удара фашисты понесли ощутимые потери и были нарушены их боевые порядки.

5 декабря корпусу была поставлена новая боевая задача; он должен был выйти в район Александрова, Омельгорода а на­ступать в направлении населенных пунктов Каменка, Смела на­встречу правофланговой 52-й армии 2-го Украинского фронта, наступавшей на Смелу с северо-востока. Эта задача исходила из замысла фронтового командования на окружение крупных сил немецко-фашистских войск, отходивших из района Крюкова, Александрии и междуречья Тясмина, Днепра.

(Там же, ф. 332, оп. 4948, д. 6, л. 175).

Сдав свой участок 75-му стрелковому корпусу, соединения 5-го гвардейского механизированного корпуса приступили к вы­полнению задачи, прикрываясь справа, со стороны Чигирина, си­лами 12-й гвардейской механизированной бригады.

Для выполнения боевой задачи необходимо было в кратчай­ший срок овладеть населенным пунктом Каменка, через который проходила одна из основных дорог, использовавшихся гитлеров­цами для отвода своих войск. В соответствии с этим командова­нием корпуса было принято решение нанести главный удар в на­правлении Болтышки, Каменки силами 12-й гвардейской меха­низированной и частью сил 24-й гвардейской танковой бригад. На правом фланге в направлении Красносельска, Каменки на­ступала 10-я гвардейская механизированная бригада с целью приковать к себе значительные силы противника и обеспечить тем самым успех в овладении Каменкой, Во втором эшелоне в на­правлении Ивангорода, Юрчихи (1,5 км восточнее Каменки) на­ступала 11-я гвардейская механизированная бригада.

В связи с тем что 12-я гвардейская механизированная бригада была лучше укомплектована, чем другие, на нее возлагалась наи­более ответственная задача — после прорыва обороны противника на рубеже Ивангород —Болтышка продвинуться вперед и не позд­нее 13 декабря овладеть населенным пунктом Каменка. Проры­вать оборону решено было без артиллерийской подготовки, по­скольку на этом рубеже противник не имел сплошного фронта.

Уточнив сведения о противостоявшем противнике и выяснив, что между опорными пунктами, которые обороняли сводные от­ряды 167-й пехотной дивизии немцев, имеются большие разрывы, командир 12-й гвардейской механизированной бригады принял смелое решение — в ночь на 12 декабря походной колонной выйти в тыл противника через не занятый его войсками промежуток, и необходимо отметить, что этот маневр был успешно осуществлен, Гитлеровцы обнаружили колонну и открыли по ней огонь только тогда, когда основные силы ее вошли в лес южнее этого населен­ного пункта.

К рассвету 13 декабря бригада без потерь вышла на исходные для атаки позиции. Задача подразделений состояла в том, чтобы овладеть южной половиной села Каменка, а затем форсировать реку Тясмин и овладеть остальной его частью. Наступление ре­шено было начать вечером этого же дня и вести его в трех на­правлениях. При этом удар с юга был основным. Для ведения боя в самом населенном пункте в мотострелковых батальонах были созданы штурмовые группы, которые поддерживались тан­ками и артиллерией.

Когда сгустились сумерки, воины бригады пошли в атаку. Громя фашистов, подразделения первого эшелона к исходу дня форсировали реку Тясмин и захватили небольшие плацдармы на левом берегу, а к утру 14 декабря бригада, очистив от немцев этот сильный узел обороны, полностью выполнила задачу. Здесь подразделениями бригады было захвачено 8 железнодорожные эшелонов с воинским имуществом, а также взято в плен свыше 200 солдат и офицеров из тыловых частей 11-го армейского кор­пуса гитлеровцев.

В боях на ближайших подступах к населенному пункту Каменка бессмертный подвиг совершил наводчик миномета из 285-го отдельного Краснознаменного миномётного полка сержант Галочкин Виктор Иванович. А было это так. Мотострелковая рота под командованием лейтенанта А. А. Чараева, преодолевая яростное сопротивление врага, шаг за шагом продвигалась к юж­ной окраине. Попав под ураганный огонь противника, рота за­легла. Понимая, что мотострелки попали в тяжелое положение, командир минометной батареи, поддерживавшей роту, решил вы­делить в помощь ей группу солдат. В их числе оказался и сер­жант Галочкин. Командир роты, когда до окопов противника оставалось несколько десятков метров, повел бойцов в атаку. Он был впереди всех и личным примером увлекал за собой подчи­ненных.

В. И. Галочкин шел в атаку рядом с лейтенантом. И совсем немного оставалось до окопов, когда навстречу выбежал враже­ский офицер и метнул гранату. Она летела прямо на лейтенанта А. А. Чараева. Но в этот момент навстречу летящей гранате бросился сержант Галочкин. Заслонив грудью командира, 18-лет­ний комсомолец принял удар на себя. Галочкин погиб. Но рота, поднятая в атаку лейтенантом А. А. Чараевым, выполнила боевую задачу.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 сентября 1944 г. сержанту Галочкину Виктору Ивановичу за проявленное бесстрашие в бою с немецко-фашистскими захватчиками было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Потеря Каменки и успешное продвижение наших частей на северо-запад ставили гитлеровцев в тяжелое положение. Отходив­шая чигирийская группировка оказалась под угрозой окружения, так как 5-й гвардейский механизированный корпус находился от наступавших ему навстречу соединений 52-й армии 2-го Украин­ского фронта на расстоянии 35-—40 км.

Чтобы избежать очередного «котла», немецко-фашистское командование выдвинуло на помощь своей чигирииской группи­ровке 3-ю танковую дивизию, которая стремилась окружить и разгромить глубоко вклинившиеся в оборону соединения 5-го гвардейского механизированного корпуса и захватить железно­дорожные станции Знаменка и Хировка, занятые войсками 5-й гвардейской армии.

И это им частично удалось. Ведя наступление большими си­лами, гитлеровцам с большим трудом удалось оттеснить 12~ю гвардейскую механизированную бригаду из Каменки. Тем самым они стремились отрезать ее и 24-ю гвардейскую танковую бригаду от остальных сил корпуса. Однако решительными и энергичными действиями 42-я гвардейская механизированная бригада, отразив атаки частей 3-й танковой дивизии немцев, сумела ночью занять оборону на западной окраине населенного пункта Болтышка. 24-й гвардейской танковой бригаде также удалось отойти и вместе с 11-й гвардейской механизированной бригадой перейти к обороне в районе Ивангорода.

Ожесточенные бои разгорелись и на правом фланге корпуса, где 10-я гвардейская механизированная бригада сдерживала на­тиск частей 187-й пехотной дивизии, усиленной танками. Ценой больших потерь противнику удалось овладеть Омельгородом и от­теснить бригаду к крупному населенному пункту Михайловка, где дальнейшее продвижение врага было остановлено.

Вспоминая боевые действия в районе Каменки, бывший командир 51-го гвардейского танкового полка гвардии подполков­ник Е. Й. Гребенников так описывал один из боев: «.,. разведка донесла: из Каменки движется колонна противника, в которой больше 100 танков и бронемашин с артиллерией.

Я приказал командирам подразделений занять выгодный ру­беж и приготовиться к отражению контратаки гитлеровцев. Время ограниченное. Не прошло и получаса, как мы вступили в нерав­ный бой.

Противник бросил на нас до 50 танков и полк мотопехоты. Атака поддерживалась сильным артиллерийским и минометным огнем. Мы же имели на этом участке 17 танков, 5 самоходно- артиллерийских установок, противотанковую батарею и около 150 мотострелков.

Бой нарастал с каждой минутой. Не считаясь с большими потерями, фашисты наседали на наши позиции. В смертельном поединке был подбит танк командира взвода гвардии лейтенанта Ф. X. Файзулина, Командир орудия был убит. Остальные члены экипажа ранены. Самому Файзулину оторвало правую руку.

Механик-водитель гвардии сержант И. Г. Магнитов помог командиру выбраться из горящего танка, а сам решил сбить пламя большими оборотами вентилятора. В это время он увидел фашистскую артиллерийскую батарею, которая вела огонь по нашим танкам. Переключив передачу. Магнитов на большой ско­рости повел боевую машину на нее. Гусеницами «тридцатьчет­верки» он раздавил 2 орудия и 6 человек из расчета. Но в этот момент огонь в танке достиг боевого отделения. Взорвался бое­комплект. Механик-водитель Магнитов погиб смертью героя в пы­лающем танке.

Но бой продолжался. Тут же, среди смерти и огня, санинст­руктор полка оказал первую медицинскую помощь гвардии лейте­нанту Файзулину. Тяжело раненный, он пришел в себя и видел геройскую гибель своего механика-водителя. В окровавленных бинтах лейтенант поднялся с мерзлой земли и с возгласом «За Родину!» бросился вперед. Его подвиг зажег наших бойцов. В едином порыве мотопехота и танки ринулись в атаку. Гитлеровцы не выдержали такого стремительного натиска и отступили, Они оставили на ноле боя 18 танков, более ЗО бронемашин, много оружия и 200 трупов солдат и офицеров.

Гвардии лейтенант Ф. X. Файзулин умер от потери крови. Его и механика-водителя гвардии сержанта И. Г, Магнитова Пре­зидиум Верховного Совета СССР посмертно наградил орденом Красного Знамени». (Газета «Трудовая слава», 21 октября 1968 г. (Орган Каменского РК КПУ).

С 18 по 28 декабря соединения корпуса удерживали занимае­мые рубежи и отбили все атаки противника с большими для него потерями.

Свои неудачи в боях с соединениями корпуса гитлеровцы вы­мещали в зверствах над гражданским населением. Так, в селе Сосновка (15 км юго-восточнее Каменки) фашисты учинили же­стокую расправу над местными жителями.

Перед отходом из этого села они собрали в здание школы всех его жителей, закрыли окна и двери, облили дом бензином и подожгли. Тех же, кто сумел выбраться из горящего дома, рас­стреляли из автоматов.

Из всех жителей осталось в живых несколько человек, спря­тавшихся от гитлеровцев, Они и рассказали об этом злодеянии фашистов.

В конце декабря противник, сосредоточив в районе Голикова, Крымок, Тарасовки (25 км северо-восточнее Кировограда) до 250 танков и штурмовых орудий, прорвал оборону 52-й армии и овладел крупным населенным пунктом Федварь. 5-й гвардейский механизированный корпус оказался в тяжелом положении. Един­ственный 2-километровый проход между селами Михайловка и Елизаветградка простреливался огнем артиллерии и танков врага.

Командующий 53-й армией генерал-лейтенант И. М. Манага­ров, в оперативном подчинении которого находился в это время корпус, решил вывести его на рубеж Михайловка—Елизаветградка и организовать здесь оборону. Для обеспечения флангов во время движения через узкий коридор командир корпуса выделил по усиленному мотострелковому батальону. Хорошо была поставлена на маршруте и комендантская служба. Все это позволило органи­зованно, без потерь выполнить задачу.

Необходимо отметить, что коммунисты и комсомольцы всегда находились на самых трудных участках. Так, коммунист Евсеев Иван Степанович, разведчик 2-го гвардейского отдельного мото­циклетного батальона, выполняя боевое задание в районе Новой Праги, устроил засаду и захватил немецкую штабную машину с важными секретными документами, за что был награжден ор­деном Красной Звезды.

Коммунист Сучков И. Е. артиллерист 1447-го самоходно-артиллерийского полка, во время боя заменил выбывшего навод­чика орудия и уничтожил 2 танка противника и до 10 гитлеров­цев, за что удостоился высокой правительственной награды — ордена Славы IIJстепени.

Во время боя 29 декабря кандидат в члены ВКП(б) Г. 3. Загретдинов при отражении контратаки противника, ведя меткий огонь из самоходного орудия, уничтожил 2 фашистских танка и до 50 солдат и офицеров. Он также был награжден орденом Красной Звезды.



#21 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 25 Октябрь 2012 - 21:44

корпусная газета "Вперед, за Родину", ответственным ре­дактором которой был майор Мастыкин Александр Георгиевич.

-----------------------------

парторг роты 1-го мотострелкового батальона 10-й гвардейской механизированной бригады Станков

----------------------------

В декабре произошли изменения в командовании 11-й гвардей­ской механизированной бригады. Вместо отозванного в распоря­жение 5-й гвардейской танковой армии командира бригады пол­ковника Н, В. Грищенко на эту должность прибыл полковник Ф. Я. Бриков,

Гвардии полковник Грищенко до назначения на должность командира бригады был начальником одного из танковых учи­лищ. Офицер с широким оперативно-тактическим кругозором, он умело командовал бригадой в Курской битве и в боях за Днеп­ром.

Вновь назначенный командир бригады полковник Ф. Я. Бри­ков — офицер с большим стажем и опытом политической работы, В 1940—1943 гг. он был заместителем по политической части начальника Казанской высшей офицерской школы инженерно- технического состава бронетанковых войск. Окончив в декабре 1943 г. специальные курсы подготовки старшего командного со­става, он был назначен на должность командира 11-й гвардей­ской механизированной бригады.

3 января 1944 г. по приказу командующего 53-й армией 5-й гвардейский механизированный корпус, который в предыдущих боях понес немалые потери, был выведен из боя и сосредоточился в районе железнодорожной станции Хировка, где готовился к предстоящей операции в составе этой армии.
В зимней кампании 1944 г. 53-й армии, которой в это время командовал генерал-лейтенант И. В. Гадании, командующим 2-м Украинским фронтом была поставлена задача отрезать пути от­хода кировоградской группировке противника на запад.



5-му гвардейскому механизированному корпусу в связи с этим было приказано во взаимодействии со 116-й и 233-й стрелко­выми дивизиями прорвать оборону противника на фронте Топи­ло—железнодорожная станция Треповка и, развивая удар в направлении Малой Виски, не допустить отхода противника на Новомиргород и Новоукраипку. Корпусу предстояло действовать в составе первого эшелона оперативного построения 53-й армии и решить задачу, присущую стрелковому соединению в назначен­ной полосе наступления.

Разгром основных сил кировоградской группировки немцев и овладение городом Кировоградом командование фронта воз­ложило на 5-ю гвардейскую армию, наносившую удар с северо- запада, и на 7-ю гвардейскую и 5-ю гвардейскую танковую ар­мии, наносившие удар с юго-запада.

Утром 5 января после мощной артиллерийской подготовки войска 53-й армии перешли в наступление. Противник, не вы­держав натиска наших воинов, оставил первую позицию и стал под прикрытием мелких групп танков а пехоты отходить на за­пад. В этот день соединения 5-го гвардейского механизированного Зимовниковского корпуса продвинулись па направлении главного удара до 25 км.

Для наращивания силы удара на этом направлении командо­вание фронта перегруппировало сюда 8-й механизированный кор­пус из состава 5-й гвардейской танковой армии под командова­нием генерал-майора танковых войск А. Н. Фирсовича.

Через два дня после начала наступления войск фронта соеди­нения 5-й гвардейской танковой и 7-й гвардейской армий штур­мом овладели Кировоградом. Первыми в город ворвались 29-й танковый корпус 5-й гвардейской танковой армии, а также 50-я и 207-я стрелковые дивизии 7-й гвардейской армии.

Успешно продвигался и 5-й гвардейский механизированный корпус, отражая при этом многочисленные контратаки. К 16 ян­варя корпус овладел рядом населенных пунктов на ближних под­ступах к Новомиргороду и Малой Виске, перерезав при этом до­роги, ведущие от Кировограда к этим населенным пунктам, вы­полнив тем самым поставленную ему задачу. К этому времени на новомиргородское направление была перегруппирована вся 5-я гвардейская танковая армия с целью развить удар на Умань, Христиановку (100 км западнее Новомиргорода).

5-й гвардейский механизированный корпус был снова возвра­щен в состав танковой армии, но, ослабленная в предыдущих боях, она не могла развить и успешно продолжать наступление. Встре­чая возраставшее сопротивление фашистов, войска 2-го Украин­ского фронта были вынуждены временно приостановить продви­жение.

В связи с этим корпус сдал свою полосу соединениям 53-й ар­мии и сосредоточился в районе населенного пункта Знаменка, где ему предстояло произвести доукомплектование личным со­ставом, получить новую технику. Штаб корпуса расположился в селе йванковпы.

Прошло немногим более года, как 5-й гвардейский механизи­рованный Зимовниковский корпус шел по фронтовым дорогам войны. За этот период воины корпуса в боях с иемецко-фашистскими войсками проявили смелость и бесстрашие, умение бить врага и нанесли ему следующие потери:

Уничтожено солдат и офицеров противника 18100, танков и штурмовых орудий 380 (из них «тигров» 32), бронемашин 57, орудий и минометов 430, пулеметов, автоматов и винтовок 13 220, автомашин 1230, мотоциклов 250, самолетов 9, радиостанций 150.

За это же время части и подразделения корпуса взяли в плен около 2 тыс, гитлеровцев, захватили 167 танков и штурмовых орудий, бронемашин 15, орудий и минометов 224, пулеметов, автоматов и винтовок 3676, автомашин 550, мотоциклов 180, ра­диостанций 55, а также много другого военного имущества.

При этом было освобождено из фашистских концентрационных лагерей 1500 советских военнопленных, очищены от захватчиков 30 городов и районных центров, свыше 1900 населенных пунктов.

Так выглядели в цифрах итоги боевых действий корпуса с 25 декабря 1942 г. по 12 января 194.4 г.

(Архив МО СССР, ф. 603, ore. 210936, д. 1, лл. 3—9; оп. 4948. д. 43, лл. 49—20).

от­сутствие достоверных данных о противнике, готовившем контр­удар на кировоградско-ново-стародубском направлении, поста­вило 5-й гвардейский механизированный корпус (75 танков) и введенный в сражение 1-й гвардейский механизированный кор­пус (65 танков) («Военно-исторический журнал», 1968, № 10, стр. 40), в тяжелое положение: они вступили во встреч­ное сражение с четырьмя немецкими танковыми дивизиями (14, 24, 1-й и «Адольф Гитлер») и двумя пехотными (384-й и 378-й) дивизиями, поддержанными крупными силами авиации, которая за два дня совершила 1500 самолето-вылетов на войска 2-го Украинского фронта, выдвинувшиеся западнее реки Йнгулец. (Там же, стр. 42).
К тому же ввод в свой резерв 51-го гвардейского танкового полка 10-й гвардейской механизированной бригады командующим 5-і гвардейской танковой армией и переподчинение 12-й гвардей­ской механизированной бригады командиру 18-го танкового кор­пуса усугубляло положение корпуса и не давало возможности ис­пользовать в полной мере все его боевые возможности для отра­жения контрудара превосходящих танковых сил врага.


После напряженных, кровопролитных боев на Правобережной Украине 5-й гвардейский механизированный корпус 17 января 1944 г,, как отмечалось выше, был выведен на доукомплектова­ние в район Глинска, Знаменки, Янова в Кировоградской области. Одновременно корпус был выведен из состава 5-й гвардейской танковой армии в резерв Ставки Верховного Главнокомандования.

Предстояла большая и ответственная работа: принять попол­нение, получить новую боевую технику и вооружение, организо­вать планомерную боевую подготовку.

Доукомплектование производилось с учетом изменений в орга­низационно-штатной структуре механизированных корпусов, принятой в конце1943 г. Теперь в его состав входили три меха­низированны© и танковая бригады,один-два самоходно-артиллерийских полка, минометный, зенитный, артиллерийский, истребительно-противотанковый артиллерийский полки, отдельный гвар­дейский минометный дивизион реактивной артиллерииБМ-13 и части обеспечения и обслуживания. Штатную численностькор­пуса составляли 16 389 человек, 246 танков и САУ (Т-34 176, Т-70 — 21, САУ — 49), 252 орудия и миномета, свыше 1800 авто­машин. (50 лет Вооруженных Сил СССР, стр. 335).

По сравнению с танковым корпусом в механизированном было на 12 танков меньше, но в то же время он имел на 100 орудий и минометов а на 600 автомашин больше. Численность личного состава была выше на 5 тыс. человек (Там же, стр. 334).

В середине 1944 г. танки Т-70 были изъяты из штата механи­зированного корпуса и заменены «тридцатьчетверками». В кор­пусе стало 197 танков Т-34, при этом 6-я танковая бригада имела 85 танков. Истребительно-противотанковый артиллерийский полк был преобразован в легкий самоходно-артиллерийский полк, полу­чив на вооружение самоходно-артиллерийские установки СУ-76. Все три самоходно-артиллерийских полка имели но 21 самоходно- управляемой установке.

Доукомплектование и подготовка к боевым действиям в пе­риод нахождения корпуса в Кировоградской области происходили в период с января по декабрь 1944 г.

Столь длительный срок, предоставленный для решения этих задач, объяснялся тем, что поступление новых образцов танков, самоходио-артиллерийских установок, орудий и остальных видов вооружения, а также подвижных запасов для корпуса предусмат­ривалось в конце лета и осенью 1944 г. Происходило это потому, что все перечисленные выше виды вооружения в первую очередь направлялись в те танковые армии, отдельные механизированные и танковые корпуса, участие которых планировалось в важней­ших операциях года: Корсунь-Шевченковской, Крымской, Бело­русской, Ясско-Кишиневской, Белградской, Будапештской, по освобождению Прибалтики и др.

Все соединения и части в районах новой дислокации располо­жились в лесах, в оборудованных землянках, с хорошо организо­ванной лагерной службой. Пересеченная местность создавала очень хорошие условия для обучения тактике, вождению всех ви­дов боевой и транспортной техники и для огневой подготовки.

