Перейти к содержимому


Фотография
  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 199

#91 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 06 Декабрь 2015 - 21:15

Высадка основного десанта, которым командовал полков­ник Д. В. Гордеев, должна была начаться в 1 час 30 минут 4 февраля после тридцатиминутной артиллерийской подготов­ки и ударов авиации по обороне и огневым точкам противника в районе Южной Озерейки. Сильное волнение на море, раз­личные скорости хода транспортных средств, нарушение управления силами и средствами привели к тому, что высадка началась с опозданием более чем на два часа. Внезапность операции была потеряна. Противник, укрывшийся в складках местности, не был подавлен и успел подтянуть резервы. В мо­мент высадки артиллерия, минометы и пулеметы противника открыли по десантникам губительный огонь.

Преодолевая завесу огня, 142-й отдельный батальон мор­ской пехоты 255-й Краснознаменной морской стрелковой брига­ды под командованием капитана 3 ранга О. И. Кузьмина (за­меститель по политчасти — старший политрук А. Эдельвоин, погибший при высадке), танковый батальон и несколько других подразделений бригады сумели высадиться в 2 км западнее Южной Озерейки и захватить кромку берега. Всего было вы­сажено 1427 человек и выгружено 10 танков. Остальные силы десанта во избежание больших потерь по приказу командира высадки контр-адмирала Н. Е. Басистого возвратились в свои порты.

Высадившиеся моряки под командованием О. И. Кузьмина к исходу 4 февраля захватили Южную Озерейку и начали на­ступление на Глебовну, где воздушный десант вел тяжелый бой в районе командного пункта 10-й румынской пехотной дивизии (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 300, л. 221). Противник подтянул в район Южной Озерейки свои резервы и ударом с двух сторон отрезал десант от моря. В течение трех суток герои, экономя каждый патрон и грана­ту, дрались в окружении, затем вырвались из окружения и ушли в горы, унося с собой раненых. Небольшая группа десантников во главе со старшим политруком Н. А. Каленовым прорвалась в восточном направлении и соединилась с частями «83-й Краснознаменной морской бригады на плацдарме в райо­не Мысхако. Несколько десятков бойцов и командиров из со­става десанта встретились с разведчиками Новороссийской во­енно-морской базы (НВМБ) и вместе с ними возвратились в Геленджик..

Героическая борьба моряков-десантников в районах Юж­ной Озерейки и Глебовки сковала крупные силы противника и помогла удержать и расширить плацдарм в районе Станички.

По-иному развернулись события в районе Станички. Бла­годаря тщательной подготовке десанта, хорошо организован­ному взаимодействию между десантниками и береговой артил­лерией НВМБ, смелым и решительным действиям командира высадки старшего лейтенанта И. И. Сипягина демонстратив­ный десант был проведен блестяще, и вскоре плацдарм, захва­ченный им, превратился в основной. Командиром десантного отряда был майор Ц. Л. Куников (заместитель по политча­сти — старший лейтенант Н. В. Старшинов, начальник штаба — капитан Ф. Е. Котанов). Он же возглавил первый эшелон в составе 272 человек, в числе которых было 136 коммунистов и 70 комсомольцев. Первый эшелон делился на пять боевых групп, которыми командовали капитан А. Ф. Бахмач, старший лейтенант А. Д. Тарановский, лейтенанты С. И. Пахомов, В. М. Пшеченко, Г. В. Слепов. В отряд также входили группа корректировщиков-артиллеристов во главе с лейтенантом Н. М. Воронкиным, группы связистов, санитаров и другие. Вто­рой эшелон десантного отряда состоял из подразделений НВМБ, сосредоточенных в районе девятого километра Новорос­сийского шоссе. Непосредственное управление высадкой десан­та осуществляла оперативная группа штаба базы во главе с капитаном 2 ранга А. В. Свердловым. Артиллерийское обеспе­чение высадки возлагалось на артиллерию НВМБ, которой ко­мандовал подполковник М. С. Малахов.

Перед самой посадкой на корабли десантники дали торже­ственную клятву: «Идя в бой, мы даем клятву Родине в том, что будем действовать стремительно и смело, не щадя своей жизни ради победы над врагом. Волю свою, силы свои и кровь свою, капля за каплей, мы отдадим за счастье нашего народа, за тебя, горячо любимая Родина... Нашим законом есть и будет движение только вперед!» Эту клятву десантники выполнили с честью.

Точно в срок Н. И. Сипягин передал условный сигнал — ка­тера с десантом прибыли к месту развертывания. В час ночи 4 февраля артиллерия открыла огонь по западно­му берегу Цемесской бухты. Через 10 минут она перенесла огонь в глубину и десант устремился к берегу. Внезапным броском он высадился южнее Станички, уничтожив подразде­ление противника, и захватил небольшой плацдарм, потеряв трех человек ранеными и одного убитым (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 300, л. 159). Противник был за­стигнут врасплох и «только через полтора часа предпринял контратаку и сосредоточил массированный огонь по десантни­кам, пытаясь сбросить их в море. Но уже спустя три часа пос­ле захвата плацдарма подошел второй эшелон десанта в соста­ве 370 человек под командованием старших лейтенантов И. В. Жернового, В. А. Ботылева и И. М. Ежеля. Преодолев зону артиллерийского и минометного огня, моряки с ходу бро­сились в бой и вместе с первым эшелоном расширили плац­дарм. Всего к утру 4 февраля южнее Станички было высажено 870 человек. С упорными боями десант за ночь захватил плац­дарм 4 км по фронту и 2,5 км в глубину. К концу дня он занял несколько кварталов южной окраины Станички и участок же­лезной дороги протяженностью около 3 км. По донесениям Ц. Л. Куникова, в первый день боя было уничтожено около ты­сячи немецких солдат и офицеров, десятки огневых точек, за­хвачено несколько орудий, которые сразу же использовались против фашистов (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 300, л. 255). Благодаря поддержке 30 орудий береговой артиллерии и авиации Черноморского флота десантники успеш­но отразили попытки противника ликвидировать плацдарм.

Так как в районе Станички явно обозначился успех, гене­рал И. Е. Петров приказал высадить здесь основные силы де­санта. Одновременно в ночь на 5 февраля он потребовал уси­лить отряд майора Ц. Л. Куникова 31-м отдельным парашют­но-десантным полком (командир — майор Ф. А. Смеянович, за­меститель командира по политчасти — майор Ф. А. Мажаев).

Однако трудно было предвидеть, что обычные зимние чер­номорские штормы в этом году разыграются с такой силой. И в эту февральскую ночь бурные ревущие валы накатыва­лись на берег, перекидывая огромные камни, будто гальку. Шторм бушевал не стихая. И так же, не умолкая, били по западной стороне Цемесской бухты артиллерия и минометы врага. В таких условиях переправить весь 31-й полк не пред­ставлялось возможным, тем более что высаживаться приходи­лось на мелких плавсредствах. Удалось высадить только один батальон в составе 200 человек, но и он сыграл большую роль, ибо с утра 5 февраля вновь начались ожесточенные атаки про­тивника, которые отряд Куникова отражал с большим трудом.


 



#92 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 06 Декабрь 2015 - 21:22

В ночь на 6 февраля на плацдарм была высажена 255-я Краснознаменная морская стрелковая бригада под командова­нием полковника А. С. Потапова (заместитель по политча­сти — подполковник М. К. Видов, начальник штаба — подпол­ковник В. С. Долгов). Бригада с вошедшим в ее состав отрядом Куникова с ходу развернулась в боевой порядок и начала на­ступление на южную окраину Новороссийска. Противник, ока­зывая упорное сопротивление, часто контратаковал то пехот­ной ротой, то батальоном при поддержке 5—S танков. Тяжелые» бои развернулись в районе кладбища на юго-запад­ной окраине города. В них особо отличились батальон Куникова и батальон парашютно-десантного полка. Некоторые улицы Станички, а часто и отдельные дома по нескольку раз переходили из рук в руки. Вражеская авиация группами по 15—20 самолетов бомбила боевые порядки десантников. Борь­ба становилась все более ожесточенной.

Советские войска между тем продолжали наращивать свои силы на плацдарме, расширять его. С 7 февраля десант был передан в состав 47-й армии. В командование всеми соедине­ниями на плацдарме вступил полковник Д. В. Гордеев.

 

Две ночи подряд, на 8 и 9 февраля, корабли НВМБ пере­возили на плацдарм в районе Станички и на Суджукскую косу 165-ю стрелковую и 83-ю морскую бригады и еще не успевшие переправиться подразделения 31-го отдельного парашютно- десантного полка — всего около 8 тыс. человек, более 200 пу­леметов и 145 минометов (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 300, л. 159). Высадка проводилась под сильным артиллерийским и минометным огнем противника, но это не ослабило наступательного порыва советских солдат, матросов и офицеров. С возгласом «Вперед, за Родину!» они бросались в бой и смело атаковали врага. Плацдарм постепенно расши­рялся.

К вечеру 9 февраля 255-я бригада и 31-й парашютно-де­сантный полк захватили несколько кварталов Станички и часть кладбища. Враг непрерывно контратаковал, стремясь восстано­вить положение. Десантники стояли насмерть. Они погибали, но не отходили с завоеванного рубежа. Смело и решительно действовали батальоны 165-й стрелковой бригады полковника П. Ф. Горпищенко (заместитель по политчасти — подполков­ник Г. М. Молчанов) и 83-й Краснознаменной морской бригады подполковника Д. В. Красникова (заместитель по политча­сти—полковник Ф. В. Монастырский). Подразделения 165-й бригады с упорными боями продвигались к дороге Новорос­сийск — Мысхако, а батальоны 83-й бригады молниеносным ударом овладели поселками Рыбачий и Алексино, где захватили две трехорудийные батареи противника вместе с боеприпасами. Эти орудия сразу же были повернуты в сторону противника и использованы для отражения вражеских контратак. К исходу дня 83-я бригада освободила поселок Мысхако. Враг, подтянув до трех дивизий пехоты и танки, при поддержке авиации и артиллерии стремился любой ценой ликвидировать плацдарм.

Черноморский флот боевыми кораблями и авиацией ока­зывал существенную помощь частям и соединениям, расширяв­шим плацдарм. Одновременно он продолжал переброску на него войск, материальных -средств, эвакуацию раненых. В ночь на 10 февраля на плацдарм были переброшены артиллерия, мино­меты и боеприпасы. В последующие ночи продолжалась пере­броска артиллерии и минометов, высадка 107-й стрелковой бригады (командир — полковник Т. И. Шуклин, заместитель по политчасти — майор В. В. Кабанов), через несколько суток была переброшена 51-я стрелковая бригада (командир — пол­ковник Л. В. Косоногов, заместитель по политчасти — подпол­ковник С. И. Аршинский). Бригады, высадившись на берег, сразу же вступали в борьбу за расширение захваченного плац­дарма. В этих боях особо отличились командир 1-го батальона 107-й бригады майор Т. К. Сухацкий и его заместитель по по­литчасти капитан Д. А. Куреня. Последний часто находился в боевых порядках стрелковых рот и нередко своим личным примером увлекал бойцов в решительную атаку.

 Следует подчеркнуть, что борьба на Малой земле развер­тывалась одновременно с упорными сражениями основных сил Северо-Кавказского фронта на краснодарском и активной обо­роной частей и соединений 47-й армии на новороссийском направлениях. В результате крупные силы противника были скованы и враг не мог их использовать против защитников Ма­лой земли.

С целью обеспечения твердого и непрерывного управления частями на плацдарме 12 февраля командование объединило 83-ю и 255-ю Краснознаменные морские стрелковые бригады и 31-й парашютно-десантный полк в 20-й стрелковый корпус, во главе которого был поставлен генерал-майор А. А. Гречкин. Начальником политотдела был назначен полковник А. И. Ры­жов, начальником штаба — полковник А. С. Аникеев.

Утром 14 февраля на плацдарм было высажено управление 16-го стрелкового корпуса во главе с командиром корпуса пол­ковником Г. Н. Перекрестовым (заместителем по политчасти вскоре был назначен подполковник П. А. Штахановский). В со­став корпуса были включены 51, 107, 165-я стрелковые брига­ды. В это же время на плацдарм были переправлены пять партизанских отрядов, которыми командовал секретарь Ново­российского горкома партии П. И. Васев.

Борьба на плацдарме не прекращалась ни на один день. В ходе ожесточенных боев смертью храбрых пали многие сол­даты и офицеры. В ночь на 12 февраля погиб прославленный командир первого десантного отряда Герой Советского Союза майор Ц. Л. Куников. Ныне поселок Станичка называется в его честь Куниковкой. Плацдарм, захваченный советскими войска­ми юго-западнее Новороссийска, вошел в историю Великой Отечественной войны как символ непреклонности советских солдат в борьбе за свою землю. Плацдарм под Новороссийском известен теперь повсеместно под именем гордым и родным — Малая земля.



#93 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 07 Декабрь 2015 - 00:13

2. ВОСЕМНАДЦАТАЯ НА МАЛОЙ ЗЕМЛЕ

Ставка ВГК уделяла много внимания боевым действиям на но­вороссийском направлении. И февраля она утвердила план разгрома вражеской группировки и освобождения Новороссий­ска, разработанный штабом Черноморской группы войск. Пре­дусматривалось значительно усилить действующие под Ново­российском войска, перебросить на это направление полевое управление 18-й армии с армейскими частями, присвоив армии наименование десантной. Командующим 18-й армией был на­значен генерал-майор К. А. Коротеев, начальником штаба — полковник Н. О. Павловский, членом Военного совета — пол­ковник П. В. Кузьмин, начальником политотдела — полковник П. М. Соломко. С середины марта 1943 г. в официальных доку­ментах 18-я армия уже не считалась десантной, но все солдаты и офицеры по-прежнему продолжали называть ее десантной.

Вечером 16 февраля командование и полевое управление 18-й армии из Пашковской (5 км восточнее Краснодара) при­были в Туапсе, а к утру 19 февраля — в район Солнцедара, где был развернут командный пункт армии. На девятом кило­метре Новороссийского шоссе был оборудован вспомогательный пункт управления, на плацдарме, в районе КП 20-го корпу­са, — наблюдательный пункт армии, с которых была установ­лена связь с войсками, со штабом Черноморской группы войск, с соседями.

18 февраля армия получила оперативную директиву и бое­вое распоряжение штаба Черноморской группы войск. В состав армии были включены 20, 16 и 10-й гвардейский стрелковые корпуса, 318-я и 176-я стрелковые дивизии, 5-я гвардейская танковая бригада и десять артиллерийских и минометных пол­ков. Части 10-го гвардейского корпуса, 176-й дивизии, танко­вой бригады, большинство артиллерийских и минометных пол­ков еще находились на марше в районы сосредоточения. Все они только что были выведены из боя, нуждались в отдыхе и пополнении людьми, техникой, снаряжением.

Армия получила задачу: прочно удерживая плацдарм, си­лами 20-го и 16-го стрелковых корпусов с юго-запада, 318-й стрелковой дивизией с северо-востока и востока на­нести одновременные удары по врагу и овладеть городом и портом Новороссийск. В дальнейшем наступать в общем на­правлении Гостагаевская, Варениковская (25—40 км северо- западнее Новороссийска). Войска армии к 5 часам 22 февраля должны были быть готовыми к переходу в наступление (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 153, л. 20-21; д. 160, л. 38-39).

Командующий армией решил, прочно удерживая захвачен­ный плацдарм, нанести главный удар смежными флангами 20-го и 16-го стрелковых корпусов в общем направлении на Новороссийск с юго-запада и совместно с 318-й дивизией, на­ступавшей с востока, овладеть городом и портом. В дальнейшем наступать в северо-западном направлении, выйти в тыл 17-й не­мецкой армии и отрезать ей пути отхода на Таманский полу­остров (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 163, л. 67).

Штаб армии под руководством полковника Н. О. Павлов­ского разработал план операции, боевой приказ и быстро довел боевые задачи до войск.

Н. О. Павловский был подготовленный штабной работник. Возглавляемый им оперативный отдел армии работал как хо­рошо отлаженный часовой механизм. С особой силой творче­ские способности П. О. Павловского проявились с назначением его в феврале 1943 г. начальником штаба армии. Работая в тесном контакте с командующим, членами Военного совета, командующими родами войск и начальником политотдела ар­мии, Н. О. Павловский всю свою деятельность направлял на успешное выполнение задач, стоящих перед армией.

В это время на плацдарме продолжались тяжелые крово­пролитные бои. Враг пытался любой ценой сбросить войска 18-й армии с захваченного плацдарма. Однако соединения ар­мии не только удерживали, но и продолжали расширять плац­дарм. Так, 255-я бригада совместно с 31-м парашютно-десант­ным полком овладела Станичкой. В этих боях, где героизм был повседневным явлением, особую отвагу проявили воины быв­шего куниковского отряда морской пехоты.

165-я бригада упорно боролась в районе кладбища (юго-западнее Новороссийска). На северных склонах горы Мысхако тяжелые бои вела 51-я бригада. В наступлении непо­средственно на гору Мысхако и южнее в составе 107-й бригады особо отличились бойцы и командиры 2-го и 3-го стрелковых батальонов, которыми командовали капитаны Д. П. Чумин и В. А. Климов. Тесно взаимодействуя с поддерживающей их артиллерией, воины умело находили слабые места во враже­ской обороне, стремительно и внезапно атаковали противника, уничтожая его живую силу и огневые точки.

Гитлеровское командование огнем артиллерии, ударами авиации, контратаками пыталось не допустить дальнейшего расширения плацдарма. Враг стремился во что бы то ни стало удержать за собой господствующие высоты, в частности Пятую сопку Мысхако, с которой просматривался весь плацдарм. Это позволяло ему вести прицельный артиллерийский и миномет­ный огонь не только по переднему краю нашей обороны, но и по всему плацдарму и ближайшим подступам к нему, в том числе и по причалам, складам, госпиталям, расположенным на западном берегу Цемесской бухты. Господство вражеской авиации в воздухе, прицельный огонь артиллерии фак­тически исключили возможность в светлое время суток под­ходить к Малой земле любому кораблю, катеру или мотоботу. Они подвергались ударам авиации противника, на них обру­шивался шквал артиллерийского огня. Это обстоятельство не позволяло также оборудовать причалы. Подвоз пополнения и материальных средств осуществлялся лишь ночью. Перегрузка с кораблей на мотоботы в море осложнялась из-за обычных здесь в это время года штормов, а также из-за мин. Часто труд­но было определить, где же опаснее — на переднем крае, на берегу или на переходе морем.

Командование и политотдел армии заботились об организа­ции своевременного снабжения войск на плацдарме, эвакуа­ции оттуда раненых. К 21 февраля на плацдарме были раз­вернуты отделения армейских артиллерийского и продоволь­ственного складов, головной полевой эвакуационный пункт № 128 и хирургический полевой подвижный госпиталь № 5199 (ЦАМО, ф. 371, оп. 6400, д. 5, л. 113).

 

Военный совет армии 6 марта на специальном заседании совместно с работниками тыловых органов всесторонне обсудил вопросы тылового обеспечения соединений, сражающихся на плацдарме, и принял постановление, в котором ответствен­ность за организацию погрузочно-разгрузочных работ и эва­куацию раненых в районе Мысхако была возложена персональ­но на командира корпуса генерала А. А. Гречкина, в порту Геленджик — на заместителя командующего по тылу — началь­ника тыла генерал-майора А. М. Баранова (ЦАМО. ф. 371, оп. 6367, д. 166, л. 25; д. 160, л. 55).

Для ускорения погрузочно-разгрузочных работ на плацдар­ме по распоряжению командующего армией была выделена специальная команда в составе 150—200 человек, а для достав­ки грузов с берега в части и подразделения на Малую землю были переброшены две транспортные горно-вьючные роты, ко­торые имели 70 ишаков. Для оборудования землянок и укры­тий на берегу для раненых и погрузочно-разгрузочной коман­ды в распоряжение командира 20-го корпуса был направлен инженерно-саперный батальон, который вскоре оборудовал укрытия на 700 человек.

Удары вражеской авиации и артиллерии по войскам на плацдарме, госпиталям, по причалам, складам, постановка мин в Цемесской бухте и частые штормы чрезвычайно осложняли снабжение. Наши части и соединения вынуждены были очень экономно расходовать боеприпасы, даже в ущерб боевым дей­ствиям.



#94 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 08 Декабрь 2015 - 21:58

22 февраля соединения 20-го и 16-го корпусов после ко­роткой артиллерийской подготовки перешли в наступление. Однако оборону противника подавить не удалось. Не хватало артиллерии и боеприпасов. Наступавшие войска были встре­чены сильным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем и вынуждены были залечь, а затем и отойти на исходные позиции. Вызванная авиация нанесла ряд массированных уда­ров по обороне врага, но также не смогла подавить его тща­тельно укрытые огневые точки. Несколько раз малоземельцы бросались в атаку, но добиться решительных результатов им не удалось. Только к утру 25 февраля 255-я бригада совместно с 31-м парашютно-десантным полком ворвалась на южную ок­раину Новороссийска и завязала бои за отдельные дома на Азовской и Ворошиловской улицах. 83-я бригада, сломив вражеское сопротивление, вышла к дороге Новороссийск — Глебов­на. Остальные соединения армии вели бои на прежних рубе­жах (ЦАМО. ф. 371, оп. 6367, д. 317, л. 33-35). Упорные бои продолжались и в последующие дни, но вражескую оборону так и не удалось прорвать.

Активные действия 18-й армии на плацдарме и восточнее Новороссийска сыграли большую роль. Они заставили коман­дующего 17-й немецкой армией направить свою авиацию про­тив войск, наступавших в районе Мысхако. Одновременно он вывел из боя в район западнее Краснодара три дивизии (101, 125 и 198-я пехотные дивизии) и срочно перебросил их в рай­он Новороссийска. Ослабление краснодарской группировки про­тивника и резкое снижение боевой деятельности вражеской авиации на этом направлении позволило войскам Черномор­ской группы сломить сопротивление врага и к 25 февраля выйти на рубеж 15—20 км восточнее станицы Крымская.

Оценив сложившуюся обстановку и учитывая, что некото­рые бригады потеряли 40—50 процентов личного состава, ко­мандующий армией решил перейти на плацдарме к  жесткой обороне, а главный удар нанести в обход Новороссийска с се­вера (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 165, л. 35). Прорыв планировалось осуществить силами 10-го гвардейского стрелкового корпуса и 337-й стрелковой дивизии в районе горы Долгая с последующим развитием наступления в направлении Неберджаевского перевала (8 км севернее Но­вороссийска). С выходом 10-го корпуса в этот район в наступ­ление должна была перейти 318-я стрелковая дивизия, нанося удар на Новороссийск с востока. При благоприятном развитии операции в наступление переходил 20-й стрелковый корпус, действуя в обход Новороссийска с юго-запада (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 167, л. 90).

С 1 по 13 мар­та войска готовились к наступлению, осуществляли перегруппировки, занимали исходное положение. Ограниченное количество дорог в особых условиях горно-лесистой местности, непрерывные дожди, размывшие тропы, — все это очень ослож­няло подготовку наступления, подвоз боеприпасов. Несмотря на тщательную маскировку подготовки наступления, противник сумел обнаружить сосредоточение наших войск.

Наступление началось в ночь на 14 марта после удара ар­тиллерии. Немецко-фашистские войска встретили наступающих сильным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем. Соединения 10-го корпуса и части 337-й дивизии залегли. С утра вражеская авиация группами по 15—30 самолетов начала бомбить боевые порядки наших войск, артиллерии, пунк­ты управления. Прорвать оборону врага не удалось.

С упразднением штаба Черноморской группы войск 16 марта 18-я армия перешла в непосредственное подчинение командующего Северо-Кавказским фронтом. В это же время ее командующим был назначен генерал-лейтенант К. Н. Леселидзе, ранее возглавлявший 47-ю армию. Произошли измене­ния и в боевом составе 18-й армии. Личный состав 337-й диви­зии был передан на доукомплектование 318-й дивизии, коман­дование и штаб убыли в распоряжение фронта. В армию был включен 3-й горнострелковый корпус (9, 60, 81-я морская и 155-я стрелковые бригады) со своей полосой боевых действий. 10-й гвардейский стрелковый корпус был передан в 56-ю ар­мию.

Утром 18 марта командир 16-го корпуса доложил команд­арму, что, по донесениям 51-й и 107-й бригад, в районе Федотов- ки и южнее обнаружено сосредоточение пехоты и танков. Про­тивник готовится к новому наступлению. К. Н. Леселидзе не­медленно связался с командиром Геленджикской авиагруппы и поставил ей задачу подавить обнаруженное скопление пе­хоты противника (Постановлением Военного совета Северо-Кавказского фронта от 21 марта 1943 г. оперативная группа ВВС Черноморского флота подпол­ковника Рождественского была передана в оперативное подчинение командарма 18 (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 160, л. 107).

В 9 часов авиация нанесла массированный удар и рассея­ла вражескую группировку. Для прикрытия своих войск про­тивник вызвал авиацию. В воздухе завязались ожесточенные бои. Только за этот день наши истребители сбили пять немец­ких самолетов (Ю-88 и Ме-109), потеряв при этом один, лет­чик которого благополучно спустился на парашюте (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 217, л. 44-45). Воздуш­ные бои над плацдармом продолжались и в последующие дни. Вражеская авиация группами в 20—30 самолетов бомбила боевые порядки наших войск, а также Кабардинку и Геленд­жик. Ночью самолеты противника минировали Цемесскую и Геленджикскую бухты, пытаясь нарушить наши коммуника­ции.