На одном из таких учений произошел курьезный случай: раз­ведчики «противника» сняли у задремавшего пулеметного расчета тело станкового пулемета. На рассвете, проверяя положение сто­рон, к этому расчету подъехал командир корпуса и, увидев рас­строенные лица солдат, у которых похищение «противником» ос­новной части пулемета отбило сон, спросил сержанта: «А где же тело пулемета?» Сержант упавшим голосом доложил: «Товарищ генерал. Одни колеса остались!» И долго после учения этот неза­дачливый пулеметный расчет был объектом веселых шуток и острот.

Всему корпусу были известны отважные разведчики капитан Д. В. Пивовар и сержант Ю. Д. Лобанов; снайперы танковой стрельбы с ходу старшие лейтенанты Н. В. Рябчук, П. Д. Сурин, С. Г. Танеев, лейтенант А. В. Евдоки­мов; отличный стрелок из противотанкового орудия лейтенант А. Д. Консков; мастер применения «карманной артиллерии», как называли минометчиков, сержант С. В. Миронов; специалисты высокого класса до обезвреживанию мин-«сюрпризов» майор Н. П. Се­ров и рядовой Г. В. Чермапов; отличник эксплуатации автомоби­лей в боевых условиях Г. Т. Синько и многие другие.

Неоценимое значение приобретали рассказы гвардейцев, делившихся своим боевым опытом. «Помню, был та­кой случай, — рассказывал на занятиях с танковыми экипажами лейтенант А. М. Клепиков. — В боях под населенным пунктом Лучки, южнее Прохоровки, несколько наших танков в ходе на­ступления выскочили на гребень высоты и остановились. Экипажи осматривали местность. Но этого короткого мгновения было доста­точно, чтобы немцы открыли ио нашим танкам огонь и нанесли им серьезные повреждения.


А вот лейтенант М. Д. Черныш в такой же обстановке посту­пил совсем по-иному. Он не пошел прямо на высоту, которую предстояло взять, а повел свой взвод в обход. На максимальной скорости танкисты ворвались в расположение врага, открыли огонь и обратили фашистов в бегство, 5 гитлеровских танков, пушку, автомашину и до 50 солдат и офицеров уничтожил в этом бою взвод гвардии лейтенанта Черныша и, не понеся потерь,- занял высоту».

Объясняя значение маневра в наступательном бою, А. М. Кле­пиков привел другой пример о том, как мастерски маневрировал в бою на своем танке гвардии лейтенант Ф. А. Филин, участник 25 танковых атак. В одном из боев его танк встретился с «тигром». Зная, что в лобовой схватке преимущества на стороне врага, лей­тенант Ф. А. Филин решил атаковать его с боку. Метким выстре­лом бронебойным снарядом по борту фашистского танка решился исход поединка в пользу советского танкиста.

В июле 1944 г. в і 2-й гвардейской механизированной бригаде была проведена конференция пулеметчиков по обмену боевым опытом. На ней выступили воины, прославившиеся в боях: коман­дир пулеметной роты старший лейтенант А. В. Луговской, коман­дир пулеметного взвода лейтенант В. В. Ларионов, командиры пу­леметных расчетов младший сержант И. Г. Летута, сержант И. Ф. Чепайкин и другие, высказавшие много интересных предло­жений по тактике пулеметных подразделений, их огневой подго­товке и методике обучения.

По инициативе комсомольцев этой же бригады в одной из мо­тострелковых рот 1-го мотострелкового батальона капитана И. Н, Головченко завели «Книгу боевых дел» — своеобразную ле­топись ратных подвигов гвардейцев-зимовниковцев.

Много труда, энергии и инициативы внесли в организацию боевой подготовки начальники штабов механизированных бригад корпуса подполковники И. Т. Носков, С. Т, Богданов, Н. П. Бочинский, Т. А. Богданов, танковой бригады - подполковник С. А, Панов.

Со знанием дела руководили боевой подготовкой заместители командиров бригад полковники Б. й, Терехин, М. Г. Синиченко, Р. А. Михайленко, М, И. Манилис. Под их руководством оборудо­вались стрельбища для стрелкового оружия, участки для гранато­метания, танковый полигон и огневые городки, танкодромы, авто­дромы, инженерные и химические городки, места для обучения форсированию рек и для «обкатки» мотопехоты танками. Непре­рывно днем и ночью в этих местах подразделения всех родов войск обучались ведению боя.

И сделано это было своевременно, так как начинала поступать новая бронетанковая техника, хотя и в небольшом количестве, 24-я гвардейская танковая бригада, 51, 54 и 55-й гвардейские танковые полки получали танки Т-34-85, которые имели более мощную броню, 85-мм пушку и могли развивать большую ско­рость. Новая пушка значительно повышала боевые возможности танка. Теперь можно было более успешно и на большей дистан­ции поражать немецкие танки, включая новейшие: T-VI«тигр», T-VI-Б - «королевский тигр».

Усиленно готовились к предстоящим боям артиллеристы под руководством командующего артиллерией корпуса полков­ника Н. П. Дякина и его штаба во главе с подполковником П. Д. Ксендзовым, сосредоточивая свои усилия на вопросах непре­рывного взаимодействия в бою с соединениями и частями корпуса и. на достижении высокого уровня огневой подготовки офицеров — артиллеристов и минометчиков.



#22 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 25 Октябрь 2012 - 22:15

В мае 1944 г. вместо убывшего 409-го отдельного гвардейского минометного дивизиона в состав корпуса прибыл 11-й дивизион гвардейских минометов под командованием майора И. Г. Мороза. В июле прибыли379-й тяжелый самоходно-артиллерийский полк майора П. Ф. Сидоренко и783-й Краснознаменный Севастополь-

ский зенитный артиллерийский полк под командованием подпол­ковника Н. П. Голева.

Большую роль играла и корпусная газета, которая с мая 1944 г. получила новое название — «Советский воин».

Необходимо отметить и дружбу воинов корпуса с партизанами, дружбу, скрепленную совместно пролитой кровью.

Во время освобождения Кировоградской области на ее терри­тории действовал сильный партизанский отряд под руководством секретаря подпольного областного комитета ВКП (б) М. М. Скирды. Много неприятностей приносил немецко-фашистским захватчикам этот отряд: летели под откос железнодорожные эшелоны, горели цистерны, взрывались эшелоны с боеприпасами. А во время на­ступления корпуса южнее Чигирина партизаны отвлекли на себя часть немецко-фашистских войск, при этом со штабом партизан­ского отряда поддерживалась радиосвязь.

Боевая дружба сроднила зимовниковцев с партизанами, кото­рые часто бывали в гостях у воинов-гвардейцев, рассказывали о своих боевых делах.

Немецко-фашистские войска при отступлении с захваченных территорий Советского Союза превращали их в «зоны пустыни», подвергая разграблению и уничтожению материальные ценности. Эта же участь постигла города и села Правобережной Украины.

Командование корпуса стремилось оказать необходимую по­мощь колхозам и совхозам, благодаря чему, в частности, был свое­временно и без потерь собран богатый урожай зерновых культур летом 1944 г. в районах дислокации соединений и частей корпуса.

Большая помощь была оказана местному населению в деле медицинского обеспечения, так как почти все больницы и по­ликлиники были уничтожены или разграблены, а медицинский персонал отсутствовал.

Санитарная служба корпуса, возглавляемая подполковником медицинской службы Б, М. Вороновым, а также врачи, фельдшеры и медицинские сестры 48-го медико-санитарного батальона, кото­рым командовал майор медицинской службы Б. В, Шапошников, делали все возможное, чтобы оказать населению необходимую помощь и обеспечить его медикаментами.

Незадолго до отправки на фронт в корпусной газете «Совет­ский воин» под заголовком «Почему мы идем в логово фашист­ского зверя» было опубликовано письмо пулеметчиков одного из подразделений — трех братьев Ольшанских. «Наше село Ново-Ни­колаевка Запорожской области, — писали они, — до войны уто­пало в садах. На обширных просторах колхозных земель паслись большие стада племенного скота. Люди жили в достатке. В каж­дую хату было проведено электричество и радио. Для молодежи был выстроен прекрасный клуб,..

Но вот нахлынули фашистские орды и стали сеять всюду смерть и разорение. Полилась народная кровь. Запылали города и села. Не уцелела и Ново-Николаевка. Озверелые фашисты пре­вратили ее в пепелище, огражденное виселицами. Они и сейчас у нас перед глазами — эти виселицы с повешенными односельча­нами, освещенные зловещим заревом пожаров. Тех колхозников, которым удалось избежать казни, гитлеровцы увезли в Германию. Эта горькая участь постигла и нашу сестру Веру,

Провожая нас на войну, отец со слезами на глазах дал наказ: «Найдите злодеев, сынки, и отомстите им за все!»

Поэтому мы будем бить фашистов не только за наше личное горе, но и за всех тех, кто был ими зверски замучен!»

Это письмо наглядно показало, что новое пополнение воинов полно решимости приложить все силы для быстрейшего достиже­ния победы,

В августе и сентябре в корпусе прошли тактические учения батальонов, полков и бригад.

О выполнении программы боевой и политической подготовки личным составом командование корпуса доложило в Москву ко­мандующему бронетанковыми войсками маршалу бронетанковых войск Я, Н. Федоренко и в Ставку Верховного Главнокомандо­вания.

В середине осени бригадам корпуса были торжественно вру­чены гвардейские знамена. Вот как это происходило, например, в 10-й гвардейской механизированной бригаде.

На опушке леса в четком строю застыли гвардейцы бри­гады: танкисты, мотострелки, минометчики, саперы, автомоби­листы, хозяйственника.

Раздалась команда «Смирно!». Навстречу прибывшему для вручения гвардейского знамени генералу Б, М, Скворцову вышел командир бригады полковник В. Н. Буслаев, который принял от командира корпуса гвардейское знамя бригады. Прозвучала команда: «На правое колено становись!» Начался самый торже­ственный, незабываемый момент: гвардия давала клятву.

«Мы, гвардейцы-зимовниковцы, принимая гвардейское знамя, клянемся нашей партии, правительству и нашему пароду, что будем сражаться под этим боевым знаменем до последней капли крови, так же мужественно и отважно, как под Сталинградом и Зимовниками, Ростовом и Ватайском, в сражениях под Прохоровкой и на Украине. Под этим гвардейским знаменем будем громить врага до полной победы!»

После команды: «Встать!» могучее гвардейское «ура!» про­неслось над стройными рядами гвардии, отдаваясь эхом в окрест­ных, стоящих в осеннем наряде, Черном и Чутинском лесах. Вслед за командиром перед фронтом соединения прошли знаменосцы, высоко держа отныне ставшее святыней бригады алое гвардей­ское знамя.

Затем торжественным маршем прошли части 10-й гвардейской механизированной бригады. И все присутствующие почувствовали силу и мощь гвардейцев.



#23 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 25 Октябрь 2012 - 23:34

В МОРАВИИ И ВЕРХНЕЙ СИЛЕЗИИ


К концу 1944 г. наши войска освободили Румынию, Бол­гарию, часть Польши и большую часть Венгрии, вступили в пре­делы Чехословакии.

Соотношение сил на советско-германском фронте складывалось в пользу Красной Армии. К началу 1945 г. Советские Вооружен­ные Силы имели более 11 млн. человек. В действующей армии было около 6 мли. человек, 91 400 орудий и минометов, 2933 реактив­ных установки, около 11 тыс» танков и самоходно-артиллерийских установок, 14 500 боевых самолетов. Вместе с Красной Армией действовали польские, чехословацкие, румынские и болгарские войска общей численностью 326 500 человек, Они имели 5200 ору­дий и 200 танков. (Великая Отечественная война Советского Союза 1941—1945. Краткая история, стр. 481, 460)

Против Красной Армии действовали немецко-фашистские войска общей численностью в 3,1 млн. человек. Они имели 28,5 тыс. орудий и минометов, около 4 тыс. танков и штурмовых орудий, около 2 тыс. самолетов.

Таким образом, соотношение сил по количеству людей в дей­ствующей армии было почти в 2 раза, по орудиям и минометам, танкам и САУ — более чем в 3 раза, по боевым самолетам — бо­лее чем в 7 раз в пользу Красной Армии. (Там же).

В начальной фазе Моравско-Остравской операции в в опера­ции по освобождению Верхней Силезии от немецко-фашистских захватчиков участвовал и 5-й гвардейский механизированный Зимовниковский корпус.

К декабрю 1944 г. корпус закончил укомплектование, боевую подготовку и отработку взаимодействия частей. Были пополнены запасы материальных средств. Таким образам, части и подразде­ления корпуса были готовы к ведению боевых действий.

В первых числах января 1945 г, поступил приказ об отправке на фронт.

К 1 февраля корпус сосредоточился в Коханувских лагерях, находившихся в районе города Дембица, что в 100 км восточнее Кракова. Коханувские лагеря были хорошо оборудованы.

В это время в состав корпуса входили 10, 11 и 42-я гвардей­ские механизированные и 24-я гвардейская танковая бригады, 379-й тяжелый, 1447-й средний и 104-й гвардейский легкий самоходно-артиллерийские полки, 285-й минометный, 763-й гвардей­ский зенитно-артиллерийский полки, 11-й гвардейский миномет­ный дивизион PC, 2-й гвардейский мотоциклетный, 68-й гвардей­ский саперный, учебный батальоны, 388-й отдельный батальон связи и другие части и подразделения.

Из стрелкового оружия в корпусе имелось 276 противотанко­вых ружей, 43 крупнокалиберных пулемета ДШК. 139 станко­вых и 385 ручных пулеметов, 5320 автоматов ППІІІ и ПГІС, 6769 карабинов и винтовок. (Архив МО СССР, ф. 609, он. 81122, д. 1, лл. 2—3).

Невдалеке от города Дембица находился концентрационный лагерь. Здесь, на высоком холме, находился герметически закры­вавшийся железобетонный цилиндр, в который фашисты заго­няли по 100—120 человек. Когда «душегубка» заполнялась людьми, дверь плотно закрывалась, а в люк сверху палач бросал банку «циклона». Через несколько минут создавалась смертельная кон­центрация отравляющего вещества, и люди погибали. Затем трупы отравленных людей обкладывали бревнами, обливали бензином и сжигали погибших!

На основании приказа Верховного Главнокомандующего от 6 февраля 1945 г. корпус вошел в состав 4-го Украинского фронта (командующий — генерал армии И. В. Петров, член Военного совета - генерал-полковник Л. 3. Мехлис, начальник штаба — ге­нерал-лейтенант Ф. К. Корженевич),

10 февраля было получено боевое распоряжение командую­щего фронтом, на основании которого 5-му гвардейскому механи­зированному корпусу надлежало сосредоточиться в районе Кальварии, Брод (30 км юго-западнее Кракова).

Проделав 150-километровый марш но труднопроходимой мест­ности, корпус сосредоточился в заданном районе. Здесь, готовясь к предстоящим боям, была произведена проверка боевой техники и оружия, проведены работы с целью маскировки позиций.

Эти дни совпали с празднованием 27-й годовщины образования Красной Армии.

В начале марта 1945 г. 4-й Украинский фронт проводил Моравско-Остравскую операцию. Цель ее состояла в том, чтобы раз­громить моравско-остравскую группировку войск противника, освободить важный промышленный район и главными силами выйти на рубеж Горный Бенешов—Оломоуц—Товачев, создавая условия для последующего наступления на Прагу. Провести ее предполагалось в три этапа. Глубина операции планировалась до 350 км, продолжительность — 40—45 дней. Направление главного удара фронта было избрано на Моравскую Остраву, Оломоуц, Прагу.

Наступление 4-го Украинского фронта помогало войскам 1-го Украинского фронта очищать от противника Силезский про­мышленный район и улучшало обстановку для действий войск правого крыла 2-го Украинского фронта на территории Австрии.

Удар должны были нанести войска правого крыла фронта (38-я и 1-я гвардейская армии). На войска левого крыла (18-я армия) возлагалась задача активными действиями сковать войска противника и не допустить их переброски на направление главного удара фронта.

В Моравской. Остраве и находящихся невдалеке от нее городах Опаве, Богумине, Цешине, Карвиннае, Фриштате, Фридеке, Нов. Йичине находились десятки заводов металлургической, машино­строительной, химической, нефтеперегонной и электрокабельной промышленности, угольные шахты, текстильные и другие фабрики.

Штабом фронта после утверждения 17 февраля Ставкой Вер­ховного Главнокомандования плана наступательной операции была разработана и отдана войскам директива на первый этап наступления, в которой нанесение главного удара возлагалось на 38-ю армию. В ней указывалось: «Основная задача армии, нанося главный удар в направлении Моравска Острава, Границе, Оло­моуц, выйти на рубеж Бениш, Оломоуц и овладеть Оломоуц.

Ближайшая задача армии — к исходу четвертого дня операции главными силами выйти на рубеж Вигштадтль, Одры, ст. Суходол и овладеть Моравской Оетравой.

Выполнение задачи осуществить следующим образом: группировкой в шесть стрелковых дивизий и трех стрелковых бригад прорвать оборону противника на участке Павловице, иск. Яжомбковице и, наступая на запад, к исходу первого дня наступления форсировать р. Ольша и овладеть рубежом Нерад, Немецка Лутыне, Дьетмаровице, Совинец.

С рубежа Нерад, Совинец наступать частью сил в направлении Надражи — Богумин, Петржковице и, обходя Моравскую Остраву с севера, выйти на рубеж р. Опава. Главными силами нанести удар между Моравской Остравой и Карвинна и, обходя Морав­скую Остраву с юга, к исходу второго дня наступления выйти на рубеж Витковице, Нова, Пасков.

В последующем наступать по основному направлению». (Архив МО СССР, ф. 224, оп. 3000, д. 1249, я. 39).

Этой же директивой на 38-ю армию возлагалось огневое обес­печение ввода в прорыв подвижной группы фронта после того, как оборона будет прорвана на глубину 5—6 км.

Боевой состав 38-й армии к началу операции был следующий: 52, 67 и 401-й стрелковые корпуса, 127-й легкий горнострелковый корпус, 24-я артиллерийская дивизия прорыва. Бронетанковые войска армии состояли из 31-й и 42-й гвардейских танковых бри­гад, танкового и трех самоходно-артиллерийских полков.

В первом эшелоне оперативного построения армии наступали 101-й стрелковый корпус генерал-лейтенанта A. JI. Бондарева, 127-й горнострелковый корпус генерал-майора Г. А. Жукова и 67-й стрелковый корпус генерал-майора И. С. Шмыго.

5-й гвардейский механизированный корпус составлял подвиж­ную группу фронта. Он предназначался для развития успеха после прорыва обороны противника войсками главной группи­ровки фронта. С этой целью корпусу ставилась задача войти в прорыв в полосе наступления 38-й армии на участке Павловице, Струмень в стыке 101-го стрелкового и 127-го легкого горно­стрелкового корпусов — и ударом в направлении Фриштата (35 км южнее Моравской Остравы) овладеть этим городом, а передовыми отрядами к исходу первого дня операции захватить плацдармы на западном берегу р. Остравица в районе Паскова. На второй день операции овладеть Климковицем (5 км западнее Моравской Остравы), перерезать железные дороги Моравская Острава—Гра­нице и Моравская Острава—Опава, не допустив отхода против­ника на запад.

Готовность к вводу в прорыв была назначена корпусу на утро 10 марта.

Перед 4-м Украинским фронтом оборонялись немецко-фа­шистские войска армейской группы «Хейнрици» в составе 59-го армейского, 24-го танкового, 49-го горнострелкового корпу­сов и 19-й танковой дивизии.

В полосе наступления 38-й армии главную полосу обороны занимали 75, 253 и 544-я пехотные дивизии. Вторую полосу обо­роняли 68-я пехотная и 16-я танковая дивизии.

На подступах к Моравской Остраве с востока было три долго­временные полосы обороны, передний край которых проходил по западным берегам рек Ольша, Остравица и Одра. С севера под­ходы к Моравской Остраве прикрывала одна долговременная по­лоса обороны, проходившая по рубежу Опава—Моравская Ост- рава. Поймы рек, в особенности р. Ольша, были изрезаны боль­шим количеством оросительных и сточных каналов, особенно резко затруднявших маневр танковых, самоходно-артиллерийских, противотанковых и артиллерийских частей и подразделений.

Каждая полоса обороны состояла из четырех линий укрепле­ний. На переднем крае на расстоянии 500—800 м друг от друга располагались железобетонные пулеметно-артиллерийские либо пулеметные доты. Около каждого дота для ведения кинжального огня на подступах к нему было до двух-трех бронеколпаков.

Доты прикрывались системой инженерных противотанковых препятствий. Широко применялось минирование с использова­нием новых мин со стеклянными корпусами.

Все доты хорошо вписывались в местность, чему способствовал горно-холмистый рельеф. Многие из них располагались на обрат­ных скатах высот и холмов.

Оборона имела сильную систему флангового, косоприцельного и кинжального противотанкового и противопехотного огня.

Многоамбразурные доты имели постоянный гарнизон числен­ностью от 80 до 100 человек, обеспеченный боеприпасами, продо­вольствием, водой, связью и электрооборудованием. Малые доты имели гарнизон 4—6 человек. Противотанковое оружие дотов со­стояло главным образом из 37-мм пушек.