Войска армии вели непрерывные активные боевые дейст­вия и держали противника в напряжении. Наступая то на од­ном, то на другом участке, они перемалывали резервы врага, вынуждали его непрерывно подвозить пополнение в район Новороссийска за счет ослабления других участков фронта. Активно действовала советская авиация. Только за один день 26 марта в полосе армии в воздушных боях и зенитной артил­лерией было сбито 17 вражеских самолетов (там же, л. 46)

С целью усиления командования 18-й армии 1 апреля 1943 г. членом Военного совета армии был назначен генерал- майор С. Е. Колонии, ранее работавший членом Военного совета Черноморской группы войск, а начальником политот­дела полковник Л. И. Брежнев, бывший до этого заместите­лем начальника политуправления Черноморской группы войск.

Генерал-майор С. Е. Колонии хорошо представлял себе Кав­казский театр военных действий. С 1939 г. и до начала 1941 г. он был начальником политуправления Северо-Кавказского во­енного округа, а в ходе развернувшейся битвы за Кавказ — членом Военного совета 9-й армии. Большую плодотворную ра­боту Семен Ефимович проводил в соединениях Черноморской группы войск, куда он прибыл в ноябре 1942 г. Но вот потре­бовалось укрепить политическое руководство в войсках 18-й ар­мии, и на этот ответственный участок посылают генерала С. Е. Колонина и полковника Л. И. Брежнева.

 

Изучать войска армии начальник политотдела начал с правого фланга, где соединения 3-го горнострелкового корпуса только что провели частную операцию по улучшению своего тактического положения. Командир корпуса генерал В. Ф. Сергацков и заместитель по политчасти полковник Ф. В. Монастырский доложили о по­следнем бое 60-й и 155-й стрелковых бригад, которые внезап­ной атакой захватили важный узел обороны противника на переднем крае и теперь прочно удерживают его. Через несколько дней всему личному составу, участво­вавшему в овладении этим узлом сопротивления противника, Военный совет армии объявил благодарность, а наиболее отли­чившиеся воины были награждены орденами и медалями. На­грады вручались прямо на захваченной высоте ((ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 217, л. 57).

 На следующий день начальник политотдела был в частях 318-й стрелковой дивизии. Эта дивизия совместно с морской пехотой и другими частями в сентябре 1942 г. остановила на­ступление фашистов на восточной окраине Новороссийска и с тех пор прочно удерживала занимаемый рубеж. Командир ди­визии полковник В. А. Вруцкий, начальник политотдела под­полковник А. М. Тихоступ доложили о состоянии ди­визии, о ее боевых делах за последнее время, о партийно- политической работе до поддержанию высокого морального духа личного состава. Затем Л. И. Брежнев вместе с А. М. Тихоступом побывали в боевых порядках 1339-го стрелкового полка (командир полка — подполковник С. Н. Каданчик, заме­ститель командира полка по политчасти — майор В. Э. Гасиев, начальник штаба — капитан Д. С. Ковешников), где долго беседовали с солдатами и офицерами, побывали в роте стар­шего лейтенанта Г. Джербинадзе, которая удерживала важный узел обороны в районе цементного завода «Октябрь», так называемый «сарайчик», находившийся в 20 м от про­тивника. Чтобы добраться до «сарайчика», приходилось от цементного завода пробираться ползком или корот­кими перебежками, ибо скрытых подходов к нему не было. Командир роты доложил, что рота находится в полной боевой готовности и почти ежедневно отражает по нескольку атак гитлеровцев. Он сообщил, что «сарайчик» — бывшее складское помещение цементного завода, крепкое бетонное сооружение, превращенное ротой в своеобразный дот. Со стороны против­ника была глухая стена, а боковые стены имели амбразуры (обычные отверстия), удобные для ведения пулеметного огня в сторону горы Сахарная Голова и Цемесской бухты. Фашисты пытались выбить роту из этого дота, но безрезультатно. Ни горящие бочки, ни гранаты, которыми враги забрасывали дот, ничего не могли сделать. Рота Г. Джербинадзе прочно держала оборону.

Потом Леонид Ильич долго беседовал с парторгом роты В. Нечаевым, который рассказал начальнику политотдела о методах своей работы, наблюдениях и планах, о том, что за последнее время в партию принято 7 человек, что в роте кроме русских, украинцев и белорусов есть пред­ставители многих национальностей, в том числе грузины и армяне, плохо знающие русский язык. По инициативе парт­организации с ними проводятся специальные занятия, чтение газет вслух с разъяснением прочитанного материала. Агитато­ры регулярно проводят в роте политинформации, читают свод­ки Совинформбюро..

Вскоре Л. И. Брежнев выехал в боевые порядки 20-го и 46-го стрелковых корпусов на плацдарм. Еще в середине мар­та, будучи заместителем начальника политуправления Чер­номорской группы войск, Леонид Ильич был на Малой земле и беседовал в траншеях переднего края с бойцами и командирами 176-й стрелковой дивизии и 83-й морской стрелковой бригады.

На командном пункте десантной группы войск 18-й армии (эта группа была создана 24 марта в составе 20-го и 16-го стрелковых корпусов), в штольне (1,5 км восточнее поселка Мысхако), командующий группой генерал А. А. Гречкин доло­жил о характере нашей обороны на плацдарме, о противнике. По последним разведывательным данным, сообщил он, враг начинает сосредоточение своих войск на южной окраине Ново­российска и в районе лощины Безымянного ручья, которую солдаты называют «долиной смерти». Поэтому сейчас ведется усиленное наблюдение, ночью проводятся разведывательные поиски, углубляются траншеи и ходы сообщения. Начальник штаба тыла десантной груп­пы войск доложил, что на плацдарме имеется 10-суточный запас продовольствия и один боекомплект боеприпасов. Бойцы переднего края получают горячую пищу два раза в день: завтрак доставляется в траншеи на заре, а обед в 21— 22 часа (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 215, л. 14; л. 166, л. 24).

Затем начальник политотдела армии побывал в боевых по­рядках 176-й стрелковой дивизии, 8-й гвардейской, 51, 107 и 83-й морской стрелковых бригад.

Затем начальник политотдела армии с П. А. Штахановским, В. В. Кабановым был у раненых, размещенных в подвалах винзавода.

Возвратившись на КП армии, Л. И. Брежнев доложил о сво­ей поездке члену Военного совета С. Е. Колонину и коман­дующему К. Н. Леселидзе, подчеркнув необходимость усиления разведки на плацдарме, принятия более энергичных мер по доставке на плацдарм боеприпасов. Вскоре по войскам армии было издано несколько при­казов, в которых требовалось принять решительные меры по снабжению десантной группы боеприпасами, совершенство­ванию обороны, повышению бдительности, особенно на перед­нем крае, усилению разведки, а также более тщательному обес­печению стыков между подразделениями, частями и соедине­ниями. Командующий приказал не позже 10 апреля всем командирам проверить маскировку боевых порядков и команд­ных пунктов (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 167, л. 142, 148, 156.)

Л.  И. Брежнев заслушав доклад редактора армейской газеты «Знамя Родины» В. И. Верховского, Леонид Ильич потребовал шире популяризировать опыт боевой деятельности снайперов, разведчиков, вопросы совершенствования обороны, опыт партийно-политической работы в подразделениях. Газета оперативно стала выполнять эти ука­зания. 4 апреля она опубликовала большую статью «Что нужно знать снайперу?», а через несколько дней познакомила читате­лей с боевым опытом снайпера лейтенанта Л. Буткевича, кото­рый метким огнем уничтожил более 300 фашистов, обучил снайперскому мастерству 125 бойцов и впоследствии был удо­стоен звания Героя Советского Союза. Армейская и дивизион­ные газеты стали регулярно печатать материалы о боевом опыте снайперов, разведчиков, о героизме солдат и офицеров, их воинском мастерстве, о методах партийно-политической ра­боты в подразделениях.



#95 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 08 Декабрь 2015 - 22:15

3. КРАХ ОПЕРАЦИИ «НЕПТУН»

То, что войска 18-й армии прочно удерживали Малую землю, непрерывно вели активные действия, создавало постоянную угрозу правому флангу 17-й немецкой армии и сковывало зна­чительные ее силы. Гитлер неоднократно требовал ликвиди­ровать этот плацдарм. Но ни в феврале, ни в марте немецко- фашистским войскам сделать это не удалось. И тогда коман­дование 17-й немецкой армии приняло решение подготовить специальную операцию под кодовым наименованием «Нептун». Цель ее состояла в том, чтобы нанести мощный удар в центре плацдарма, рассечь, а затем уничтожить по частям группи­ровку советских войск и ликвидировать плацдарм южнее Ново­российска. Решение этой задачи поручалось вновь сформиро­ванной группе генерала Ветцеля (около 27 тыс. человек, 500 орудий и минометов, 30 танков и 650 самолетов. Количе­ство последних с началом боевых действий возросло до 1200).( ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 300, л. 159-160). Для проведения морской части операции под названием «Бокс» выделялись три подводные лодки и флотилия торпедных кате­ров. Их задача состояла в срыве морских перевозок на комму­никации Геленджик — Мысхако, в блокировании Геленджикской бухты, минировании подходов к плацдарму, нарушении совместно с авиацией сообщений с Малой землей. Начало опе­рации было запланировано на 6 апреля, но активные действия советского 3-го горнострелкового корпуса и соседней 56-й армии в районе Крымской заставили командующего 17-й армией пере­нести его на 17 апреля. Несмотря на то что немецкое наступ­ление готовилось чрезвычайно скрытно и было рассчитано на внезапность, разведчики десантной группы, морская и воздуш­ная разведка сумели обнаружить его подготовку. Еще 4 апреля они доложили, что в районе плацдарма идет сосредоточение вражеских войск. Непрерывное наблюдение с земли, воздуха и моря, разведывательные поиски, изучение характера местности и тактики противника позволили командованию армии почти полностью вскрыть группировку, планы и замыслы против­ника.

Получив первые данные о подготовке противника к наступ­лению, генерал К. Н. Леселидзе пригласил к себе члена Воен­ного совета, начальника штаба, начальника политотдела, ко­мандующего артиллерией, начальника инженерных войск, на­чальника тыла и обсудил с ними сложившуюся обстановку. После глубокого и всестороннего ее анализа командующий принял решение усилить оборону на плацдарме и поставил дополнительные задачи войскам, командующим родами войск, начальникам служб. Все мероприятия были направлены на создание сильной, глубоко эшелонированной обороны. К. Н. Леселидзе указал, что она должна быть построена на же­стком удержании занимаемых позиций, так как плацдарм нужен для последующего разгрома новороссийской группиров­ки противника. Наступление противника должно быть останов­лено перед передним краем.

Оперативный отдел быстро оформил принятое решение, и боевой приказ по радио и через офицеров связи был направлен в войска. Командарм, член Военного совета, начальник полит­отдела, командующие родами войск и начальники служб, офи­церы штаба, политотдела, штабов родов войск и отделов, служб полевого управления немедленно выехали в соединения. К. Н. Леселидзе, С. Е. Колонии, Н. О. Павловский, Л. И. Бреж­нев лично инструктировали направлявшихся в войска.

 

Коммуникации в тылу создавали противнику ряд преиму­ществ, позволяя ему быстро сосредоточивать свои войска на избранных направлениях, своевременно усиливать их резервами и бесперебойно снабжать боеприпасами. Войска же десантной группы 18-й армии находились в более тяжелом положении. Подвоз резервов и материальных средств целиком зависел от морских коммуникаций, которые нередко нарушались из-за штормовой погоды, действий вражеской авиации. В этих усло­виях только высокое воинское мастерство личного состава, его массовый героизм, превосходство советского военного искусст­ва могли принести победу. Так оно и случилось. Высокий уро­вень военного искусства продемонстрировали командиры, шта­бы, воинские части.

Командующий десантной группой решил главные усилия сосредоточить на обороне танкодоступной долины в направле­нии северная окраина Федотовки, совхоз «Мысхако». Для обо­роны этого направления он сосредоточил три бригады, основ­ную массу артиллерии. Генерал А. А. Гречкин решил в первом эшелоне иметь 20-й и 16-й стрелковые корпуса, в резерве — 83-ю Краснознаменную морскую стрелковую бригаду и 591-й стрелковый полк 176-й стрелковой дивизии. Резерв создавал глубину обороны на стыке корпусов за 8-й гвардейской к 51-й стрелковыми бригадами, то есть на наиболее опасном на­правлении. Принятое решение было доложено командарму и сразу же после его утверждения стало претворяться в жизнь. В ночь на 5 апреля скрытно от противника началась перегруп­пировка войск, а вслед за тем и совершенствование обороны. Под руководством командарма командующим артиллерией Г. С. Кариофилли и командирами соединений была создана стройная система артиллерийского и минометного огня, орга­низована противотанковая оборона. По указанию Ставки ВГК 8 апреля Новороссийская военно-морская база была передана в оперативное подчинение командующего 18-й армией. Это способствовало установлению более тесного взаимодействия между войсками армии, силами и средствами базы.

Непосредственно на местности отрабатывались взаимодей­ствие между пехотой и артиллерией, управление огнем. К на­чалу наступления противника средняя плотность артиллерии составила 17,2 орудия и миномета, в том числе 9,2 орудия про­тивотанковой артиллерии, на 1 км фронта. На главном направ­лении, где ожидалось наступление основных сил противника, плотность достигала 22 орудий и минометов на 1 км фронта. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 300, л. 159). Под руководством командиров соединений и начальника инже­нерных войск армии полковника Е. М. Журина саперы уста­новили противотанковые и противопехотные заграждения пе­ред передним краем и в глубине.

Прибывшие на плацдарм К. Н. Леселидзе, С. Е. Колонин, Л. И. Брежнев внимательно заслушивали доклады командиров соединений о подготовке к отражению наступления противни­ка, об организации управления частями и соединениями. Офи­церы оперативного отдела во главе с заместителем начальника отдела майором Н. А. Соловейкиным проверили состояние обороны непосредственно на местности, вместе с командирами уточнили вопросы обеспечения стыков между батальонами и бригадами, вопросы взаимодействия и управления.

Начальник политотдела армии был в боевых порядках 176-й стрелковой дивизии, 8-й гвардейской, 51, 107 и 83-й мор­ской стрелковых бригад,  беседовал с заместителями коман­диров соединений по политчасти В. Т. Швецом, С. И. Аршинским, В. В. Кабановым, А. А. Зараховичем, И. В. Малютенковым.

В те дни противник систематически вел артиллерийский и минометный огонь по плацдарму. Вражеская авиация группами по 20—30 самолетов бомбила боевые порядки войск, огневые позиции артиллерии, командные и наблюдательные пункты подразделений, частей и соединений. Так, например, только в течение 15 минут И апреля (с 12 часов 45 минут) 47 Ю-87 под прикрытием истребителей Ме-109 сбросили на боевые порядки наших войск 235 бомб. После этого они еще в течение 10 ми­нут пикировали на них, включив воющие сирены и обстреливая позиции пулеметным огнем (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 217, л. 65).



#96 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 09 Декабрь 2015 - 00:51

К этому времени в состав военно-воздушных сил Северо- Кавказского фронта входили: 4-я воздушная армия, имевшая 250 самолетов (командующий — генерал-майор авиации Н. Ф. Науменко), 5-я воздушная армия, насчитывавшая 200 са­молетов (командующий — генерал-лейтенант авиации С. К. Го­рюнов), 70 самолетов Геленджикской авиагруппы ВВС Черно­морского флота и 60 самолетов группы авиации дальнего дей­ствия. Авиация фронта вела упорную борьбу с вражескими самолетами, стремилась прикрыть боевые порядки малоземель- цев и коммуникации 18-й армии. Но это не всегда удавалось.

Полученные разведданные, а также повышенная активность вражеской авиации и артиллерии свидетельствовали о готовя­щемся наступлении противника. Военный совет армии, коман­диры соединений и частей, штабы и политорганы все внимание сосредоточили на совершенствовании обороны, повышении бдительности в войсках. Там, где обстановка не позволяла собрать всех коммунистов или комсомольцев, проводились делегатские собрания. Так, во 2-м отдельном стрелковом батальоне 165-й стрелковой брига­ды состоялось делегатское партийное собрание с повест­кой дня «О состоянии партийной работы и задачах коммунистов». На собрании присутствовал заместитель коман­дира бригады по политчасти подполковник Г. М. Молчанов. Доклад сделал секретарь партбюро младший лейтенант А. Гор­бачевский. Коммунист Б. Багдасарян в своем выступлении сказал: «Ком­мунисты минометной роты в прошедших боях показали себя смелыми и выносливыми бойцами, служили примером для остального состава роты. Партийная организация роты поль­зуется большим уважением среди всего личного состава. Только в марте ротной парторганизацией принято в ВКП(б) 14 чело­век» (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 215, л. 10).

К началу апреля в армию прибыло около 10 тыс. человек пополнения. Однако для укомплектования частей и под­разделений не хватало людей, поэтому батальоны бригад, как правило, имели около 100 активных штыков каждый. Подавляющая масса солдат и офицеров была закалена в непрерыв­ных боях и обладала высокими морально-боевыми качествами. Сказалась работа политорганов соединений и партийных организаций. В частях и соединениях было около 19 тыс. ком­мунистов и 9 тыс. комсомольцев. Почти все они находились на самых ответственных участках обороны и являлись цементи­рующей ее основой. Все это сделало оборону на Малой земле неприступной.

К началу наступления группа генерала Ветцеля превосхо­дила соединения 20-го и 16-го корпусов по количеству сол­дат и офицеров в стрелковых подразделениях и частях более чем в 2 раза, по орудиям и минометам в 2 раза, по танкам абсолютное превосходство было также на стороне противника. По количеству самолетов, выделенных для поддержки группы Ветцеля, гитлеровцы превосходили наши военно-воздушные силы более чем в 2 раза (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 300, л. 159). На направлении же главного удара враг превосходил наши войска по пехоте в 4—6 раз, но артил­лерии в 5—6 раз и имел абсолютное превосходство в танках. Он обеспечил свои войска большим запасом боеприпасов и мог подвозить их беспрепятственно в ходе наступления.

17 апреля в 7 часов 30 минут артиллерия врага открыла массированный огонь по переднему краю и ближайшей глубине 176-й стрелковой дивизии, 8-й гвардейской, 51-й и 107-й стрел­ковых бригад. За 1 час 30 минут было выпущено более десяти тысяч снарядов и мин. В это же время самолеты противника группами по 50—70 машин наносили бомбоштурмовые удары по всему плацдарму, стремясь подавить нашу оборону на перед­нем крае, огневые позиции артиллерии, командные пункты, уни­чтожить запасы боеприпасов. За первый день боя вражеская авиация совершила более 2500 самолето-пролетов, сбросив 2500 бомб различного, калибра (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386. д. 20, л. 348). По свидетельству самих гит­леровцев, 17 апреля в налетах на плацдарм Мысхако участво­вало более 1070 самолетов, часть из которых делала по не­скольку вылетов. Командующий Северо-Кавказским фрон­том для борьбы с авиацией врага и нанесения ударов по сухопутным войскам противника смог привлечь 530 самолетов. Над плацдармом начались воздушные бои, которые вскоре пе­решли в крупное воздушное сражение, получившее наименова­ние «воздушное сражение на Кубани». Об ожесточенности воз­душных боев свидетельствует такой факт. Только за один день наши истребители сбили 16 вражеских самолетов (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 300, л. 165-166).

Сражение на сухопутном участке началось в 9 часов утра. Фашистские войска, поддержанные артиллерией и авиацией, атаковали оборону 20-го и 16-го стрелковых корпусов. Враже­ское наступление было встречено организованным огнем. Гит­леровцы залегли перед передним краем, а затем попятились Назад. Артиллерия и авиация противника вновь сосредоточили удары по переднему краю, вслед за тем наступление возобно­вилось. Но и на этот раз враг был отбит. До 12 часов дня со­единения армии отразили от 10 до 15 атак. С первых часов боя политработники соединений В. Т. Швец, И. В. Малютенков, С. И. Аршинский, В. В. Кабанов, А. А. Зарахович, И, И. Лукин, А. И. Дорофеев, П. Т. Шаталин и другие находи­лись в боевых порядках рот и батальонов и вместе с их коман­дирами руководили боем и отражали вражеские атаки.

Тяжелые кровопролитные бои развернулись в полосах обо­роны 8-й гвардейской, 51-й и правого фланга 107-й стрелковых бригад. Здесь противник наносил главный удар. Он стремился любой ценой прорваться вдоль дороги Федотовка — совхоз «Мысхако» по лощине Безымянного ручья («долине смерти»). Продвижение на этом направлении создавало угрозу расчле­нения обороны 20-го и 16-го стрелковых корпусов и разгрома ах по частям.

 



#97 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 10 Декабрь 2015 - 20:52

Сосредоточив на узком участке фронта до двух пехотных полков, 15 танков, поддержанных массированными уда­рами артиллерии и авиации, немецко-фашистские войска ата­ковали позиции 4-го батальона 51-й стрелковой бригады. Завя­зались тяжелые ожесточенные бои. Борьба шла за каждый метр земли. Батальон истекал кровью, но благодаря мужеству бойцов и умелому руководству боем командира батальона капитана Г. П. Жидикина атаки противника были отбиты. К 12 часам батальон потерял около 70 процентов личного состава, но по-прежнему удерживал занимаемые позиции. Толь­ко под давлением превосходящих сил противника командир батальона был вынужден отвести остатки своих подразделений на вторую позицию, уступив противнику 100—200 м. Собрав все, что осталось от батальона, капитан Г. П. Жидикин орга­низовал круговую оборону на новом рубеже и еще в течение трех часов удерживал его. Батальон почти полностью погиб, защищая свои позиции. В этом бою пали смертью героев 85 воинов во главе с командиром батальона. Только 15 ране­ным воинам удалось вырваться из окружения и вновь вступить в бой. Так сражались все подразделения десантной группы 48-й армии. Потеряв более 500 солдат и офицеров, противник только на направлении главного удара за день продвинулся всего на 300—400 м. На остальных участках, несмотря на ожесточенные атаки, враг не добился успеха. Так, 107-я стрел­ковая бригада в течение дня отбила более 16 вражеских атак. В этих боях особенно отличился 4-й батальон под командо­ванием капитана А. В. Каминского (заместитель по политча­сти—капитан А. Д. Кабанов). Когда 91-й пехотный полк противника при поддержке 5 танков атаковал оборону 4-го баталь­она, А. В. Каминский приказал не открывать огня, пока враг не подойдет к минному полю перед передним краем. В это вре­мя батальонная артиллерия была скрытно выдвинута для стрельбы прямой наводкой. Как только атакующие цепи подо­шли к переднему краю, на них внезапно обрушился огонь из пулеметов, автоматов и пушек. Враг понес серьезные потери и отошел на исходные позиции. Потом он еще до десяти раз пытался прорвать оборону батальона, но безрезультатно. За умелое и мужественное руководство боем и успешное отраже­ние всех атак противника капитан А. В. Каминский был на­гражден орденом Отечественной войны II степени. Многие бой­цы и командиры этого батальона были награждены орденами и медалями Советского Союза.

Так же смело и отважно отражала наступление фашистов отдельная разведывательная рота 107-й бригады под командо­ванием старшего лейтенанта П. Т. Плотянского. Занимая обо­рону на правом фланге бригады, эта рота 17 апреля отразила шесть атак превосходящих сил противника и удержала свою позицию. За мужество и воинское мастерство, проявленные в этих боях, командир роты П. Т. Плотянский был удостоен звания Героя Советского Союза, а большинство воинов роты награждены орденами и медалями.

Исключительную роль в отражении вражеского наступле­ния сыграли артиллерия и минометы. Особенно отличились артиллерийский дивизион 51-й бригады под командованием майора Н. С. Гугушкина и артдивизион 107-й бригады, кото­рым командовал капитан И. Г. Павловский, 269-й армейский зенитный артиллерийский полк, которым командовал подпол­ковник А. Ф. Костенко. Этот полк за время боев на Малой земле сбил более 30 самолетов противника и получил звание гвардейского.

Получив первое донесение о начале немецкого наступления на Малой земле, командующий армией немедленно доложил обстановку генералу И. Е. Петрову и принял решение пере­бросить на плацдарм 111-ю стрелковую бригаду полковника А. М. Абрамова и 290-й отдельный стрелковый полк войск НКВД подполковника И. В. Пискарева, действовавший до этого на правом фланге 18-й армии (12 км северо-восточнее Ново­российска).

Первые подразделения 111-й стрелковой бригады (отдель­ный стрелковый батальон, артиллерийскую батарею) удалось переправить на плацдарм в ночь на 19 апреля, а остальные — 20-—25 апреля. Личный состав сразу же направлялся на по­полнение 8-й гвардейской, 51-й и 107-й стрелковых бригад, понесших значительные потери (ЦАМО, ф. 371, on. 6367, д. 167, л. 177).

Начальник политот­дела 83-й морской стрелковой бригады майор И. И. Лукин, на­ходясь 18 апреля в боевых порядках 305-го батальона, в пере­рывах между боями ознакомил личный состав с обращением Военного совета армии. В этот же день И. И. Лукин несколько раз лично участвовал в отражении вражеских атак (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 20, л. 21).



#98 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 10 Декабрь 2015 - 20:57

18 апреля ожесточенные бои развернулись с новой силой. Земля вздымалась и горела от бесчисленного количества бомб и снарядов. Казалось, на плацдарме не осталось ни одного живого солдата. Но как только вражеские войска поднимались в атаку, их сейчас же встречал шквал огня, и фашисты отка­тывались назад. В 8 часов 30 минут завязались упорные бои в полосе 176-й стрелковой дивизии (командир дивизии — пол­ковник С. М. Бушев) и 255-й морской бригады. Попытки про­тивника вклиниться в оборону на этих участках были отбиты с большими для него потерями.

Особенно тяжелой обстановка продолжала оставаться на стыке 8-й и 51-й бригад, где враг наносил главный удар. В течение 8 часов на этом участке шла яростная борьба. Не­человеческое напряжение физических и моральных сил, пол­ную самоотдачу проявили герои 8-й гвардейской, 51, 107 и 83-й морской стрелковых бригад, отражая вражеское наступле­ние. Части и подразделения теряли людей, но продолжали удерживать занимаемые позиции. Враг непрерывными атаками Пехоты и танков, массированными ударами артиллерии и авиации пытался сломить сопротивление наших войск. Масси­рованный огонь обрушился на оборону 305-го батальона 83-й бригады. Артиллерийский и минометный дивизионы, рота противотанковых ружей и весь личный состав вел огонь по пе­хоте и танкам врага. В этом бою особенно отличились красно­флотцы — командир отделения А. Д. Кулиш и рядовой П. И. Коптев. Несмотря на вражеские удары, они из своих пу­леметов вели непрерывный огонь по врагу. От взрыва враже­ской бомбы бесстрашные коммунисты Кулиш и Коптев пали смертью храбрых. Так сражалось большинство воинов ар­мии.         -

Ценой больших потерь противнику удалось к исходу дня на узком участке фронта вклиниться на глубину до 1 км. Даль­ше он в этот день продвинуться не смог.

За два дня боев 300 героических защитников Малой земли пали смертью храбрых и 700 человек были ранены, 20 орудий и минометов вышли из строя. Около 800 снарядов, каждый из которых ценился на вес золота, было уничтожено вражеской авиацией. Ставка ВГК очень внимательно следила за ходом событий под Новороссийском. Верховный Главнокомандующий потребовал от командующего Черноморским флотом более эф­фективно оказывать помощь войскам 18-й армии. На Северо- Кавказский фронт Верховный Главнокомандующий направил своего заместителя Г. К. Жукова, Наркома Военно-Морского Флота Н. Г. Кузнецова и командующего ВВС А. А. Новикова с группой генералов и офицеров.



#99 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 10 Декабрь 2015 - 21:14

19 апреля представители Ставки прибыли на КП 18-й армии в Марьину Рощу (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 17, л. 72). Генерал-лейтенант К. Н. Леселидзе доложил Г. К. Жукову об обстановке на плацдарме и принятых им ме­рах. Он указал, что противник при поддержке артиллерии и с помощью массированных ударов авиации пытается развить

успех на стыке 8-й и 51-й бригад. На остальных участках все атаки вражеских войск отбиты. Командир десантной группы ввел в бой весь свой резерв — 83-ю морскую стрелковую брига­ду и один полк 176-й дивизии — и сейчас с трудом сдерживает противника. Для усиления войск на плацдарм переброшены полк войск НКВД и батальон 111-й стрелковой бригады. Вра­жеская авиация, захватив господство в воздухе, непрерывно бомбит боевые порядки пехоты и артиллерии, нанося сущест­венный урон нашим войскам. Только за первые два дня оборо­нительной операции на плацдарме противником совершено около 3 тыс. самолето-пролетов и сброшено более 6 тыс. бомб разного калибра. Штормовая погода на море, сильный артил­лерийский огонь затруднили эвакуацию раненых, которых к утру 19 апреля на берегу скопилось около 700 человек. В ночь на 20 апреля намечается эвакуировать более 500 человек (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386. д. 20, л. 348). Не­смотря на большие трудности и ограниченное количество бое­припасов, войска упорно сражаются, отражают все атаки про­тивника, проявляют массовый героизм. Маршал Г. К. Жуков очень беспокоил­ся, выдержат ли наши бойцы это испытание (См.: Ж у к о в Г. К. Воспоминания и размышления, т. 2. М., 1974, С. 150; Кузнецов И. Г. Курсом к победе. М., 1976, с. 279).

В связи с усилением активности вражеской авиации на Мысхако и Кубани по распоряжению Ставки ВГК на Северо-Кавказский фронт перебрасывались три авиацион­ных корпуса РВГК: 2-й бомбардировочный, 2-й смешанный и 3-й истребительный, а также 287-я истребительная авиацион­ная дивизия — всего около 500 самолетов. К 20 апреля прибыло около 300 самолетов, остальные — в конце мая — начале июня. Таким образом, к 20 апреля состав фронтовой авиации вместе с авиацией Черноморского флота, группой авиации даль­него действия, прибывшими авиакорпусами РВГК доводился до 900 боевых машин. У противника к этому времени насчиты­валось около 1200 самолетов. Однако, учитывая качество совет­ских самолетов, подготовку летного состава, можно было рас­считывать на более успешное ведение борьбы за господство в воздухе. Ожесточенные воздушные бои над плацдармом в районах Новороссийска и Краснодара развернулись еще в нача­ле апреля, а с 17 апреля превратились в настоящее воздушное сражение огромных масс авиации. Был разработан план бое­вых действий авиации, в том числе и нанесения ударов по аэродромам противника на Таманском полуострове и в Крыму, а также по наиболее опасным группировкам врага в районе Новороссийска. Г. К. Жуков одобрил разработанный план и приказал на следующий день, 20 апреля, нанести массирован­ные удары по группировке войск Ветцеля юго-западнее Ново­российска. От командующего Черноморским флотом Г. К. Жу­ков потребовал строго выполнять приказ Верховного Главно­командующего и более решительно помогать десантной группе войск 18-й армии.

Убедившись, что 18-я армия прочно удерживает занимае­мый плацдарм и командование армии уверенно управляет вой­сками, представители Ставки ВГК в тот же день переехали на КП 56-й армии, которая готовилась к прорыву вражеской обо­роны и овладению станцией Крымская.

Несмотря на мужество и массовый героизм личного состава 8-й гвардейской, 51, 107 и 83-й морской стрелковых бригад, противник, потеряв более 1500 человек убитыми и ранеными и 6 танков, к исходу 19 апреля все же сумел захватить Безы­мянную высоту (2 км северо-восточнее Федотовки). Только благодаря воинскому мастерству, упорству, смелости и реши­тельности всех воинов десантной группы дальнейшее продви­жение врага в этот день было приостановлено.

Героями этих боев были не только отдельные солдаты и матросы, командиры и политработники, но и роты, батальоны и бригады в полном составе. Героический подвиг совершили автоматчики младший сержант В. П. Юденков и рядовой И. Г. Новиков из 8-й гвардейской стрелковой бригады, отра­жая одну из атак противника. Справа от воинов вел огонь наш пулемет. Вдруг он замолчал: вражеской миной весь пулемет­ный расчет был выведен из строя. Юденков и Новиков быстро переползли к пулемету — и он вновь заработал, уничтожая вра­жеских солдат. Тогда гитлеровцы бросили для подавления это­го пулемета три танка. Герои боролись до последнего ды­хания. Военный совет армии посмертно наградил В. П. Юденкова и И. Г. Новикова орденом Красного Знамени (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 20, л. 298). Медсестра 83-й бригады Зина Зайцева, восемнадцатилет­няя комсомолка, под огнем противника вынесла с поля боя 12 раненых краснофлотцев с оружием. Санинструктор 8-й бригады Василий Тяжелков за один день вынес с поля боя 30 раненых с оружием, а во время одной из вражеских атак взял у раненого автомат и уничтожил 6 гитлеровцев (Там же, л. 345). Пуле­метная рота отдельного пулеметного батальона 165-й стрелко­вой бригады под командованием лейтенанта В. Г. Долика отразила все атаки противника и удержала занимаемый рубеж. Командир роты умело управлял огнем, быстро перегруппиро­вывал силы на угрожаемые направления и выиграл бой. Командованием армии В. Г. Долик был награжден орденом Красного Знамени. Стрелковый взвод 3-й роты 4-го батальона 107-й бригады под командованием старшины И. С. Мозницина за один день боев на горе Мысхако отразил несколько враже­ских атак, уничтожив 25 фашистских солдат, и удержал зани­маемую позицию. И. С. Мозницин был удостоен ордена Красно­го Знамени. Многие солдаты в те дни были награждены орде­нами и медалями (ЦАМО, ф. 371, оп. 6398, д. 79, л. 6). Героизм солдат, матросов и офицеров стал явлением массовым, повседневным и обычным на Малой зем­ле. Именно об этих днях писал Герой Советского Союза С. А. Борзенко, в то время корреспондент армейской газеты «Знамя Родины»: «Малая земля стала родиной мужества и отваги... Тот, кто попадал на плацдарм под Новороссийском, становился героем... Там не было метра площади, куда бы не свалилась бомба, не упала мина или снаряд. Семь месяцев вражеские самолеты и пушки вдоль и поперек перепахивали землю, на которой не осталось ничего живого — ни зверей, ни птиц, ни деревьев, ни травы. Никого, кроме советских вои­нов...» (Борзенко С. А. Жизнь на войне. М., 1965, с, 187).



#100 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 10 Декабрь 2015 - 21:33

Наступило утро 20 апреля. Враг готовился к новым ата­кам. Офицеры оперативного отдела штаба армии капитаны В. М. Аксанычев и Н. Я. Снетков, находясь в боевых порядках войск, сообщили на НП заместителю начальника оперативного отдела штаба армии майору Н. А. Соловейкину, что в «долине смерти» обнаружено большое скопление пехоты. Генерал Леселидзе, договорившись с авиационными командирами, организо­вал бомбоштурмовой удар по врагу. Он приказал командирам соединений четко обозначить свой передний край — выложить полотнища как ориентир для наших самолетов; офицерам шта­ба армии проконтролировать, чтобы это распоряжение быстро дошло до командиров рот и взводов. Ровно в 11 часов 30 минут над Мысхако появилось более 100 наших бомбардировщиков под прикрытием истребителей. По сигналу командиров были выложены белые полотнища, а там, где их не оказалось, десятки солдат сняли с себя нательные рубахи и обозначили ими передний край. Увидев четкое обозначение боевых порядков и переднего края, летчики начали уверенно бомбить вражескую группировку, вклинившуюся в нашу обо­рону. Через несколько часов был нанесен повторный массиро­ванный удар по противнику. В результате проведенной опера­ции было подавлено несколько пунктов управления, в том чис­ле КП генерала Ветцеля, нарушено управление, гитлеровские войска понесли значительные потери. Наступление ударной группировки в этот день было сорвано (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 20, л. 337; оп. 6367, д. 300, л. 164).

На остальных участках все атаки фашистов были отбиты. В воздухе в течение дня шли ожесточенные бои. Вражеская авиация группами по 30—40 самолетов продолжала наносить удары по боевым порядкам пехоты, артиллерии, командным пунктам. За 20 апреля было отмечено более 1500 самолето- пролетов противника, сброшено на плацдарм около 4000 авиа­бомб. В ходе воздушных боев и огнем зенитной артиллерии было сбито 38 вражеских самолетов (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 300, л. 164). Следует подчеркнуть, что 20 апреля истекал срок, установленный Гитлером для раз­грома малоземельцев и захвата всей Малой земли. Именно по­этому в последние дни бои приобрели особенно ожесточенный характер. Решив сбросить советских воинов в море, Гитлер на этом участке фронта поставил на карту все. Создавалось тяже­лое положение. Бои шли на земле и в воздухе. Только за три дня воздушных боев наши летчики сбили над Малой землей 117 вражеских самолетов (Брежнев Л. И. Малая земля, с. 21). В последующие дни, 21—23 апре­ля, мощь нашей авиации все возрастала. Советская авиация наносила бомбовые удары по аэродромам противника. Особен­но успешно прошли налеты на аэродромы в Сарабузе и Саках в Крыму, где было уничтожено и повреждено более 100 само­летов 55-й бомбардировочной эскадры 4-го воздушного флота.

В результате воздушных боев и ударов по аэродромам врага советские ВВС завоевали тактическое господство в воздухе, но борьба за оперативное господство продолжалась. За четыре дня сражений обе стороны понесли значительные потери. Вра­жеская авиация за эти дни совершила более 5 тыс. самолето- пролетов, сбросила на боевые порядки десантной группы 12,5 тыс. бомб. Немецкая артиллерия в то же время выпустила по плацдарму около 21 700 снарядов и мин (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 300, л. 165). Участники боев в Керчи и Севастополе заявляют, что плотность огня на Мысхако была во много раз сильнее» (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 300, л. 165-166).

Отражение вражеского наступления, срыв его операции «Нептун» достался дорогой ценой. Войска армии только за че­тыре дня потеряли 2351 человека, в том числе 568 человек убитыми. Было выведено из строя более 40 орудий и миноме­тов, 31 пулемет, 3 радиостанции. Однако и противник недо­считался до 7 тыс. солдат и офицеров, 16 танков, 21 орудия и много другой техники и вооружения.

В последующие дни соединения 20-го и 16-го корпусов не только отразили все вражеские атаки, но решительными контр­атаками к исходу 30 апреля разгромили вклинившегося про­тивника и полностью восстановили передний край своей обо­роны (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 215, л. 16).

Благодаря умелой организации обороны, твердому и не­прерывному управлению, массовому героизму солдат и матро­сов, сержантов и старшин, командиров и политработников обо­рона 18-й армии на плацдарме оказалась непреодолимой для врага. Армия выиграла оборонительное сражение, полностью сорвав последнюю наступательную операцию 17-й немецкой армии на Северном Кавказе. В этом большую помощь ей ока­зали славные летчики и доблестные моряки. Сторожевые и тор­педные катера НВМБ не подпустили ни одного вражеского ко­рабля к конвоям, следовавшим к Малой земле и обратно. Снаб­жение сражавшихся соединений боеприпасами и эвакуация ра­неных были налажены вполне удовлетворительно. Советские войска удержали и прочно закрепили за собой плацдарм — важный исходный район для наступления с целью освобождения Новороссийска.

Героическая эпопея Малой земли уже в дни боев нашла свое отражение в стихах, написанных фронтовым журналистом и поэтом Б.. Котляровым, воином 18-й армии:

Ты прошел по дорогам немало,

Горный ветер тебя обжигал,

Леденила вода у причала...

Но такой ты земли не вндал,

Где б разрывы от края до края

И траву, и деревья смели,

Где бы люди дрались, не сгорая,

Среди огненной этой земли.

Начальник политотдела армии отметил также особую оперативность политотдела 20-го стрелкового корпуса во главе с полковником А. И. Рыжовым, хорошую работу офицеров политического отдела 16-го стрелкового корпуса, в частности заместителя командира по политической части подполковника П. А. Штахановского, начальника политотдела подполковника П. В. Коноваленко.

Партийная комиссия 107-й бригады за три месяца рассмотрела 52 дела по приему в члены ВКП(б) и 141 заявление в кандидаты партии. За время боевых действий на Малой земле в этой бригаде 273 воина стали коммунистами. В этом большая заслуга принадлежала работникам политотде­ла бригады майорам Д. Д. Анциферову и А. Н. Копенкину, которые постоянно работали в батальонах и ротах, хорошо зна­ли людей, помогали парторганизациям отбирать в партию достойных солдат, сержантов и офицеров. В 176-й стрелковой дивизии и 8-й гвардейской стрелковой бригаде 20-го стрелко­вого корпуса только с 15 по 25 апреля было подано 215 заявле­ний с просьбой принять в ряды Коммунистической партии (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 15, л. 28).

За апрельские бои многим солдатам и офицерам были вручены ордена и медали. Более 200 человек от имени Верховного Совета СССР были награждены только Военным советом ар­мии.

Особенно памятны апрельские дни, когда враг получил при­каз — любой ценой разгромить и сбросить в море малоземельцев. Вспоминается день 17 апреля 1943 года. В этот день фа­шисты бросили в наступление против наших войск на «Малой земле» огромные массы авиации, артиллерии и несколько ди­визий пехоты. Горела земля, плавился металл, рушился бетон. Восемь дней и ночей отражали неистовый натиск врага герои «Малой земли». Бесчисленные атаки гитлеровцев разбились о железную стойкость наших воинов... В те памятные дни все наши мысли и чувства были обращены к Родине, к нашей великой партии. Сотни и тысячи малоземельцев стали комму­нистами» (Брежнев Л. И. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 5, с. 128, 129).



#101 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 13 Декабрь 2015 - 14:39

4. БОРЬБА НА МАЛОЙ ЗЕМЛЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Несмотря на то что операция «Нептун» провалилась, гитле­ровское командование требовало любой ценой ликвидировать плацдарм советских войск в районе Мысхако. Под Новорос­сийском в первой линии противник продолжал держать около трех пехотных и одной кавалерийской дивизий. Этих сил было недостаточно для ликвидации плацдарма, а больше командую­щий 17-й немецкой армией выделить не мог, так как опасался наступления советских войск в районе Крымской. Гитлеров­ское же командование направляло стратегические резервы в район Орла и Харькова, где готовилась крупная наступатель­ная операция «Цитадель». Противник рассчитывал посредством массированного применения своей авиации сорвать готовящее­ся наступление советских войск в районе Крымской, на таман­ском направлении и одновременно уничтожить десантную груп­пу 18-й армии на Малой земле. Как известно, в апреле про­тивнику не удалось ликвидировать плацдарм. В мае борьба продолжалась с новым ожесточением, но обстановка была иной. К середине мая советская авиация захватила оперативное гос­подство в воздухе и вела борьбу за его удержание. Это значи­тельно облегчило боевые действия сухопутных войск.

Командующий фронтом приказал усилить оборону плац­дарма. На заседании Военного совета армии было проанализи­ровано состояние обороны, намечены мероприятия по ее совер­шенствованию и активизации. С этой целью рекомендовалось всемерно поощрять и развивать снайперское движение в частях и соединениях, непрерывно вести разведку, захватывать плен­ных, огневые точки врага, позиции, выгодные в тактическом отношении. Словом, не давать противнику отдыха ни днем ни ночью (ЦАМО, ф. 371, оп. 6337, д. 20, л. 98).

В соответствии с решением командарма штаб разработал новый план обороны плацдарма соединениями 20-го и 16-го корпусов, подготовил таблицы взаимодействия и управ­ления. Для контроля и оказания помощи командирам соеди­нений и частей в организации обороны на плацдарм выехала большая группа офицеров во главе с начальником оператив­ного отдела полковником И. А. Солнцевым и начальником ин­женерных войск полковником Е. М. Журиным, а также группа политработников во главе с заместителем начальника полит­отдела подполковником П. И. Куликом.

Благодаря принятым мерам к концу мая на плацдарме была создана устойчивая глубокая оборона, соединения доукомплек­тованы до 50—70 процентов к штатам. В стрелковых ротах на­считывалось по 50—60 человек. Средняя плотность артиллерии была доведена до 50—60 орудий и минометов всех калибров на. 1 км фронта. Войска были обеспечены в среднем двумя боекомплектами боеприпасов. Перед передним краем и в глубине установлено значительное количество противотанковых и противопехотных мин.

На 1 мая в частях и соединениях армии имелось 279 пер­вичных и 673 ротных комсомольских организаций, в которых состояло 8743 человека, в том числе 613 коммунистов. Около 300 комсомольцев были разведчиками, почти все награждены орденами и медалями. Среди снайперов 468 человек являлись членами ВЛКСМ и многие имели на своем счету более десятка уничтоженных фашистов. В ротах, батареях и взводах 1140 комсомольцев были политинформаторами и агитаторами.

Утром 1 мая 1943 г. газета «Знамя Родины» опубликовала приказ Верховного Главнокомандующего № 195. В тот же день газета была доставлена на плацдарм. Работники политотдела армии П. И. Кулик, С. С. Пахомов, И. Я. Мутицын, И. П. Щер­бак, Н. Ф. Ганжа, находившиеся на плацдарме, сразу отпра­вились в подразделения и приняли активное участие в митин­гах и беседах, разъясняя приказ Верховного Главнокомандую­щего. Группа политработников (В. А. Никонов, А. А. Арзуманян, Д. А. Джабуа и другие) была направлена с той же целью в соединения на правый фланг армии. С 1 по 5 мая в войсках было проведено 544 митинга, на которых присутствовали 18 470 человек и выступили 1117 че­ловек. (См.: «Знамя Родины», 1943, 30 апр., ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 14, л. 26., ЦАМО, ф. 371, оп. 6337, д. 160, л. 45, 72; оп. 6386, д. 130, л. 14, ЦАМО, ф. 371, оп. 6365, д. 6, л. 23).

Оборона армии была активной. Командиры и штабы армий, соединений и частей ночью руководили разведкой боем, а днем артиллерия и минометы вели огонь по вражеской обороне, снайперы охотились за фашистами. С целью сковать противо­стоящего противника и улучшить свое тактическое положение 5 мая в 6 часов утра после короткого огневого удара нашей артиллерии и минометов усиленные стрелковые роты 176-й стрелковой дивизии, 8-й гвардейской и 51-й стрелковых бригад внезапно атаковали противника и к 7 часам захватили несколь­ко вражеских окопов на переднем крае. Противник пытался вернуть их, но его усилия не дали результатов. Разведыватель­ные поиски продолжались и на других участках обороны де­сантной группы, что сильно беспокоило вражеское командо­вание, и оно было вынуждено сосредоточить в этом районе зна­чительные силы авиации. Над плацдармом вновь завязались жаркие воздушные бои, в которых участвовали прославленные летчики А. И. Покрышкин, братья Д. и Б. Глинки, Г. Г. Голу­бев, А. Ф. Клубов, В. И. Фадеев и другие. Борьба шла с пере­менным успехом. В ряде случаев вражеской авиации удава­лось наносить бомбовые удары по боевым порядкам наших войск. Так, 10 мая в 13 часов 10 минут 45 самолетов противни­ка сбросили на поселок Мысхако (вернее, на то место, где когда-то был этот поселок) 110 фугасных бомб. В тот же день 50 самолетов противника нанесли удар по боевым порядкам 318-й стрелковой дивизии восточнее Новороссийска. Немецкая авиация бомбила наши корабли, подходившие к плацдарму, а ночью минировала Геленджикскую и Цемесскую бухты. Ар­тиллерия врага обстреливала берега в районах выгрузки войск и материальных средств. Поэтому снабжение десантной группы и эвакуация с плацдарма все время оставались сложной про­блемой.

Борьба на плацдарме продолжалась чрезвычайно ожесточен­ная. Только за май десантная группа 18-й армии уничтожила 2240 вражеских солдат и офицеров, причем 318 из них ликви­дировали наши снайперы. Выло сбито истребителями и зенит­ной артиллерией 23 вражеских самолета. Однако и наши потери были значительными. От огня артиллерии, минометов и ударов авиации с 27 апреля по 27 мая войска армии потеряли 1838 че­ловек, из них убитыми 452 человека (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 217, л. 193).

15—17 мая Леонид Ильич был на Малой земле в боевых порядках 255-й и 165-й бригад, 176-й дивизии.

20 мая он уже в частях 318-й дивизии, 22 мая вновь на Малой земле. В 318-й дивизии, беседуя с начальником по­литотдела А. М. Тихоступом, он интересуется состоянием пар­тийно-политической работы с воинами нерусской национально­сти, а на Малой земле организует работу по подготовке к рас­пространению выпускаемого правительством займа. Всю свою работу он тесно связывает с мобилизацией воинов на выполне­ние боевой задачи — отстоять плацдарм.

В итоге проведенной агитационно-массовой работы подпи­ска на заем в частях десантной группы была проведена в ко­роткий срок. «При месячном фонде зарплаты в 3 600 тыс. руб­лей бойцы и командиры частей и соединений десантной груп­пы подписались на сумму свыше 6 млн. рублей, внеся при этом наличными до 40 процентов к сумме подписки» (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 20, л. 138. 426). Это сви­детельствовало о высоком патриотическом подъеме среди сол­дат и офицеров 18-й армии, в частности десантной группы.

Важность работы с воинами нерусской национальности объ­яснялась национальным составом армии. Она, как и другие армии, была многонациональной. Кроме русских, украинцев и белорусов в ее составе на 20 мая 1943 г. сражались 2497 гру­зин, 3423 армянина, 2704 азербайджанца, 199 узбеков, 272 та­тарина, 152 казаха и представители других национальностей. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6368, д. 20, л. 425, 437; д. 15, л. 8).

В связи с тем что на плацдарме была создана прочная обо­рона, а обескровленный противник уже не мог наступать, часть войск армии была выведена с плацдарма, чтобы дать им отдых и готовить к новым боям. В ночи на 4 и 5 июня с плацдарма были выведены управления 16-го корпуса, 51-й и 165-й стрелковых бригад. В августе с Малой земли отвели 255-ю морскую стрелковую бригаду и 290-й отдельный стрел­ковый полк войск НКВД. В июне войска армии продолжали вести активную оборону, готовились к проведению частных операций с целью улучшения своего положения, например по овладению высотой 352,1, горой Долгая (северо-восточнее Но­вороссийска) и Пятой сопкой горы Мысхако.

1 июля 1943 г. исполнилось два года со дня выхода в свет первого номера армейской газеты «Знамя Родины». Военный совет объявил благодарность всему коллек­тиву редакции, а многих ее сотрудников наградил ценными по­дарками. В числе награжденных были редактор газеты подпол­ковник В. И. Верховский, специальный корреспондент газеты писатель С. А. Борзенко и другие (ЦАМО, ф. 371, оп. 6365, д. 7, л. 204).

5 июля член Военного совета и начальник политотдела были на плацдарме в боевых порядках 176-й стрелковой диви­зии и 107-й стрелковой бригады. На горе Мысхако, в районе обороны 2-го батальона 107-й бригады, они разговаривали с командиром батальона майором Д. П. Чуминым, который по­казал Пятую сопку. С нее противник просматривал значитель­ную часть плацдарма и вел по нему прицельный огонь. Ком­бат доложил им, что по указанию штаба армии он готовится к овладению этой сопкой (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 300, л. 131-135).