Плотность дотов была высокой. Так, например, город Опава, прикрытый с востока рекой одноименного названия, был опоясан 30 дотами.

Очень тщательно готовился 5-й гвардейский механизирован­ный корпус к вводу в прорыв и действиям в оперативной глубине обороны противника в качестве подвижной группы фронта. В соответствии с решением командира штаб разработал подроб­ный план предстоящих действий корпуса.

Замысел командира корпуса на действия в оперативной глу­бине сводился к тому, чтобы после ввода в прорыв стремительно продвигаться вперед, упреждать противника в занятии оборони­тельных полос, захватывать участки этих полос и плацдармы на реках и удерживать до подхода стрелковых соединении, обеспе­чивая им прорыв обороны на всю глубину. После детального рас­смотрения этот план действий корпуса был утвержден командую­щим фронтом генералом армии И. Е. Петровым.



#24 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 26 Октябрь 2012 - 00:28

В ночь с 8 на 9 марта корпус совершил 80-километровый марш в исходный район для выдвижения на рубеж Студзенка—Висла Мал.

В прорыв предполагалось войти двумя колоннами. В правую колонну входили 10-я гвардейская механизированная и 24-я гвар­дейская танковая бригады со средствами усиления, а в левую — И-я и 12-я гвардейские механизированные бригады. Штаб кор­пуса следовал в левой колонне.

Наступление войск 4-го Украинского фронта началось утром 10 марта после мощной артиллерийской подготовки. Однако раз­вивалось оно очень медленно. За первый день боя на направлении главного удара войска вклинились в оборону противника на 15-ки­лометровом участке фронта на глубину всего 2—5 км. Причиной этому были очень сложные условия, в которых началось наступ­ление. Утром была пурга. Очень плохая видимость привела к тому, что артиллерия вела стрельбу по площадям, не корректи­руя своего огня по целям. Орудия, поставленные на прямую па­водку, не видя целей, огня не вели. Авиация не действовала. Местность в полосе наступления вследствие распутицы и боль­шого количества болот оказалась почти непроходимой для танков. Танки, самоходно-артиллерийские установки, бронетранспортеры могли действовать только по дорогам, не имея возможности ис­пользовать свое основное качество — маневренность. Кроме того, видимо, была нарушена скрытность подготовки наступления, в ре­зультате чего противник разгадал время его начала и в ночь пе­ред атакой отвел свои войска с первой позиции главной полосы обороны, чего не обнаружила наша разведка. Поэтому огневой удар артиллерии не дал ожидаемых результатов поражения про­тивника, в особенности его противотанковых средств.

В последующие дни наступление 38-й армии по-прежнему шло медленно. В период с 10 по 15 марта войска продвинулись всего на 4—5 км.

В эти дни 5-й гвардейский механизированный корпус продви­гался за боевыми порядками стрелковых корпусов, ожидая сиг­нала на ввод в прорыв. Разведывательные и передовые отряды корпуса развернулись и вели бой вместе с пехотой 101-го и 87-го стрелковых корпусов, а иногда и впереди нее для ускоре­ния прорыва. С этой же целью по распоряжению командующего фронтом были развернуты главные силы 10-й и 11-й гвардейских механизированных бригад, которые с 12 но 15 марта вели бой в районе севернее и южнее населенного пункта Бзе. Начавшиеся непрерывные дожди усилили таяние снега, и вся местность пре­вратилась в непроходимую для танков грязь. Когда в районе Бзе 54-й гвардейский танковый полк стал изготавливаться к бою, его восемь танков, едва сойдя с дороги, настолько погрязли в раскис­шей земле, что потребовалось 14 часов для извлечения их из топи.

Несмотря на тяжелые условия, личный состав введенных в бой соединений и частей корпуса сражался с большой отвагой. Так, в боях 12 и 13 марта отличился мотострелковый батальон 10-й гвардейской механизированной бригады под командованием майора В, Н. Труфанова. Отлично организованной и стремительно проведенной атакой батальон разбил противника из состава 75-й пехотной дивизии в сильном опорном пункте Павловице, овладел им и железнодорожной станцией того же названия и от­разил несколько контратак гитлеровцев, пытавшихся вернуть утерянные позиции.

Героический подвиг совер­шил парторг мотострелковой роты 1-го мотострелкового ба­тальона 11-й гвардейской меха­низированной бригады млад­ший лейтенант Песцов Петр Васильевич. Батальон под ко­мандованием майора Н. В. Аки­мова вел бой на подступах к сильному опорному пункту врага в городе Струмень. Про­тивник предпринял контратаку танками и пехотой. Создалось тяжелое положение. Песцов подполз к вырвавшемуся впе­ред вражескому танку и связ­кой гранат подорвал его, но при этом сам был смертельно ра­нен. Батальон, воодушевлен­ный его подвигом, поднялся в атаку, отбросил противника и овладел населенным пунктом и железнодорожной станцией Струмень, дав возможность главным силам бригады развивать наступление на запад. О под­виге парторга Песцова на другой же день стало известно во всех частях корпуса.

В бою за населенный пункт Бзе хорошо проявил себя танко­вый взвод под командованием лейтенанта Н, М. Симонова из 54-го гвардейского танкового полка 11-й гвардейской механизи­рованной бригады. Взвод первым взломал оборону противника, совместно с мотострелковой ротой овладел селением Бзе, отбил три контратаки, уничтожив при этом штурмовое орудие, несколько пулеметов и взвод пехоты из состава 16-й танковой дивизии гит­леровцев.

Так дрались воины и других частей корпуса. Однако вслед­ствие того, что прорыв обороны противника происходил очень медленно и условий для ввода подвижной группы создано не было, командующий фронтом 17 марта своим распоряжением вывел 5-й гвардейский механизированный корпус из сражения, при­казав ему сосредоточиться в районе Кобюра, Мизерува (25—30 км северо-восточнее Павловице).

Ударная группировка 4-го Украинского фронта продолжала наступление до 18 марта включительно, но прорвать оборону про­тивника так и не смогла. Моравско-Остравская операция была приостановлена.

Основными причинами срыва операции были: неполная готовность войск к наступлению; неудачный выбор направления главного удара фронта и 38-й армии; необеспеченность скрытности сосредоточения войск и внезапности наступления; нечеткое управ­ление войсками; отсутствие оперативно-тактического взаимодей­ствия с соседом справа — 60-й армией 1-го Украинского фронта, успешно проводившей с 15 марта Верхне-Силезскую операцию.

Ввиду того что наступательные возможности войск 4-го Укра­инского фронта не были исчерпаны, командование фронта избрало новое направление главного удара — на Зорау, Опава и далее в обход Моравской Остравы с севера, с развитием удара вдоль западного берега Одры, Перегруппировка 38-й армии в исходное положение в район лесов северо-восточнее и восточнее Зорау на сей раз была осуществлена скрытно. Главный удар наносился смежными флангами 38-и и 60-й армий, причем 60-я армия рас­поряжением Ставки Верховного Главнокомандования была пере­дана в состав 4-го Украинского фронта.

24 марта войска фронта, перешли в наступление. С 26 марта в командование фронтом вступил генерал-полковник А. И. Ере­менко вместо генерала армии И. Е. Петрова, убывшего на долж­ность начальника штаба 1-го Украинского фронта. На должность начальника штаба 4-го Украинского фронта прибыл генерал-пол­ковник Л. М. Сандалов.

Продолжая наступление в трудных условиях горно-лесистой местности Северных Карпат, в ходе напряженных боев войска фронта к концу марта вышли на подступы к Моравской Остраве. Несмотря на ожесточенное сопротивление, группировка немецко- фашистских войск была разгромлена. 30 апреля войска 38-й армии генерала К. С. Москаленко и 1-й гвардейской армии генерала А. А. Гречко освободили Моравскую Остраву, после чего войска фронта развернули наступление на пражском направлении.

(50 лет Вооруженных Сил СССР, стр. 432).

5-й гвардейский механизированный корпус по решению Ставки Верховного Главнокомандования был переподчинен командую­щему 1-м Украинским фронтом и по его распоряжению форсиро­ванным маршем вышел в район Аутшикау, Милича, Гросс-Граунда для участия в Верхне-Силезской операции в составе 60-й армии, которой командовал генерал-полковник П. А. Курочкин.

Верхне-Силезская операция проводилась после успешного за­вершения войсками 1-го Украинского фронта Нижне-Силезской операции. В результате 17-дневных наступательных боев войска фронта овладели всей Нижней Силезией, вступили в провинцию Бранденбург, своим правым крылом вышли на одну линию с войсками 1-го Белорусского фронта» заняв вместе с ними вы­годный рубеж для нанесения завершающего удара на берлинском направлении. Кроме того, создавались благоприятные условия для действия на дрезденском направлении и для разгрома против­ника в Верхней Силезии.

Цель Верхне-Силезской операции состояла в том, чтобы окру­жить и уничтожить группировку противника юго-западнее Оппельна, а войсками левого крыла фронта, разгромив немецко- фашистские войска западнее Ратибора, выйти в предгорье Судет. В соответствии с решением командующего фронтом были созданы две ударные группировки — оппельнская и ратиборская. Оппельнская в составе 21-й и 4-й танковой армий, 34-го гвардейского и 4-го гвардейского танкового корпусов наносила удар в направле­нии Гроткау, Нейссе, Нойштадта; ратиборская в составе 59-й и 60-й армий, 7-го гвардейского механизированного я 31-го танко­вого корпусов имела задачу силами 59-й армии нанести удар на­встречу войскам оппельнской группировки и соединиться с ней в районе Нойштадта. Остальными силами решено было наступать в направлении Леобшютца, Крнова, Опавы.

На участке фронта Гроткау, Ратибор оборонялись 45, 344, 20-я, СС «Эстония», 168, 75, 370 и 97-я пехотные дивизии, а в глу­бине находились 10-я моторизованная, 100-я легкопехотная диви­зии и танковая дивизия «Охрана фюрера». Первая позиция глав­ной полосы обороны была оборудована окопами полного профиля и прикрывалась минновзрывными и проволочными загражде­ниями. Так же была оборудована и вторая позиция, проходившая в 3—5 км от первой. Южнее Нейсее располагались три танковые дивизии — 18-я, 17-я и СС «Герман Геринг», составлявшие опе­ративные резервы.

60-я армия решала задачу по разгрому ратиборской группи­ровки противника, для чего наносила удары на Крнов и Опаву, В составе армии действовал 31-й танковый корпус. В ходе опера­ции в полосу наступления 60-й армии для ускорения решения поставленных ей задач к 20 марта были перегруппированы 5-й гвардейский механизированный корпус, а затем к 23 марта в полном составе 4-я гвардейская танковая армия после ликвида­ции оппельнской группировки противника.

В Верхне-Силезской операции, в отличие от многих других операций Великой Отечественной войны, подвижные войска — танковая армия, отдельные танковые и механизированные корпуса начинали прорыв обороны противника совместно с соеди­нениями общевойсковых армий. После прорыва тактической глубины обороны подвижные войска должны были оторваться от пехоты и стремительно развивать успех в оперативной глубине. Такие особенности в применении бронетанковых и механизиро­ванных войск объяснялись слабой укомплектованностью стрел­ковых дивизий и почти полным отсутствием в их составе танков непосредственной поддержки пехоты, сравнительно небольшой глубиной операции (50—80 км) и необходимостью быстрого взлома мощными ударами подготовленной обороны врага,

Верхне-Силезская операция началась 15 марта. После сильной артиллерийской подготовки перешли в наступление обе ударные группировки 1-го Украинского фронта — оппельнская и ратиборская. Наступление 60-й армии проходило в трудных условиях: плохая видимость, невозможность боевых вылетов авиации, весен­няя распутица.

В ходе артиллерийской подготовки противотанковая оборона противника была подавлена не полностью, поэтому наступавшие танки вынуждены были свои основные усилия направлять на уничтожение противотанковых средств. Весенняя распутица огра­ничивала маневренность танков, поэтому бои шли за дороги и населенные пункты, превращенные противником в опорные пункты, а наиболее крупные — в сильные узлы сопротивления.

В первый день операции оппельнская и ратиборская группи­ровки 1-го Украинского фронта прорвали оборону противника на участке 8—10 км каждая и продвинулись в глубину на 10 км. Однако в обеих группировках были большие потери в танках. В последующем войскам 80-й армии в процессе операции при­шлось прорывать ряд подготовленных полос обороны.

Принял участие в этом и 5-й гвардейский механизированный корпус, поступивший в подчинение командующего 60-й армией.

Боевая задача корпусу была поставлена командармом 21 марта. Корпус включался в состав первого эшелона оперативного по­строения армии с задачей во взаимодействии с 28-м стрелковым корпусом прорвать оборону противника на рубеже Гребнинг— Бабитц и, развивая удар на опавском направлении, овладеть го­родом Опавой, а сильным передовым отрядом взять Эгендорф. Справа, в направлении Леобшютца, наступала 9-я стрелковая дивизия; слева — 148-я стрелковая дивизия наносила удар в на­правлении Нейдорфа.

В полосе наступления корпуса на заранее подготовленных по­зициях оборонялись 370-я пехотная дивизия, танковый полк 16-й танковой дивизии и 500-й штрафной батальон, имевшие свыше 30 танков и штурмовых орудий, 80 артиллерийских ору­дий, при этом основная группировка была создана в районе Гребнинга, Леобшютца, Бладена.

Оценивая обстановку и принимая решение, командование кор­пуса учитывало, что в данном случае предстоит действовать в особо сложных условиях — прорывать с ходу подготовленную оборону противника. В данном случае силы корпуса превосходили противника по танкам и САУ в 7—8 раз, но уступали ему в ар­тиллерии. Главное же заключалось в том, что противник имел сильную, хорошо организованную систему противотанкового и противопехотного огня, подавить которую перед началом атаки можно было бы только ударами артиллерии и авиации, но сред­ствами для этого командование корпуса не располагало и вы­нуждено было опираться только на свою корпусную артилле­рию — минометный полк и дивизион гвардейских минометов. Только на второй день наступления корпус был усилен артилле­рийской дивизией под командованием генерал-майора артиллерии С. С. Волкенштейна,

Устойчивости обороны противника способствовала также сильно пересеченная местность с большим количеством высот. Это об­стоятельство создавало возможность организации противником сильных опорных пунктов и узлов обороны с системой косопри­цельного, фланкирующего и кинжального огня, главным образом с обратных скатов высот. В борьбе с танками противник применял новое средство — фаустпатроны, достаточного опыта борьбы с ко­торыми войска еще не имели. И наконец, еще одно обстоятель­ство. В промышленных районах Силезии очень много населенных пунктов, большинство зданий в которых каменные, легко приспо­сабливаемые поэтому к обороне. То же самое и в сельской мест­ности: каждая деревня, мыза и хутор могли быть превращены в опорные пункты.

После рекогносцировки был отдан боевой приказ.

Атаку переднего края и прорыв обороны противника решено было провести с ходу в боевом порядке в два эшелона. Первый составляли 12-я гвардейская механизированная, 24-я гвардейская танковая и 10-я гвардейская механизированная бригады; вто­рой — 11-я гвардейская механизированная бригада (в командова­ние бригадой вместо полковника Ф. Я. Брикова вступил полков­ник И. Т. Носков). Артиллерия корпуса заблаговременно выдвинулась вперед и заняда огневые позиции. Штаб артиллерии корпуса согласовал все вопросы, связанные с проведением огне­вого налета перед атакой, с командующим артиллерией 28-го стрелкового корпуса, артиллерия которого согласно приказу командарма должна была подавить ряд опорных пунктов против­ника в полосе наступления 5-го гвардейского механизированного корпуса.

В ночь с 21 на 22 марта соединения и части заняли исходный рубеж и рано утром после короткого артиллерийского налета с ходу атаковали противника. Ломая ожесточенное сопротивле­ние гитлеровцев в опорных пунктах, корпус прорвал оборону на фронте Гребнинг, Бабитц и к исходу дня вышел на рубеж в 1,5 км южнее Леобшютца, Бадевитца.

На следующий день корпусу пришлось отражать сильные контратаки танков и пехоты противника из района Леобшютца и Бладена. Было установлено, что противник подтянул в полосу наступления корпуса 17-ю танковую дивизию и контратаками стремится вернуть утерянные накануне позиции. В район Эгендорфа подошла танковая дивизия «Охрана фюрера». Численный состав противника в полосе наступления корпуса возрастал и на 23 марта составлял до 4 тыс. солдат и офицеров, 100 танков п штурмовых орудий, 190 артиллерийских орудий, 100 минометов, 300 станковых и ручных пулеметов,

С утра 24 марта корпус продолжал наступление и, несмотря на возраставшее сопротивление врага, вышел на рубеж Зауэрвитц — Бладен, выполнив ближайшую задачу. Бой на рубеже Зауэрвитц—Бладен, как и последующие, носил очень напряжен­ный характер.

В большом количестве противник применял новое оружие, так называемые фаустпатроны, которое представляло серьезную угрозу для танков, в особенности при ведении боя в населенных пунктах.

Гитлеровское командование в массовом порядке вооружало фаустпатронами не только войска, но и население, главным обра­зом подростков, объединенных в подразделения фольксштурма. Для борьбы с ними в городах и поселках впереди танков шли автоматчики и подразделения, вооруженные противотанковыми ружьями. Автоматчики вскрывали местонахождение «фаустников» и уничтожали их. Расчеты противотанковых ружей уничто­жали танки и самоходные установки врага, Практиковалось также размещение на танках одного-двух автоматчиков для обнаруже­ния и уничтожения «фаустников», стрелявших по танку с дистан­ции 25—30 м.

(Д. Д. Лелюшенко. Москва—Сталинград—Берлин—Прага. М., 1970, стр. 311—312).

На подступах и в бою за Зауэрвитц особенно отличился ко­мандир пулеметного расчета из 12-й гвардейской механизирован­ной бригады старший сержант комсомолец Летута Иван Гри­горьевич, Смело выдвинувшись под огнем врага на выгодную позицию, он фланкирующим огнем нанес большие потери против­нику, сковал его маневр, чем обеспечил стремительный бросок мотострелкового батальона, который штурмом овладел крупным опорным пунктом гитлеровцев Зауэрвитц. Будучи тяжело ранен­ным, он не покинул поля боя до выполнения боевой задачи. За совершенный подвиг гвардии старший сержант И, Г. Летута был награжден орденом Красного Знамени.

Напряженный бой 24 марта вели танкисты 24~й гвардейской танковой бригады при разгроме опорного пункта гитлеровцев в населенном пункте Бладен. С фронта подступы к нему прикры­вались сильным противотанковым огнем, а с флангов — минными полями. Проделать проходы в них командир бригады поручил начальнику инженерной службы старшему лейтенанту кандидату в члены ВКП(б) Касумову Тофику Али-оглы, С группой саперов под сильным огнем противника старший лейтенант Касумов выдвинулся вперед, проделал несколько проходов, по которым танкисты обошли опорный пункт с флангов и тыла, т. е. бук­вально взяли его в клещи. Непосредственно задачу по овладению населенным пунктом Бладен выполнял 1-й танковый батальон бригады иод командованием капитана Г. А. Румянцева. Первым в самый ответственный момент боя в Бладен стремительно ворвался танк командира взвода лейтенанта Н. X. Хазипова. Мет­ким огнем он уничтожил два противотанковых орудия и врытый в землю танк врага. Вскоре в Бладен ворвались другие танки ба­тальона. Противник пришел в замешательство и вскоре был уничтожен.

Продолжая громить противника в тактической глубине обо­роны, 24-я гвардейская танковая бригада с боем продвигалась в направлении Хохкретшама. На подступах к нему 1-й танковый батальон завязал бой за сильно укрепленную высоту 304,7, в 3 км севернее Хохкретшама. Здесь снова отличился танковый взвод гвардии лейтенанта Хазипова.

Обойдя высоту с запада, взвод флапговым огнем уничтожил «тигра», штурмовое орудие и до роты гитлеровцев. Высота была взята. Противник предпринял сильную контратаку, при отраже­нии которой танк Хазипова был подбит, а сам он ранен. Несмотря на это, Хазипов эвакуировал тяжелораненых членов экипажа Г. Гороховского, А. Коловертных и смертельно раненого Г. Вол­кова, а сам вернулся в танк, Ведя огонь из пушки, Хазипов унич­тожил еще одно штурмовое орудие гитлеровцев и сражался до тех пор, пока не погиб от прямого попадания вражеского снаряда. Но задача была выполнена. Контратака противника была отбита, и танковый батальон продолжал наступление.

Немногим более года служил в гвардейской танковой части гвардии лейтенант Хазипов, пришедший после окончания танко­вого училища. Член Коммунистической партии, своим боевым мастерством и бесстрашием он завоевал уважение товарищей, В боях с немецко-фашистскими захватчиками на Украине Хази­пов не раз прославился своей доблестью и был награжден орде­ном Красного Знамени.

За мужество, героизм и стойкость в бою с немецко-фашист­скими захватчиками во время Верхне-Силезской операции Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1945 г, гвардии лейтенанту Хазипову Назипу Хазиповичу было посмертно при­своено звание Героя Советского Союза.

24 марта в полосу наступления 60-й армии прибыла 4-я гвар­дейская танковая армия под командованием генерал-полковника Лелтшенко Дмитрия Даниловича. Приказом командующего 1-м Украинским фронтом 5-й гвардейский механизированный кор­пус был включен в ее состав.