Затем они беседовали с парторгом минометной роты командиром расчета В. Шулеповым, с раз­ведчиками, политработниками, офицерами различных подраз­делений бригады, интересовались работой парторгов, давали им практические советы и рекомендации.

Когда С. Е. Колонин и Л. И. Брежнев возвратились на КП соединения, по поручению Военного совета они вручили ордена и медали бойцам и командирам, особо отличившимся в апрель­ских боях (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 20, л. 276).



#102 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 13 Декабрь 2015 - 14:57

23 июля в 18 часов 45 минут началась артиллерийская под­готовка, и в 19 часов 2-й батальон 107-й стрелковой бригады при поддержке 70 орудий и минометов дружно атаковал Пятую сопку горы Мысхако. Этот батальон, усиленный саперной ро­той бригады, тремя отделениями минеров 50-го отдельного ин­женерного батальона, двумя взводами 338-го отдельного инже­нерного батальона, взводом отдельной разведроты бригады, в общей сложности насчитывал 680 человек. Правее наступал отряд обеспечения (50 человек) из состава 3-го батальона этой же бригады. В результате внезапной и смелой атаки, четкого взаимодействия пехоты и артиллерии 2-й батальон в течение 15—30 минут овладел Пятой сопкой и захватил в плен 11 ру­мын из 6-й кавалерийской дивизии. Батальон Чумина быстро организовал оборону сопки и отразил все контратаки врага. Отряд обеспечения вначале успешно овладел Шестой сопкой горы Мысхако, но контратаками был выбит и отошел на исходные позиции (ЦАМО, ф. 371, оп. 6367, д. 217, л. 175; д. 165, л. 63).

На страницах армейской газеты «Знамя Родины» командир батальона очень подробно рассказал об этом бое. В частности, он писал: «Время атаки — 19 часов — было избрано не случай­но. Оставшиеся до ночи часы светлого времени мы предполага­ли использовать для боевых действий, а ночь — для закрепле­ния на занятой сопке. После исключительно эффективной и точной артиллерийской обработки переднего края противника и переноса огня в глубину его позиций наши бойцы энергично и дружно поднялись в атаку... Четкое взаимодействие пехоты с артиллерией и пехотных подразделений между собой, скрытное накапливание на рубеже атаки, внезапность и стремитель­ность действий решили исход боя. Спустя 15 минут после на­чала атаки наши бойцы достигли уже высоты, захватшш плен­ных, громя и уничтожая живую силу и технику врага» («Знамя Родины», 1943, 6 авг).

Как только батальон Чумина вышел на вершину сопки, са­перы быстро установили перед позициями противотанковые и противопехотные минные поля и другие заграждения, а артил­леристы подготовили огонь на подступах к ней. Противник огнем и контратаками пытался вновь овладеть сопкой. Сильные контратаки, в которых участвовало от батальона до полка пе­хоты, начались с 4 часов 24 июля и продолжались с небольши­ми перерывами вплоть до 30 июля. Все атаки вражеских войск были отбиты.

30 июля 1943 г. командующий 18-й армией издал приказ, в котором указывалось: «В боях за Пятую сопку горы Мысхако 2-й батальон 107-й бригады под командованием майора тов. Чумина Д. П. показал подлинные образцы боевого умения, муже­ства, отваги и красноармейского натиска. В короткий срок и малой кровью противнику нанесен большой урон. Занята важ­нейшая высота, разгромлена вся система огня противника на этом участке. Захватом высоты батальон улучшил наши пози­ции на Малой земле, показал свою способность и готовность вести наступательный бой в любых условиях» (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 151, л. 444—445). Далее в при­казе говорилось, что батальон успешно отразил 17 контратак противника и прочно удерживает захваченные позиции. Всему личному составу была объявлена благодарность. Военный совет армии от имени Верховного Совета СССР наградил майора Д. П. Чумина орденом Александра Невского, 9 человек из ба­тальона — орденом Красного Знамени, 19 человек — Отечест­венной войны II степени. Многие бойцы и командиры были на­граждены командованием бригады. Вскоре после этих жар­ких боев в армии стали известны стихи А. Миленченко «На Пятой сопке», где были такие слова:

В клубах дыма доблестный Мысхако,

Каждый куст пожаром озарен.

Для короткой яростной атаки

Подымает Чумин батальон...

(Цит. по: На левом фланге. М„ 1976, с. 262.)

Несколько по-иному развивались события на правом флан­ге армии, где 81-я морская стрелковая бригада должна была взять высоту 352,1 и гору Долгая. Наступление началось 25 июля и сразу же встретило упорное сопротивление против­ника. 26 июля 81-я бригада в 9 часов возобновила наступление и через час овладела вершиной высоты 352,1, уничтожив при этом более роты противника. Борьба носила чрезвычайно ожесточенный характер. В ходе боев парторг  роты 3-го стрелкового батальона 81-й морской стрелковой бригады рядовой Г. С. Овчинников, когда был ранен командир взвода, возглавил взвод и повел его в атаку. На пути наступления роты оказался дзот. Овчинников повторил бессмертный подвиг Александра Матросова, закрыв своим телом амбразуру враже­ского дзота. Ценой своей жизни он обеспечил выполнение боевой задачи. За совершенный подвиг Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая 1944 г. рядовой Г. С. Ов­чинников посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза.

Борьба за удержание этой высоты велась длительное вре­мя. Высота 352,1 несколько раз переходила из рук в руки и в конечном итоге осталась за нами. Такие же ожесточенные бои шли на всех участках 18-й армии.

Личный состав армии умел не только отлично воевать, гро­мить гитлеровцев, но и хорошо отдыхать. В армии был красно­армейский ансамбль песни и пляски, которым руководил ка­питан Г. И. Рисман. Этот ансамбль не раз давал концерты перед солдатами, матросами и офицерами на Малой земле. По инициативе политотдела в период с 16 по 30 июня во всех частях и соединениях армии проходил смотр красноармейской художественной самодеятельности. Он внес струю оживления в жизнь частей и соединений. В окопах и землянках чаще стали слышны смех, песни.

8—9 июля был проведен армейский смотр художественной самодеятельности. (ЦАМО, ф. 371, оп. 6365, д. 7, л. 243, 246).

В войсках 18-й армии строго соблюдалась традиция отме­чать годовщины соединений и отдельных частей. Это имело большое воспитательное значение. На собраниях подводили боевые итоги, молодое пополнение узнавало о боевых подви­гах своих однополчан, училось у них, гордилось ими. Широко и торжественно была отмечена первая годовщина 255-й Крас­нознаменной морской стрелковой бригады.

С докладом о боевом пути выступил начальник штаба бригады подполковник А. А. Хлябич. Он подвел итоги боевого пути, ука­зав, что в. бригаде более 1500 человек награждено орденами и медалями СССР. Секретарь Новороссийского гор­кома партии от имени трудящихся города вручил бригаде Крас­ное Знамя. Так же торжественно, с большим подъемом прошло собрание в 8-й гвардейской стрелковой бригаде в связи с го­довщиной присвоения ей гвардейского звания. Празднование в этой бригаде проходило на Малой земле в подвалах пивова­ренного завода. В нем приняло участие большое число солдат и офицеров, пришедших на торжества в качестве делегатов от подразделений переднего края.

Семь месяцев восточнее и южнее Новороссийска с беспри­мерной храбростью и мужеством сражались воины 18-й армии. День и ночь шли ожесточенные бои на земле, в воздухе и на море. Особенно кровопролитными они были на Малой земле. Горела земля, плавился металл, но солдаты и матросы, сер­жанты, старшины и офицеры прочно удерживали отвоеванный клочок родной земли. Недаром немецко-фашистские солдаты назвали защитников Малой земли трижды коммунистами. 18-я армия успешно выполнила приказ Верховного Главноко­мандующего: не только удержала захваченный плацдарм, но и приковала к себе 4—5 вражеских дивизий, крупные силы авиации и тем помогла 56, 46 и 37-й армиям Северо-Кавказ­ского фронта успешно выполнить поставленные задачи. Актив­ной обороной, частными наступательными действиями войска армии нанесли серьезный урон противнику.

 «…Бывали дни, когда число самолето-вылетов вражеской авиации доходило до двух с половиной тысяч, атаки танков и пехоты следовали одна за другой. По этому клочку земли вели ура­ганный огонь десятки артиллерийских и минометных дивизио­нов, «Малая земля» приковала к себе крупные силы врага, она держала его в постоянном напряжении и в последующем сыграла важную роль в полном разгроме находившейся здесь группировки войск противника» (Брежнев Л. И. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 5, с. 127-128).

 

В тяжелых, кровопролитных боях на Малой земле и на восточной окраине Новороссийска бок о бок сражались пехо­тинцы и моряки, артиллеристы и минометчики, саперы и свя­зисты, работники тыловых служб — представители всех родов войск. Их боевые действия с воздуха надежно поддерживали летчики 5-й воздушной армии и ВВС Черноморского флота, а с моря — боевые корабли флота и Новороссийской военно-мор­ской базы. Только благодаря четкому взаимодействию всех сил, участвовавших в этой борьбе, взаимной выручке и помощи друг другу, стойкости, мужеству и массовому героизму воинам 18-й армии удалось удержать Малую землю и выполнить при­каз Верховного Главнокомандующего.

Следует подчеркнуть, что успешная оборона плацдарма войсками 18-й армии во многом зависела от организации до­ставки через Цемесскую бухту продовольствия, боеприпасов всех видов при непрерывных обстрелах и бомбежках вражеской артиллерией и авиацией пунктов погрузки и выгрузки. Только в результате непрерывного притока резервов, оружия, боевой техники, боеприпасов, продовольствия, обмундирования части и соединения удержали свои позиции, выполнили при­каз Родины. Оценивая особенности борьбы на плацдарме, следует подчеркнуть героическую работу моряков НВМБ и Черноморского флота, которые с 4 февраля по 10 сентября 1943 г. перевезли на Малую землю несколько десятков тысяч человек, более 600 орудий и минометов, около 20 тыс. тонн различных материальных средств и грузов, эвакуировали в Ге­ленджик несколько тысяч раненых.

Тяжелые испытания выпали на долю трудящихся Геленд­жика, который был ближайшим тылом 18-й армии. Город, под­вергавшийся нещадным бомбежкам врага, помогал работникам тыла 18-й армии обеспечивать войска всем необходимым для боя и жизни. Трудящиеся Туапсе, Сочи и других городов уха­живали за ранеными и больными воинами 18-й армии, помо­гали им быстрее восстановить здоровье и возвратиться в строй.

Тесная связь армии и тыла явилась важнейшим источни­ком непреодолимости обороны советских войск на Малой земле.



#103 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 13 Декабрь 2015 - 16:35

ГЛАВА ПЯТАЯ

ОСВОБОЖДЕНИЕ НОВОРОССИЙСКА И ТАМАНСКОГО ПОЛУОСТРОВА

1. ПОДГОТОВКА К ШТУРМУ ГОЛУБОЙ ЛИНИИ

Обстановка того времени была острой и напряженной. Ле­том 1943 г. Советская Армия, одержав крупные победы на Кур­ской дуге, под Орлом, Белгородом и Харьковом, развивала на­ступление с целью овладения подготовленным оборонительным рубежом по правому берегу Днепра. Завершался коренной перелом в Великой Отечественной войне.

Немецко-фашистское командование принимало все меры к тому, чтобы задержать наступление советских войск и стабилизировать фронт. Важными мероприятиями были создание оборонительного рубежа по Днепру и в Крыму и изыскание резервов. В этой связи оно вынуждено было отказаться от дальнейшего удержания Таманского полуострова 17-й армией. Но в связи с активными действиями войск Северо-Кавказского фронта, сковывавших немецко-фашистские войска на Тамани, враг только в конце августа смог начать частичную переброску некоторых специальных частей в Крым. Таким образом, усло­вия обстановки требовали перехода в наступление войск фрон­та с целью помешать планомерному отходу врага и освобо­дить Таманский полуостров.

К началу сентября 18-я армия действовала в сложной при­морской полосе местности шириной около 30 км от Неберджаевскои до Новороссийска и далее до побережья Черного моря западнее горы Мысхако. Правее, от Киевского до Неберджаевской, в 30-километровой полосе действовала 56-я, а север­нее, до Азовского моря, — 9-я армии. Войска фронта поддер­живала 4-я воздушная армия. В оперативном подчинении командующего фронтом находился Черноморский флот.

Ставка Верховного Главнокомандования еще 28 июня по­ставила фронту задачу подготовить наступательную операцию с целью очищения района Нижней Кубани и Таманского полу­острова от противника.

Проводившиеся в июле и в первой половине августа боевые Действия по улучшению положения войск перед крупным на­ступлением сковали противника, хотя ощутимых результатов не принесли. Поэтому 13 августа Генеральный штаб передал фронту распоряжение Верховного Главнокомандующего: «Про­водимые Вами действия впредь до особых указаний приостано­вить, имея целью приведение войск в порядок, пополнение частей и соединений, накапливание материальных ресурсов, по­вышение боевой подготовки войск, а также непрерывной разведкой противника уточнять его расположение и намерения и готовить войска фронта к продолжению наступления». С этого времени и до 8 сентября войска фронта и силы флота готови­лись к завершающим боям на Таманском полуострове.

Противник усиленно готовился к отражению удара совет­ских войск. С января 1943 г. он непрерывно совершенствовал свою оборону, уделяя особое внимание организации системы огня и инженерному оборудованию местности на центральном участке полуострова и в районе Новороссийска. Рельеф мест­ности был весьма сложным и труднодоступным для наступаю­щих. Северная часть Тамани изобиловала болотистыми низмен­ностями, большим количеством лиманов, плавней и протоков. В центре полуострова и в районе Новороссийска тянулась гряда гор, покрытых лесом.

       В начале сентября на полуострове продолжали обороняться крупные силы 17-й немецкой армии в составе 5-го и 44-го армейских, 49-го горнострелкового и 5-го румынского кава­лерийского корпусов. В армии насчитывалось более 400 тыс. человек, 2860 орудий и минометов, свыше 100 танков и штур­мовых орудий, 300 боевых самолетов (См.: История второй мировой войны 1939—1945, т, 7, с. 220). По боевому и численному составу она была одной из наиболее укомплектованных и боеспособных.

Используя сложный характер местности, противник создал сильно укрепленную и глубоко эшелонированную оборону, по­ручившую название Голубая линия. Она простиралась от Азов­ского моря (северо-восточнее Темрюка) до Новороссийска, проходила по труднодоступным участкам местности и состояла из двух оборонительных полос общей глубиной 20—25 км. Каждая полоса включала в себя опорные пункты  узлы сопротивления с развитой сетью траншей, ходов сообщения и заграждений. Передний край главной полосы обороны проходил по рекам Курка, Кубань, Адагум, далее по линии Киевское,  Молдаванское, Неберджаевская, Новороссийск, Федотовка, западнее горы Мысхако.

С учетом местности была хорошо организована система огня,  установлены минные поля и проволочные заграждения.  Главная полоса обороны состояла из 3—4 позиций, ее глубина достигала 5-7 км. В 10-15 км от последней  позиции главной полосы проходила вторая полоса обороны, а в глубине полуострова были подготовлены еще три оборонительные полосы и несколько отсечных позиций. Общая глубина обороны достигала 60 км.

Наиболее сильной была оборона в районе Новороссийска. Здесь перед 18-й армией, наносившей главный удар, действовал 5-й армейский корпус в составе 4-й горно-стрелковой, 73-й пехотной, 1-й и 4-й румынских горнострелковых дивизий, 16-й и 18-й портовых команд по 700 человек каждая, батальона морской пехоты численностью более 500 человек, артиллерийских, инженерных и специальных частей.

Побережье южнее и севернее Анапы прикрывали части 19-й румынской пехотной дивизии 5-го румынского кавалерийского корпуса.

Противник особенно прочно укрепился в самом Новороссийске, на горе Сахарная Голова и на высотах северо-западнее Мысхако. Гора Сахарная Голова, возвышаясь  огромной пирамидой над городом, позволяла просматривать позиции наших войск, подходы к городу вдоль Сухумского шоссе и по Цемесской бухте. Она была крупным узлом сопротивления: в карьерах и штольнях, где до войны добывалось сырье для производства цемента, были оборудованы прочные огневые позиции для артиллерии и минометов. Отсюда вели огонь до 10 орудий, до 30 минометов и около 30 крупнокалиберных и станковых пулеметов.

В самом Новороссийске выгодные в тактическом отношении здания и кварталы были превращены в сильные опорные пункты, особенно в районах электростанции, заводов «Пролетарий» и «Красный двигатель», трамвайного парка, управления порта, элеватора, вокзала, в центральной и южной частях города. На площадях и улицах сооружены доты, возведены баррикады.

Единственный подход к городу – Сухумское шоссе, проложенное между горным хребтом и Цемесской бухтой, - простреливался артиллерией, а узкая горловина от завода «Октябрь» до предместья Мефодиевский протяженностью до 3 км и шириной 500-1000 м была сильно укреплена.

Подходы к Новороссийску со стороны моря прострелива­юсь плотным огнем крупнокалиберных пулеметов и орудий прямой наводки из дотов и дзотов, располагавшихся в порту, да его восточном и западном молах. Все причалы, портовые достройки и сооружения были заминированы. В 15—20 м от берега в воде были установлены деревянные сваи и металли­ческие ежи. Ворота в порт между молами были перекрыты стальным тросом, натянутым под водой. Десятки артиллерий­ских и минометных батарей заблаговременно пристреляли все участки порта и бухты.

Прорыв сильно укрепленной обороны противника в слож­ных условиях горно-лесистой местности и крупного города тре­бовал тщательной подготовки. Военные советы фронта и ар­мии, готовя войска к наступлению, изыскивали наиболее эффективные способы их действий. Активная работа в этом направлении велась командованием, штабом и политотделом 18-й армии. Командующий армией генерал К. Н. Леселидзе неоднократно обсуждал с членом Военного совета генералом С. Е. Колониным, начальником штаба генералом Н. О. Павлов­ским и начальником политотдела полковником Л. И. Брежне­вым возможные варианты овладения Новороссийском. Способы действий войск армии и сил флота обсуждались также воен­ными советами армии и флота.

В результате напряженной работы и тщательных расчетов были разработаны предложения по овладению Новороссий­ском внезапным комбинированным ударом с моря и суши си­лами армии во взаимодействии с флотом. Это был чрезвычай­но смелый, но реальный замысел, основанный на всесторонней и тщательной подготовке операции, сосредоточении в решаю­щий момент и в решающем пункте подавляющих сил, рассчи­танный на то, чтобы захватить врасплох неприятеля, уловить момент, пока его войска разбросаны.

Командующий войсками фронта генерал И. Е. Петров учел предложения военных советов армии и флота. План фронтовой операции по ликвидации противника на Тамани был представ­лен Ставке 26 августа. Замысел операции сводился к тому, чтобы главными силами фронта и флота прорвать Голубую ли­нию в районе Новороссийска, расчленить вражескую группи­ровку, быстрым развитием наступления в глубину разгромить Войска 17-й армии и освободить занятую врагом территорию (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 240, л. 86).

 

В соответствии с этим замыслом на новороссийско-анапском направлении планировалось наступление 18-й армии и сил флота, являвшееся первым этапом, важнейшей и решаю­щей частью фронтовой операции. Задача армии заключалась в том, чтобы охватывающими ударами на Новороссийск с восто­ка, из района завода «Октябрь», с юга, с Малой земли, и одно­временной высадкой морского десанта непосредственно в порт разгромить противника и овладеть городом. В последующем армии надлежало развивать наступление на Верхнебаканский, Анапу. Черноморскому флоту предстояло высадить десант в порт и выполнять задачи в открытом море.



#104 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 13 Декабрь 2015 - 17:03

56-я армия получила задачу прорвать оборону ударом в на-правлении на Гладковскую, Гостагаевскую. 9-я армия готовила прорыв обороны противника, нанося удар на Темрюк. Кроме того, этим армиям были даны указания начиная с 4 сентября наступлением усиленных отрядов (полк—батальон) на широком фронте сковать противника, отвлечь внимание от готовящейся операции 18-й армии, ограничить его маневр частями в сторону Новороссийска. Начало же наступления их основных сил ставилось в зависимость от хода операции 18-й армии.
К началу операции 18-я армия имела в своем составе 20-й стрелковый корпус (176-я стрелковая дивизия, 8-я гвардейская и 81-я морская стрелковые бригады, 132-й отдельный танковый батальон), 89-ю и 318-ю стрелковые дивизии, 83-ю и 255-ю морские и 107-ю стрелковые бригады, 290-й отдельный стрелковый полк войск НКВД, 393-й отдельный батальон морской пехоты, штурмовой отряд 55-й гвардейской стрелковой дивизии, сводную группу танков 6-го гвардейского танкового полка прорыва. Армии были приданы 8 гаубичных и пушечных полков, истребительный противотанковый, горноминометный полки, 6 гвардейских минометных полков, гвардейская тяжелая минометная бригада, артиллерийская бригада большой мощности, а также инженерные и другие части.
Всего в армии насчитывалось 42 500 бойцов, около 600 орудий всех калибров, 660 минометов калибром 82—120 мм, 48 танков (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 545, л. 26). Противник же в полосе армии имел 43 700 человек, около 400 орудий всех калибров, 680 минометов калибром 81 мм и выше, 20 танков (там же). Соотношение сил и средств сторон было в людях и минометах — 1:1, в орудиях — 1,5:1, в танках -— 2,4:1 в пользу советских войск. Незначительным преимущество войск армии было лишь в артиллерии и танках. Такое соотношение сил и средств при сложном оперативном положении войск и особом характере местности предъявляло особые требования к организации и ведению операции.
Новороссийскую операцию планировалось начать ночью высадкой морского десанта непосредственно в порт. Для этого была создана морская десантная группа в составе 255-й морской стрелковой бригады, 393-го батальона морской пехоты, 290-го стрелкового полка и 1339-го полка 318-й стрелковой дивизии общей численностью 6480 человек, имевших на вооружении 41 орудие, 147 минометов, 53 станковых пулемета. Каждый боец имел ручные и противотанковые гранаты и запас продовольствия на трое суток.
Морская десантная группа делилась на три отряда. Первый десантный отряд—255-я морская стрелковая бригада полковника А. С. Потапова—получил задачу захватить участок берега от холодильника до мыса Любви и во взаимодействии с Западной  группой войск овладеть центром Новороссийска. Второй десантный отряд — 393-й батальон морской пехоты капитан-лейтенанта В. А. Ботылева (командир отряда) и 290-й стрелковый полк подполковника И. В. Пискарева — должен был овладеть берегом центральной части порта от Старопассажирской до Лесной пристани, занять район вокзала, выйти на западную окраину предместья Мефодиевский и установить связь с 255-й бригадой. Третий десантный отряд — 1339-й стрелковый полк Подполковника С. Н. Каданчика — получил задачу овладеть участком берега от восточного мола до Старопассажирской пристани и во взаимодействии с Восточной группой войск овладеть заводом «Пролетарий», предместьями Адамовича Бал¬ка и Мефодиевский.
 Командиром высадки был назначен командир Новороссийской военно-морской базы контр-адмирал Г, Н. Холостяков. - Расстояние от места посадки десанта в Геленджикской бухте до Новороссийского порта составляло 20 миль. Для высадки десанта привлекались 81 катер, 31 десантный бот, 28 моторных и гребных барказов (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 283, л. 22). Из этих сил были сформированы три (по количеству десантных отрядов) десантно-высадочных отряда. Первый отряд капитан-лейтенанта П. И. Державина в составе 59 кораблей и судов получил задачу высадить 255-ю бригаду. Второй отряд капитан-лейтенанта Д. А. Глухова в составе 18 кораблей и судов должен был высадить 393-й батальон морской пехоты и 290-й полк. Третьему отряду капитана 3 ранга Н. Ф. Масалкина, состоявшему из 26 кораблей и судов, было приказано высадить 1339-й полк. Высадку планировалось произвести двумя эшелонами: первый — до рассвета, второй — на рассвете (Второй  эшелон составляли 327-й батальон морской пехоты 255-й бригады, 290-й полк, тыловые подразделения).
Кроме того, были созданы отряд обеспечения высадки в составе 37 боевых катеров (в том числе 32 торпедных) во главе с командиром 2-й бригады торпедных катеров капитаном ранга В. Т. Проценко и отряд эвакуации раненых в составе 5 катеров под командованием подполковника медицинской службы Н. В. Квасенко. Отряд обеспечения высадки должен был уничтожить заграждения в воротах порта, расширить про¬ломы в молах путем торпедирования, захватить молы и обеспечить проход в порт катеров с десантниками; уничтожить доты и дзоты в местах высадки первом — третьего десантных отрядов, а также вражеские корабли в случае их попытки прорваться к Цемесской бухте.
Для овладения Новороссийском и развития наступления в глубину в армии были созданы две группы войск: Восточная— на северо-восточной окраине Новороссийска и Западная — на Малой земле.
Восточная группа войск — 318-я стрелковая дивизия (без 1339-го полка), усиленная штурмовым отрядом из 55-й гвардейской стрелковой дивизии, сводной группой танков и артиллерией,— получила задачу прорвать оборону в районе цементного завода «Октябрь», во взаимодействии с третьим десантным отрядом — 1339-м полком овладеть цементным заводом «Пролетарий», предместьем Адамовича Балка и наступать на предместье Мефодиевский. Группу возглавлял командир дивизии полковник В. А. Вруцкий. Ему же подчинялся и третий десантный отряд с момента высадки на берег.
Западная группа войск — 8-я гвардейская и 83-я морская стрелковые бригады и 132-й отдельный танковый батальон — должна была нанести удар с Малой земли, прорвать оборону западнее пригорода Станичка, во взаимодействии с первым десантным отрядом -— 255-й бригадой овладеть центральной частью Новороссийска, а затем вместе с Восточной группой войск полностью очистить от врага город. Возглавлял группу командующий десантной группой войск на Малой земле генерал- майор Н. А. Шварев. Ему же подчинялся и первый десантный отряд с момента высадки на берег.
89-я стрелковая дивизия полковника И. Г. Сафаряна должна была частью сил нанести удар северо-восточнее горы Сахарная Голова, обеспечивая правый фланг армии.
Общее руководство Новороссийской операцией генерал И. Е. Петров взял на себя. Своими заместителями он назначил: по сухопутным войскам — генерала К. Н. Леселидзе, по морской части — вице-адмирала Л. А. Владимирского. Вспомогательный пункт управления фронта был развернут южнее Кабардинки, а пункты управления 18-й армии и Черноморского флота — на девятом километре Сухумского шоссе, откуда хорошо просматривались Цемесская бухта, порт и боевые порядки войск.