4-я гвардейская танковая армия имела задачу во взаимодей­ствии с 60-й армией разгромить в районе Ратибора, Эгендорфа, Опавы немецко-фашистские войска, так называемую ратиборскую группировку, и к исходу 25 марта овладеть районом Эгендорфа, Опавы, Штойбервитца. 6-й гвардейский механизированный корпус этой армии вначале участия в операции не принимал, так как продолжал совместно с 21-й армией уничтожать окруженного про­тивника в районе Нейссе. Только 28 марта он возвратился в со­став армии и в тот же день был введен в сражение. 10-й гвардей­ский танковый корпус составлял второй эшелон армии и мог закончить сосредоточение только к исходу 25 марта. 24 марта в составе первого эшелона оперативного построения армии были 5-й гвардейский механизированный корпус, справа — 93-я. тан­ковая, слева — 22-я самоходно-артиллерийская бригады. Корпус должен был наступать в направлении Хохкретшама и к исходу 25 марта овладеть рубежом Оиава—Олдржихув.

Командиру 51-го гвардейского танкового полка 10-й гвардей­ской механизированной бригады подполковнику Е- И. Гребенни­кову командарм поставил частную боевую задачу: обойти с юго-запада сильный опорный пункт гитлеровцев город Леобшютц и западнее его соединиться с 7-м гвардейским механизиро­ванным корпусом 59-й армии. Полк усиливался 2-м мотострел­ковым батальоном под командованием капитана Н. А. Петрикеева 12-й гвардейской механизированной бригады.

Стремительной атакой с ходу 51-й гвардейский танковый полк с десантом мотопехоты прорвал позицию противника, при­крывавшую юго-западные подступы к городу Леобшютцу, и, раз­вивая успех, овладел населенным пунктом Робен, где соединился с головными частями 7-го гвардейского механизированного кор­пуса. Город Леобшютц был окружен, и пути отхода на запад для его гарнизона отрезаны. После выполнения задачи в ночь на 25 марта полк снова вошел в состав своей бригады.

С утра 24 марта перешли в наступление основные силы 5-го гвардейского механизированного корпуса. Несмотря на отчаян­ное сопротивление фашистов, промежуточный рубеж обороны был прорван т части корпуса продвинулись на 3—4 км в глубину.

Противник стремился любой ценой удержать плацдарм на северо-восточном берегу реки Опавы, а также города Пилтш и Опаву, прикрывавшие подступы в Моравско-Остравский промышленный район. С этой целью противник бросил новые силы. 26 марта против 5-го гвардейского механизированного корпуса и 93-й танковой бригады немецкое командование ввело в бой главные силы 16-й и 17-й танковых дивизий. Бой принимал все более ожесточенный характер.

Для наращивания силы удара в этот же день командующий 4-й гвардейской танковой армией ввел в сражение левее 5-го гвардейского механизированного корпуса 10-й гвардейский тан­ковый корпус под командованием генерал-майора танковых войск Е. Е. Белова. Противник в свою очередь нанес удар в стык между 5-м гвардейским механизированным и 10-м гвардейским танко­вым корпусами танковой дивизией «Охрана фюрера». С 26 но 29 марта корпусу пришлось вести очень тяжелые бои, преодоле­вая сопротивление противника. За это время он овладел силь­ными опорными пунктами Залисвальде и Девитц,

В упорных боях при прорыве подготовленной обороны про­тивника на этом рубеже советские воины проявляли стойкость, храбрость, стремление до конца исполнить свой воинский долг.

Так, например, командир танковой роты 55-го гвардейского танкового полка 12-й гвардейской механизированной бригады старший лейтенант Черцов Андрей Иванович при атаке против­ника в опорных пунктах Бадевитц и Залисвальде стремительно ворвался в боевые порядки врага и силами своей роты уничто­жил 10 танков и штурмовых орудий, 3 артиллерийские и 8 мино­метных батарей, свыше 250 солдат и офицеров, чем обеспечил захват этих, населенных пунктов. Но во время одной из атак этот отважный герой-танкист погиб смертью храбрых.

Командир танкового взвода этого же полка старший лейтенант Агафонов Семен Павлович, умело командуя своими воинами, подавил 28 пулеметных точек, уничтожил 2 противотанковых, 2 штурмовых орудия и около 200 солдат и офицеров противника. Гвардии старший лейтенант Агафонов был тяжело ранен, но про­должал сражаться до тех пор, пока враг не был уничтожен . (Архив МО СССР, ф. 323, он. 4756, д, 152, ял, 7-8).

27 марта при налете авиации противника на командный, пункт корпуса в районе Хоннервитца погиб адъютант командира стар­ший лейтенант Бычков Александр Осипович, прикрывший своим телом от осколков близко разорвавшейся бомбы командира кор­пуса генерала Б. М. Скворцова.

Умело руководили боем, показывая примеры мастерства и отваги, командиры танковых батальонов 24-й гвардейской танко­вой бригады капитаны Г. А. Румянцев, Л. И. Салюков, Я. А. Скок, их заместители по политической части капитан Ф. Л. Чечин, старшие лейтенанты А. В. Костылев и И. И. Моисеев, командир батальона автоматчиков майор С. И. Волков.

28 марта, как указывалось выше, командующим 4-й гвардей­ской танковой армией был введен в сражение вернувшийся в ее состав 6-й гвардейский механизированный корпус полковника В, И. Корецкого. Сосредоточившись в районе Штайна, корпус нанес сильный удар в направлении Штойбервитца, Опавы. Про­тивник не ожидал удара с этого направления, угрожавшего тылу танковой дивизии «Охрана фюрера», которая сдерживала про­движение 10-го гвардейского танкового и левого фланга 5-го гвар­дейского механизированного корпусов. Под угрозой окру­жения танковая дивизия «Охрана фюрера» начала отход,

В последующие три дня было завершено окружение против­ника в районе Бискау. Ударом 6-го гвардейского механизирован­ного корпуса окруженная группировка была рассечена на две части: 97-я горнострелковая дивизия была оттеснена на восток и там уничтожалась войсками 60-й армии, а 8-я танковая и 75-я пе­хотная дивизии отходили к Бискау, где их окружали части І0-го гвардейского танкового и 5-го гвардейского механизирован­ного корпусов.(Д. Д. Лелюшенко. Указ. соч., стр. 309).

К 31 марта войска левого крыла 1-го Украинского фронта вышли в предгорья Судет на участке Штрелен, Ратибор. (50 лет Вооруженных Сад СССР, стр. 432). В те­чение 1 —3 апреля соединения 4-й гвардейской танковой и 80-й армий уничтожали окруженную бискаускую группировку.

5-й гвардейский механизированный корпус в эти дни вел наступление, уничтожая части и подразделения противника, пы­тавшиеся вырваться из кольца окружения в районе Бискау. В процессе ликвидации этой группировки корпус овладел крупными населенными пунктами Хохкретшам, Остердорф и Бургфельд.
3 апреля по распоряжению командующего армией корпус сдал занимаемый участок 30-й стрелковой дивизии, вышел из боя в сосредоточился в районе Леобшютца, Бабитца (Архив МО СССР, ф. 323, он. 4756, д. 152, л. 23).
За период боевых действий с 10 марта по 2 апреля корпусом были нанесены значительные потери противнику. Уничтожено 9700 солдат и офицеров, сожжено и подбито 67 танков (из них 8 «тигров»),123 штурмовых орудия (в том числе 10 «фердинандов»), 8 железнодорожных эшелонов, уничтожено 284 артилле­рийских орудия и миномета, 388 пулеметов и противотанковых ружей, 83 авто- и бронемашины, сбито 7 самолетов. Наши воины захватили и немалые трофеи; 4 танка, 4 штурмовых орудия, 42 мотоцикла, 12 раций, большое количество стрелкового оружия. Взято в плен 369 солдат и офицеров. (Там же, ф. 609, оп. 81122, д.1, л. 12)
Боевые действия 5-го гвардейского механизированного кор­пуса в Верхне-Снлезской операции были высоко оценены. Ука­зом Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1945 г. за доблесть и героизм личного состава в борьбе с немецко-фашист­скими захватчиками в этой операции были награждены: 12-я гвар­дейская механизированная Краснознаменная ордена Кутузова II степени бригада и 379-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк — орденом Богдана Хмельницкого II степени; 24-я гвардейская танковая бригада — орденом Суворова И сте­пени: 104-й гвардейский легкий и 1447-й самоходно-артиллерий­ские полки — орденом Красного Знамени,

С выходом в район сосредоточения корпус готовился к выпол­нению новой боевой задачи: на Берлин!

#25 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 26 Октябрь 2012 - 23:55

ПУТЬ НА БЕРЛИН

Начало апреля 1945 г. Идет напряженная подготовка к Берлин­ской операции. В самом названии «Берлинская операция» зву­чала долгожданная мечта о довершении разгрома фашистской Германии. Всем воинам, от солдата до генерала, было ясно, что путь к победе, а следовательно и к окончанию войны, лежит че­рез овладение Берлином.
К весне 1945 г. Советские Вооруженные Силы, одержав ряд крупных побед, вместе с польскими, чехословацкими, болгар­скими и румынскими войсками изгнали немецко-фашистских за­хватчиков с территории Польши, Румынии, Болгарии, значительной части Чехословакии, освободили столицу Венгрии — Будапешт, овладели почти всей Восточной Пруссией, глубоко вклинились в пределы Германии — в Померанию, Бранденбург и вышли на дальние подступы к Берлину, готовясь к его штурму.
Победы, одержанные на советско-германском фронте, способ­ствовали освобождению от немецко-фашистского гнета народов Франции, Бельгии, Голландии, свержению фашистского режима Муссолини и изгнанию с территории Италии гитлеровских войск. Они спасли англо-американские войска от поражения, которое нависло над ними в результате контрнаступления немецких войск в Арденнах,
Военно-политическое положение фашистской Германии к на­чалу Берлинской операции характеризовалось ее полной поли­тической изоляцией. Под ударами советских войск развалился блок фашистских государств в Европе. Гитлеровская Германия находилась накануне политического и военного краха.
Руководство фашистской Германии надеялось внести раскол в ряды государств антифашистской коалиции путем заключения сепаратного мира с западными державами и создать ситуацию для вооруженного конфликта их с Советским Союзом. Поэтому оно не прилагало больших усилий к тому, чтобы задержать про­движение англо-американских войск к Берлину и Праге. С этой же целью гитлеровцы выдвинули лозунг: «Лучше сдать Берлин союзникам, чем пустить в него русских».
Битва за Берлин рассматривалась немецко-фашистским вер­ховным командованием как решающая битва на восточном фронте. (9 мая 1945 года. М., 1970, стр. 75). Оно принимало особые меры, чтобы настроить солдат и офицеров армии на ожесточенное сопротивление войскам Красной Армии во время их наступления на. Берлин. Так, коман­дующий 9-й армией генерал Вуссе заявил, что «согласно дирек­тиве верховного командования фронт должен быть удержан при всех обстоятельствах и, несмотря ни на что, 9-я армия должна оборонять Берлин и сражаться, даже если американцы будут стрелять в спину». (Последний штурм. М,, 1970, стр. 21).
Такое значение Берлинской операции предвещало высокую напряженность и ожесточенность боев.
К участию в Берлинской операции Ставкой Верховного Глав­нокомандования привлекались войска 1-го Белорусского (коман­дующий—Маршал Советского Союза Г. К, Жуков), 2-го Бело­русского (командующий — Маршал Советского Союза К. К. Ро­коссовский) и 1-го Украинского фронтов (командующий — Мар­шал Советского Союза И. С. Конев).
План операции состоял в том, чтобы на широком фронте на­нести несколько мощных ударов, расчленить берлинскую группировку противника, окружить ее и уничтожить по частям. (50 лет Вооруженных Сил СССР, стр. 434). Основная роль отводилась 1-му Белорусскому фронту. Ему над­лежало, нанося главный удар с Кюстринского плацдарма (60 км восточнее Берлина), разгромить противника, оборонявшегося на восточных подступах к Берлину, овладеть Берлином и не позд­нее 12—15-го дня операции выйти к р. Эльбе.

2-й Белорусский фронт должен был рассекающим ударом раз­громить штеттинскую группировку противника и предотвратить контрудары с севера и востока по войскам 1-го Белорусского фронта.

1-й Украинский фронт получил задачу форсировать р. Нейсе и разгромить противника в районе Котбуса и южнее Берлина. Не позднее чем па 10—12-й день операции овладеть рубежом Беелитц (25—30 км юго-западнее Берлина) -— Виттенберг и да­лее но р. Эльбе до Дрездена. В случае упорного сопротивления противника на восточных подступах к Берлину и возможной за­держки наступления 1-го Белорусского фронта предусматрива­лось нанесение удара двумя танковыми армиями и частью дру­гих сил правого крыла 1-го Украинского фронта на Берлин с юга.

1-й Украинский фронт наносил главный удар с участка Гросс- Гастрозе, Мускау протяженностью 48 км силами 3-й гвардей­ской, 13-й и 5-й гвардейской армий в направлении Шпремберга, Бельцига, в обход Берлина с юга и юго-запада. 3-я и 4-я гвар­дейские танковые армии вводились в прорыв с рубежа р. Шпрее для развития оперативного уапеха.

4-я гвардейская танковая армия (командующий — генерал- полковник Д. Д. Лелюшенко, член Военного совета — генерал- майор В. Г. Гуляев, начальник штаба — генерал-майор танковых войск К. И. Упман) вводилась в прорыв в полосе 5-й гвардейской армии генерала А. С. Жадова, наступавшей в общем направлении на Торгау на Эльбе, Дессау. Задача 4-й гвардейской танковой ар­мии состояла в том, чтобы после прорыва 5-й армией обороны противника на реках Нейсе и Шпрее, обогнав боевые порядки стрелковых частей, стремительно развивать наступление в на­правлении Шпремберга и на шестой день операции овладеть го­родами Дессау, Ратеновом.(Д. Д. Лелюшенко. Указ. соч., стр. 317).

Правее, в полосе наступления 3-й гвардейской армии генерала В. Н. Гордова, вводилась в прорыв 3-я гвардейская танковая ар­мия генерал-полковника танковых войск П. С. Рыбалко с задачей на пятый день операции овладеть районом Треббина, Трёйенбритцена, Луккенвальде в готовности во взаимодействии с 3-й гвардейской армией нанести удар на Берлин с юга.

В состав 4-й гвардейской танковой армии входили 10-й гвар­дейский Уральский добровольческий танковый, 6-й гвардейский механизированный Львовско- Сандомирский и 5-й гвардей­ский механизированный Зимовниковский корпуса. Армия пос­ле окончания Верхне-Силезской операции 3 апреля сдала бое­вой участок 60-й армии и со­средоточилась в районе Форста.

5-й гвардейский механизи­рованный корпус по приказу командарма из района Леоб- шютца начал сосредоточиваться в район Зорау, Уллерсдорф. Н. Хартмансдорф, что на вос­точном берегу р. Нейсе к се­веро-востоку от Мускау, Совер­шив 300-километровый марш тремя ночными переходами, корпус к 8 часам 14 апреля вышел в указанный район и стал усиленно готовиться к предстоящим боям. До начала операции оставалось двое су­ток. 24-я гвардейская танковая бригада танков не имела, так как по приказу командующего фронтом передала их 31-му танко­вому корпусу 80-й армии в районе старой дислокации — города Леобшютца. (Архив МО СССР, ф. 323, оп. 4756, д. 152, л. 24). Это значительно усложнило решение боевых задач в ходе операции, Однако остальными видами боевой техники и вооружения корпус был укомплектован на 75—80%. 14 апреля в корпус поступило пополнение: 1000 человек, 30 танков Т-34,

11-СУ-122, 15-СУ-76. Боевые машины были направлены на укомплектование танковых и самоходно-артиллерийских полков. Всего в корпусе к началу операции было: личного состава —

135 человек,

танков Т-34 — 64,

бронетранспортеров — 51,

бро­немашин — 35,

СУ-122 — 22,

СУ-78 — 30,

76-мм орудий — 32,

57-ми орудий — 27,

120-мм минометов — 51,

82-мм минометов — 89,

противотанковых ружей— 112,

станковых пулеметов — 43,

ручных пулеметов —128,

винтовок, карабинов и автоматов — 8765. (Там же)

В то же время произошло изменение в командовании кор­пуса. Вследствие острого заболевания генерал-майора танковых войск В. М. Скворцова и направления его на лечение в командо­вание корпусом вступил генерал-майор танковых войск Иван Прохорович Ермаков — опытный боевой генерал-танкист, участник гражданской войныиВеликой Отечественной с первых ее дней, В битве под Москвой он успешно командовал 22-й танко­вой бригадой, действовавшей на можайском направлении во взаимодействии с кавалерийским корпусом генерала Л. М. Доватора.

Получил новое назначение — заместителем командира 25-го танкового корпуса — и начальник штаба корпуса генерал-майор танковых войск И. В. Шабаров.

Начальником штаба корпуса был назначен автор этих строк,

Во второй половине дня 14 апреля готовность корпуса прове­рил командарм. Посетив механизированные бригады, он увидел, с каким подъемом и энтузиазмом гвардейцы готовятся к бою.

Готовность самоходно-артиллерийских и минометного полков проверял командующий артиллерией корпуса полковник Н. П. Дякин со своим штабом.

Днем 15 апреля в штабе армии командармом на макете мест­ности проводилась учебная тренировка ввода в прорыв 4-й танко­вой армии и отрабатывались возможные варианты действий ее в оперативной глубине обороны противника. На эту тренировку привлекались помимо офицеров и генералов управления и штаба армии командиры корпусов и бригад и их начальники штабов. Здесь было доведено до сведения указание командующего фронтом о том, что для ускорения взлома обороны противника в междуречье Нейсе—Шпрее 4-я гвардейская танковая армия должна ввести в бой сильные передовые отряды от корпусов пер­вого эшелона, как только стрелковые соединения захватят плац­дармы на противоположном берегу Нейсе. Эти отряды, а при не­обходимости и главные силы корпусов совместно с пехотой 5-й гвардейской армии должны были завершить прорыв обороны противника, обогнать ее боевые порядки и в ночь с 16 на 17 ап­реля развить наступление, с тем чтобы к утру 17 апреля форси­ровать р. Шпрее с ходу.

(Д. Д. Лелюшенко. Указ. соч., стр. 321—322).

С учетом этих указаний командармом были поставлены боевые задачи командирам корпусов4-й гвардейской танковой армии на ввод в прорыв.

В полосе наступления 13-й и 5-й гвардейской армий по запад­ному берегу р. Нейсе на первой полосе оборонялись 342-я пехот­ная, 545-я гренадерская дивизии и отдельные батальоны фольксштурма. Оборона подготавливалась в течение полутора месяцев, В 8—10 км западнее р. Нейсе проходила вторая полоса обороны под условным названием «Матильда». (Там же, стр. 315, 325).

По р. Шпрее проходил тыловой оборонительный рубеж. В со­став резерва противника входили 21-я танковая дивизия и бригада «Великая Германия», которые дислоцировались в районе Котбуса, а также танковые дивизии «Охрана фюрера» и «Боге­мия», находившиеся в районе Шпремберга.

13-я армия прорывала оборону на фронте Клейн-Бадемейгель, исключительно Клейн -Зерхен, а 5-я гвардейская армия — Клейн- Зерхен, Мускау.

4-я гвардейская танковая армия, заканчивая прорыв обороны противника совместно с 5-й гвардейской армией на западном берегу Нейсе, с рубежа р. Шпрее входила в прорыв и, наступая в направлении Гросс-Решена, Финстервальде, Дессау, должна была к всходу 5-го дня операции овладеть районом Нимегка, Виттенберга, Дессау.

(Архив МО СССР, ф. 323, оп. 4756, д. 133, л. 77—78).

В первом эшелоне оперативного построения армии действо­вали 10-й гвардейский танковый и 6-й гвардейский механизиро­ванный корпуса. Первый из них наступал в полосе 95-й гвар­дейской стрелковой дивизии 32-го гвардейского стрелкового кор­пуса 5-й гвардейской армии в направлении на Беесков.

6-й гвардейский механизированный корпус должен был дей­ствовать в полосе наступления 13-й и 58-й гвардейских стрелко­вых дивизий той же общевойсковой армии в направлении Кебельна, Клейна и, войдя в прорыв на второй день операции, фор­сировать совместно с пехотой 5-й гвардейской армии р. Шпрее на участке южная окраина Шпремберг, Шпрееталь и наступать на Гросс-Решен.

5-й гвардейский механизированный корпус составлял второй эшелон армии. Ему ставилась задача продвигаться за 6 гвардейским механизированным корпусом и к исходу 3-го дня опера­ции выйти в район Липтена —45 км юго-восточнее Финстервальде. В дальнейшем наступать уступом за левым открытым флангом 6-го гвардейского механизированного корпуса, обеспе­чивая армию от возможных контрударов противника слева. (Архив МО СССР, ф. 236, он. 2939; д. 5, л. 27-28).

Таковы были планы.

В тот же день 4 апреля командиром корпуса был отдан приказ о приведении в готовность соединений и частей корпуса к вводу в прорыв, при этом в первом эшелоне были 10-я и 11-я, а во втором — 12-я гвардейские механизированные бригады. Вперед, к боевым порядкам 6-го механизированного корпуса выдвигались: разведывательный отряд (2-й гвардейский мотоциклетный ба­тальон), передовые отряды от бригад первого эшелона в составе усиленного мотострелкового батальона каждый, а также отряды обеспечения движения силой до саперной роты. Распоряжением командиров корпуса и бригад была проведена тщательная реког­носцировка маршрутов от исходного района к местам намеченных переправ через р. Нейсе и организованы комендантская служба и регулирование движения на них.

Перегруппировка частей и соединений корпуса на берлинское направление после Верхне-Силезской операции осуществлялась в сложных условиях, что наложило отпечаток и на организа­цию партийно-политической работы. Марш совершался только в ночное время. Чтобы обеспечить организованное и своевремен­ное проведение перегруппировки, партийные организации и политорганы провели немалую подготовительную работу, особенно с механиками-водителями, шоферами, командирами машин, со всем офицерским составом.

Большую работу развернула в эти дни техническая часть управления корпуса, возглавлявшаяся энергичным, хорошо знающим бронетанковую технику инженер-полковником Е. В. Лю~ бицким. Усилиями инженерно-технического состава корпуса и бригад, воинов — специалистов ремоптно-восстановитольных подразделений вся боевая техника после 300-километрового марша в исходный район прошла положенные технические осмотры, была отремонтирована, укомплектована запасными частями, заправлена ГСМ.
Тыловые части и подразделения под руководством заместителя командира корпуса по тылу полковника Г. И. Былича подвезли все необходимые средства материально-технического обеспечения, благодаря чему подвижные запасы по всем видам снабжения были доведены до нормы.

К исходу 15 апреля 5-й гвардейский механизированный кор­пус был готов к выполнению поставленных боевых задач, о чем было доложено командарму.

16 апреля после мощной артиллерийской и авиационной под­готовки, под прикрытием плотной дымовой завесы войска 5-й гвардейской армии на паромах и лодках форсировали р. Нейсе и, преодолевая ожесточенное сопротивление гитлеровцев, мед­ленно продвигались на запад. К 12 часам через Нейсе были на­ведены 60-тонные мосты. Во второй половине дня сопротивление противника возросло. Для ускорения прорыва его обороны в междуречье Нейсе—Шпрее в 13 часов были введены в сраже­ние сильные передовые отряды от 10-го гвардейского тапкового корпуса (усиленная 62-я гвардейская танковая бригада) и 8-го гвардейского механизированного корпуса (усиленная 16-я гвар­дейская механизированная бригада). Быстро переправившись по наведенным мостам ца западный берег Нейсе, передовые отряды совместно с пехотой вступили в бой, завершая прорыв первой полосы обороны противника. Для того чтобы в ночь с 16 на 17 апреля преодолеть всю оборону противника и утром. 17 ап­реля форсировать р. Шпрее, командующий 4-й гвардейской тан­ковой армией в 21 час ввел в сражение главные силы обоих кор­пусов первого эшелона армии. В процессе выполнения этой за­дачи 10-й гвардейский танковый корпус провел успешный ночной встречный бой с танковой дивизией «Охрана фюрера» и подчиненной ей учебной танковой дивизией «Богемия». Упре­див противника в выходе ко второй полосе обороны, танкисты 10-го гвардейского танкового корпуса разгромили танковую ди­визию «Охрана фюрера», пленили весь штаб этой дивизии во главе с ее командиром генералом Ремером, захватив при этом важные документы. Наступление 6-го гвардейского механизированного корпуса развивалось медленнее из-за сильного сопротивления части сил учебной танковой дивизии противника «Богемия».



#26 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Октябрь 2012 - 00:27

В 20 часов 16 апреля по распоряжению командарма 5-й гвар­дейский механизированный Зимовниковский корпус начал пере­праву через р. Нейсе в районе Гросс-Зерхена и к утру 17 апреля вышел на ее западный берег.

В тот день противник оказывал ожесточенное сопротивление наступающим войскам. Но разгром танковой дивизии «Охрана фюрера» и захват части второй полосы обороны 10-м гвардей­ским танковым и 32-м гвардейским стрелковым корпусами обес­печили нашим войскам продвижение к р. Шпрее севернее города Шпремберга. В ночь на 18 апреля 10-й гвардейский танковый корпус форсировал Шпрее в районе Myкрова и завязал бой за третью (тыловую) полосу обороны. 6-й гвардейский механизиро­ванный корпус задержался на левом фланге 5-й гвардейской ар­мии, где ее пехота не смогла сразу прорвать оборону противника, так как на этот участок враг сумел перебросить свежие резервы. (Д. Д. Лелюшепко. Указ. соч., стр. 326). Для того чтобы сломить сопротивление и ускорить про­рыв обороны в междуречье Нейсе—Шпрее и на западном берегу Шпрее, командующий 4-й гвардейской танковой армией решил ввести в сражение второй эшелон. 5-му гвардейскому механизи­рованному корпусу была поставлена задача, развернувшись из-за левого фланга 6-го гвардейского механизированного корпуса, за­хватить опорные пункты на восточном берегу Шпрее — Шлейфе, Роне, Хальбендорф и другие и, нанося главный удар в направ­лении Шпревитца, форсировать Шпрее и к исходу 18 апреля овладеть районом Липтена, после чего развивать удар на Финстервальде.

Для выполнения поставленной задачи командир корпуса ре­шил ввести в бой все три бригады, построив боевой порядок в один эшелон. 11-й гвардейской механизированной бригаде при­казывалось овладеть опорным пунктом Шлейфе, 10-й — Хальбен­дорф и 12-й —Роне, очистить от противника восточный берег Шпрее на участке Шпревитц, Бургхаммер и развивать наступле­ние в направлении Шпревитца, Липтена.

После короткого огневого налета соединения корпуса перешли в стремительное наступление и к исходу 17 апреля овладели указанными пунктами, а также рядом других. Продолжая бой ночью, части корпуса вышли к р. Шпрее. 12-я гвардейская меха­низированная бригада форсировала Шпрее и овладела на ее за­падном берегу крупным населенным пунктом Бургхаммер. Соз­давались благоприятные условия корпусу для развития наступ­ления на Липтен, Финстервальде. Однако противник прочно удерживал сильный опорный пункт город Шпремберг. В резуль­тате этого произошло разъединение сил 4-й гвардейской танковой армии по двум направлениям: 10-й гвардейский танковый кор­пус наступал севернее, а 6-й и 5-й гвардейские механизирован­ные корпуса — южнее города Шпремберга. Бои за Шпремберг приняли затяжной характер.

В это время по приказу Верховного Главнокомандующего обе танковые армии были круто повернуты на северо-запад для удара по Берлину с юга, причем 4-й гвардейской танковой армии ставилась задача к исходу 20 апреля овладеть районом Беелитца, Трёйенбритцена, Луккенвальде, а в ночь на 21 апреля овладеть Потсдамом и юго-западной частью Берлина.

В такой резко изменившейся обстановке командующий ар­мией приказал 5-му гвардейскому механизированному корпусу сдать занимаемые позиции соединениям 34-го гвардейского стрел­кового корпуса 5-й гвардейской армии и ночью 18 апреля совер­шить фланговый марш, обойти шпрембергскую группировку врага с севера и форсировать р. Шпрее в районе города Мукрова на участке 10-го гвардейского танкового корпуса.

После форсирования реки корпус должен был стремительно наступать в направлении Калау, Люккау, Ютербога и к 21 ап­реля овладеть рубежом Беелитц—Трёйенбритцен. Удерживая этот рубеж, войска корпуса тем самым обеспечили бы левый фланг армии от возможных ударов противника с запада и со­здали бы внешний фронт окружения берлинской группировки в юго-западном направлении. (Архив МО СССР, ф. 324, од. 20958, д. 3, л. 94). Глубина продвижения войск кор­пуса должна была составить 140—150 км.

Около 5 часов 18 апреля корпус сдал занимаемый рубеж 34-му гвардейскому стрелковому корпусу и начал фланговый марш к переправам севернее города Шпремберга. Марш совер­шался в одной колонне. В голове ее двигалась 11-я гвардейская механизированная бригада, затем штаб корпуса, 10-я и 12-я гвар­дейские механизированные бригады. Силами 68-го гвардейского саперного батальона была организована служба регулирования и обеспечения движения. Марш прошел организованно и в корот­кие сроки.

Командиром корпуса были поставлены бригадам следующие задачи: после форсирования р. Шпрее 11-й гвардейской механизи­рованной бригаде наступать в направлении Люккау, 10-й гвар­дейской механизированной бригаде, составляя второй эшелон корпуса, продвигаться за 11-й гвардейской механизированной бригадой на Люккау. Для разведки противника в направлении городов Люккау и Калау штабом корпуса был выслан 2-й гвар­дейский мотоциклетный батальон. К середине дня все три бригады корпуса форсировали р. Шпрее и стремительно развивали наступ­ление в заданных направлениях,

Ввиду того что 6-й гвардейский механизированный корпус продолжал вместе с пехотой 5-й гвардейской армии штурмовать город Шпремберг, он оказался во втором эшелоне оперативного построения армии. Говоря о происшедших 18 апреля изменениях в задачах и оперативном построении армии, генерал армии Д. Д. Лелюшенко писал: «Теперь на направлении главного удара 4-й гвардейской танковой армии действовали танковый и механи­зированный корпуса Белова и Ермакова, т. е. основные силы армии. 18 апреля 10-й танковый и 5-й механизированный гвар­дейские корпуса, сметая на своем пути противника, вырвались на оперативный простор и устремились на запад». (Д. Д. Лелюшенко. Указ соч., стр. 326).

К исходу 18 апреля 5-й гвардейский механизированный кор­пус овладел городом Ной-Петерсхайн, который находился в 50 км от бывшего переднего края обороны противника. Передовые отряды бригад первого эшелона выходили к ближним подступам городов Люккау и Калау.

19 апреля главные силы корпуса, преодолевая сопротивлений остатков 21-й танковой и 344-й пехотной дивизий, разбитых в предыдущих боях, а также местных отрядов фольксштурма, овладели районом Вальтерсдорфа и Востермарке. 11-я и 12-я гвардейские механизированные бригады захватили населенный пункт Кемлиц вблизи Калау. В это время разведка донесла, что города Люккау и Калау, в особенности первый из них, оборо­няются сильными гарнизонами.

Как правило, соединения и части корпуса обходили населен­ные пункты с сильными гарнизонами во избежание снижения темпа продвижения в оперативную глубину противника. Правда, для того чтобы иметь надежные пути подвоза и эвакуации, а также связь с тылом, некоторые населенные пункты и даже города приходилось брать штурмом и очищать их от противника. Так, например, по приказу командира корпуса 10-я гвардейская механизированная бригада получила задачу разгромить гарнизон города Калау и овладеть этим сильным опорным пунктом против­ника.

К исходу 20 апреля бригада достигла юго-западных подступов Калау. Когда головная походная застава — танковый взвод, уси­ленный автоматчиками под командованием лейтенанта С. П. Бедненко, подходила к южной окраине города, по ней был открыт сильный огонь из противотанковых орудий, пулеметов и фауст­патронами. Чтобы преодолеть сильные позиции противника, командир бригады решил обойти город с запада и нанести по противнику удар с фланга и тыла. Пока головная походная застава, уничтожив противотанковое орудие, несколько пулеметов и 2 автомашины с пехотой, прокладывала путь к центру города, главные силы бригады развертывались для атаки с ходу. В го­роде начался пожар. Дым от него создавал завесу; этим восполь­зовались танкисты 51-го гвардейского танкового полка под коман­дованием подполковника Е. И. Гребенникова с десантом авто­матчиков и, ведя на ходу огонь из танковых орудий и автоматов, ворвались в город Кала у. Вслед за танковым полком противника атаковали мотострелковые батальоны майоров К. Ш. Шамгунова и В. Н. Труфанова. Атаку танкистов и мотопехоты поддержи­вали интенсивным огнем артиллерийский дивизион под коман­дованием капитана А. К. Иванченко и минометный батальон капитана П. А. Агафонова. Среди гитлеровцев началась паника. Часть из них бежала из города, но большинство попало в плен. К утру город был очищен от вражеских войск. Во всех окнах трепетали белые флаги. Так стремительными действиями 10-й гвардейской механизированной бригады был взят город Калау — важный пункт на пути наступления не только корпуса, но и всей 4-й гвардейской танковой армии.

Во второй половине дня 20 апреля 11-я гвардейская механи­зированная бригада завязала бой на юго-восточной окраине го­рода Люккау, а с востока и севера на него наступали части 10-го гвардейского танкового корпуса. 12-я гвардейская механи­зированная бригада в это время сосредоточилась в районе 5—7 км восточнее Люккау.



#27 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Октябрь 2012 - 01:31

Далее, в районе Губен—Котбус находилась пытавшаяся вы­рваться из окружения 9-я армия немцев под командованием ге­нерала пехоты Буссе, насчитывавшая до 200 тыс. человек, более 300 танков и самоходных установок, до 1500 орудий. Но с запада перед этой группировкой не было прочного внутреннего фронта окружения. Поэтому она представляла собой своеобразный «блуждающий котел», который под ударами войск 3, 69, 33, 28 и 3-й гвардейской армий уменьшался в своей численности, но быстро перемещался на запад, искал выход с целью соединения с 42-й армией.

Появление этого «блуждающего котла» в тылу 4-й гвардей­ской танковой армии осложняло ее положение.

Сложная обстановка создавалась и у 5-го гвардейского меха­низированного корпуса, перешедшего к обороне на рубеже протя­женностью более 30 км. Противник по мере подхода главных сил 12-й армии стал предпринимать настойчивые атаки вначале на левом фланге корпуса в районе Трёйенбритцена, на участке 10-й гвардейской механизированной бригады, а затем и на всем фронте. Особо ожесточенный характер они носили в период с 24 апреля по 1 мая.

Ввиду того что к Ютербогу 23 апреля подходили головные части 13-й армии, командир корпуса приказал 41-й гвардейской механизированной бригаде занять и оборонять район Бухгольца, Нибеля, сменив здесь подразделения 10-й гвардейской механи­зированной бригады, которая должна была прочно удерживать Трёйенбритцен. 12-я гвардейская механизированная бригада обо­роняла Беелитц. Штаб корпуса с корпусными частями и подраз­делениями 24-й гвардейской танковой бригады в ночь на 24 апреля перешел в Готсдорф, что 5 км юго-западнее Луккенвальде. (Архив МО СССР, ф. 323, он. 4756, д. 233, л. 23).

По распоряжению командарма от 12-й гвардейской механизи­рованной бригады был выслан передовой отряд в составе усилен­ного 1-го мотострелкового батальона под командованием майора С. М. Новикова с задачей захватить и удерживать город Голь­цов — важный опорный пункт на р. Плане и тем самым стеснить маневр противника, ослабить его силы перед фронтом бригады и повысить устойчивость ее обороны, организованной на широ­ком фронте.

Дорога на Гольцов проходила по пересеченной и лесистой местности. Из-за допущенных недостатков в организации наблю­дения и боевого охранения на колонну главных сил передового отряда из засады напали танки противника. Когда они после огневого налета двинулись в атаку во фланг колонны отряда, для последнего создалась большая опасность. В колонне про­изошло замешательство. Командир отряда майор Новиков, нахо­дясь в голове колонны, не видел начавшейся атаки противника и не смог для отражения ее бросить все имевшиеся в его распо­ряжении противотанковые средства. В этой обстановке инициа­тиву проявил командир танкового взвода из 55-го гвардейского танкового полка лейтенант В. Т. Саенко. Используя складки местности, В. Т. Саенко быстро вывел взвод 'во фланг атакую­щим и, развернув его в боевой порядок на выгодном рубеже, атаковал танки противника. За несколько минут танкисты взвода Саенко уничтожили 6 танков, Остальные вражеские машины, не достигнув колонны, повернули обратно, причем во время отхода был подбит еще один танк.

Продолжая движение, передовой отряд с ходу овладел горо­дом Гольцов и оборонял его, отбивая яростные атаки фаши­стов до 2 мая, находясь в полной изоляции от главных сил бригады.

За это время воины отряда уничтожили свыше 400 гитлеров­цев и около 1000 взяли в плен. (Архив МО СССР, ф. 323, он. 4756, д. 133, л. 27).

За умелые действия и проявленное личное мужество Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 г. гвардии лейтенанту комсомольцу Саенко Василию Тарасовичу было при­своено звание Героя Советского Союза.

25 апреля советскими войсками было полностью завершено окружение Берлина. В районе города Кетцина (22 км западнее Берлина) 6-й гвардейский механизированный корпус 4-й гвар­дейской танковой армии 1-го Украинского фронта соединился с 77-м стрелковым корпусом 47-й армии и 65-й гвардейской тан­ковой бригадой 2-й гвардейской танковой армии 1-го Белорус­ского фронта.

В этот же день произошло одно из знаменательных событий второй мировой войны: в городе Торгау на Эльбе войска 5-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта встретились с американскими войсками. Фронт обороны гитлеровцев, таким образом, был рассечен: армии, находившиеся в Северной и Юж­ной Германии, были изолированы друг от друга. Но несмотря на то что положение гитлеровцев было катастрофическим, они продолжали ожесточенное сопротивление.

Выше уже отмечалось, что начиная с 22 апреля на всем фронте корпуса противник стал проявлять большую активность. Захваченные пленные из 12-й немецкой армии показали, что в ее составе было до десяти пехотных дивизий и бригада. Было уста­новлено, что одной из задач этой армии являлась помощь окру­женным частям 9-й армии, находившимся в лесах северо-восточ­нее города Варута.

Первые атаки начали пехот­ные дивизия 20-го армейского корпуса «Гутен», «Шарнгорст», «Теодор Кернер», поддержан­ные 243-й бригадой штурмовых орудий и танками. Они стреми­лись овладеть городом Трёйенбритцен, а затем развить на­ступление на Ютербог и Луккенвальде.

Трёйенбритцен обороняла 10-я гвардейская механизиро­ванная бригада. Предвидя не­избежность ведения напряжен­ных оборонительных боев, командир бригады полковник В. Н. Буслаев, его заместитель по политической часта подпол­ковник Д. С. Данченко, началь­ник штаба майор А. П. Бонда­ренко, командующий артилле­рией подполковник В. Ф. Жильцов приложили максимум усилий для обеспечения устойчивой обороны, при этом особое внимание уделялось организации системы противотанкового и противопехотного огня.

Чтобы усилить оборону, решили использовать освобожденных из фашистских концлагерей военнопленных. Их вооружили трофейными немецкими автоматами и фаустпа­тронами. Необходимо отметить, что соединениями корпуса были захвачены склады, в которых находилось большое количество фаустпатронов. Все воины были обучены их применению против танков и в бою в населенных пунктах. Гарнизоны противотанко­вых опорных пунктов были усилены 25—30 воинами, вооружен­ными этим оружием.

Создан был также подвижный противотанковый резерв из тан­ковой роты 51-го гвардейского танкового полка и мотострелковой роты, вооруженной фаустпатронами. В ряде мест были устроены танковые и артиллерийские засады.

24 апреля, после артиллерийского налета, хіошли в атаку на позиции бригады на северной окраине Трейеобритцена части пехотнойдивизий «Теодор Кернер» и 243-й бригады штурмовых орудий. Эта атака была отбита с тяжелыми потерями для врага. Отдельные танки и штурмовые орудия, прорвавшиеся на север­ную окраину города, были уничтожены огнем артиллерии и из танковых засад.

Несмотря на тяжелые потери, гитлеровцы во второй половине дня предприняли еще несколько ожесточенных атак, причем удары наносили в направлении западной и юго-западной окраин города. Бой с каждой атакой принимал все более ожесточенный характер, но добиться успеха врагу не удавалось. Тогда немцы отказались от дневных действий и решили внезапной ночной атакой ворваться в Трёйенбритцен. Такую попытку они сделали в ночь на 25 апреля, но фашисты не знали, что наши воины обла­дали большим опытом ведения ночных действий и всегда были начеку.

В ночную атаку гитлеровцы шли бесшумно. Танки и штурмо­вые орудия двигались за цепями пехоты с выключенными фа­рами. Но разведка и боевое охранение бригады обнаружили приближение противника, и своевременно оповещенные подразде­ления подготовились к его встрече. Когда гитлеровцы приблизи­лись, по их боевым порядкам открыли огонь артиллерия и мино­меты. Несмотря на большие потери, противник продолжал идти вперед. Тогда открыли стрельбу танки, бронетранспортеры, стан­ковые и ручные пулеметы. Зарево от горящих немецких танков, штурмовых орудий, автомобилей освещало ноле боя.

Храбро сражались танкисты 51-го гвардейского танкового полка под командованием подполковника Е. И. Гребенникова. Используя засады, укрытия и умело маневрируя, танкисты по­являлись в самых опасных местах и уничтожали живую силу и боевую технику противника. Часто они врывались в цепи ата­кующей пехоты врага, расстреливали ее из пулеметов и давили гусеницами.

Большие усилия прилагал противник, чтобы захватить желез­нодорожный мост в Тройенбритцене, у которого находился в за­саде танковый взвод гвардии старшего лейтенанта В. С. Де­ревянко, усиленный пехотинцами, «Огонь вести по моей команде!» — приказал старший лейтенант командирам экипа­жей, занимая место в своем танке. Когда до атакующих фашист­ских танков и наступающей вместе с ними пехоты оставалось не более 150—200 м, гвардейцы открыли огонь. Потеряв не­сколько танков и свыше 100 человек убитыми, враг откатился за насыпь железной дороги. По приказу командира полка тан­ковый взвод старшего лейтенанта Деревянко сменил позиции, уточнил огневое взаимодействие с соседними подразделениями и приготовился к бою. Противник снова ринулся в атаку. До 20 танков и штурмовых орудий с мотопехотой настойчиво атаковали позиции на одном участке обороны бригады. Снова разгорелся ожесточенный бой, во время которого гвардейцы му­жественно отражали яростные атаки врага.