#105 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 13 Декабрь 2015 - 20:50

В период с 14 по 30 августа штаб армии под руководством начальника штаба генерала Н. О. Павловского скрытно осу­ществил перегруппировку войск. Из армии убыл 3-й горно­стрелковый корпус. Прибывшая 89-я стрелковая дивизия заняла полосу обороны северо-восточнее 318-й стрелковой диви­зии. Штурмовой отряд 55-й гвардейской стрелковой дивизии сосредоточился в районе завода «Октябрь». На Малую землю перевезены 81-я морская стрелковая бригада и дивизион 81-го гаубичного артиллерийского полка РГК. С Малой земли в Ге­ленджик вывезена 255-я морская стрелковая бригада, а в рай­он Солнцедара — 290-й полк. 1339-й полк 318-й стрелковой ди­визии, сдав свой участок 1337-му полку, также сосредоточился в районе Солнцедара. Была проведена перегруппировка и со­средоточение артиллерийских частей армии.

Большую работу выполнил разведывательный отдел штаба армии. Совместно с моряками, летчиками и партизанами была успешно проведена доразведка вражеской обороны: вскрыта система огня и инженерных заграждений в местах высадки де­сантных отрядов и на участках прорыва, состав и группировка сил противника, расположение его резервов.

Пристальное внимание уделялось сохранению скрытности, маскировке войск и дезинформации. Категорически запреща­лась переписка. Постановка задач и решение возникавших во­просов осуществлялись только личным общением. Противнику внушалась мысль о готовящейся высадке десанта в районе Южной Озерейки, для чего штаб фронта издал ложную дирек­тиву, проводилась разведка этого района. Кроме того, имитиро­валась подготовка к высадке оперативного десанта на побе­режье Крыма, проводились активные действия 56-й и 9-й армий. Все это скрывало истинные планы советского командо­вания. По показаниям пленных, разведка противника не обна­ружила подготовку к Новороссийской операции.

Для обеспечения успеха операции штаб армии уделил осо­бое внимание организации четкого и непрерывного взаимодей­ствия всех сил на суше, на море и в воздухе. План взаимо­действия разрабатывался начальником штаба армии генералом Н. О. Павловским, начальником оперативного отдела полков­ником Н. А. Солнцевым и его заместителем подполковником Н. А. Соловейкиным совместно с командующим артиллерией армии генералом Г. С. Кариофилли, командиром высадки контр-адмиралом Г. Н. Холостяковым и представителями шта­бов 4-й воздушной армии и ВВС Черноморского флота. В нем были определены сроки, последовательность и порядок дейст­вий сухопутных войск, морского десанта, сил флота и авиации. Последующие события показали, что этот план хорошо обеспе­чивал управление войсками в ходе операции.

Штаб армии, командиры и штабы соединений и частей не­прерывно руководили работой подчиненных штабов, а также осуществляли доукомплектование войск, контролировали обес­печение их боеприпасами, горючим и смазочными материала­ми, продовольствием. Командарм, члены Военного совета, на­чальник штаба армии, начальники отделов, офицеры штаба, по­литотдела, родов войск и служб часто выезжали в части и ока­зывали практическую помощь командирам и штабам в реше­нии поставленных задач, участвовали в подготовке и проведе­нии занятий с личным составом.

Задачи и порядок действий артиллерии командующий ар­мией определил с учетом разобщенности войск Цемесской бух­той, горного характера местности и значительной удаленности позиционных районов от Западной группы войск и участков высадки десантных отрядов. Артиллерийскую подготовку пла­нировалось провести в общей сложности продолжительностью 30 минут, в течение которых артиллеристам нужно было обес­печить действия трех десантных отрядов и двух групп войск. Сложные вопросы организации артиллерийского обеспечения наступления были успешно решены командующим и штабом артиллерии армии.

С учетом штатной и приданной артиллерии в армии име­лось 750 орудий и минометов калибром от 76 до 203 мм и 227 установок гвардейских минометных частей. Кроме того, при­влекалось 50 орудий береговой артиллерии. Из общего количе­ства артиллерии только около 200 орудий были калибром 100 мм и выше, а минометов крупного калибра насчитывалось всего 146 (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 304, л. 10). Этого не хватало для решения всех задач при про­рыве сильно укрепленной и глубоко эшелонированной оборо­ны противника.

Для обеспечения подхода и высадки морского десанта бы­ли созданы три артиллерийские подгруппы и подгруппа гвар­дейских минометных частей. Подгруппа № 1 (68 орудий) под командованием командира 69-го гвардейского пушечного артиллерийского полка подполковника И. Д. Петруни обеспечи­вала действия первого десантного отряда. Подгруппа № 2 (50 орудий) под командованием начальника артиллерии Ново­российской военно-морской базы подполковника М. С. Мала­хова обеспечивала действия второго десантного отряда. Под­группа № 3 (105 орудий) под командованием командира 1169-го армейского пушечного артиллерийского полка полков­ника М. А. Тарасова обеспечивала действия третьего десант­ного отряда. От командиров артиллерийских подгрупп для уп­равления огнем артиллерии в десантные отряды были направ­лены офицеры-корректировщики с радиостанциями. Подгруппа гвардейских минометных частей (227 установок) в период под­хода десантных отрядов наносила сильный удар по районам высадки и готовилась к отражению контратак противника в хо­де боя.

Артиллерия 89-й дивизии, Восточной и Западной групп войск использовалась по планам соответствующих командиров и командующих артиллерией.

По окончании обеспечения высадки десантных отрядов ар­тиллерия крупного калибра подгрупп № 1 и № 3 (125 орудий), составляя армейскую артиллерийскую группу дальнего дейст­вия, должна была выполнять задачи по плану командующего артиллерией армии: вести борьбу с артиллерией противника, отражать контратаки, воспрепятствовать подходу резервов. Ос­тальная артиллерия этих подгрупп переключалась на поддерж­ку наступления Восточной группы войск.

Решением командарма за 15 суток до начала операции группа артиллерии (50 орудий калибром 152 и 203 мм) начала разрушать наиболее важные долговременные оборонительные сооружения и выводить из строя артиллерию врага. Было уничтожено 7 артиллерийских и минометных батарей, 20 пуле­метных огневых точек, до 100 солдат и офицеров, разрушено 5 дотов, 82 дзота, 16 блиндажей.

Для обеспечения операции с воздуха привлекались 88 са­молетов из ВВС флота и 60 самолетов из 4-й воздушной ар­мии — 58 истребителей, 36 штурмовиков и 54 бомбардировщи­ка. На авиацию флота возлагалась задача прикрыть с воздуха морской десант и поддержать его действия на берегу. Авиация 4-й воздушной армии должна была наносить бомбовые удары по боевым порядкам войск противника в районе Новороссий­ска, подавлять артиллерию и минометы противника, прикры­вать боевые порядки войск армии, уничтожать подходившие ре­зервы врага в районах Восьмая Щель, Цемдолина, перевал Маркотх. Руководство боевыми действиями всей выделенной авиации возлагалось на командующего ВВС флота генерал- лейтенанта авиации В. В. Ермаченкова.

Готовились к наступлению и танкисты. Главное внимание уделялось обучению танковых экипажей действиям в составе штурмовых групп в уличных боях.

Начальник войск связи армии полковник Н. Т. Хватов ор­ганизовал проводную и радиосвязь, обеспечившую устойчивое управленйе войсками в ходе операции. Надежная связь была налажена со штабом и наблюдательными пунктами Черномор­ского флота и командиром высадки.

Специфические особенности местности потребовали тщатель­ной подготовки инженерного обеспечения действий войск при десантировании, штурме города и наступлении в горных усло­виях. Задачи инженерных войск и их группировка были опре­делены командующим и штабом армии, а решались они коман­дирами соединений и начальником инженерных войск армии полковником Е. М. Шуриным. Саперы настойчиво учились са­ми и учили саперному делу личный состав десантных отрядов и стрелковых частей. Все десантные отряды были обеспечены штурмовыми мостиками, кошками и другим снаряжением для быстрого преодоления береговых заграждений. В ходе подго­товки операции саперы совершили более 70 вылазок и успешно решили, задачу разведки инженерных и минновзрывных за­граждений противника. Было проделано около 140 проходов в минных полях и более 50 в проволочных заграждениях. Для обезвреживания и преодоления заграждений кроме штатных инструментов готовились удлиненные заряды и перекидные щиты. В стрелковых соединениях были созданы отряды раз­граждения. В штурмовые группы непременно включались са­перы.

В материально-техническом обеспечении имелись серьез­ные трудности, но и они были преодолены. Запасы материаль­ных средств под руководством заместителя командующего ар­мией по тылу генерал-майора А. М. Баранова и командиров соединений за короткое время были доведены до 2—3 боевых комплектов боеприпасов, 2—3 заправок горючего и смазочных материалов. В медицинских учреждениях, которыми руково­дил начальник санитарного отдела армии полковник медицин­ской службы Н. Г. Костев, для приема раненых и больных бы­ло подготовлено более 4 тыс. мест при эвакуационной способ­ности до 500 человек в сутки (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 572, л. 16).

В войска направлялось 23 по­литработника, из них 11 — в десантные отряды, 6 — на Малую землю, 4 — в Восточную группу войск и по одному — в артил­лерийские части и 89-ю дивизию. Вместе с ними в части было послано 15 офицеров из резерва политсостава, которые прово­дили партийно-политическую работу под руководством офице­ров политотдела армии, а в ходе боевых действий должны были заменять выбывших из строя политработников.

На 1 сентября в армии насчиты­валось 14 206 коммунистов, объединенных в 331 первичной и 603 ротных партийных организациях, и 8069 комсомольцев в 292 первичных и 492 ротных комсомольских организациях. За время подготовки к Новороссийской операции партийные орга­низации армии приняли в свои ряды около 1500 человек. За счет приема в партию партийные организации стрелковых и артиллерийских полков выросли на 80—100 человек каждая. К началу операции в каждой роте насчитывалось от 7 до 15 коммунистов. В десантных отрядах было около 70 процентов коммунистов и комсомольцев, 60 процентов участников предыдущих десантных операций.

Участие в десантировании требовало от личного состава ко­раблей и десантных отрядов большого боевого мастерства, пре­дельного напряжения духовных и физических сил.  Определенную роль сыграли «Памятка бойцу десанта» и листовки: «Советы бывалых воинов», «Действуй смело, реши­тельно и умело» и другие, изданные массовым тиражом. Они явились ценным пособием для солдат и сержантов в подго­товке к боевым действиям.

Огромную пользу принесли воинам встречи с бывалыми де­сантниками и моряками. Они рассказывали о своем боевом опы­те, о героизме товарищей, объясняли воинам, как вести себя на кораблях, во время высадки на берег и в ходе боя на плац­дарме, давали советы, как добраться до берега вплавь и пре­дохранить от воды оружие, боеприпасы и продукты, показы­вали, какой должна быть экипировка десантника, как следует подгонять снаряжение и обмундирование. Бывалые воины от­вечали на многочисленные вопросы солдат и сержантов. Та­кие встречи проходили оживленно, деловито, с большим подъ­емом. Они сплачивали воинов армии и флота, укрепляли меж­ду ними воинскую дружбу, вселяли уверенность в успехе морского десанта.

Наряду с этим Л. И. Бреж­нев провел организаторскую работу непосредственно в частях 318-й и 89-й стрелковых дивизий, в штурмовом отряде 55-й гвардейской стрелковой дивизии. Так, 6 сентября он обстоятельно побеседовал и вручил партийные документы 49 коммунистам 255-й мор­ской стрелковой бригады. 9 сентября он выдал партийные би­леты и кандидатские карточки 20 бойцам и офицерам 69-го гвардейского пушечного артиллерийского полка. (См.: «Вопросы истории КПСС», 1975, № 9, с. 39.; ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 15, л. 213-219; История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941— 1945, т. 3. М., 1964, с. 350).

Как уже говорилось, немецко-фашистское командование в неблагоприятной оперативно-стратегической обстановке, соз­давшейся в конце августа на советско-германском фронте, вы­нуждено было пересмотреть целесообразность дальнейшего удержания Таманского полуострова. В начале сентября, когда советские войска, наступавшие от Курска, угрожали захватом с ходу рубежа по Днепру, оно приняло решение на отвод 17-й армии с полуострова в Крым. 4 сентября командующему группой армий «А» было приказано к 10 сентября доложить свои соображения и расчет времени на вывод войск и вывоз материальных средств с Тамани. При этом были даны указа­ния о варварском опустошении оставляемой советской земли. Гитлер требовал разрушить все сооружения, жилые здания, до­роги, постройки, плотины; демонтировать или разрушить все железные дороги; привести в негодность все покрытия дорог; уничтожить все сооружения для добычи нефти; разрушить и заминировать Новороссийский порт; установить в широких мас­штабах мины, в том числе замедленного действия; оставить полностью непригодную для использования и жилья пустыню, где на протяжении месяцев будут взрываться мины (См.: История второй мировой войны 1939-1945, т. 7, с. 221).

В первой декаде сентября войска 17-й армии продолжали оставаться на занимаемых рубежах. Их отвод в Крым наме­чался в период с 15 сентября по 1—7 ноября. Частичная же эвакуация некоторых специальных частей и тыловых учреж­дений существенно не повлияла на боеспособность этой армии.

. 9 сентября Военному совету фронта стало известно о по­ступившем в 17-ю армию приказе на оставление полуострова. Переход 18-й армии, а затем и других армий фронта в наступ­ление не позволил войскам противника планомерно выполнить это решение немецко-фашистского командования.



#106 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 13 Декабрь 2015 - 20:57

2. ОСВОБОЖДЕНИЕ НОВОРОССИЙСКА

Начать Новороссийскую операцию было намечено в ночь на 9 сентября. Накануне, в 10 часов утра, генерал И. Е. Петров совместно с Военными советами 18-й армии и Черноморского флота встретился в Геленджике с офицерским составом десант­ных частей, чтобы еще раз убедиться в готовности войск ар­мии, авиации и флота к операции. На совещание прибыли ко­мандиры и политработники до ротного звена и групп десантно- высадочных отрядов. Командиры соединений и частей кратко доложили о готовности к боевым действиям, затем были сде­ланы последние уточнения в боевых задачах.

Все было готово к наступлению, однако к вечеру неожи­данно разыгрался сильный шторм. Начало операции пришлось временно отложить. На следующий день погода улучшилась, море стало спокойнее, и командующий операцией решил на­чать высадку морского десанта в 2 часа 15 минут 10 сентября.

9 сентября с наступлением сумерек в Геленджикской бух­те началась посадка десантников на корабли и суда десантно- высадочных отрядов. Перед посадкой были зачитаны обраще­ние Военного совета фронта, призывавшее к изгнанию против­ника из Новороссийска и с Таманского полуострова, и приказ Верховного Главнокомандующего об освобождении Донбасса. Возникшие по этому поводу митинги явились яркой демонстра­цией советского патриотизма. На них десантники и моряки вы­разили непреклонную решимость любой ценой выполнить бое­вые задачи, достойно завершить битву за Кавказ. На митингах выступили генералы И. Е. Петров, К. Н. Леселидзе, С. Е. Ко­лонии, полковник JI. И. Брежнев, представители Новороссий­ского горкома партии и исполкома горсовета. Они вручили са­мым прославленным воинам знамена, которые предстояло во­друзить на общественных зданиях города и тем возвестить о его освобождении.

Завершив посадку, в 21 час 15 минут в море вышел второй десантно-высадочный отряд, а за ним — первый. Третий отряд задержался с посадкой почти на час. Это вынудило командова­ние замедлить движение ранее вышедших отрядов, а начало высадки перенести на 3 часа ночи. Только хорошо организо­ванное управление и связь дали возможность командиру вы­садки, штабам армии и флота быстро сообщить всем исполни­телям об этом изменении плана. На траверзе мыса Дооб отряды взяли курс на Цемесскую бухту к исходной линии, ко­торая была определена перед входными воротами в Новорос­сийский порт на уровне переднего края нашей обороны на Ма­лой земле.

На переходе морем командиры подразделений десанта объ­явили личному составу места высадки и задачи подразделений, еще раз разъяснили порядок действий в бою при захвате плац­дармов. Политработники, парторги и комсорги уточняли и кон­кретизировали поручения коммунистам и комсомольцам.

По поведению противника не чувствовалось, что он подо­зревает о двияїєнии десанта. Даже вражеская артиллерия, об­стреливавшая перед этим район Кабардинки, прекратила огонь. В ночной тишине лишь изредка раздавались одиночные винтовочные выстрелы или автоматные очереди. Время от вре­мени на Малой земле в небо взлетали ракеты. В районе Юж­ной Озерейки иногда прорезал ночную тьму луч вражеского прожектора. Над Цемесской бухтой и у входа в порт стояла ти­шина и была непроглядная темень.

Согласно плану в 2 часа 30 минут наши бомбардировщики нанесли бомбовый удар в районе Кирилловки, где располага­лись вражеские штабы, узлы связи и склады. В результате бомбардировки возникли крупные очаги пожара, произошел большой силы взрыв.

В 2 часа 44 минуты, когда отряды вышли на исходную ли­нию, по сигналу командующего армией грянул залп гвардей­ских минометов, возвестивший начало артиллерийской подго­товки на участках высадки десантных отрядов. Одновременно авиация нанесла бомбовый удар по береговым укреплениям врага в порту, по его артиллерийским и минометным позициям. Катера группы прорыва под командованием капитана 2 ранга В. Т. Проценко нанесли торпедные удары по восточному и за­падному молам, а катера группы атаки берега во главе с ка­питаном 3 ранга В. И. Довгаем атаковали торпедами побере­жье на участках высадки вне порта. Катера группы прорыва высадили штурмовые группы: 5 человек — на западный мол и 13 — на восточный, а затем подорвали тросовое заграждение в воротах порта. По сигналу «Проход в порт открыт» торпедные катера группы атаки порта капитан-лейтенанта А. Ф. Африканова в 2 часа 56 минут стремительно ворвались в порт и атаковали торпедами вражеские огневые точки на берегу, пир­сах и пристанях.

Удары артиллерии, авиации и торпедных катеров были мощными и неожиданными. Опомнившись, гитлеровцы вскоре открыли сильный, хотя и беспорядочный огонь по внешнему рейду, по узким воротам в порт, по обнаруженным в темноте и дыму катерам.

В 3 часа артиллерия, обработав участки высадки десантных отрядов, перенесла огонь в глубину. За минуту-две до этого под сильным артиллерийским и пулеметным огнем противника корабли и суда второго десантно-высадочного отряда капитан- лейтенанта Д. А. Глухова, имевшие на борту 393-й батальон морской пехоты, и группа плавсредств во главе с капитаном

3   ранга Н. И. Сипягиным первого десантно-высадочного отря­да, имевшая на борту 142-й батальон морской пехоты 255-й бригады, на полном ходу прорвались через ворота в порт. Сле­дом за ними в порт двинулись корабли и суда третьего десант­но-высадочного отряда во главе с капитаном 3 ранга Н. Ф. Масалкиным, на борту которых находились два батальона 1339-го стрелкового полка. Другая группа плавсредств третьего отряда, которую возглавлял старший лейтенант А. А. Трофимов, имея на борту 1-й батальон 1339-го полка, развернулась на внеш­нем рейде вправо и устремилась к берегу, в район электро­станции. Группа кораблей и судов капитан-лейтенанта П. И. Ми­хайлова из первого десантно-высадочного отряда с 14-м ба­тальоном морской пехоты 255-й бригады на борту развернулась влево и пошла к мысу Любви. Группа кораблей и судов этого отряда во главе с капитан-лейтенантом П. И. Державиным, имея на борту 322-й батальон морской пехоты и управление 255-й бригады, к этому времени подходила к исходной линии. Она имела задачу произвести высадку по обстановке: в райо­не мыса Любви или в порту у Каботажной пристани.

Организованно и быстро, в течение 20—30 минут, почти одновременно высадились 1339-й стрелковый полк, 393-й ба­тальон морской пехоты и 142-й батальон морской пехоты 255-й морской стрелковой бригады. Основные же силы этой бригады (14-й и 322-й батальоны, артиллерия, спецподразделения и уп­равление бригады) не смогли высадиться так быстро. Начав высадку на берег в 3 часа 20 минут, они закончили ее лишь в 4 часа 55 минут.

Командующий фронтом генерал И. Е. Петров, командую­щий армией генерал К. Н. Леселидзе, командующий флотом вице-адмирал Л. А. Владимирский, командир высадки контр-­адмирал Г. Н. Холостяков, генералы, адмиралы и офицеры, находившиеся на наблюдательных пунктах, внимательно сле­дили за ходом десантной операции. Неизгладимое впечатление производили артиллерийская подготовка, мощные торпедные удары катеров, смелые действия кораблей и судов при высадке десантных отрядов. Панораму боя десантных отрядов на бере­гу хотя и с трудом, но можно было наблюдать. По сверкав­шим трассам пулеметного огня, вспышкам сигнальных ракет, которыми десантники обозначали места высадки, по взрывам мин и снарядов можно было видеть, как начинался и развивал­ся легендарный штурм Новороссийска с моря.



#107 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 13 Декабрь 2015 - 21:01

Первая схватка с гитлеровцами произошла на побережье — от электростанции до восточного мола, где в 3 часа 10 минут закончили высадку подразделения 1-го батальона 1339-го стрел­кового полка. Спустя 2—3 минуты сильный бой разгорелся на пристанях и пирсах в центральной части порта, где высади­лись подразделения 393-го батальона морской пехоты. Затем пламя боя почти одновременно охватило западную и восточ­ную части порта, где соответственно высадились подразделе­ния 142-го батальона морской пехоты и два батальона 1339-го полка, и перекинулось на берег Цемесской бухты от западно­го мола до мыса Любви и южнее, на участок высаживавшихся основных сил 255-й бригады.

С подходом кораблей и судов к участкам высадки десант­ных отрядов артиллерия Восточной и Западной групп войск в 3 часа начала 15-минутную артиллерийскую подготовку на уча­стках прорыва, а затем части этих групп перешли в атаку.

Так началось сражение за освобождение Новороссийска. Во­ины десантных отрядов и частей групп войск внезапно атако­вали противника в городе почти одновременно с моря и суши. Дерзкий и стремительный ночной штурм Новороссийска с мо­ря оказался для противника неожиданным.

Десантные отряды, проявляя массовый героизм и самоот­верженность, добились первых успехов. Героически сражались воины 1339-го стрелкового полка. Это был лучший полк 318-й дивизии, отличавшийся крепкими боевыми традициями, спло­ченностью и высоким воинским мастерством личного состава. Им командовал прославившийся в боях ветеран дивизии под­полковник С. Н. Каданчик. Подразделения полка высадились на участке, делившемся восточным молом на две части: 1-й ба­тальон — на берег бухты в районе электростанции; основные силы полка — в порту на причалы цементного пирса и Импорт­ной пристани. Всего высадилось 1247 человек с 3 орудиями, 12 минометами, 10 станковыми пулеметами, 11 противотанко­выми ружьями (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 283, л. 204).

Первым высадился 1-й батальон во главе с заместителем командира полка по строевой части майором А. И. Лежениным. Как только наша артиллерия перенесла огонь в глубину, катера и мотоботы группы старшего лейтенанта А. А. Трофи­мова устремились к берегу, ведя огонь из пушек и пулеметов. Из амбразур уцелевших дотов и дзотов навстречу судам по­неслись трассирующие пули и снаряды скорострельных пу­шек. Но было уже поздно. В течение 6 минут высадились 218 человек с пушкой и 4 станковыми пулеметами. Мотобот, на котором следовал командир батальона с группой десантников, был подбит и отбуксирован на базу вместе с людьми.

Достигнув берега, в бой вступила штурмовая группа, кото­рую возглавлял комсорг батальона младший лейтенант И. Н. Алексеев. Солдаты и сержанты гордились тем, что их ведет в бой прославленный ветеран дивизии, имеющий четыре нашивки за ранения, ордена и медали. Бойцы с уважением го­ворили о нем: «С Алексеевым в бою не пропадешь». Высадив­шись на берег, группа Алексеева преодолела проволочное за­граждение и минное поле и выбила из зданий вражеских пу­леметчиков. На подступах к электростанции группу встретили огнем немецкие автоматчики, устроившие засаду в кирпичном сарае. Забросав гитлеровцев гранатами, бойцы ворвались в са­рай и в яростной схватке уничтожили их.

Вслед за штурмовой группой самоотверженно пробивались к электростанции взводы 1-й стрелковой роты старшего лейте­нанта М. Ф. Бережного. Отделение сержанта П. Ф. Крупского натолкнулось на дзот. Вражеский пулемет не давал поднять головы. Пользуясь темнотой, Крупский подобрался к дзоту и метнул гранату в амбразуру. Затем сержант ворвался в дзот, уничтожил из автомата пятерых гитлеровцев и захватил стан­ковый пулемет.

Стрелковому взводу лейтенанта А. А. Амбарцумова фаши­сты преградили путь сильным пулеметным и автоматным ог­нем из подвала каменного дома. Несколько солдат было ранено. Уничтожить пулемет противника взялся парторг роты старши­на М. А. Мкртычев. Взяв себе в помощь одного солдата, он подполз вместе с ним к дому и метнул в окно гранату. Огонь прекратился. Восемь гитлеровцев было убито.

Узнав о тяжелом ранении старшего лейтенанта Бережного, Алексеев принял на себя командование ротой. Командирам стрелковых взводов лейтенантам А. А. Амбарцумову и Г. Н. Вепхвадзе он предложил атаковать гитлеровцев с флан­гов, а сам со своей группой решил ворваться в здание с фрон­та. До электростанции было около пятидесяти метров, которые фашисты простреливали сильным пулеметным и автомат­ным огнем. Через дверной проем вела огонь пушка, а с верхне­го этажа гитлеровцы бросали гранаты. Казалось, что к зданию не подступиться. В этот момент старшина М. А. Мкртычев с возгласом «За Родину, за партию! Коммунисты, вперед!» бро­сился к электростанции. В его руках развевалось полотнище Красного знамени. Вдохновленные отвагой парторга, бойцы ворвались в опорный пункт. В разгар схватки на втором эта­же старшина Мкртычев получил тяжелое ранение. Собрав по­следние силы, он поднялся наверх и водрузил на фронтоне электростанции Красное знамя, когда в ее стенах еще кипел бой. Вскоре в здание ворвались подоспевшие бойцы 3-й роты старшего лейтенанта А. С. Мирошника, и опорный пункт вра­га был ликвидирован. Пятнадцать оставшихся в живых гитле­ровцев сдались в плен.

К рассвету 1-й батальон выбил противника из большинст­ва сооружений между электростанцией и восточным молом. В ночном бою были разгромлены две роты 186-го пехотного полка, захвачены 3 пушки, 9 пулеметов, много автоматов, вин­товок и другие трофеи.



#108 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 13 Декабрь 2015 - 21:14

Левее с кораблей и судов группы капитан-лейтенанта Г. И. Гнатенко высадились основные силы 1339-го полка. Фа­шисты, засевшие на причалах и в портовых постройках, пыта­лись сорвать высадку советских бойцов пулеметным, автомат­ным огнем и гранатами, но это им не удалось. Штурмовые группы стрелковых рот, поддержанные огнем катерных пушек и пулеметов, стремительно высадились и с ходу бросились в атаку. Выбив гитлеровцев с причалов, они обеспечили высадку своих подразделений. Подразделения 2-го батальона капитана П. Н. Леонтьева высадились на участке от восточного мола до цементного пирса. Развивая атаку своих штурмовых групп, они к рассвету ворвались в поселок Турецкий Сад, где соеди­нились с подразделениями 1-го батальона, наступавшими из района электростанции. При этом отличились бойцы взвода лейтенанта Л. Е. Астафьева, уничтожившие два дзота на бере­гу и первыми ворвавшиеся в этот поселок. В уличных боях был разгромлен штаб вражеского батальона, истреблено более 50 гитлеровцев и захвачены 2 пушки. Подразделения 3-го ба­тальона капитана И. И. Таирова, рота автоматчиков капитана М. Н. Кириченко и группа управления полка во главе с майо­ром Д. С. Ковешниковым высадились в районе Импортной пристани. Наступая в глубину обороны, они ворвались на тер­риторию завода «Пролетарий», а затем в предместье Адамовича Балка. В этих боях десантники разгромили штаб артиллерий­ского дивизиона, захватили 4 орудия, несколько пулеметов, ра­диостанций, складов с боеприпасами и продовольствием.

К 6 часам утра бойцы 1339-го полка, разгромив до ба­тальона 186-го пехотного полка и часть сил 16-й портовой команды, овладели всеми портовыми сооружениями от элект­ростанции до Импортной пристани и некоторыми опорными пунктами в корпусах завода «Пролетарий», в предместье Ада­мовича Балка и в поселке Турецкий Сад. Захватив плацдарм, подразделения полка стали закрепляться, чтобы согласовать дальнейшие действия с главными силами своей 318-й дивизии. Однако установить связь с комдивом не удалось, так как ра­диостанции оказались поврежденными. Вскоре после высадки выяснилось, что командир полка С. Н. Каданчик и следовав­шая с ним группа офицеров не высадились на берег. Катер загорелся от прямых попаданий снарядов и затонул. Команди­ра полка и находившихся с ним людей моряки спасли и доста­вили в Кабардинку. Командование полком принял на себя на­чальник штаба полка майор Д. С. Ковешников.

 Высадившиеся вместе с 1339-м полком работники политот­дела армии майор А. А. Мовшович и капитан Д. А. Джабуа с рассветом, когда стало окончательно ясно, что десантирова­ние прошло успешно, прямо в боевых порядках ознакомили воинов полка с обращением Военного совета армии к десант­никам. Военный совет поздравлял десантников с первой победой, призывал их усилить удары по врагу и выражал твердую уверенность в том, что они с че­стью выполнят свой воинский долг в боях за освобождение Но­вороссийска. Командирам и политработникам частей поруча­лось обеспечить награждение орденами и медалями солдат, сержантов и офицеров, отличившихся в боях (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 103, л. 3).

Обращение Военного совета было доведено до каждого бой­ца во всех десантных отрядах. Оно произвело глубокое впечат­ление на десантников, было воспринято как живой голос с Большой земли, как благодарность Родины за их нелегкий рат­ный труд. Десантники заверили Военный совет в том, что они выполнят свою задачу до конца, возвратят важнейший город- порт Родине.



#109 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 13 Декабрь 2015 - 21:20

Утром 10 сентября майор Д. С. Ковешников поставил за­дачи, организовал взаимодействие между подразделениями 1339-го полка, обеспечил эвакуацию раненых в укрытие для оказания медицинской помощи. Несмотря на то что полк не имел связи с Большой землей и понес чувствительные потери в ночном бою за плацдарм, он принял решение не терять за­хваченной инициативы. 1-й батальон получил задачу очистить плацдарм от мелких групп противника и развивать наступле­ние из района электростанции в направлении завода «Ок­тябрь», навстречу главным силам 318-й дивизии. 2-й и 3-й ба­тальоны должны были завершить ликвидацию оставшихся оча­гов сопротивления гитлеровцев на плацдарме и соединиться с левым соседом — 393-м батальоном морской пехоты в север­ной части порта.

1-й батальон атаковал противника. Однако фашисты, зани­мая выгодные позиции в каменных зданиях поселка Турецкий Сад и в железобетонных укреплениях на южных скатах горы Сахарная Голова, буквально поливали десантников огнем. В боевых порядках наступающих рвались сотни мин и снаря­дов. Ценой немалых потерь батальон все же захватил несколь­ко оборонительных сооружений и два опорных пункта, но даль­ше пробиться не хватило сил, и он перешел к обороне. 2-й и 3-й батальоны, наступавшие вдоль берега порта, в ожесточен­ном бою овладели тремя кварталами предместья Адамовича Балка, но соединиться с 393-м батальоном без поддержки ар­тиллерии им не удалось. К тому же в подразделениях оказа­лись на исходе боеприпасы, было много раненых. Майор Ковешников, зная, что все подразделения исчерпали свои воз­можности для наступления, принял решение временно перейти к активной обороне плацдарма до подхода подкреплений.

Противник понимал, какую грозную опасность создавали со­ветские десантники, проникшие в боевые порядки 73-й пехот­ной дивизии. Командир 5-го армейского корпуса приказал ко­мандиру дивизии бросить все имеющиеся в его распоряжении резервы для борьбы с советским десантом в районе завода «Пролетарий». В 9 часов после сильного огневого налета ар­тиллерии 186-й полк этой дивизии силой до батальона пехоты нанес удар из поселка Турецкий Сад в направлении цементно­го пирса с целью рассечь плацдарм на две части. Но замысел врага не удался: гитлеровцы были встречены организованным огнем. На помощь вражескому полку пришли разведыватель­ный эскадрон и саперный батальон 73-й пехотной дивизии с танками и штурмовыми орудиями. На этот раз противник пы­тался отрезать 1339-й полк от моря, овладеть Импортной при­станью и цементным пирсом. Эта попытка также потерпела неудачу. Перегруппировав свои силы, гитлеровцы предприняли еще две отчаянные контратаки. Некоторые городские квар­талы и дома не раз переходили из рук в руки. Но большего противник сделать не смог.

В полдень из резерва 17-й армии прибыл 228-й пехотный полк 101-й легкопехотной дивизии. По мере ввода его в бой положение 1339-го полка ухудшалось. Противнику несколько раз удавалось врываться на позиции его ослабленных подраз­делений. Бои зачастую переходили в рукопашные схватки, ко­торых гитлеровцы, как правило, не выдерживали. Мужествен­но и упорно отстаивали бойцы полка свой плацдарм. Даже ра­неные не покидали поле боя и отбивали натиск врага наравне со всеми. В тяжелых боях при обороне плацдарма особенно стойко дрались подразделения 3-го батальона. В критические моменты боя на самых опасных участках были коммунисты. Одну из контратак возглавил парторг батальона старший лей­тенант М. И. Савва..В рукопашной схватке он уничтожил трех гитлеровцев и пал смертью храбрых. Рядовой взвода разведки В. И. Дзюба уничтожил расчет вражеского пулемета, а затем огнем из него сразил 15 гитлеровцев. В неравной борьбе де­сантники отбили девять сильных контратак противника. Под­разделения 1339-го полка понесли большие потери, но плац­дарм отстояли.

За отличные боевые действия в период штурма Новорос­сийска полк заслужил благодарность Военного совета армии и командующего фронтом. В докладе о партийно-политической работе в период подготовки и штурма Новороссийска, состав­ленном политотделом армии под руководством K. И. Брежне­ва, особо подчеркнут массовый героизм солдат и офицеров пол­ка, дана высокая оценка его боевой деятельности: «...исключи­тельно смело действовал личный состав 1339-го стрелкового полка... Бойцы и командиры... дрались одинаково храбро. Здесь каждый человек был герой. Трудно сказать, кто больше отличился.  Пять дней вел полк уличные бои. Дом за домом отби­вали наши люди у противника, с каждым днем расширяя за­воеванный плацдарм» (Подвиг Новороссийска. Краснодар, 1974, с. 215).



#110 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 13 Декабрь 2015 - 21:35

В центральной части порта успешно высадился 393-й ба­тальон морской пехоты капитан-лейтенанта В. А. Ботылева. Батальон был сформирован на базе прославившегося в боях на Малой земле легендарного отряда Ц. Л. Куникова. В него вошли около 300 человек куниковцев и две роты морской пе­хоты по 250 человек каждая, состоявшие из участников герои­ческой обороны Одессы и Севастополя и десантников, высажи­вавшихся ранее на Керченский полуостров.

Корабли и суда отряда капитан-лейтенанта Д. А. Глухова, прорвавшись в порт, под сильным огнем противника высадили на участке от Лесной до Старопассажирской пристани штур­мовые группы батальона. Смелыми ударами, переходившими в рукопашные схватки, они сломили отчаянное сопротивление нескольких подразделений 16-й и 18-й портовых команд про­тивника. Вслед за ними высадились основные силы батальона. В течение 20—30 минут высадилось 790 человек с 10 миноме­тами, 19 станковыми пулеметами, 40 противотанковыми ружь­ями (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 283, л. 194, 196). Развивая успех штурмовых групп, подразделения батальона стремительным броском захватили набережную. Ре­шительными и энергичными действиями им удалось вклинить­ся в оборону противника на стыке 73-й пехотной и 4-й горно­стрелковой дивизий.

В этом ночном бою отличились воины роты автоматчиков во главе с капитан-лейтенантом А. В. Райкуновым и агитато­ром политотдела армии капитаном Г. П. Юркиным. Высадив­шись на Лесной пристани, 4-м и 5-м пирсах, рота с боем на­ступала по левому берегу реки Цемес и полотну железной дороги к вокзалу. Десантники смело сближались в темноте с гит­леровцами и внезапными ударами уничтожали их огневые точ­ки и засады. Во время ночного штурма вокзала пулеметчики с флангов открыли сильный огонь, а автоматчики, забросав ок­на, двери и амбразуры здания гранатами, вели по ним огонь из автоматов. Огнем и гранатами, ножами и прикладами мор­ские пехотинцы в течение десяти минут полностью уничто­жили вражеский гарнизон, и старшина 2-й статьи коммунист В. Сморжевский установил на здании вокзала советский Воен­но-морской флаг. К рассвету рота автоматчиков овладела то­варной станцией, нефтехранилищем и тремя башнями элева­тора. Отважные воины с момента высадки на берег уничтожи­ли более сотни гитлеровцев и захватили 4 орудия.

Так же решительно и самоотверженно сражались и другие подразделения батальона. Вырвавшись на набережную, они за­хватили опорные пункты противника в зданиях, где до окку­пации города располагались клуб моряков и штаб военно-морской базы, и к рассвету овладели несколькими кварталами, прилегавшими к порту. В ночных схватках и в штурме опор­ных пунктов морские пехотинцы показали себя героями, в со­вершенстве владеющими мастерством уличных боев. Образ­цом воинской доблести и боевой выучки являлись коммунисты и комсомольцы.

Штурмовая группа старшины 1-й статьи коммуниста С. С. Колота высаживалась на 1-й пирс. Внезапно десантни­кам преградил путь огонь вражеского пулемета. Не раздумы­вая, Колот бросил в пулеметчиков гранату. Один фашист был убит, а двух других, пытавшихся спастись бегством, он сразил очередью из их же пулемета. Затем он открыл огонь по немец­ким автоматчикам, засевшим около пирса. Подоспевшие това­рищи завершили разгром оборонявшихся здесь фашистов.

Среди десантников находился прославленный снайпер Ф. Я. Рубахо — участник героической обороны Одессы, боев под Ростовом, на Малой земле, имевший на счету 276 уничто­женных гитлеровцев. Накануне он был принят в партию. В сво­ем заявлении он написал: «Для меня нет ничего выше, как быть в бою коммунистом. Я отдам все силы, а если понадо­бится, и жизнь за нашу Родину». На причале и на набережной Рубахо уничтожил два пулеметных расчета. Во время штурма клуба моряков он заставил замолчать огневую точку, а внутри здания сразил трех гитлеровцев. Получив ранение, отважный воин остался в строю. Когда морские пехотинцы овладели клу­бом моряков, по ним начал бить пулемет из соседнего зда­ния, а еще дальше наблюдатели засекли шестиствольный миномет. Командир батальона приказал снайперу пробраться в тыл фашистским пулеметчикам и минометчикам и уничтожить их. Рубахо отправился на задание. Вскоре и пулемет и мино­мет замолкли, но снайпер долго не возвращался. Все решили, что он погиб. Только через два часа он появился и доложил о результатах дерзкой вылазки. Рубахо был ранен второй раз, но и тогда он отказался эвакуироваться.

На рассвете командир батальона доложил командиру вы­садки и в штаб армии о том, что плацдарм захвачен, но не­сколько опорных пунктов противника на берегу еще не унич­тожены. Сил для развития успеха не хватало, да и потери бы­ли значительными. Поэтому он принял решение до высадки 290-го стрелкового полка основные усилия направить на овла­дение оставшимися опорными пунктами врага. Между тем со­противление противника возросло. С каждым часом его дейст­вия принимали все более упорный и организованный характер. Вражеская артиллерия стала интенсивно обстреливать боевые порядки подразделений батальона. Десантники захватили не­сколько зданий и улучшили свои позиции, но очистить от вра­га весь участок высадки им не удалось. На помощь гитлеров­цам успели подойти подкрепления, и по всему фронту баталь­она разгорелся жаркий бой.

Противник понимал серьезность создавшейся обстановки. Стык между дивизиями, проходивший по долине реки Цемес, куда устремился батальон, являлся уязвимым местом в его обороне. Эта долина тянулась на северо-запад к Верхнебаканскому. Дальнейшее продвижение десантников по ней рассекало новороссийскую группировку войск на две части, нарушало всю систему обороны города. Стремясь ликвидировать опасное вклинение десантников в глубину обороны, командир 5-го ар­мейского корпуса бросил на этот участок собранные в районах Абрау-Дюрсо и Глебовки подразделения. Сосредоточив до ба­тальона пехоты и 12 танков, противник в 10 часов нанес первый удар в районе вокзала по роте автоматчиков капитан-лей­тенанта А. В. Райкунова. Ожесточенный натиск врага совет­ские бойцы отразили автоматно-пулеметным огнем и грана­тами. Отбить сильную контратаку десантникам помогли по вызову Райкунова, переданному по радио, гвардейцы отдельно­го артиллерийского дивизиона береговой артиллерии гвардии майора М. В. Матушенко. Огневой налет артиллеристов на­крыл цель. Оставив на поле боя два подбитых танка и десятки трупов, фашисты отошли на исходные позиции.

В течение дня гитлеровцы еще 12 раз бросались в контр­атаки против роты Райкунова. Советские бойцы стойко отби­вались, нанося потери врагу, однако редели и ряды автомат­чиков. Особенно трудно стало десантникам, когда на исходе оказались гранаты и вышла из строя радиостанция. Связь с командиром батальона и артиллеристами прекратилась. С этого момента они отбивали вражеские контратаки только своими силами. К концу дня ценой больших потерь противнику уда­лось прорваться к берегу в районе пристаней Элеваторная и Лесная. Рота автоматчиков оказалась отрезанной от батальона. Многие бойцы были ранены. Почти не осталось воды, продук­тов, боеприпасов. Но никто не падал духом. Заняв круговую оборону в зданиях вокзала и элеватора, они стойко отражали удары противника и при малейшей возможности сами наноси­ли удары по врагу. Примером мужества, смелости и стойкости в этих боях был командир роты А. В. Райкунов. Гранатами и огнем из автомата он лично уничтожил до 20 гитлеровцев.

Другие подразделения батальона, оборонявшиеся в районе клуба моряков и штаба военно-морской базы, в течение дня отразили 12 контратак противника, поддержанных сильным огнем артиллерии, 8—12 танками и авиацией группами по 15— 20 самолетов. В этом им помогли артиллеристы береговой обо­роны, с которыми командир батальона держал непрерывную связь по радио. Во время одной из контратак к зданию, в ко­тором оборонялась группа бойцов во главе со старшиной Н. Ки­рилловым, прорвались пять вражеских танков со взводом автоматчиков. Один танк проник во двор, обстреливая десантни­ков с тыла. Старшина Кириллов бросился к окну, выходивше­му во двор, и противотанковой гранатой подбил фашистскую машину. Второй танк подбил командир отделения бронебойщи­ков старшина 1-й статьи коммунист И. Шавлиашвили. Осталь­ные танки и автоматчики поспешно скрылись за домами сосед­ней улицы.

Разъяренный враг усилил огонь артиллерии. Прямые попа­дания снарядов в здание клуба следовали одно за другим. Не было сомнений, что где-то поблизости появились немецкие кор­ректировщики. Вскоре снайпер Ф. Я. Рубахо обнаружил их на крыше соседнего здания и сразил двумя выстрелами. Эф­фективность артиллерийского огня противника сразу же сни­зилась. За пять дней боев в Новороссийске Ф. Я. Рубахо унич­тожил 47 гитлеровцев. На его счету было 323 фашиста. После третьего ранения он был эвакуирован в госпиталь, где скон­чался от ран (Приказом Военно-морского министра в 1950 г. Герой Советского Союза Ф. Я. Рубахо навечно зачислен в списки личного состава одной из частей морской пехоты).

Мужественными руководителями и организаторами боя мор­ских пехотинцев были командир батальона капитан-лейтенант В. А. Ботылев, его заместитель по политчасти капитан Н. В. Старшинов и инспектор политотдела армии майор Д. И. Матюшенко. При высадке и в боях за плацдарм они шли в атаку первыми, а при отражении вражеских контратак с оружием в руках находились на самых опасных и решающих участках обороны.

Военный совет армии передал морским пехотинцам по ра­дио благодарность за успешную высадку в тыл противника и выразил уверенность, что они с честью до конца выполнят свою задачу в последующих боях за освобождение Новороссийска. Содержание этой радиограммы было немедленно передано в подразделения батальона. Благодарность Военного совета ар­мии вызвала среди бойцов новую волну боевого порыва. В от­вет командование батальона от имени личного состава радиро­вало: «Для Леселидзе. Весьма срочно. Чувствуем себя хорошо. Держимся крепко. Пытаемся наладить связь с ротой Райкунова, обороняющейся на вокзале. Пока будет стоять хоть одна стена и хоть один человек будет живой, клуб моряков и дом штаба базы будут новороссийскими. Благодарим за внимание и поддержку» (ЦАМО, ф. 224, оп. 432, д. 9, л. 37).

К концу первого дня операции все подразделения 393-го батальона морской пехоты, отразив яростные контратаки пре­восходящих сил противника, отстояли свои позиции, захвачен­ные в ночном бою. Высадке 290-го стрелкового полка, который должен был действовать вместе с этим батальоном, помешал наступивший рассвет. Она была перенесена на следующую ночь.



#111 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 13 Декабрь 2015 - 21:51

Левее 393-го батальона и одновременно с ним на участке от холодильника до Каботажной пристани высадилась часть сил 142-го батальона морской пехоты 255-й морской стрелко­вой бригады в количестве 304 человек с орудием, 4 миноме­тами, 5 пулеметами (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 283, л. 184).

Моряки капитана 3 ранга Н. И. Сипягина проявили исключительное мужество и воинское мастерство. Под сильным артиллерийским и пулеметным огнем противни­ка они в течение 30 минут высадили основной состав батальо­на, при этом катер Сипягина пулеметно-пушечным огнем по­давил и уничтожил несколько огневых точек. Однако около 250 человек этого батальона, в том числе командира майора С. Т. Григорьева и его штаб, высадить не удалось. Два катера, несколько барказов и мотоботов были подбиты, потеряли ход и вынуждены были возвратиться на базу на буксире с десант­никами на борту. Закончив высадку, катер Сипягина успел совершить рейс в Кабардинку, где принял на борт 60 десант­ников, и на рассвете, преодолев стену заградительного огня, высадил их на Каботажной пристани. Прикрывая катер ды­мовой завесой, Сипягин мастерски вывел его из порта и благо­получно возвратился на базу.

Сразу же после высадки морские пехотинцы стремительным ударом разгромили подразделения 18-й портовой команды, оборонявшиеся на участке от холодильника до западного мола, овладели Каботажной пристанью, набережной и штурмом взя­ли здание холодильника, превращенное в опорный пункт. Окрыленные первым успехом, они предприняли попытку с ходу пробиться к центру города и соединиться с основными силами бригады, которые должны были наступать из района мыса Любви, но эта попытка не увенчалась успехом. Многие огне­вые точки врага не были уничтожены артиллерией, и гитле­ровцы встретили бойцов сильным огнем. Завязались ожесто­ченные уличные бои. Десантникам, не имевшим своей артилле­рии и артиллерийской поддержки и связи, пришлось затрачивать много времени, сил и боеприпасов на борьбу за каждый дом. Они несли большие потери и поэтому, захватив несколько кварталов, вынуждены были перейти к обороне.

При штурме здания холодильника проявили отвагу развед­чики, возглавляемые сержантами Е. С. Карацупой и С. Е. Баглаевым. Они первыми ворвались в опорный пункт и активно участвовали в разгроме его гарнизона. В рукопашном бою в здании холодильника, а затем при отражении вражеских контр­атак Ефим Карацупа уничтожил 8 гитлеровцев, Степан Баглаев — 9 солдат и двух захватил в плен.

Командир роты противотанковых ружей старший лейтенант П. Ф. Горюнов с группой бойцов решительным ударом выбил гитлеровцев с Каботажной пристани. Преследуя врага, воины прорвались на набережную и овладели несколькими домами. Фашисты при поддержке танков и штурмовых орудий неодно­кратно атаковали позицию десантников, но все их попытки захватить пристань были тщетными. Советские воины стояли насмерть. Они удерживали Каботажную пристань пять суток, в течение которых подбили и сожгли пять танков и уничтожи­ли около сотни солдат и офицеров противника. Сбросить их в море врагу так и не удалось.

Особенно тяжелая обстановка сложилась при высадке ос­новных сил этой бригады — 14-го и 322-го батальонов морской пехоты — на берег бухты от западного мола до мыса Любви. Высадка началась несколько позже других десантных отрядов и производилась последовательно двумя группами. Застать про­тивника врасплох здесь не удалось. Подразделения 4-й гор­нострелковой дивизии встретили десантников сильным органи­зованным огнем.

Первыми высаживались подразделения 14-го батальона мор­ской пехоты майора С. С. Грязнова. Преодолевая шквальный огонь, мотоботы и барказы группы капитан-лейтенанта П. И. Михайлова прорвались к берегу и высадили штурмовые группы. Из-за малой глубины катера и тральщики не могли подойти близко к берегу. Экипажи этих кораблей должны были перегрузить основные силы батальона на возвращавшиеся мо­тоботы и барказы, имевшие небольшую осадку. Однако многие из этих плавсредств были подбиты при высадке подразделений первого броска. Командирам катеров и тральщиков пришлось высаживать людей в воду или маневрировать вдоль берега в поисках удобных мест для высадки. Это привело к снижению темпов и расширению участка десантирования. Несколько ко­раблей, экипажи которых в результате сильного огня против­ника потеряли ориентировку, высадили две батареи истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона, взвод противотанковых ружей, взвод связи и взвод морской пехоты не на намеченном участке, а южнее мыса Любви. На всем уча­стке высадки герои-десантники под огнем противника добира­лись к берегу по воде, местами вплавь. Часть вооружения и большое количество боеприпасов пошли на дно. По мере высад­ки подразделения 14-го батальона вступали в бой, стремясь от­бросить противника подальше от берега. Однако сломить со­противление врага на всем участке высадки не удалось. Ряд опорных пунктов на побережье остался у фашистов.