В тяжелые минуты боя на помощь подошли танковая рота капитана П. В. Литвиненко и взвод лейтенанта С. П. Бедненко. Совместными усилиями и эта атака была отбита. При этом про­тивник потерял 3 танка, б штурмовых и 5 артиллерийских ору­дий, 20 автомашин и до 200 солдат и офидеров. Получив силь­ный отпор, немцы были вынуждены отойти назад.

Весть о доблести танкистов быстро облетела ряды гвардейцев бригады. Командование 10-й гвардейской механизированной бригады поздравило П. В. Литвиненко, В. С. Деревянко и С. П. Бедненко и всех воинов, участвовавших в отражении ноч­ных атак противника, с большим боевым успехом.

Так, благодаря героизму и мужеству воинов 10-й гвардей­ской механизированной бригады гитлеровцам не удалось овла­деть городом Трёйенбритцен, Несмотря на ото, 12-я немецкая армия не прекращала своих настойчивых попыток прорваться к Берлину, не считаясь с громадными потерями, которые она несла в результате хорошо организованной обороны 5-го гвар­дейского механизированного корпуса и подошедших соединений 13-й армии. Вот что пишет в своих воспоминаниях о тех днях генерал армии Д. Д. Лелюшенко: «Наш 5-й гвардейский меха­низированный корпус И. П. Ермакова продолжал упорный бой на рубеже Беелитц—Трёйенбритцен, сдерживая сильнейший на­пор вражеских дивизий 12-й армии Венка,,, стремившихся во что бы то ни стало прорваться к Берлину. К ним взывал Гит­лер с мольбой о спасении.

В войска Венка приезжал начальник штаба верховного глав­нокомандования фашистской Германии генерал-фельдмаршал Кейтель. Он потребовал от командного состава и всех войск 12-й армии «фанатизировать» борьбу, утверждая, что, если армия прорвется к Берлину, изменится коренным образом вся военно- политическая ситуация и что навстречу Венку идет 9-я армия Буссе, Но это не помогло. Армия Венка понесла колоссальные жертвы». (Д. Д. Лелюшенко. Указ. соч., стр. 331—332).

Утром 25 апреля три пехотные дивизии 12-й армии — «Саксо­ния», «Шарнгорст», «Теодор Кернер» и пехотная бригада «Бург» атаковали позицию корпуса на фронте Беелитц—Бухгольц— Трёйенбритцен.

Свой главный удар противник по-прежнему наносил по ле­вому флангу корпуса — 10-й гвардейской механизированной бригаде силами пехотной дивизии «Теодор Кернер», пехотной бригады «Бург» и 243-й бригады штурмовых орудий. На фронте Беелитц—Бухгольц, где оборонялись 12-я и 11-я гвардейские механизированные бригады, атаки противника были успешно отражены. Большую помощь в этом оказали летчики 1-го гвар­дейского штурмового авиационного корпуса генерал-лейтенанта авиации В. Г. Рязанова. Штурмовыми ударами на бреющем по­лете они наносили большие потери танкам противника, приме­няя противотанковые авиабомбы,

В районе Трёйенбритцена гитлеровцы после неудачных атак изменили тактику и предприняли маневр с целью обойти город и получить возможность наступать на Ютербог и Луккенвальде.

Продолжая фронтальные атаки на участке Бухгольц, Трёйен­бритцен, противник силою свыше полка пехоты с танками обо­шел Трёйенбритцен с юга и стал развивать удар в направлении на Луккенвальде. Успех гитлеровцев на этом направлении мог привести к образованию коридора, по которому могли бы выхо­дить из окружения части 9-й немецко-фашистской армии. На этом участке фронта создавалось очень опасное положение. Часть не­мецких подразделений развернулась для удара по Трёйенбритцену с юга. Противник на несколько километров продвинулся и по шоссе в сторону Ютербога. 10-я гвардейская механизиро­ванная бригада дралась в полуокружении. Первыми, кто прегра­дил путь наступающему противнику, были артиллеристы кор­пуса, которыми командовал полковник Н. П. Дякин.

Восточнее Трёйенбритцена на огневых позициях стоял 285-й минометный полк подполковника С. С. Беленького. Сюда же по­дошел 104-н гвардейский легкий самоходно-артиллерийский полк под командованием гвардии капитана Н. П. Беляева.

На позициях остались только те, кто был необходим для веде­ния огня. Весь остальной состав минометного полка во главе с заместителем командира полка по политической части майором М. Ф. Горошко с винтовками, автоматами и гранатами занял оборону и при поддержке 104-го гвардейского легкого самоходно- артиллерийского полка начал отбивать яростные атаки врага.

Командование корпуса знало, что километрах в двадцати к юго-востоку от Трёйенбритдена находились головные части 147-й стрелковой дивизии 102-го стрелкового корпуса 13-й армии. Как выяснилось, эта дивизия выдвигалась для занятия и удер­жания рубежа Бухгольц—Трёйенбритцен—Кропштедт. Когда офицеры штаба корпуса доложили командиру дивизии полков­нику Г. С. Дуднику о сложившемся тяжелом положении, он не­медленно выслал на помощь оборонявшимся 15-й стрелковый полк полковника X. К. Хамидова, который должен был во взаи­модействии со 104-м гвардейским легким самоходио-артиллерийским полком корпуса атаковать и уничтожить противника, обо­шедшего Трёйенбритцен, а затем совместно с 10-й гвардейской механизированной бригадой организовать прочную оборону города.

В то время как 15-й стрелковый полк выдвигался на рубеж атаки, а гаубичный артиллерийский полк и дивизион PC147-й стрелковой дивизии занимали огневые позиции, гитлеровцы предприняли еще одну атаку вдоль шоссе Трёйенбритцен— Ютербог.

Но и она была отражена.

В этом бою погиб руково­дивший артиллеристами коман­дующий артиллерией корпуса полковник Н. П. Дякин. Обор­валась жизнь мужественного офицера и прекрасного това­рища. Вместе с Н. П. Дякиным погиб находившийся с ним в од­ной машине помощник началь­ника штаба артиллерии кор­пуса капитан С. Г. Крутских. Дякину Николаю Петровичу Указом Президиума Верхов­ного Совета СССР от 27 июня 1945 г. за геройство, проявлен­ное в боях с немецко-фашист­скими захватчиками, было по­смертно присвоено звание Ге­роя Советского Союза.

Почти одновременно с Н, П. Дякиным и С. Г. Крутских пал смертью храбрых заместитель командира по политической части 285-го минометного полка майор Горошко Михаил Филиппович, руководивший минометчиками, отражавшими яростную атаку гитлеровцев.

М. Ф. Горошко — один из ветеранов корпуса, участвовал в боях под Прохоровной, в Белгородско-Харьковской, Кирово­градской и других операциях. Он был опытным политработником и мужественным командиром, пользовавшимся большим автори­тетом у воинов своего полка.



#28 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 27 Октябрь 2012 - 01:45

В 14 часов, после огневого налета артиллерии корпуса и 147-й стрелковой дивизии, 15-й стрелковый полк перешел в атаку. Гитлеровцы вначале оказывали серьезное сопротивление. Укрыв­шись в кюветах шоссейной дороги и кустарнике, они вели интенсивный огонь из автоматов, пулеметов и фаустпатронов. Но вскоре, не выдержав флангового удара воинов 5-го стрелко­вого полка, гитлеровцы начала отход. К 15 часам 25 апреля 5-й стрелковый полк вышел на южную окраину города и соеди­нился с 10-й гвардейской механизированной бригадой. Угроза ее окружения была ликвидирована. Вскоре подошли главные силы 147-й стрелковой дивизии, заняв рубеж Бухгольц—Трёйенбритцен—Кропштедт. Все последующие атаки соединений 12-й армии генерала Венка на этом участке фронта отражались 5-м гвардейским механизированным корпусом совместно со 147-й стрелковой дивизией 102-го стрелкового корпуса 13-й армии.
Выход 147-й стрелковой дивизии на рубеж Бухгольц—Кропштедт значительно укрепил положение на левом фланге корпуса и позволил высвободить часть его сил для ведения наступатель­ных действий,
27 апреля корпус получил боевое распоряжение командую­щего армией о переходе в наступление силами 11-й и 10-й гвар­дейских механизированных бригад.
28 апреля обе бригады перешли в наступление, в результате встречного боя с частями пехотных дивизий противника «Саксо­ния» и «Теодор Кернер» последние начали отход, а наши бригады продвинулись на несколько километров, овладев населенными пунктами Шлалах и Брахвитц. Там они перешли к обороне.
Бои эти носили очень напряженный характер, так как прихо­дилось отбивать атаки численно превосходившего противника. Вот, например, что рассказывал о бое под Шлалахом танкист старший сержант А. Коломенцев: «Когда кто-нибудь из бывалых воинов скажет: «Это было под Шлалахом», невольно в памяти встанут ожесточенные бои на немецкой земле. Хорошо воевали, душу вкладывали в ратный труд, старались поскорее добить врага в его собственном логове. Надолго запомнился Шлалах — небольшое немецкое селение под Берлином.
Вместе с другими танкистами нам выпада задача перерезать путь немцам, идущим с юга па помощь окруженному Берлину. Было это в конце апреля.
После ожесточенного боя наша часть заняла Шлалах и полу­чила приказ двигаться дальше. Путь нам преградил большой ров, перед которым было минное поле. Невдалеке через ров проходил мост. Послали разведчиков узнать, не заминирован ли он. Но стоило им сделать только несколько шагов по направлению к мосту, как из-за рва началась сильная пулеметная и автоматная стрельба.
«Из пулемета, по фашистам, огонь!» — приказал, командир танка лейтенант В. Клюжев.
Огонь из танка не давал фашистам поднять голову и помог разведчикам выполнить свою задачу. Они узнали, что мост за­минирован.
И в это время лейтенант скомандовал: «Танки справа!»
Действительно, из леса выползли 6 вражеских самоходок, как мы тогда называли немецкие штурмовые орудия. Наводчик быстро навел пушку на первую вражескую самоходку. Но нас опередил соседний танк. Первым же выстрелом товарищи уни­чтожили вражескую машину. По второй ударили мы. Самоходка загорелась. Вскоре нашему экипажу удалось поджечь и третью. Буквально в течение нескольких минут загорелись все шесть вражеских машин. Такая боевая удача в скоротечном встречном бою бывает редко,В это время фаустпатроном немцы повредили наш танк. При­цел вышел из строя, поворотный и подъемный механизмы не действуют. B как раз фашисты перешли в контратаку. Что будешь делать? Решили наводить пушку по стволу. Открываем клип затвора, смотрим в канал ствола, ломиком башню понемногу пово­рачиваем. Наведем на гитлеровцев, где их побольше, заряжаем „осколочным и ведем огонь. 10 выстрелов так сделали. В тот день мы отбили две контратаки, а потом, когда саперы размини­ровали мост, сами ринулись в атаку.
Трудно подсчитать, сколько в этом бою советские танкисты перебили фашистов. Перед глазами стоит картина: целые толпы немецких солдат, подняв руки вверх, покорно сдаются в плен.
Такова была сила гвардейского удара». (Путь к подвигу. М., 1967, стр. 76—77).
12-я гвардейская механизированная бригада, обороняя Беелитц, весь день 28 апреля отражала атаки противника с направ­ления Ресдорфа, Шёне.
В эти дни всей бригаде стал известен подвиг 14 отважных саперов-минеров из взвода лейтенанта И. А. Додеева инженерно- минной роты бригады. Они получили задачу проникнуть в тыл противника через разрыв, образовавшийся в боевых порядках врага в 2 км севернее Беелитца. На дороге Беелитц—Бранденбург им нужно было взорвать мост, что в 10 км северо-западнее Бее­литца, и заминировать пути его объезда. Саперы, пользуясь ночной темнотой, по бездорожью, умело обходя опорные пункты врага, за двое суток достигли намечен­ного объекта и взорвали мост. Затем произвели минирование путей его объезда, тем самым резко затруднив противнику ис­пользование этой важной для него коммуникации. Выходили они из вражеского расположения с боями, в которых потеряли поло­вину своего состава.
На рассвете 28 апреля восточнее населенного пункта Готсдорф, где располагался штаб корпуса, рота охраны штаба захва­тила в плен группу разведчиков противника во главе с подпол­ковником численностью около 20 человек, продвигавшихся с вос­тока на запад. До этого уже были случаи обстрела и ранения офицеров связи в районе Луккенвальде, находившегося в тылу корпуса. Все это привело командование корпуса к выводу, что окруженные гитлеровцы из состава 9-й армии подошли к тыло­вому району корпуса, ищут выход из окружения и, следовательно, надо ожидать атак с тыла.
После допроса подполковнику предложили вернуться в свою часть и рассказать, что, во-первых, русские полностью соблю­дают Гаагскую конвенцию о военнопленных, что в СССР нахо­дится множество немецких солдат, офицеров и генералов, сдав­шихся в плен, и отношение к ним лояльное. А во-вторых, попытки выхода из окружения обречены на провал и кроме бес­смысленных жертв ни к чему не приведут. Он долго колебался, заявляя, что если будет так говорить, его расстреляют эсэсовцы.
Затем, видимо, устыдившись своего малодушия, согласился. Взяв двух своих солдат, он отправился обратно.
Когда о показаниях пленных доложили командарму, он со­гласился с выводами командования корпуса, что в ближайшие дни гитлеровцы предпримут попытки выхода из окружения, и приказал штабу корпуса перейти в Цаухвитц, что в 5—6 км восточнее Беелитца, подтянуть к штабу корпусные части, вести разведку в восточном направлении, а командиров бригад еще раз предупредить, чтобы они были готовы к отражению атак.
К штабу корпуса помимо 68-го гвардейского саперного ба­тальона были подтянуты 2-й гвардейский мотоциклетный ба­тальон и часть 763-го зенитного артиллерийского полка.
В ночь на 29 апреля штаб корпуса перешел в Цаухвитц, В то же время из сообщений штаба армии стало известно, что на внутренний фронт окружения соединений и частей 9-й армии на рубеж 15—20 км восточнее Луккенвальде выдвинуты 63-я гвардейская танковая бригада 10-го гвардейского танкового кор­пуса и 117-я стрелковая дивизия 13-й армии.
29 и 30 апреля соединения корпуса отражали атаки войск 12-й гитлеровской армии с запада, Особенно яростны они были теперь на фронте 12-й гвардейской механизированной бригады в районе Беелитца. Потерпев неудачу в своих попытках про­рвать фронт обороны корпуса в районе Трёйенбритцена, враг перенес свои усилия на новое направление, на Беелитц. По рас­поряжению командарма оборона в этом районе была усилена вывижением некоторых подразделений 68-й отдельной гвардейской танковой бригады 4-й гвардейской танковой армии. Кроме того, успешное продвижение 6-го гвардейского механизированного кор­пуса на занад к Бранденбургу, которым он овладел 25 апреля, облегчало положение 12-й гвардейской механизированной бригады в Беелитце и ее передового отряда в Гольцове.
Штаб корпуса в те дни усиленно занимался организацией обороны, С целью обороны западной и части южной окраин Цаухвитца сюда был выдвинут 2-й гвардейский мотоциклетный батальон, а для прикрытия другой части южной и восточной окраин — 68-й гвардейский саперный батальон под командова­нием отважного командира гвардии майора Н. П. Серова. На юж­ной окраине этого населенного пункта заняли огневые позиции также 3-я и 4-я батареи и зеиитно-нулеметная рота 763-го зенит­ного артиллерийского полка, готовые вести огонь не только по воздушным, но и главным образом по наземным целям.
В час ночи 1 мая разведка обнаружила в лесу юго-западнее Луккенвальде большое скопление гитлеровцев. В связи с этим генерал И. П. Ермаков потребовал усилить подразделения охра­нения, а части привести в полную боевую готовность.
Как показали дальнейшие события, сделано это было вовремя. На рассвете по населенному пункту Цаухвитц был открыт артил­лерийский огонь, а вслед за ним из лесу стали выходить густые цепи гитлеровцев. Наше мало­численное боевое охранение с боем отходило. Когда голов­ные цепи противника подошли к реке, по ним открыли силь­ный огонь из счетверенных пу­леметных установок зенитчики, а из бронетранспортеров вели прицельный огонь разведчики.
Атака гитлеровцев, понес­ших большие потери, стала за­хлебываться. Сначала они за­легли, а затем стали отходить в лес. Минут через двадцать, усилив артиллерийский обстрел, они снова перешли в атаку. За цепями гитлеровцев двига­лись штурмовые орудия. По ним открыли огонь зенитные бата­реи, и вскоре кострами запы­лало несколько машин против­ника. И эта атака, с большим уроном для врага, была отбита.
О попытках врага выйти из окружения командир корпуса немедленно сообщил командарму. Генерал Д. Д. Лелюшенко при­казал принять все меры к тому, чтобы не допустить прорыва гитлеровцев из 9-й армии на запад.
После нескольких атак, которые фашисты предприняли на Цаухвитц, они в 8 часов утра начали обстрел его зажигатель­ными снарядами. В разных местах вспыхнули пожары. Загоре­лись цистерны с горючим и машины с боеприпасами. Все было окутано густым дымом, затруднявшим ведение прицельного огня. Этим воспользовались гитлеровцы. Они форсировали р. Ниплиц и начали подходить к поселку.