Командир бригады полковник А. С. Потапов, находившийся вместе с командиром отряда капитан-лейтенантом П. И. Дер­жавиным на курсировавшем по рейду катере, не имел донесе­ний от командиров 142-го и 14-го батальонов о результатах боя на плацдармах, так как в батальонах вышли из строя ра­диостанции. Потапов и Державин несколько раз прошли вбли­зи берега, но в темноте под огнем противника трудно было разобраться в обстановке. Однако ждать больше было нель­зя — приближался рассвет, и командир бригады решил выса­дить 322-й батальон морской пехоты майора Г. С. Бундюка, штаб и политотдел бригады на участке от западного мола до мыса Любви.

На этот раз высадка проходила в крайне неблагоприятных условиях. Противник с наступлением рассвета сосредоточил по катерам и мотоботам сильный артиллерийский и минометный огонь. Самоотверженными действиями, ценой больших потерь в личном составе и плавсредствах морякам все же удалось вы­садить десантников.

Без учета личного состава и вооружения 142-го батальона, высаженного в порту, первый эшелон 255-й бригады после вы­садки насчитывал 1756 человек, 7 орудий, 18 минометов, 4 крупнокалиберных пулемета, 24 станковых пулемета, 20 про­тивотанковых ружей (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 283, л. 185-187).

Полковник А. С. Потапов и начальник штаба бригады под­полковник А. А. Хлябич пытались установить связь со штабом армии, но все их попытки не увенчались успехом. Сил же для выполнения поставленной задачи было недостаточно — подраз­деления оказались раздроблены на мелкие группы и разброса­ны на широком фронте. Из-за отсутствия связи не было воз­можности влиять на ход боевых действий огнем артиллерии армии. Тем не менее командир бригады решил наступать ос­новными силами 14-го и 322-го батальонов в глубь города, ча­стью сил очистить от противника побережье от западного мола до мыса Любви, а затем соединиться со 142-м батальоном и подразделениями, высаженными южнее этого мыса.

 Получив задачи, подразделения, возглавляемые подполков­ником А. А. Хлябичем, заместителем командира бригады подполковником И. В. Кашириным, начальником политотдела бригады подполковником Д. Е. Званцевым, работниками полит­отдела армии майорами А. Д. Цедриком, В. К. Лысенко, ка­питанами Г. Ф. Константиновым, И. Е. Пузиком и другими, атаковали противника. Морские пехотинцы на правом фланге овладели несколькими кварталами и вышли к улице Лагерная. Подразделения, наступавшие в центре боевого порядка, овла­дели опорным пунктом в парке имени Демьяна Бедного и ста­дионом, а подразделения на левом фланге продвинулись впе­ред до улицы Энгельса. Некоторые группы прорвались в глу­бину обороны на 1000—1200 м. Так, группа десантников во главе с подполковником И. В. Кашириным захватила важный опорный пункт на перекрестке улиц Энгельса и Лагерной в здании, названном бойцами «домом с орлом». Другая группа во главе с заместителем командира 14-го батальона по полит­части майором П. П. Ромашковым и капитаном Г. Ф. Констан­тиновым штурмом взяла опорный пункт в районе тюрьмы.

Захватив несколько городских кварталов, морские пехотин­цы значительно расширили плацдарм, нарушили целостность обороны противника в центральной части города. Однако сое­диниться со 142-м батальоном и с подразделениями, высажен­ными южнее мыса Любви, им не удалось. К тому же ряд опор­ных пунктов береговой обороны продолжал оставаться в руках врага. Командир бригады, находясь в районе завода, решил закрепиться на достигнутых рубежах и направить главные уси­лия на захват опорных пунктов противника на берегу, так как сил для дальнейшего развития наступления в глубину оборо­ны явно не хватало. Десантники до середины дня штурмовали опорные пункты, но взять их не смогли — противнику удалось организовать поддержку этих пунктов мощным огнем артилле­рии и минометов.



#112 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 13 Декабрь 2015 - 21:53

Тем временем немецкое командование спешно перебросило на участок высадки танки, штурмовые орудия и пехоту. Для борьбы с десантниками 255-й бригады была создана боевая группа под командованием командира 4-й горнострелковой ди­визии генерала Брауна. Против основного ядра бригады враг бросил два батальона пехоты, 20 танков и батарею штурмо­вых орудий. С 16 до 22 часов гитлеровцы предприняли семь контратак при поддержке танков, артиллерии и авиации. Пер­вые две контратаки десантники успешно отбили гранатами и огнем стрелкового оружия, подбив при этом три танка, одно штурмовое орудие и уничтожив до роты солдат и офицеров. Подготавливая третью контратаку, противник совершил мощ­ный огневой налет артиллерией и нанес бомбовый удар авиа­цией по боевым порядкам подразделений и командному пунк­ту бригады. Во время этой контратаки вражеские огнеметные танки внезапно применили зажигательную смесь, в результате чего многие бойцы получили сильные ожоги и выбыли из строя. В нескольких зданиях возникли пожары, затруднившие борь­бу с врагом. Ценой больших потерь вражеским танкам и пе­хоте удалось прорваться через боевые порядки подразделений и окружить командный пункт бригады. В этом бою было под­бито 2 танка и уничтожено более 50 гитлеровцев. Во время боя управление подразделениями нарушилось. Сил для того, чтобы уничтожить или отбросить прорвавшиеся танки и пехо­ту, было недостаточно. В этой обстановке полковник Потапов решил вывести из окружения находившихся с ним десантни­ков в одно из крупных зданий в районе мыса Любви.

 Схватка на командном пункте бригады и прорыв кольца окружения дорого обошлись десантникам. Пали смертью храб­рых многие бойцы и командиры, среди которых был началь­ник штаба бригады подполковник А. А. Хлябич и инспектор политотдела армии майор А. Д. Цедрик.

Следующая контратака противника при поддержке танков и штурмовых орудий была столь же мощной и ожесточенной. Гитлеровцы снова применили зажигательную смесь. Вновь мно­гие бойцы получили сильные ожоги и ранения, был взорван склад с боеприпасами. Под натиском врага десантники отошли на новый рубеж. В 20 часов противник предпринял наступле­ние из районов западнее мыса Любви и парка имени Демьяна Бедного, стремясь окончательно сломить сопротивление и сбросить основные силы десантного отряда в море. Десантники отразили этот натиск, израсходовав почти все боеприпасы. На каждого бойца оставалось лишь по 10—20 патронов и по одной гранате.

Противник еще дважды переходил в контратаку. Тан­ки и пехота вклинились в оборону отряда, вторично окружили командный пункт бригады. Гитлеровцы прямой наводкой из танковых пушек расстреливали боевые порядки подразделений и командный пункт полковника Потапова, в третий раз приме­нили зажигательную смесь, в результате чего половина нахо­дившихся здесь десантников вышла из строя. Кольцо окруже­ния быстро сжималось.

О дальнейших событиях в районе командного пункта ко­мандир бригады писал в донесении: «Нам отбиваться было не­чем. Я решил остатки личного состава вывести из окружения и, пробиваясь по береговой черте от мыса Любви, выйти на Малую землю, так как дальнейшее сопротивление было невоз­можным. В 23.30 10.9 1943 г. я с группой 60 раненых матро­сов и офицеров прорвался из окружения и вышел на Малую землю в расположение 83-й бригады...»

Оставшиеся в прибрежной части города морские пехотинцы продолжали действовать небольшими разрозненными группа­ми. Закрепившись в захваченных опорных пунктах, они отби­вали яростные атаки врага в «доме с орлом», в районе тюрь­мы, на улицах лейтенанта Шмидта и Энгельса, в парке имени Демьяна Бедного, на берегу южнее мыса Любви. На следующие сутки, исчерпав все возможности, некоторые группы десантни­ков во главе с командирами подразделений и политработника­ми пробились на Малую землю. Лишь отдельные группы, воз­главляемые заместителем командира 322-го батальона по по­литчасти майором В. Г. Третьяковым, работником политотдела бригады лейтенантом Д. К. Гейдебурой, командиром роты про­тивотанковых ружей старшим лейтенантом П. Ф. Горюновым и другими, удерживали свои рубежи в течение нескольких суток до подхода частей, наступавших по суше. Воинам 255-й брига­ды не удалось в полной мере выполнить поставленную задачу, однако своими самоотверженными действиями они нанесли 4-й горнострелковой дивизии большие потери в людях и технике, сковали боем ее части, чем облегчили положение 393-го ба­тальона морской пехоты.

В целом высадка морского десанта в Новороссийск прошла успешно. Решительные и смелые действия десантных отрядов оказали существенное влияние на ход Новороссийской опера­ции.



#113 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 14 Декабрь 2015 - 20:37

Наступление же с суши в первый день операции успеха не имело. Восточная группа войск силами 1331-го полка под­полковника Л. Д. Ширяева, усиленного 7-й ротой 1337-го пол­ка и штурмовым отрядом подполковника А. А. Воронкова из 55-й гвардейской стрелковой дивизии атаковала противника в районе завода «Октябрь» и на некоторых участках вклинилась в оборону на 500—700 м. В этом бою отличились воины 1-го ба­тальона капитана А. К. Клинковского. Они первыми в полку ворвались во вражеские траншеи и захватили 11 дзотов. На одном из них коммунист командир взвода лейтенант Д. В. Безручко водрузил Красное знамя. Рота 1337-го полка старшего лейтенанта В. М. Харитонова овладела шестью дзотами. Здесь тоже взвилось Красное знамя, установленное лейтенантом М. Н. Куважуковым. 2-й батальон 164-го гвардейского стрел­кового полка во главе с гвардии капитаном П. С. Жуковым, действовавший в составе штурмового отряда, занял первую траншею и уничтожил 8 огневых точек врага. Несколько часов эти подразделения отважно сражались в траншеях противни­ка. Однако продвинуться дальше и соединиться с 1339-м пол­ком на плацдарме они не смогли. Гитлеровцы буквально засы­пали их минами и снарядами, непрерывно контратаковали. В середине дня по приказу командования они отошли на ис­ходные позиции. .Самоотверженно атаковали противни­ка воины Западной группы войск на участке от Станички до кладбища на юго-западной окраине Новороссийска. Они овла­дели одним городским кварталом в районе Станички, но под воздействием сильного огня и контратак врага по приказу командования в середине дня также отошли на исходные позиции. 89-я дивизия, наносившая вспомогательный удар се­веро-восточнее горы Сахарная Голова, в течение дня вела напряженный огневой бой. Причина неудачного наступления на суше заключалась в том, что вражеская оборона была недоста­точно подавлена артиллерией и авиацией.

10 сентября командующие фронтом и армией, проанализи­ровав результаты первого дня операции и сложившуюся обста­новку, решили развить обозначившийся успех десантных отря­дов: в ночь па 11 сентября на плацдарм, захваченный баталь­оном Ботылева, высадить второй эшелон отряда — 290-й полк, а на плацдарм 1339-го полка — 1337-й полк 318-й дивизии и отряд морской пехоты в составе 500 человек под командова­нием майора С. Т. Григорьева. Для управления всеми частями на этот плацдарм направлялась оперативная группа во главе с командиром 318-й дивизии полковником В. А. Вруцким, на­чальником штаба полковником П. Ф. Бушиным и начальником политотдела подполковником А. М. Тихоступом. Командование остальными частями Восточной группы войск возлагалось на командующего артиллерией дивизии подполковника В. Д. Зарембу. Для усиления этой группы 55-я гвардейская стрелковая дивизия, находившаяся в резерве фронта, должна была к утру 12 сентября сосредоточиться в районе Кабардинки.

Командир Восточной группы войск получил задачу выве­сти в тыл 1337-й полк для подготовки к десантированию, передав занимаемый им участок 89-й дивизии; силами 1331-го Полка, усиленного сводной группой танков в составе семи KB, двух Т-34, двух самоходно-артиллерийских установок САУ-122 и штурмовым отрядом из 55-й гвардейской стрелко­вой дивизии, ночной атакой прорвать оборону противника за­паднее завода «Октябрь» и соединиться с 1339-м полком. Командирам 89-й дивизии и Западной группы войск, усилен­ной двумя полками соседней 176-й стрелковой дивизии гене­рал-майора С. М. Бушева, ставилась задача ночными атаками взломать вражескую оборону на прежних участках прорыва и выполнить свои задачи.

Началась энергичная и всесторонняя подготовка к выпол­нению задач второго дня операции. Особое внимание было уделено 1337-му полку подполковника Г. Д. Булбуляна, лич­ный состав которого до этого не десантировался. В течение нескольких часов надо было скрытно снять его с боевых пози­ций, находившихся на правом фланге 318-й дивизии, спешно передислоцировать к месту посадки на плавсредства в район Дачи и мыса Шесхарис. (восьмой километр Сухумского шоссе) и подготовить к выполнению весьма сложной боевой задачи: погрузиться на корабли, высадиться па плацдарме 1339-го пол­ка и совместно с ним разгромить противника в районах завода «Пролетарий» и предместья Адамовича Балка.

Для организации и проведения этих мероприятий в полк выехали офицеры опера­тивного отдела майор И. П. Лещинский и капитан В. Я. Мень­шов, начальник отделения агитации и пропаганды — замести­тель начальника политотдела майор С. С. Пахомов, инспектор политотдела капитан М. И. Коробов, лектор майор И. П. Щер­бак, заместитель начальника штаба по политчасти полковник М. С. Драчев, секретарь партийного бюро штаба И. Г. Филонов и другие. Офицеры штаба и политотдела армии, командиры и политработники полка провели с бойцами беседы, в которых разъяснили им обстановку, задачу полка, «Памятку бойцу де­санта», помогли организовать посадку на плавсредства. Как показал опыт десантирования в предыдущую ночь, немалая часть боеприпасов, находившихся в ящиках, затонула при вы­садке личного состава с катеров в воду. Поэтому боеприпасы для стрелкового оружия были уло­жены в солдатские вещевые мешки из расчета не менее 250— 300 винтовочных или 400—500 автоматных патронов и 3—4 гранаты на каждого бойца.



#114 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 14 Декабрь 2015 - 20:43

Чтобы отвлечь внимание и силы противника от наших плац­дармов в порту и обеспечить высадку на них дополнительных сил, на этот раз боевые действия начались сначала на суше. В 2 часа11 сентября после короткой, но сильной артиллерий­ской подготовки Восточная группа войск, 89-я стрелковая ди­визия и Западная группа войск атаковали противника на преж­них участках прорыва. На этот раз подразделения 89-й диви­зии вклинились в оборону 1-й румынской горнострелковой дивизии, захватили и блокировали 15 дзотов в районе горы Сахарная Голова и до конца дня сковывали боем ее части. Во­сточная группа войск прорвала оборону противника вдоль берега и соединилась с 1339-м полком в районе электростан­ции.

Гвардейскую славу приумножили в этом бою воины штур­мового отряда 55-й гвардейской стрелковой дивизии. 2-й ба­тальон 164-го полка гвардии капитана П. С. Жукова овладел траншеями на переднем крае обороны врага в узкой прибреж­ной полосе, уничтожил несколько дзотов и устремился к эле­ктростанции. Особенно отличилась 5-я рота коммуниста гвар­дии лейтенанта С. М. Самофалова, действовавшая на левом фланге вдоль берега. Воспользовавшись темнотой, два взвода бойцов гвардии старшины К. В. Чугунова и гвардии старшего сержанта С. П. Кочарова во главе с командиром роты незамет­но обошли по воде немецкие оборонительные сооружения и окопы и изготовились к атаке. Как только артиллерия пере­несла огонь в глубину обороны, гвардейцы забросали огневые точки противника гранатами и бросились в атаку. Внезапный удар со стороны бухты ошеломил гитлеровцев. В 2 часа 30 минут рота пробилась к электростанции в расположение десантников и проложила путь другим подразделениям штурмового отряда. Гвардейцы истребили 35 гитлеровцев и захватили 8 пулеметов.

Смело и решительно атаковали противника и подразделе­ния 1331-го полка. 2-й батальон майора И. С. Кузьмина при поддержке танков прорвал оборону правее штурмового отряда и в 2 часа 45 минут также соединился с 1339-м полком в рай­оне электростанции. Первыми прорвались к десантникам роты старших лейтенантов М. И. Колбасова и П. Д. Романенко.

Так была пробита брешь в мощной обороне противника на северо-восточной окраине Новороссийска.

В то время когда Восточная группа войск прорывала вра­жескую оборону, оперативная группа полковника В. А. Вруцкого с 1337-м полком и отрядом Григорьева, а также 290-й полк погрузились на плавсредства и вышли в море. Для мо­ряков это была нелегкая задача — доставить к местам высадки большое количество людей с вооружением, боеприпасами и продовольствием, так как в первую ночь операции 16 катеров были потоплены и около 30 получили повреждения. К тому же, стремясь не допустить усиления десантных частей, противник сильным огнем блокировал проход в порт. Тем не менее чер­номорцы до 3 часов И сентября на 39 катерах и мотоботах пе­ревезли и высадили 2602 человека: 1976 человек — на Импорт­ную пристань, 386 человек — на Элеваторную и Нефтеналив­ную пристани, 240 человек — на западный мол и Каботажную пристань.

Связи с 1339-м полком не было, и командование не знало об обстановке, сложившейся к исходу суток на плацдарме. С наступлением ночи мелким группам немецких автоматчиков удалось просочиться через боевые порядки десантников на на­бережную и организовать обстрел Импортной пристани и це­ментного пирса. Подходившим на судах подразделениям 1337-го полка и отряда Григорьева предстояло высадиться под огнем вражеских, автоматчиков, уничтожить их и совместно с 1339-м полком расширить плацдарм, облегчить наступление Восточной группы войск.

В 2 часа 40 минут десантные суда подошли к исходной ли­нии перед входом в порт. Артиллерия армии произвела 10-минутный огневой налет в основном по артиллерийским позициям противника, и катера с мотоботами устремились в порт. Как только артиллерия перенесла огонь в глубину обороны, началась высадка передового отряда 1337-го полка под командованием старшего лейтенанта С. Г. Савченко, в состав которого входили стрелковая рота, взвод автоматчиков, пулеметный взвод, взвод противотанковых ружей, минометный взвод и от­деление саперов. Высадившись на Импортную пристань, подразделения отряда с боем захватили участок берега и обеспечили высадку всего десанта.

 

Вместе с 1337-м полком на плацдарм высадились командир 1339-го полка подполковник С. Н. Каданчик, его заместитель по политчасти майор В. Э. Гассиев, командир 1-го батальона капитан А. И. Погорелов, группа радиосвязи и другие под­разделения полка, которые не были доставлены туда в первую ночь операции. Майор Д. С. Ковешников встретил командиров дивизии и полка, доложил обстановку. Тут же была уточнена задача 1337-го полка и дивизии в целом. Вскоре после вы­садки тяжело ранило полковника В. А. Вруцкого. В коман­дование дивизией временно вступил полковник М. В. Евстиг­неев.

В течение дня 1339-й, 1337-й полки и отряд майора Гри­горьева совместными усилиями овладели поселком Турецкий Сад, несколькими кварталами предместья Адамовича Балка и захватили корпуса завода «Красный двигатель».

Противник ввел в бой 170-й пехотный полк 73-й пехотной дивизии, переброшенный из района северо-восточнее горы Са­харная Голова, 20 танков и несколько штурмовых орудий. Яро­стными контратаками враг стремился восстановить прорван­ный фронт. Развернулись кровопролитные уличные бои, пере­ходившие в рукопашные схватки. При отражении контратак врага особо отличились пулеметные расчеты 1339-го полка старшего сержанта В. Ф. Нестерова и сержанта Н. Н. Фа­теевой. Метким огнем они уничтожили свыше 50 гитле­ровцев.

В уличных боях остро ощущалась потребность в танковой поддержке пехоты, так как огневые точки врага в каменных зданиях были неуязвимы для стрелкового оружия, а попытки выкатывать орудия для стрельбы прямой наводкой приводили к потерям людей. К тому же артиллеристам мешали груды разва­лин, завалы и траншеи.

Танковая поддержка частей дивизии командованием была предусмотрена. В ночь на И сентября сводная группа танков гвардии старшего лейтенанта Г. И. Десенко сосредоточилась в районе завода «Октябрь» с задачей преодолеть балку Камышо­вая (ширина 4 м, глубина 6 м) и поддержать наступление 1339-го полка. С наступлением темноты 10 сентября саперы 338-го отдельного инженерного батальона под огнем противни­ка на месте старого разрушенного моста через балку построи­ли деревоземляную переправу. Строительством этой единствен­ной переправы руководил начальник инженерных войск армии полковник Е. М. Журин. Однако попытка переправить танко­вую группу в ночь на 11 сентября не удалась. Противник ар­тиллерийским огнем разрушил переправу, подбил два танка, а третий от взрыва снаряда завалился в балку. Саперы прило­жили немало усилий, чтобы вытащить танк и восстановить пе­реправу.

На участке от Нефтеналивной до Элеваторной пристани под сильным огнем противника высадились 1-й батальон, не­которые подразделения 2-го батальона, роты автоматчиков и связи 290-го полка. Два взвода бойцов, группа связи и штаб 393-го батальона морской пехоты, которые не удалось доста­вить на плацдарм в предыдущую ночь, высадились на Старо­пассажирскую пристань. Остальные подразделения 290-го пол­ка из-за недостатка плавсредств не были доставлены на плац­дарм. Их свели в отряд во главе с начальником штаба майором А. П. Лысенко. Отряд наступал по суше в составе 318-й ди­визии до соединения со своим полком.

290-й полк был высажен в двух пунктах: группа бойцов  численностью более 150 человек во главе с командиром 1-го батальона капитаном В. И. Рыженковым — на Нефтеналив­ную пристань; группа в составе более 250 человек вместе с командиром полка подполковником И. В. Пискаревым, его за­местителем по политчасти майором М. Б. Козенковым и аги­татором политотдела армии майором А. С. Клюненко — на Эле­ваторную пристань, находившуюся в руках противника. Пер­выми высадились штурмовая группа лейтенанта Б. В. Огородова и вторая рота старшего лейтенанта В. А. Жукова. Ого­родов со своими бойцами очистил пристань от гитлеровцев и организовал прием десантников с катеров, подходивших к при­чалам, а Жуков с ходу повел свою роту на штурм опорных пунктов противника, расположенных на набережной. Действуя смело, бойцы роты вскоре овладели пятью дзотами и двумя зданиями, в которых оборонялись группы 18-й портовой коман­ды. В этом бою отличились парторг роты сержант М. Петров, сержант А. Бунин, старший сержант А. Бояркин, лейтенанты К. С. Михеенко и А. И. Корнеев, старший лейтенант И. Ф. Го­рин. Благодаря штурмовой группе Огородова, обеспечившей оборону пристани, высадка подразделений полка прошла поч­ти без потерь.

Сразу же после высадки подполковник И. В. Пискарев ре­шил основными силами своей группы наступать в направлении элеватора и соединиться с ротой Райкунова, а частью сил очи­стить от противника берег до Нефтеналивной пристани и, сое­динившись с группой Рыженкова, выйти в район клуба моря­ков, где действовали подразделения батальона Ботылева. Ко­мандир штурмовой группы Огородов получил задачу оборонять Элеваторную пристань.

 Атака в направлении элеватора прошла успешно. Бойцы разгромили гитлеровцев на подступах к элеватору и ворвались на его территорию. К середине дня они выбили фашистов из нескольких зданий и захватили одну из башен элеватора, од­нако установить связь с ротой Райкунова не удалось, В крово­пролитной борьбе за элеваторную башню отличились отделения коммунистов старшего сержанта А. Ф. Лещева и младшего сер­жанта С. П. Серова. Более 50 гитлеровских солдат и офицеров оборонялись упорно. Бойцы несколько раз бросались на при­ступ, но овладеть башней не могли: сказывался недостаток сил. В помощь атакующим командир полка перебросил взвод стрел­ков 2-й роты. На этот раз атака была предпринята с трех сто­рон. Первыми ворвались в башню А. Лещев и С. Серов. Сме­лые воины гранатами и автоматным огнем прокладывали путь бойцам своих отделений с этажа на этаж, и вскоре опорный пункт был захвачен. Подполковник И. В. Пискарев организо­вал свой наблюдательный пункт в башне элеватора и устано­вил связь со штабом армии.

Атака в направлении Нефтеналивной пристани желаемого развития не получила. Сначала нашим бойцам удалось продви­нуться вперед и захватить несколько портовых построек, а так­же дзоты, блокированные на берегу во время высадки. Но на подступах к зданию управления порта они были остановле­ны сильным огнем. Гарнизон вражеского опорного пункта, на­много превосходивший силы наступавших, упорно сопротив­лялся. Не смогла оказать помощи основным силам полка и группа капитана В. И. Рыженкова. Связи с ней не было, и командир полка не знал о той исключительно тяжелой обста­новке, в которой эта группа оказалась после высадки. Случи­лось непредвиденное. Капитан Рыженков с одной ротой своего батальона и ротой автоматчиков полка был высажен на оконеч­ность Нефтеналивной пристани, которая вследствие разруше­ний оказалась отрезанной от берега несколькими десятками метров воды. Для строительства плотов из подручных материа­лов не было нужных инструментов и крепежных канатов. Имевшиеся бревна и доски скреплялись лямками от вещевых мешков. Работа продвигалась медленно. До рассвета с боль­шим трудом удалось собрать два небольших плота и перепра­вить на берег две группы бойцов. Под огнем противника смель­чаки добрались до берега и с боем прорвались в расположение подразделений 393-го батальона. Остальные бойцы группы ка­питана Рыженкова были переправлены на берег лишь вечером 11 сентября подошедшими мотоботами. Раненых бойцов, кото­рым в течение дня оказывал первую помощь врач и парторг батальона старший лейтенант медицинской службы Б. А. Маурцев, моряки эвакуировали на базу. Разбившись после вы­садки на две группы, десантники пробились к клубу моряков и Элеваторной пристани.