Имея большое численное превосходство, враг начал теснить наших воинов, В такой обстановке командир корпуса решил вывести штаб корпуса на близлежащую высоту северо-западнее Цаухвитца. На рубеж этой высоты и южной опушки леса отво­дились 2-й гвардейский мотоциклетный батальон, 763-й зенитный артиллерийский полк и часть 68-го гвардейского саперного ба­тальона. Прикрывая отход управления и штаба корпуса на но­вый командный пункт, разведчики, саперы и зенитчики прояв­ляли образцы геройства, нередко вступая в рукопашные схватки с врагом.
Особенно тяжелый бой пришлось вести воинам зенитного артиллерийского полка. Так как боеприпасы были израсходо­ваны, артиллеристам пришлось вести огонь из стрелкового ору­жия. Когда же противник ворвался на огневые позиции батарей и пулеметной роты, воины вступили в рукопашную схватку. В этот тяжелый момент большое мужество проявил заместитель командира зенитного артиллерийского полка по политической части майор Голодняк Александр Терентьевич. Собрав группу зенитчиков, он бросился на помощь артиллеристам. Гитлеровцев удалось потеснить, благодаря чему шоферы могли подъехать к орудиям и вывезти их на новые огневые позиции.
Во время этого боя героически погибли командир 3-й батареи капитан Белаш Дмитрий Иосифович, командир огневого взвода лейтенант Айзенштадт Абрамович, командир 4-й батареи лейтенант Удмаджуридзе. О тяжелой обстановке, сложившейся в районе Цаухвитца, было доложено командарму. Им были срочно приняты меры по оказанию помощи частям корпуса.
Для предотвращения прорыва фашистов из окружения в этот район прибыли 3-я гвардейская инженерно-саперная армейская бригада подполковника А. Ф. Шаруды, 71-я отдельная легкоар­тиллерийская бригада полковника И. Н. Козубенко, 299-й гвар­дейский минометный полк Героя Советского Союза полковника В. К. Зыля. Прибыл на командный пункт корпуса и генерал Д. Д. Лелюшенко.
Оценив обстановку, командарм выдвинул 3-ю гвардейскую инженерно-саперную бригаду для организации обороны севернее Цаухвитца, Артиллеристы и минометчики, развернувшись в бое­вой порядок, открыли огопь по фашистам. Большой урон нано­сил огонь «катюш», а также бомбовые удары летчиков 1-го гвар­дейского штурмового авиакорпуса. Но гитлеровцы, несмотря на потери, продолжали продвигаться в направлении Беелитца.
В этом городе и его окрестностях 1 мая 1945 г, пришлось вы­держать очень тяжелый бой 12-й гвардейской механизированной бригаде. Вот как о нем вспоминает командир бригады полков­ник Г. Я. Борисенко.
«Пожалуй, это был один из самых ожесточенных боев, кото­рый пришлось вести бригаде на заключительном этапе Великой Отечественной войны. Накануне, 30 апреля, мы весь день отби­вали атаки наступавших с запада соединений 12-й армии против­ника. К вечеру бой стих, а ночью совсем не слышно было грохота авиационной бомбежки и артиллерийских налетов. Только на окраине города залегшие в обороне цепи уставших бойцов изредка нарушали тишину первомайской ночи, стреляя во враже­ских лазутчиков.
Непривычное затишье вызывало какую-то внутреннюю тре­вогу, предчувствие какой-то близкой опасности. Откуда появи­лось это гнетущее чувство? Казалось, никаких видимых причин к этому не было. Атаки противника все отбиты. Подхода резер­вов его не ожидалось. Враг, с которым мы имели непосредствен­ное соприкосновение, не мог предпринять что-либо серьезное, так как понес очепь большие потери, и в особенности от ударов нашей штурмовой авиации, действиями которой руководил генерал- лейтенант авиации В. Г. Рязанов с моего HП расположенного на вышке дома бывшего жандармского управления города Беелитц. Вечером со мной говорил генерал Ермаков и предупреждал о возможной попытке окруженных в районе Луккенвальде гитле­ровцев прорваться через фронт корпуса на соединение с войсками 12-й армии. Не в этом ли причина беспокойства?
Близился первомайский праздник. Все говорило о скорой победе. И все-таки что-то волновало меня, вызывая тревогу, сказать о которой никому не решался. Однако М. Д. Кривопиша, заме­ститель начальника штаба бригады по оперативной работе, ви­димо уловив мое беспокойство, отдал распоряжение о приведении в боевую готовность бригады.
Брезжил рассвет. Кругом по-прежнему была тишина. Вдруг послышались отдаленные раскаты артиллерийской стрельбы в нашем тылу, и вскоре мне доложили, что штаб корпуса в Цаухвитце отражает сильные атаки противника со стороны Луккен­вальде.
Было получено приказание командира корпуса об усилении обороны с тем, чтобы не допустить прорыва гитлеровцев на запад через Беелитц.
Вскоре и в нашей обороне раздалось стрекотание пулемета. Постепенно шум боя стал приближаться, а вскоре разведка до­несла о движении в нашу сторону большого количества фашистов.
Нам пришлось сражаться с обезумевшими от фанатической решимости вырваться на запад гитлеровцами.
Бригада встретила фашистов организованным огнем. Натиск противника, подошедшего к городу, а в районе кладбища даже вклинившегося в него, отбивали всеми имеющимися у нас сред­ствами, «Катюши» 11-го отдельного гвардейского минометного дивизиона PC приданного бригаде, стреляли прямой наводкой. Командир дивизиона подполковник И. Г. Мороз и командиры батарей управляли огнем, находясь непосредственно на огневых позициях. Артиллерия, минометы, стрелковое оружие обрушили огонь на врага. Отбивались гранатами и трофейными фаустпатро­нами. Дело доходило до рукопашных схваток. Противник нес огромные потери, однако как одержимый лез на нашу оборону, всячески пытаясь прорваться. Боеприпасы были на исходе. Соседи, 11-я гвардейская механизированная и 68-я отдельная гвардейская танковая бригады, оказать помощь не могли, так как тоже отражали атаки противника. Для бригады создалась напря­женная обстановка.
Что делать? Вызвать авиацию? Но ведь гитлеровцы подошли вплотную к городу, непосредственно соприкасаясь с боевыми по­рядками бригады, обтекали оборону. При таком тесном соприкос­новении с противником, когда бой переходил в ожесточенные рукопашные схватки, бомбометание и штурмовка с воздуха могли быть опасны и для нас.
А тем временем соединения 12-й армии Венка активизирова­лись и начали переходить к атакам.
Исходя из оценки сложившейся обстановки, было принято единственно возможное решение вызвать через штаб корпуса поддерживающую авиацию. Вскоре в воздухе появились бомбар­дировщики, а затем их сменили штурмовики. Нужно сказать, что славно поработали наши летчики-соколы, особенно штурмовики, которые, действуя на предельно малых высотах, наносили про­тивнику большие потери и прижимали его к земле. За это им большое спасибо!»
Для отражения яростных атак врага были использованы все силы и средства бригады. Шоферы, связисты, писари, саперы, повара — все дрались с гитлеровцами. Все, что было возможно, было использовано в бою.
Неоценимую помощь мотострелковым подразделениям ока­зали танкисты 55-го гвардейского танкового полка под командо­ванием подполковника П. К. Журавлева. Когда противник боль­шими силами шел в атаку, танкисты вырывались за передний край нашей обороны, врезались в гущу врага, расстреливали его из пушек и пулеметов, давили гусеницами, тем самым срывая его наступательный порыв.
Особым мужеством, отвагой и боевым мастерством отличались действия командира 3-й танковой роты этого полка старшего лей­тенанта А. А. Филимонова. Гитлеровцы с особой настойчивостью атаковали вдоль шоссе Цаухвитц—Беелитц. В этом направлении были скрытые подступы к городу. Не менее двух батальонов пе­хоты с 10 штурмовыми орудиями несколько раз атаковали пози­ции на левом фланге бригады, где оборонялись подразделения 3-го мотострелкового батальона под командованием майора Иосифа Фирсовича Ильиных. Около 10 часов утра гитлеровцам удалось овладеть кладбищем, некоторыми зданиями на северо­восточной окраине города. Создавалась большая опасность про­рыва фашистов к центру Веелитца. Резервов у командира бригады к этому времени не было. Тогда он приказал стар­шему лейтенанту А. А. Филимонову, только что отразившему атаку гитлеровцев силами своей роты, быстро выдвинуться в район обороны 3-го мотострелкового батальона и совместно с ним восстановить положение на левом фланге бригады, Танко­вая рота Филимонова быстро пришла на помощь мотострелкам. Организовав взаимодействие и согласовав план действий с командиром батальона, старший лейтенант Филимонов вывел роту на северную окраину города для нанесения флангового удара по про­тивнику. Заняв выгодный огневой рубеж, танкисты вначале флан­говым сосредоточенным огнем подбили и сожгли восемь штурмо­вых орудий гитлеровцев, а остальных заставили скрыться в лесу. После этого танкисты перешли в стремительную атаку на враже­скую пехоту. Немцы, лишившись поддержки своих штурмовых орудий и видя несущиеся на них с фланга советские танки, сме­тавшие все на своем пути, пришли в замешательство. Использо­вав растерянность в рядах противника, перешел в контратаку 3-й мотострелковый батальон и выбил гитлеровцев из города. Положение было восстановлено, Часть фашистов стала бросать оружие и сдаваться в плен. Так была сорвана попытка врага прорваться на запад через северо-восточную часть города Беелитц.
За проявленный в боях героизм гвардии старшему лейтенанту Филимонову Александру Андреевичу Указом Президиума Вер­ховного Совета СССР от 27 июня 1945 г. было присвоено звание Героя Советского Союза.
С исключительной стойкостью сражались гвардейцы артил­лерийского дивизиона капитана И. X. Деревянко, минометного батальона майора И. К. Крамарева, 2-го мотострелкового ба­тальона капитана И. В. Перцева и др.
Например, командир артиллерийской батареи капитан В. С. Пресняков, находясь на огневой позиции, увидел, что гит­леровцы приближаются к орудию, расчет которого погиб, и пы­таются захватить его. Пресняков, рискуя жизнью, с бойцом Осташиным бросился к пушке, опередил немцев и, работая за навод­чика, стал расстреливать в упор наседавшего врага. Когда в это орудие попал снаряд и оно вышло из строя, капитан, будучи кон­тужен, не оставил поля боя, а подбежал к другой пушке и открыл уничтожающий огонь. Но противник упорно шел вперед. Видя тяжелую обстановку на огневой позиции батареи, командир диви­зиона капитан Деревянко, вместе с радистами и артиллеристами, бросился на помощь капитану В. С. Преснякову. Фашисты были отброшены с огневой позиции батареи. В этом бою артиллеристы уничтожили около 100 автоматчиков.
Мужественно сражалась мотопехота бригады. Ее 1-й мото­стрелковый батальон под командованием майора С. М. Новикова продолжал удерживать и оборонять город Гольцов, отражая сле­довавшие одну за другой атаки гитлеровцев, Мотострелковые батальоны капитана Перцева и майора Ильиных, оборонявшие Беелитц, отражали атаки врага не только искусно организован­ной системой огня, но и нередко штыковым ударом.
Там, где противнику удавалось просочиться в нашу оборону, его уничтожали подвижные резервы и специально созданная для этого группа из саперов бригады во главе с начальником ин­женерной службы капитаном А. К. Фальтисом. Под его руковод­ством огнем из автоматов и гранатами была уничтожена боль­шая грунна гитлеровцев, прорвавшихся в район наблюдатель­ного пункта бригады, а оставшиеся в живых взяты в плен.
Весь политотдел бригады во главе с его начальником подпол­ковником Петром Григорьевичем Дмитриевым в этом бою нахо­дился в боевых порядках и личным примером воодушевлял гвар­дейцев на выполнение воинского долга. Заместитель командира бригады полковник Р. А. Михайленко и командующий артиллерией полковник Е. К. Баглюк, будучи раненными, остались в строю и до конца боя руководили действиями подразде­лений.
В результате больших потерь от массированного огня и уда­ров авиации противник дрогнул, заметался на поле боя, а затем начал сдаваться в плен большими группами, В бою утром 1 мая было уничтожено около 3 тыс. вражеских солдат и офицеров. На подступах к городу лежали груды разбитой фашистской тех­ники. Взято в плен 3800 человек.
Гвардейцы, несмотря на понесенные значительные потери, выстояли в этой отчаянной схватке и с честью выполнили свою задачу — не пропустили гитлеровцев, рвавшихся на запад. В этом тяжелом, пожалуй последнем крупном, для бригады бою, ее воины проявили отвагу, мужество и доблесть.
К 10 часам утра 1 мая всего 2 км отделяли 9-ю армию от 12-й, но сломить сопротивление 12-й гвардейской механизиро­ванной бригады и осуществить свою мечту — вырваться на запад — гитлеровцы не смогли.
Положение фашистов еще более ухудшилось, когда армейские и корпусные саперы вместе с разведывательными подразделе­ниями стремительной атакой захватили Цаухвитц, На западную и южную окраины его были выдвинуты пулеметы, которые огнем с фланга и тыла буквально косили фашистов.
Стало ясно, что дальнейшее продолжение боя только при­ведет к бессмысленным жертвам. Чтобы ускорить окончательную ликвидацию группировки противника и избежать лишних жертв, командующий армией приказал: «Поставьте несколько белых флагов, чтобы они видны были противнику, и по этим районам не ведите огня. Немцы догадаются, что им указывают путь к спа­сению, будут подходить к ним, бросать оружие, а вы, по мере на­копления их у флагов, выезжайте туда и приводите их в плен». Вскоре на бронетранспортерах выехали разведчики и поставили на холмах белые флаги. И действительно, вражеские солдаты вначале группами, а затем уже целыми партиями под­ходили к флагам и бросали оружие. При этом они размахивали белыми платками и рубашками. На опушке леса, южнее Цаухвитца, наши наблюдатели также обнаружили сигнализацию белыми полотнищами, и во все эти места выезжали разведчики и сотнями приводили сдавшихся в плен солдат и офицеров про­тивника.
Но и в этом безвыходном положении фашисты не отказались от своих излюбленных провокационных приемов. Когда началь­ник разведки корпуса подполковник А. А. Богомаз с белым фла­гом подъехал на бронетранспортере к группе гитлеровцев, чтобы объяснить им, куда надо идти, неожиданно раздался выстрел, и смертельно раненный разведчик, истекая кровью, упал на си­денье. Сделав несколько очередей по фашистам, бронетранспор­тер вернулся в Цаухвитц.
Так погиб Александр Александрович Богомаз — ветеран кор­пуса, участник всех его боев. Хорошо подготовленный, опытный разведчик, храбрый и инициативный офицер, он всегда старался обеспечить командование корпуса своевременной и исчерпываю­щей информацией о противнике.
Под его руководством были хорошо подготовлены к ведению дерзких по замыслу действий разведывательные подразделения корпуса.
В тот же день при атаке противника в Цаухвитце был убит и командир 2-го гвардейского мотоциклетного батальона капитан Павлов Николай Петрович. Это был скромный, необычайно храб­рый офицер. Все свое умение и мастерство вкладывал он в руко­водство действиями батальона. Таким он был и в своем послед­нем бою.
К 14 часам 1 мая бой стал заметно стихать, и командующий армией вместе с 74-й отдельной легкоартиллерийской бригадой и 299-м гвардейским минометным полком убыл из района боевых действий корпуса.
Вечером стрельба везде прекратилась. Непрерывным потоком поступали донесения о новых партиях пленных. Командир 12-й гвардейской механизированной бригады доложил, что среди сдавшихся в плен находится командир 256-й пехотной дивизии со своим штабом.
Заканчивался напряженный день — день, насыщенный тя­желыми боями, в которых показали исключительную выдержку, стойкость и самообладание и многие офицеры штаба корпуса, в том числе подполковник П. Д. Ксендзов, майоры А, А. Тупи­ков, Г. И. Москвин, С. С. Гостев, А. А. Кутимский, А. Д. Вели­канов, капитан А. Т. Брагер, лейтенант П. Т. Спиченко.
Высокое мастерство продемонстрировал весь личный состав управления и штаба, благодаря чему ни на минуту не было на­рушено управление войсками корпуса. В этом большая заслуга и воинов 388-го отдельного батальона связи капитана В. П. Мар­ченко и его заместителя по политической части капитана П. М. Рогова. Под огнем противника связисты все время сохра­няли устойчивую связь, чем обеспечили бесперебойное управле­ние. В батальоне связи было значительное число девушек-ради­сток, телеграфисток и других специальностей. Все они в сложной боевой обстановке проявили высокое мужество и работоспособность. Особенно хорошо работали сержанты комсомолки Анна Васильевна Чарушникова и Клавдия Федоровна Гордеева. Большая заслуга в организации устойчивой и непрерывной связи с войсками принадлежала начальнику связи корпуса подполков­нику И. С. Вильчинскому и его помощнику по радиосвязи ка­питану С. А. Панарину.
При подведении итогов боев за этот день выяснилось, что соединениями и частями корпуса взято около 7 тыс. пленных. Свыше 5 тыс. убитых фашистов осталось между Цаухвитцем и Беелитцем.
(Архив МО СССР, ф. 323, оп. 4756, д. 133, лл. 42-43).
2 мая остатки гитлеровцев, окруженных в лесах юго- восточнее Берлина, предприняли еще одну отчаянную попытку вырваться из окружения, начав наступление в направлении Штеглица, Армейские части преградили им путь, К вечеру про­тивник был разгромлен и здесь — немцы в большом количестве начали сдаваться в плен. Всего при попытке выйти из окружения на участке 5-го гвардейского механизированного корпуса в в районе штаба армии было взято в плен свыше 20 тыс. человек. В ликвидации всей окруженной группировки юго-восточнее Бер­лина принимали участие помимо 4-й гвардейской танковой ар­мии войска 28, 3, 69, 33, 13 и 3-й гвардейской армий.
Вечером 2 мая из штаба армии сообщили: «Берлин взят на­шими войсками. Над рейхстагом развевается Красное знамя». Наконец-то пришла долгожданная победа! Радости и ликованию не было границ. Весть эта была передана по радио всем войскам.
Итак, Берлинская операция окончена. В ожесточенных боях с 1 апреля по 2 мая 1945 г, корпус нанес следующий урон врагу: уничтожено свыше 11 тыс. солдат и офицеров, танков — 79, штурмовых орудий — 33, орудий — 344, автомашин — 263, броне­транспортеров — 45, пулеметов — 223, мотоциклов — 131.
Взято в плен 9 тыс. человек. Захвачено большое количество вооружения, 357 автомашин, свыше 400 самолетов, 154 склада, 27 паровозов, 720 вагонов и много других трофеев.(Архив МО СССР, ф. 609, оп. 81122, д. 4, лл. 6—7).
По пути своего наступления части корпуса освободили из ла­герей свыше 20 тыс. военнопленных, среди них были люди раз­личных национальностей: французы, англичане, американцы, бельгийцы, датчане и т. д. Среди освобожденных было много и наших советских военнопленных. Внешний вид их был ужасен. Чувствовалось, что гитлеровцы относились к ним с особой жесто­костью. Подавляющее большинство из них от голода походили на обтянутые кожей скелеты, с выпавшими волосами и зубами. Они не могли двигаться и лежали в грязи на зловонных лохмотьях.
Те же из них, кто сохранил кое-какие силы, стремились по­лучить оружие и встать в ряды воинов.
Помимо военнопленных очень много было освобождено моло­дежи, угнанной гитлеровцами в Германию. Для них назначались специальные сборные пункты, откуда они отправлялись на Родину.
Утром 3 мая командир корпуса и автор этих строк прибыли в Штеглиц, на юго-восточную окраину Берлина, где размещался штаб армии. Генерал Д. Д. Лелюшенко, ознакомив нас с об­становкой, поставил задачу: «5-му гвардейскому механизированному корпусу занимаемый район сдать 370-й стрелковой дивизии и быть готовым в ночь на 4 мая совершить март в район города Даме, где кор­пусу будет поставлена новая боевая задача».

(Там же, ф. 323, он. 4758, д. 136, л. 2).
Несмотря на то что коман­дарм торопил с отъездом в рас­положение штаба корпуса, он все же по просьбе генерала Ер­макова разрешил нам заехать минут на тридцать в Берлин, по­смотреть рейхстаг. Из штаба армии генерал Ермаков позво­нил в штаб корпуса и через оперативного дежурного отдал приказание командирам соеди­нений и частей о подготовке к маршу в район Даме.
Спустя некоторое время мы были у рейхстага. Кругом груды битого камня и кирпича, Куда ни глянешь — всюду неостывшие следы жестокого боя с врагом. Само здание рейхстага — символ повергнутого в прах германского фашизма — искромсано снарядами, осколками, пулями. На стенах много выразительных автографов победителей, штур­мовавших Берлин и рейхстаг.
Вскоре после нашего возвращения в расположение штаба корпуса в Цаухвитце командованием корпуса был разработан приказ-схема на предстоящий марш с указанием маршрутов, вре­мени выступления, прохождения рубежей регулирования и при­бытия в район сосредоточения.
В этот день воины корпуса прощались со своими товарищами, павшими в последних боях. Прогремел прощальный салют, Но война еще не окончилась. Мы эвакуировали в тыл раненых, сдавали трофейное имущество частям 370-й стрелковой ди­визии, готовили машины, технику и вооружение к маршу.
В конце дня соединения и части корпуса были построены с развернутыми боевыми знаменами, под которыми они прошли в огне победных сражений от Волги до Берлина.
В торжественном, четком строю застыли воины. Взволнованно звучат слова приказа по 4-й гвардейской танковой армии: «Участ­никам исторической битвы за Берлин! Приказом Верховного Главнокомандующего от 2 мая 1945 года за участие в овладении столицей Германии городом Берлином — центром немецкого им­периализма и очагом немецкой агрессии — всему личному составу нашей армии, в том числе и вам, принимавшим участие в боях за Берлин, объявлена благодарность.
Военный совет армии поздравляет вас с объявлением вам бла­годарности Верховного Главнокомандующего и желает вам даль­нейших боевых успехов!»
Могучее победное «ура!» пронеслось над стройными рядами гвардейцев.
Поздно вечером 3 мая корпус покинул леса Беелитца, Трёйенбритцена, Луккенвальде и Ютербога — безмолвных свидетелей только что отгремевших боев и славы сражавшихся здесь воинов- гвардейцев.
К утру 4 мая 5-й гвардейский механизированный Зимовниковский корпус сосредоточился в районе Даме и стал готовиться к Пражской операции.


#29 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 29 Октябрь 2012 - 21:47

НА ЗЛАТУ ПРАГУ

Последней крупной операцией Великой Отечественной войны яви­лась Пражская, в результате которой было завершено освобожде­ние Советскими Вооруженными Силами братской Чехословакии от фашистского ига. Когда 9 мая 1945 г. праздничный салют в Москве возвестил всему миру долгожданную и радостную весть о полной победе над германским фашизмом, боевые действия на территории Чехословакии еще продолжались,

Пражская операция имела громадное не только стратегиче­ское, но и военно-политическое значение. Были разгромлены последние крупные группировки немецко-фашистских войск — группы армий "Центр" и «Австрия», пресечена попытка некото­рых кругов Соединенных Штатов Америки и Великобритании, стремившихся, несмотря на соглашение с Советским Союзом, про­двинуть свои войска за демаркационную линию Хемниц — Кар­ловы Вары—Пльзень—Ческе-Будеёвице.

К началу Пражской операции противник располагал на тер­ритории Чехословакии крупными силами в составе группы армий «Центр» под командованием генерал-фельдмаршала Шернера и главных сил группы армий «Австрия», которой командовал гене­рал-полковник Рендулич. Они насчитывали свыше 900 тыс. чело­век, имели на вооружений до 10 тыс. орудий и минометов, свыше 2200 танков и штурмовых орудий, около тысячи самолетов.

(Великая Отечественная война Советского Союза 1941—1945. Краткая история, стр. 509).

Кроме того, на территории Чехословакии находилось множество резервных и запасных частей и подразделений, которыми в ту пору была буквально наводнена Чехословакия. (И. С. Конев. Указ. соч., стр. 218). Обороне немецко-фашистских войск способствовали благоприятные условия мест­ности, сильные, заранее подготовленные и обжитые позиции, оборудованные в Судетских и Рудных горах,
К проведению операции привлекались войска 1, 4 и 2-го Украинских фронтов, 2-я армия Войска Польского, 1-й Чехословацкий армейский корпус, 4-я и 1-я румынские армии. Всего в составе трех фронтов было свыше миллиона человек, более 23 тыс. орудий и минометов, около 1800 танков и самоходно-артиллерийских установок и более 4 тыс, самолетов. (Великая Отечественная война Советского Союза 1941—4945, стр. 509).
Целью Пражской операции было окружение и уничтожение группировки врага.
Замысел Пражской операции, разработанный Ставкой Верхов­ного Главнокомандования, заключался в нанесении двух мощных ударов в общем направлении на Прагу: с севера — силами 1-го Украинского фронта, а с юго-востока — силами 2-го Украин­ского фронта, 4-й Украинский фронт, продолжавший в это время во взаимодействии с правым крылом 2-го Украинского фронта ликвидацию оломоуцкой группировки противника, создавал усло­вия для последующего наступления на Прагу с востока.
4-я гвардейская танковая армия получила задачу наступать в полосе 13-й армии в общем направлении Фрейберга, Теплице-Шанова и к исходу шестого дня операции ударом с запада и юго- запада овладеть Прагой.

3-я гвардейская танковая армия имела задачу, действуя в по­лосе 3-й гвардейской армии, наступать в общем направлении Вильсдруфа, Челаковице и к исходу шестого дня операции ударом с севера и северо-востока овладеть Прагой.

Справа из района Торгау в направлении на Хемниц (ныне Карл-Маркс-Штадт) наступал 25-й танковый корпус под командо­ванием генерал-майора танковых войск Е. И. Фоминых, в про­цессе операции поступивший в оперативное подчинение коман­дующего 4-й гвардейской танковой армией.

(Д. Д. Лелюшенко. Указ. соч., стр. 347).

Войска должны были быть готовы к исходу 5 мая, а наступ­ление намечалось на утро 8 мая.

По данным разведки, в полосе предстоящего наступления 13-й и 4-й гвардейской танковой армий на рубеже Мюгельн-Штаухиц (северо-западнее Дрездена) оборонялись 101, 413 в 108-й запасные батальоны фольксштурма и другие части, усилен­ные танками и штурмовыми орудиями. Резервы находились в районе Мейссена, Дрездена.

По решению командующего 4-й гвардейской танковой армией она во взаимодействий с соединениями 13-й армии прорывала оборону противника на участке Мюгельн, Штаухиц. В первом эшелоне наступали 6-й гвардейский механизированный корпус- полковника С. Ф. Пушкарева в направлении Лихтенберга, Праги и 10-й гвардейский танковый корпус генерал-майора танковых войск Б. Е. Белова в направлении Клингенберга, Праги.

5-й гвардейский механизированный корпус получил задачу двигаться во втором эшелоне за 6-м гвардейским механизирован­ным корпусом, находясь в готовности развить его наступление и отразить контратаки противника с юго-запада. К исходу первого дня операции он должен был выйти в район Росвейна, а к исходу второго дня — в район Лихтенберга. В последующем наступать на западную и юго-западную окраины Праги.

Особое внимание было обращено на ведение стремительных действий днем и ночью с таким расчетом, чтобы в первый день операции захватить горные перевалы в Рудных горах, не дать противнику возможности организовать оборону. При этом необхо­димо было учитывать своеобразие пересеченной горно-лесистой местности. (Архив МО СССР, ф. 323, oп. 4756, д. 136, л. 3).

От танковых войск требовалось, чтобы они не ввязывались в бои за города, обходили опорные пункты и смело рвались вперед к Праге. Эти требования командования фронта преследовали цель не только обеспечить высокий темп наступления войск, но и избе­жать жертв среди мирного населения Чехословакии,

В начале операции по радио было передано сообщение о том, что 5 мая в Праге началось вооруженное восстание чехословац­ких патриотов против немецких оккупантов. В этот же день вос­стали рабочие городов Кладно и Пльзеня. Развернулась борьба и в районах, прилегающих к Праге, в Моравии и западных районах Чехии. Немецко-фашистское командование для подавле­ния восстания в Праге бросило две танковые дивизии СС «Райх» и «Викинг». Ведя неравный бой с гитлеровскими оккупантами, восставшие пражане просили советское командование оказать им быстрейшую помощь.

Решением командира 5-го гвардейского механизированного корпуса генерал-майора танковых войск И. П. Ермакова преду­сматривалось движение корпуса после преодоления горных пере­валов по двум маршрутам. Справа на Фрейберг, Жатец продвига­лась 10-я гвардейская механизированная бригада, а слева — 12-я и 11-я гвардейские механизированные бригады на Зайду, Лоуни. Командир корпуса находился в голове колонны 12-й гвардейской механизированной бригады, а штаб корпуса — в 11-й. Вперед к боевым порядкам 6-го гвардейского механизированного корпуса выдвигались 2-й гвардейский мотоциклетный батальон и разведы­вательные группы от 10-й и 12-й гвардейских механизированных бригад, вслед за ними - отряды обеспечения движения. В каж­дой колонне организовывалась надежная служба технического за­мыкания во главе с опытными офицерами инженерно-танковой службы.

Исходный район перед наступлением — Граскау, Вильденау, Даме корпус занял в ночь на 4 мая после марша из района Беелитца, Трёйенбритцена.

6 мая в 5 часов 30 минут после 10-минутного огневого налета передовые отряды 4-й гвардейской танковой армии (35-я гвардей­ская механизированная бригада 8-го гвардейского механизирован­ного корпуса и 63-я гвардейская танковая бригада 10-го гвардей­ского танкового корпуса) вместе с передовыми батальонами 13-й армии атаковали противника при мощной поддержке штур­мовой авиации. Атака имела большой успех, и к 8 часам оборона гитлеровцев оказалась прорванной на фронте 12 км и в глубину на 15 км.

Из показаний пленных выяснилось, что оборона противника имеет незначительную глубину. Поэтому командующий 4-й гвар­дейской танковой армией с разрешения командующего 1-м Укра­инским фронтом Маршала Советского Союза И. С. Конева ввел в сражение в первой половине дня главные силы армии. Развивая наступление, танкисты устремились к Рудным горам, чтобы не дать врагу использовать долговременные укрепления, расположен­ные по старой государственной границе Чехословакии с Герма­нией, и организовать там оборону силами резервов.

К вечеру того же дня войска армии продвинулись на 40 км, захватив несколько опорных пунктов врага. На следующий день они, несмотря на трудные условия местности, продвинулись еще на 50 км, овладев городами Зайдой, Фрауэнштейном и важными перевалами в Рудных горах. Отступая, гитлеровцы устраивали в узких местах дорог завалы и минные заграждения, которые при­крывались огнем артиллерийского и стрелкового оружия. Наибо­лее сильное сопротивление противник оказал на рубеже Эдерн— Фрейберг.

Первым в бой за Фрейберг вступил 5-й гвардейский механизи­рованный корпус силами 10-й гвардейской механизированной бригады. Так как на дальних подступах к этому городу противник остановил огнем наступавшую в первом эшелоне 17-ю гвардей­скую механизированную бригаду 6-го гвардейского механизиро­ванного корпуса, командир 10-й гвардейской механизированной бригады полковник В. Н. Буслаев принял решение обойти город с запада и внезапным ударом во взаимодействии с 17-й гвардей­ской механизированной бригадой овладеть им. Осуществляя этот маневр, 10-я гвардейская механизированная бригада преодолела лесной массив, с ходу ворвалась во Фрейберг и совместно с соседом полностью очистила его от гитлеровцев. При этом северо-за­паднее города она освободила из расположенных там концентра­ционных лагерей большое количество военнопленных разных национальностей. Затем бригада продолжила движение к чехо­словацкой границе в направлении города Моста.

Наступление наших войск успешно развивалось. Внезапность удара, стремительность и активность действий не позволяли про­тивнику организовывать достаточно прочную оборону в Рудных горах. Сопротивление гитлеровцев преодолевалось передовыми отрядами — авангардами, а при необходимости головными подраз­делениями частей главных сил. Опорные пункты в горах, если представлялась возможность, войска обходили через незанятые и непростреливаемые проходы. Отдельные огневые точки врага, рас­положенные в недоступных для танков местах, уничтожались мо­тострелковыми подразделениями из состава передовых отрядов маневром. Благодаря таким действиям темп наступления был вы­соким и за 7 мая составил 50-—60 км.

(Д. Д. Лелюшенко. Указ. соч., стр. 353).

Движение в горах разрешалось только в одном направлении. Непрерывно днем и ночью двигались колонны через горный пере­вал Зайда. Местами дороги были труднопроходимыми не только для автомобилей, бронетранспортеров, артиллерийских тягачей, но и для танков. Нередко создавалась сложная обстановка, особенно в тех случаях, когда отдельные машины выходили из строя от огня противника и возникала угроза образования «пробок» на маршруте. Однако к чести командиров частей и подразделений они всегда находили правильные решения и добивались безоста­новочного движения колонн.

Утром 8 мая после двухчасового боя гвардейцы 6-го механизи­рованного корпуса овладели городами Мостом и Бечом.

Соединения 5-го гвардейского механизированного корпуса, преодолев Рудные горы, получили возможность вести маневрен­ные боевые действия.

10-я гвардейская механизированная бригада развивала наступ­ление в направлении городов Жатец и Кладно, прикрывая правый фланг армии от возможных ударов противника с запада из района Карловых Вар, Пльзеня, Хомутова, где в соприкосновении с американскими войсками находилась 7-я немецкая армия. Когда бригада в ночь на 8 мая подходила к городу Жатец, разведка до­несла, что в город вступила большая моторизованная колонна гитлеровцев. По приказу командира бригады ее с ходу атаковали находившийся в авангарде 51-й гвардейский танковый полк под командованием подполковника Е. И. Гребенникова и выдвинувшиеся из колонны главных сил два мотострелковых батальона майора А. К. Сейфулаева и капитана П. Т. Солодовникова.

Особенно умело и энергично действовали экипажи танковых взводов, возглавляемых старшим лейтенантом В, С. Деревянко и лейтенантом С. П. Бедненко, которые имели большой опыт улич­ных боев. Перерезав пути отхода противнику, они подбили не­сколько головных машин, которые помещали продвижению дру­гим, и колонна гитлеровцев остановилась. А те машины, которые пытались уйти через боковые улицы, танкисты уничтожали огнем из пушек и пулеметов. Воспользовавшись остановкой колонны, мотострелковые подразделения атаковали ее с флангов. Видя без­надежность своего положения, гитлеровцы прекратили сопротив­ление и стали сдаваться в плен. Среди них оказалось 9 генералов и много офицеров.

В другой, не столь динамичной обстановке факт пленения большой группы генералов, несомненно, привлек бы к себе вни­мание крупных штабов и командиров. Но тогда просто не было времени заниматься этими титулованными пленными ни в штабе армии, куда их сдали в тот день, ни в штабе фронта. Только позд­нее, когда освободили Прагу, было установлено, что захваченные в плен генералы и офицеры являлись ответственными и важными чинами штаба группы армий «Центр», который из Яромержа (100 км северо-восточнее Праги) перемещался в Пльзень, на тер­риторию, занятую американцами. К сожалению, командующему группой армий «Центр» генерал-фельдмаршалу Шёрнеру удалось тогда улизнуть. Бросив на произвол судьбы свои войска, сей «доблестный» вояка сдался в плен американцам. Но позднее он был передан советскому командованию.

Весь день 8 мая наши войска стремительно продвигались в глубь территории Чехословакии. Передовые части и соединения 4-й гвардейской танковой армии сбивали на своем пути отдель­ные группы противника, которые пытались оказывать сопротив­ление.

Выполняя задачу по обеспечению правого фланга армии, 5-й гвардейский механизированный корпус быстро продвигался вперед и в результате занял место в первом эшелоне оперативного построения армии. Во второй половине того дня приказом коман­дующего 4-й гвардейской танковой армией 5-му гвардейскому ме­ханизированному корпусу ставилась задача наступать на юго-за­падную и западную окраины Праги. Его главные силы действо­вали в направлении Лоуни, Слани, Праги.

В 2 часа 30 минут 9 мая в Прагу ворвался передовой отряд 10-го гвардейского танкового корпуса и начал освобождать город от гитлеровцев. Один танковый батальон с мотопехотой был на­правлен к Кремлю на помощь пражанам, которые выбивали засев­ших там фашистов. В то же время саперам 63-й гвардейской тан­ковой бригады, действовавшим смело и быстро, удалось предотвра­тить взрыв Карлова моста, заминированного гитлеровцами.

К 4 часам утра в Прагу вступили главные силы 4-й гвардей­ской танковой армии: сначала 10-й гвардейский танковый корпус, а полтора часа спустя 6-й и 5-й гвардейские механизированные корпуса,

Через некоторое время с севера в город вошли передовые пасти 3-й гвардейской танковой, 13-й и 3-й гвардейской армий.

С востока и юго-востока к городу подходили подвижные группы 4-го и 2-го Украинских фронтов.

Во взаимодействии с повстанцами советские войска разгромили в Праге танковые дивизии СС «Райх» и «Викинг», 20-й полицей­ский полк и несколько охранных батальонов, которые подавляли восстание пражан в майские дни.



#30 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 222 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 29 Октябрь 2012 - 23:34

Из соединений 5-го гвардейского механизированного корпуса первыми вступили в Прагу с запада и юго-запада 10-я и 12-я гвар­дейские механизированные бригады. Когда танкисты 51-го гвар­дейского танкового полка подошли к городу, по ним с западной окраины открыли огонь фашисты. Завязался короткий, но жаркий бой. Успешно поражали огневые средства врага минометный ба­тальон, которым командовал капитан П. А. Агафонов, и артилле­рийский дивизион капитана А. К. Иванченко. Не выдержав на­тиска гвардейцев, противник отступил. Подавляя очаги сопротив­ления гитлеровцев, 10-я гвардейская механизированная бригада вышла на окраину города.

12-я гвардейская механизированная бригада вступила в Прагу с юго-запада. Вспоминая об этом событии, командир бригады Ге­рой Советского Союза полковник Г, Я. Борисенко рассказывал: «Было раннее утро 9 мая. Солнце поднялось невысоко над гори­зонтом. От машин, деревьев и домов падали длинные тени.

Войдя в юго-западное предместье города и прижавшись на машинах к какому-то белому зданию, мы увидели, как в город ворвались несколько танков и бронетранспортеров головного от­ряда бригады. Послышались пулеметные очереди.

После дождливых и пасмурных дней перед нашим взором от­крылась, в сиянии весеннего утреннего яркого солнца, величе­ственная картина Праги, Вскоре части бригады вступили в Прагу. Еще раздавались выстрелы гитлеровцев с чердаков некоторых зданий, но из домов и дворов уже выбегали жители навстречу шедшим по улицам подразделениям мотопехоты, танкам, машинам и забрасывали их ветками сирени, букетами цветов. Машины стали похожи на движущиеся цветочные клумбы. Улицы заполни­лись людьми, которые радостно приветствовали своих освободи­телей, громко скандируя: «Дружба!» Улицы заалели знаменами...»

По приказу командарма бригада заняла затем южный приго­род Праги — Споржилов, откуда после короткой подготовки пере­шла в наступление на город Бенешов (60 км юго-восточнее Праги) навстречу подвижной группе 2-го Украинского фронта.

Главные силы 4-й гвардейской танковой армии после вступ­ления в Прагу закрепились на ее восточной и юго-восточной окраинах с тем, чтобы не допустить в нее немецко-фашистские войска, отходящие под ударами 1, 4 и 2-го Украинских фронтов. Стакой же задачей на рубеж Почернице—Мельник была выдви­нута 3-я гвардейская танковая армия.

В то время как главные силы 5-го гвардейского механизиро­ванного корпуса вступали в Прагу, его второй эшелон — 11-я гвар­дейская механизированная бригада, штаб корпуса и некоторые корпусные части подходили к северо-западной окраине города Слани. Разведка донесла, что с востока в город втягивается боль­шая моторизованная колонна гитлеровцев. Командир бригады пол­ковник И. Т. Носков получил приказ разгромить фашистов, не дав им возможности уйти на запад. Быстро развернувшись и сковав противника частью сил с фронта, бригада нанесла удар главными силами во фланг по всей глубине колонны. Во время боя выясни­лось, что с юга эту колонну атакуют чехословацкие партизаны. Видя полную безнадежность своего положения, гитлеровцы стали сдаваться в плен.

На центральной площади города Слани произошла незабывае­мая встреча наших воинов гвардейцев с партизанами. Перепоясан­ные крест-накрест пулеметными лентами, как русские матросы времен гражданской войны, они с радостными лицами по-братски обнимали советских воинов. Вся площадь быстро заполнилась ли­кующим народом. Улыбки, объятия, знакомства, угощения, доб­рые пожелания. Вот к офицерам подходит группа мужчин, Один из них говорит, что он — бывший мэр города. В его руках большая «Книга города». Он просит расписаться в ней советских офицеров.

Около 7 часов утра командир 5-го гвардейского механизиро­ванного корпуса на основании боевого распоряжения командарма приказал выдвинуть 11-ю гвардейскую механизированную бригаду и корпусные части к демаркационной линии с американскими войсками и занять рубеж Раковник—Бероун, Ржевица по северо­восточному берегу р. Бероунки, в 40 км западнее Праги,

Первым по маршруту ушел 2-й гвардейский мотоциклетный батальон под командованием капитана Л. В. Пивовара. А вскоре, приветствуемые жителями Слани, успевшими разукрасить наши танки и автомашины цветами, тронулись на запад колонны глав­ных сил бригады и корпусных частей. Стремительно продвигаясь по маршруту Слани—Раковник, они уже к 10 часам вышли на указанный рубеж и заняли его.

2-й гвардейский мотоциклетный батальон и разведывательная группа 11-й гвардейской механизированной бригады, действуя внаправлении Пльзеня, в 11 часов 9 мая встретились на демаркационнойлинии со 2-й пехотной дивизией 5-го корпуса 3-й амери­канской армии в районе Ржичан (20 км восточнее Пльзеня). (Д. Д. Лелюшенко, Указ. соч., стр. 362).

В штабе корпуса в местечке Душники около 12 часов произо­шла первая, правда несколько необычная, встреча с американ­скими офицерами. Начальник разведки корпуса майор А. Д. Вели­канов доложил мне, что наши дозоры задержали и доставили че­тырех американских офицеров, направлявшихся на свой страх и риск посмотреть и сфотографировать Прагу.

К середине дня 9 мая для корпуса создалась сложная ситуа­ция, так как его части оказались в значительном отрыве друг от друга.

10-я гвардейская механизированная бригада занимала оборону на юго-восточной окраине Праги. 11-я гвардейская механизиро­ванная бригада занимала участок демаркационной линии с аме­риканцами в 40 км западнее Праги, 12-й гвардейской механизиро­ванной бригаде предстояло овладеть городом Бенешовом и соеди­ниться там с частями 6-й танковой армии 2-го Украинского фронта, наступавшей на Прагу с освобожденной территории Австрии.

Для улучшения управления войсками и оказания помощи главным образом 12-й гвардейской механизированной бригаде в подготовке наступления на Бенешов генерал И. П. Ермаков, находившийся с оперативной группой в Праге, приказал прибыть туда штабу корпуса. Поставив в известность о полученном распо­ряжении командира 11-й гвардейской, механизированной бригады полковника И. Т. Носкова и его заместителя по политической части подполковника Ф. П. Дроздова и предупредив их о необхо­димости обеспечения строгого порядка на занимаемом участке де­маркационной линии с американскими войсками, штаб корпуса с 388-м отдельным батальоном связи убыл в Прагу.

К моменту прибытия штаба корпуса в Прагу генерал И. П. Ер­маков находился на небольшой узенькой улице вблизи Карлова моста. С ним были начальник политотдела корпуса полковник Л. И. Охлопков, новый командующий артиллерией генерал-майор И. И. Иринеев, офицеры штаба. Выслушав краткий доклад автора этих строк о бое 11-й гвардейской механизированной бригады в районе города Слани и о выходе ее на демаркационную линию с американцами, И. П. Ермаков предложил осмотреть город.

С трудом пробираясь через многолюдные улицы Праги, гене­рал И. П, Ермаков с группой офицеров побывал в штабе и частях 12-й гвардейской механизированной бригады и, удостоверившись в ее готовности и материальной обеспеченности к выполнению предстоящей задачи, возвратился в штаб корпуса,

С рассветом 10 мая 12-я гвардейская механизированная бригада, выполняя приказ командующего армией, двинулась на Бенешов. На марше она дважды сталкивалась с небольшими от­рядами немецко-фашистских войск. После короткого огневого боя вражеские группы были разгромлены, а остатки их скрылись в окрестных лесах.

В 10 часов бригада заняла Бенешов, где встретилась с частями 9-го гвардейского механизированного корпуса 6-й гвардейской танковой армии.

Таким образом соединились войска 1-го и 2-го Украинских фронтов, а это означало полное окружение немецко-фашистских войск в Чехословакии,

Поняв безвыходность своего положения, гитлеровцы в течение 10 и 11 мая сложили оружие и сдались в плен.

Немалый урон нанесли врагу в боях на братской земле Чехо­словакии воины 5-го гвардейского механизированного Зимовни- ковского корпуса. Только в плен было взято 15 тыс. солдат и офи­церов противника.

(Архив МО СССР, ф. 323, од. 4756, д. 152, л. 74).

Приказом Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР от 9 мая 1945 г. наиболее отличившимся в боях за освобождение Праги соединениям и частям было присвоено почетное наименование «Пражских». Из соединений и частей 5-го гвардейского механизированного Зимовниковского корпуса этой высокой чести удостоены:

10-я гвардейская механизирован­ная бригада (командир — полковник В. Н. Буслаев), которая во время стремительного наступления на Прагу взяла в плен штаб командующего группой армий «Центр» генерал-фельдмаршала Шёрнер