#115 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 14 Декабрь 2015 - 20:46

Воинам 290-го полка 11 сентября не удалось соединиться с десантниками Райкунова и Ботылева, однако своими самоотверженными действиями они оттянули на себя значительную часть сил противника, предназначенных для нанесения удара по этим подразделениям. В полдень 11 сентября группа подполков­ника И. В. Пискарева закрепилась на достигнутых рубежах и подготовилась к отражению контратак. До конца дня противник четыре раза переходил в контратаку, стремясь овладеть Элеваторной пристанью и окружить советских бойцов. Каждая контратака проводилась силами до батальона пехоты при под­держке танков и артиллерии. Вражеская авиация группами по 15   самолетов наносила удары по плацдарму. Но советские воины держались стойко.

Морские пехотинцы батальона Ботылева продолжали проч­но удерживать свои рубежи в районах клуба моряков, штаба военно-морской базы и вокзала, периодически проводя дерзкие вылазки. В результате одной из них группа Райкунова захва­тила клуб имени Маркова и расположенную рядом школу. В бою отличился комсорг роты автоматчиков старшина 1-й ста­тьи В. А. Колесников, подорвавший гранатами два танка. В течение дня батальон отбил пять контратак. Хорошую по­мощь оказали ему летчики 3-й эскадрильи гвардии капитана А. Данилова 8-го гвардейского штурмового авиационного полка 11-й штурмовой авиационной дивизии ВВС флота, сбросившие окруженным подразделениям боеприпасы и продовольствие на 26 грузовых парашютах. Особо- отличились при этом гвардии младшие лейтенанты В. Глухарев и В. Игнатьев.

В западной части порта, в районе Каботажной пристани, группа десантников 255-й бригады, получив в ночь на 11 сен­тября подкрепление, в течение дня отражала контратаки врага на прежних рубежах.

Несмотря на героизм воинов, наступление Западной группы войск с Малой земли и на этот раз не увенчалось успехом. Не­однократные попытки прорвать оборону врага на южной окра­ине Новороссийска, предпринятые в ночь на 11 сентября и в течение дня, потерпели неудачу. В последующие дни, вплоть до 15 сентября, частям 4-й горнострелковой дивизии против­ника удалось сдержать наступление этой группы. Массирован­ным огнем артиллерии крупного калибра и минометов (в том числе и шестиствольных) гитлеровцы беспрерывно обстрели­вали боевые порядки наших войск, выпуская в среднем за сутки до 2500 снарядов и мин. Сильные бомбовые удары на­носила и вражеская авиация.



#116 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 14 Декабрь 2015 - 21:07

Утром 11 сентября перешла в наступление 9-я армия. Встретив сильный пулеметный, артиллерийско-минометный огонь и заграждения, ее войска продвижения не имели и до 14 сентября вели огневой бой. В это же утро активизировала действия и 56-я армия, ведя разведку боем усиленными ба­тальонами и ротами от каждой дивизии. Эти действия проводились также до 14 сентября (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 463, л. 37, 41-42, 44-45).

Активные действия наших войск на северном участке и в центре Голубой линии сковали силы противника, лишили возможности снимать отсюда какие-либо части и бросать их против 18-й армии.

 К исходу И сентября части 318-й дивизии, продолжая очи­щать от противника предместье Адамовича Балка и район за­вода «Красный двигатель», ворвались в предместье Стандарт. В этой обстановке дивизии была поставлена задача в ночь на 12 сентября очистить от вражеских групп проход от завода «Октябрь» до предместья Мефодиевский, соединиться с баталь­оном Ботылева, а затем в течение дня полностью овладеть этим предместьем. 55-я гвардейская стрелковая дивизия с 12 сентября передавалась в состав армии для усиления удара Восточной группы войск (55-я гвардейская Иркутская стрелковая дивизия в своем составе имела около 5 тыс. человек, 64 орудия, 74 миномета, 134 противотанко­вых ружья (ЦАМО, ф. 224, оп. 958, д. 20, л. 234). Эта дивизия, ранее известная как 30-я Иркутская, отличалась славными боевыми традициями и высокой боеспособностью. За выдающиеся заслуги в боях на фронтах гражданской и Отечественной войн она была к этому времени награждена орденом Ленина, тремя орденами Крас­ного Знамени, удостоена гвардейского звания и имени Верхов­ного Совета РСФСР.

В ночь на 12 сентября и в течение следующего дня 318-я дивизия наступала в предместье Стандарт, ведя бой за каж­дый дом. Днем ее части отразили шесть сильных контратак с северной окраины предместья Адамовича Балка и из района севернее завода «Пролетарий». Одновременно велась упорная борьба с разрозненными группами противника в отдельных зданиях, блокированных в тылу. Окруженные гитлеровцы со­противлялись с упорством обреченных. Длительное время, на­пример, сопротивлялись вражеские гарнизоны в многоэтаж­ном доме в районе завода «Пролетарий» (до 200 человек с ору­дием, 8 пулеметами, несколькими минометами), двухэтажном доме в районе трамвайного парка и других местах (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 545, л. 49).

Во второй половине дня сводная группа танков переправи­лась через балку Камышовая и в 18 часов вступила в бой. Вместе с штурмовыми группами танкисты уничтожали очаги со­противления. При атом танк подходил к цели на 300—400 м и открывал огонь по нижнему этажу, куда по проломам вры­вались штурмовые группы. Танкисты вели огонь и по верхним этажам, помогая бойцам уничтожать засевших там фашистов. Так штурмовался дом за домом. Эффективное применение на­шли и самоходно-артиллерийские установки: крупный калибр их орудий позволял разрушать стены наиболее прочных домов, вести борьбу с вражескими танками и штурмовыми орудиями. К исходу дня 1331-й полк вел бой северо-западнее завода «Ок­тябрь», 1337-й полк с батальоном подошедшего 168-го полка 55-й гвардейской стрелковой дивизии — в предместье Адамо­вича Балка, 1339-й полк — в восточной части предместья Стандарт (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 545, л. 42). 164-й и 166-й полки 55-й дивизии сосредоточились в районе заводов «Пролетарий» и «Октябрь». Остальные части армии вели огневой бой на прежних рубежах.

Противник, введя в бой все свои резервы и беспрерывно контратакуя, нес большие потери. Так, 186-й полк 73-й пехот­ной дивизии был сведен в батальон, 170-й полк этой же диви­зии потерял около 20 процентов личного состава, 16-я и 18-я портовые команды были почти полностью уничтожены, 228-й полк 101-й легкопехотной дивизии потерял более 40 процентов солдат и офицеров. Командование 5-го армейского корпуса вы­нуждено было брать подразделения из соединений, обороняв­шихся на других участках, и спешно направлять их в район Новороссийска. Сюда были брошены батальон 4-й горнострел­ковой дивизии, по одному батальону из 4-й и 1-й румынских горнострелковых дивизий, штрафной батальон и другие под­разделения.

В полосе наступления Восточной группы войск наиболее упорные бои разгорелись 13 сентября. Для развития успеха командующий фронтом передал в состав 18-й армии свою по­движную группу — 5-ю гвардейскую танковую бригаду, 1448-й самоходно-артиллерийский полк, 103-й истребительный проти­вотанковый артиллерийский полк, батальон 2-й гвардейской стрелковой дивизии, 174-й армейский инженерный батальон, от­дельную зенитно-пулеметную роту (5-я бригада с частями усиления имела 35 танков, 8 самоходно-артиллерийских установок, 20 орудий, 18 счетверенных зенитно-пулеметных установок (ЦАМО, ф. 224, оп. 958, д. 20, л. 234). Армия получила задачу вводом в бой 55-й дивизии усилить удар в направлении вок­зала, полностью овладеть предместьями Стандарт и Мефодиевский, одновременно нанести удар частью сил вдоль балки Камышовая и в направлении перевала Маркотх с задачей пе­рехватить пути отхода противника из района горы Сахарная Голова.

Войска армии в течение ночи на 13 сентября произвели перегруппировку и готовились к выполнению поставленных за­дач. С утра из-за левого фланга 1339-го полка 318-й дивизии была введена в бой 55-я гвардейская стрелковая дивизия генерала В. Н. Аршинцева с задачей совместно с отрядами майо­ров С. Т. Григорьева и А. П. Лысенко прорвать оборону про­тивника в направлении элеватор, вокзал, соединиться с под­разделениями Ботылева и Пискарева, а затем наступать по долине реки Цемес на северо-запад в направлении Цемдолины. В 8 часов 30 минут после огневого налета артиллерии гвардей­цы перешли в атаку и, ведя тяжелые уличные бои, к исходу дня соединились с группой Рыженкова и батальоном Ботыле­ва. В уличных боях были разгромлены два батальона 228-го полка 101-й легкопехотной дивизии и батальон румын.

Части 318-й стрелковой дивизии в течение дня при под­держке сводной группы танков вели ожесточенные уличные бои за предместье Адамовича Балка. Медленное продвижение объ­яснялось частыми контратаками врага. Удерживая гору Сахар­ная Голова, противник настойчиво стремился восстановить свою оборону, отрезать части 318-й и 55-й гвардейской стрелковых дивизий и, прижав к морю, уничтожить их.

В ночь на 14 сентября на участке 1339-го полка 318-й диви­зии был введен в бой усиленный танковый батальон во главе с гвардии подполковником А. П. Ковальским 5-й гвардейской танковой бригады. Остальные силы бригады под командованием полковника П. К. Шуренкова сосредоточивались в районе заво­да «Пролетарий». Утром перед наступлением и в первые ми­нуты атаки погибли подполковники В. Д. Заремба и С. Н. Каданчик, майор А. И. Леженин, начальник инженерной службы 1339-го полка капитан Д. Демин; были ранены командиры ба­тальонов этого же полка капитаны А. И. Погорелов и И. И. Таиров. Однако, несмотря на создавшуюся тяжелую об­становку, 318-я дивизия, возобновив в 11 часов наступление и преодолевая упорное сопротивление противника, к 18 часам овладела тремя кварталами в предместье Стандарт.

55-я дивизия с батальоном Ботылева и отрядами Григорье­ва и Лысенко, уничтожив в течение ночи разрозненные блокированные гарнизоны гитлеровцев, в 11 часов также перешла в наступление, но к исходу дня в упорных уличных боях смогла лишь незначительно продвинуться в направлении вокзала. В этих боях гвардейцы показали много примеров смелости, отваги и героизма. Так, например, при наступлении 164-го пол­ка одно из подразделений вышло на минное поле. Обойти его было нельзя, а для разминирования не было саперов. Гвардии рядовой Ф. И. Мальков крикнул своим товарищам: «Если подо­рвусь на мине, то вы пройдете через меня». Он побежал вперед и погиб смертью героя. В образовавшийся проход устремились бойцы подразделения и захватили несколько дотов.

14 сентября соседняя 56-я армия перешла в наступление в направлении Гладковской и частью сил на Нижнебаканскую. Войска армии в упорных схватках заняли в некоторых местах первую линию траншей, но дальше продвинуться до 16 сентяб­ря не смогли. 14 сентября 9-я армия тоже перешла в наступ­ление, нанося удар на Кеслерово, однако успеха не добилась и оставалась на прежних рубежах также до 16 сентября (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 463, л. 48-51).



#117 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 14 Декабрь 2015 - 21:24

Командующие фронтом и 18-й армией продолжали осущест­влять ранее намеченный план действий в районе Новороссий­ска. Главные усилия войск они направляли на Цемдолину, Гай­дук вдоль долины реки Цемес с тем, чтобы рассечь новороссий­скую группировку врага на две части и отрезать ему пути отхода из Новороссийска на северо-запад. Одновременно коман­дующий фронтом для развития успеха решил сосредоточить в полосе армии 414-ю стрелковую дивизию.

Опираясь на ранее подготовленные опорные пункты в пред­местье Стандарт, гитлеровцы все еще оказывали яростное сопротивление, но силы их слабели. Наши летчики в течение 14 и 15 сентября отмечали интенсивное движение автотранспорта в северо-западном направлении от Новороссийска. Командиры и штабы, сделав правильный вывод о возможности отхода противника, в ночь на 15 сентября и в первой половине дня вели разведку, подтягивали артиллерию и тылы, эвакуировали ра­неных. С 13 часов войска возобновили наступление.

318-я дивизия двумя полками при поддержке танков и самоходно-артиллерийских установок после огневого налета ар­тиллерии атаковала противника и к исходу дня овладела пред­местьем Стандарт. Ее 1331-й полк, наступавший вдоль балки Камышовая, овладел группой домов в 1400 м севернее завода «Октябрь» и создал угрозу выхода в тыл противнику, обороняв­шемуся на горе Сахарная Голова.

55-я дивизия с батальоном Ботылева, отрядами Григорьева и Лысенко соединилась с подразделениями Пискарева и Райкунова, а к 19 часам пробилась в район элеватор, вокзал, пятый пирс.

В разгоревшихся ожесточенных боях советские воины про­являли образцы отваги, мужества и героизма. В схватке неда­леко от клуба моряков экипаж тридцатьчетверки во главе с командиром взвода гвардии младшим лейтенантом В. А. Ми­хайловым, ведя огонь на ходу, рванулся вперед и проскочил в тыл гитлеровцам. Воспользовавшись их замешательством, от­важные танкисты разгромили штаб немецкого полка, узел связи и уничтожили много вражеских солдат и офицеров. Од­нако противнику удалось поджечь машину гвардейцев. Танки­сты были хранены, но не покинули горящий танк, продолжая разить гитлеровцев из пушки и пулеметов. Верные военной присяге, комсомолец гвардии младший лейтенант В. А. Михай­лов, механик-водитель коммунист гвардии старшина К. Ф. Саенко, стрелок-радист коммунист гвардии ефрейтор И. М. Низов и башенный стрелок гвардии старший сержант И. Е. Гнидин погибли смертью храбрых.

В разгар боя за здание элеватора воинам отряда Григорье­ва преградил путь вражеский пулемет. Тогда парторг роты старший сержант С. X. Валлиулин повторил подвиг Александ­ра Матросова. Об этом подвиге узнали все воины армии, а в докладе о партийно-политической работе в период подготовки операции и штурма Новороссийска, подписанном начальником политотдела армии Л. И. Брежневым, говорилось: «15 сентяб­ря рота с боями продвигалась к элеватору. Неожиданно застро­чил немецкий пулемет, в упор расстреливая наших бойцов.

 Рота залегла. Товарищ Валлиулин подполз к своему заместите­лю (зам. парторга) старшине тов. Дьяченко и передал ему:

— Как только пулемет прекратит огонь, поднимай ребят — и броском к мосту.

Сам парторг быстро пополз к вражескому пулемету. Длин­ной очередью Валлиулин был тяжело ранен, однако он собрал силы и, приблизившись к окну, из которого бил пулемет, пре­градил огонь своим телом. Рота сделала бросок и овладела мо­стом» (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 21, л. 327).

Наступавшая на правом фланге армии 89-я стрелковая дивизия в 13 часов 15 сентября также атаковала противника штурмовыми отрядами в районе северо-восточнее горы Сахар­ная Голова и, продвинувшись вперед на 300—400 м, овладела несколькими дзотами.

В этот же день после артиллерийской подготовки перешла в решительное наступление и Западная группа войск. На этот раз, преодолевая исключительно сильное сопротивление про­тивника, 83-я морская, 8-я гвардейская стрелковые бригады и 176-я стрелковая дивизия прорвали его оборонительную по­зицию и продвинулись на 1,5—2 км. При прорыве обороны и в уличных боях особенно отличились подразделения капитан- лейтенантов С. П. Николаева и Е. И. Тхора, старших

лейте­нантов В. Я. Кондратовича и А. Саитбекова из 83-й бригады полковника Ф. Д. Овчинникова; гвардии майоров П. Ф. Склярова, Ф. Белякова и П. Л. Лысенко, капитана И. А. Кузнецова из 8-й гвардейской бригады полковника И. А. Власова; капита­на М. Нургалиева, лейтенантов В. Вострикова и Б. Жихарева из 132-го танкового батальона майора М. Ю. Дададжанова и другие подразделения.

К исходу дня 15 сентября 18-я армия при поддержке сил флота и авиации сломила сопротивление противника в Новороссийске и прилегающих районах. Понеся большие потери и избегая окончательного разгрома, враг с наступлением темно­ты начал отходить под прикрытием арьергардов и отрядов за­граждения в направлении Цемдолины.



#118 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 14 Декабрь 2015 - 21:35

На рассвете 16 сентября армия продолжала наступление по всему фронту. Преодолевая сопротивление вражеских арьер­гардов, минные поля и заграждения, части Восточной и За­падной групп войск соединились в центре города, в районе холодильника. К 10 часам они полностью освободили порт и город Новороссийск и повели преследование противника в на­правлении Гайдук, Верхнебаканский. К исходу дня войска ар­мии подошли к перевалу Неберджаевский, Кирилловне, Васильевке, Глебовне. Передовые отряды 5-й гвардейской танковой бригады прорвались к Гайдуку. Героические усилия, предель­ное напряжение физических и моральных сил солдат и матро­сов, сержантов и старшин, не жалевших в борьбе с врагом крови и самой жизни, а также усилия, опыт и боевое мастер­ство командиров и политработников, командующего и Военно­го совета, офицеров и генералов штаба и всего управления армии увенчались успешным решением важной и сложной бое­вой задачи.

В тот же день вся страна услышала по радио приказ Вер­ховного Главнокомандующего, в котором отмечалось: «Войска Северо-Кавказского фронта во взаимодействии с кораблями и частями Черноморского флота в результате смелой операции ударом с суши и высадкой десанта с моря после пятидневных ожесточенных боев... сегодня, 16 сентября, штурмом овладели важным портом Черного моря городом Новороссийск.

В боях за Новороссийск отличились войска генерал-лейте­нанта Леселидзе, моряки контр-адмирала Холостякова, летчи­ки генерал-лейтенанта авиации Вершинина и генерал-лейте­нанта авиации Ермаченкова...

В ознаменование одержанной победы отличившимся в боях за освобождение города Новороссийск 318-й стрелковой диви­зии, 83-й Краснознаменной отдельной морской стрелковой бригаде, 5-й гвардейской танковой бригаде, 290-му отдельному стрелковому полку войск НКВД, 393-му отдельному батальону морской пехоты, 11-й штурмовой авиационной дивизии, 88-му гвардейскому истребительному авиационному полку, 889-му ночному легкобомбардировочному авиационному полку, 2-й бригаде торпедных катеров, 1-му Краснознаменному диви­зиону сторожевых катеров, 4-му дивизиону сторожевых катеров, 81-му гаубичному артиллерийскому полку, 69-му гвардей­скому артиллерийскому полку, 1169-му пушечному артилле­рийскому полку, 108-му гвардейскому истребительному проти­вотанковому артиллерийскому полку, 195-му горно-вьючному Минометному полку, 1-му гвардейскому отдельному артилле­рийскому дивизиону, 251-му отдельному подвижному артилле­рийскому дивизиону и 8-му гвардейскому минометному полку присвоить наименование «Новороссийских»...» (Приказы Верховного Главнокомандующего в период Великой Оте­чественной войны Советского Союза, М., 1975, с. 32, 33).

16 сентября в 20 часов в Москве был произведен салют войскам, освободившим город Новороссийск, двенадцатью ар­тиллерийскими залпами из ста двадцати четырех орудий. Ко­рабли Черноморского флот о. в это же время произвели салют двенадцатью залпами войскам и кораблям, освободившим вто­рую базу Черноморского флота — Новороссийск. За отличные боевые действия Верховный Главнокомандующий объявил благодарность всем войскам, участвовавшим в боях за освобо­ждение Новороссийска. Отличившаяся в боях за Новороссийск 55-я гвардейская Иркутская стрелковая дивизия была награж­дена орденом Суворова II степени.

7 мая 1966 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Новороссийск был награжден орденом Отечественной войны I степени, а 14 сентября 1973 г. за выдающиеся заслуги перед Родиной, массовый героизм, мужество и стойкость, проявлен­ные трудящимися города и воинами Советской Армии, Военно- Морского Флота и авиации в годы Великой Отечественной войны, и в ознаменование 30-летия разгрома фашистских войск на Северном Кавказе Указом Президиума Верховного Совета СССР городу Новороссийску присвоено почетное звание «Город-герой» с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Многие отважные солдаты и матросы, командиры и полит­работники, участники Новороссийской операции, награждены орденами и медалями. Достаточно сказать, что только в 318-й стрелковой дивизии награждено более 2100 человек (ЦАМО, ф. 1629, on. 1, д. 1, л. 6 об)., а в 393-м батальоне морской пехоты — 431 человек. Наиболее отличившимся бойцам и командирам присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Среди них подполковники С. Н. Каданчик и И. В. Пискарев, майор А. И. Леженин, капитан 3 ран­га Н. И. Сипягин, капитан-лейтенанты А. Ф. Африканов, В. А. Ботылев, А. В. Райкунов, младший лейтенант В. А. Ми­хайлов, старшина 1-й статьи Ф. Я. Рубахо.

За умелое и мужественное руководство войсками и достиг­нутые успехи Указом Президиума Верховного Совета СССР на­граждены: орденом Ленина — капитан 3 ранга Д. А. Глухов; орденом Красного Знамени — генералы Б. Н. Аршинцев и

В. Е. Колонин, полковники П. Ф. Бушин, Е. М. Журин, П. К. Шуренков и П. С. Якимович, подполковники П. С. Кали­нин, А. П. Ковальский и А. Д. Ширяев, майоры А. А. Афа­насьев, В. Э. Гассиев, С. Т. Григорьев и С. С. Пахомов; орденом Суворова I степени — генерал К. Н. Леселидзе и контр-адмирал Г. Н. Холостяков;, орденом Суворова II степени — генералы Г. С. Кариофилли и Н. О. Павловский, полковник В. А. Вруцкий и подполковник А. А. Губрий, капитан 2 ранга В. Т. Проценко, капитан 3 ранга П. И. Державин; орденом Суворова III степени — генерал Н. А. Шварев, подполковник Г. Д. Булбулян. Среди награжденных орденом Отечественной войны I степени был начальник политотдела армии полковник Л. И. Брежнев.

     Новороссийская операция показала возросшую выучку войск армии, сил флота и авиации, обогатила советское военное искус­ство ценным опытом одновременного удара с моря и суши, в ходе которого был ликвидирован наиболее укрепленный узел и прорвана главная полоса Голубой линии в районе Новороссий­ска, нанесены тяжелые поражения 73-й пехотной, 4-й горно­стрелковой и 101-й легкопехотной дивизиям, 1-й и 4-й горно­стрелковым румынским дивизиям, разгромлены 16-я и 18-я не­мецкие портовые команды морской пехоты. Противник потерял более 3500 человек убитыми и около 14 тыс. человек ране­ными (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 545, л. 85).

Отгремели бои в Новороссийске. Немецко-фашистские за­хватчики за время оккупации сильно разрушили город. Жители голодали, их истребляли, угоняли в Германию. До войны в Но­вороссийске было около 100 тыс. жителей, а к моменту его освобождения в городе остались лишь отдельные жители. Так, в одном из подвалов разрушенного дома по сча­стливой случайности спаслись лишь Мария Алексеевна Ткаченко с двумя детьми и старушкой матерью, которые были на грани смерти от голода. Через 10 дней после освобождения в городе уже насчитывалось более 1200 жителей, а через месяц — около 5 тыс. (См.: Подвиг Новороссийска, с. 288).

Для охраны общественного порядка был выделен 290-й стрелковый полк войск НКВД. Большой объем работы в городе выпал на органы тыла и на инженерные части. Только за пер­вые десять дней напряженного труда в Новороссийске и приго­родных районах саперы сняли и обезвредили более 33 тыс. мин, 229 фугасов замедленного действия, собрали и уничтожили более 10 тыс. вражеских снарядов и авиационных бомб (См.: На левом фланге, с. 283).

Началась трудовая битва за восстановление лежавшего в руинах города-героя.



#119 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 14 Декабрь 2015 - 21:41

3. ВПЕРЕД, НА ТАМАНЬ!

С освобождением Новороссийска первая полоса обороны на южном участке Голубой линии была прорвана. Дальнейшее наступление 18-й армии в направлении Верхнебаканского соз­давало реальную угрозу прорыва второй полосы и окружения вражеских войск, оборонявшихся севернее Новороссийска. По­ложение противника осложнялось еще и тем, что 56-я и 9-я ар­мии, перейдя в наступление 16 сентября, прорвали главную полосу обороны и овладели важными узлами обороны Кеслерово, Киевское, Молдаванское. В обстановке усиливающихся ударов советских войск и крушения обороны гитлеровское ко­мандование вынуждено было, используя горно-лесистую мест­ность, с боями отводить войска 17-й армии на запад и эвакуи­ровать их в Крым.

16 сентября командующий фронтом решил, продолжая на­ступление, упредить противника в выходе на тыловой рубеж обороны по рекам Кубань и Старая Кубань, перехватить пути отхода его главных сил к портам в западной части полуост­рова (ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 463, л. 63).

18-я армия получила задачу развивать достигнутый успех, наступая главными силами в направлении Верхнебаканский,

Анапа, а частью сил нанести удар вдоль побережья на Анапу с задачей отрезать пути отхода новороссийской группировке противника и уничтожить ее. 83-я бригада должна была сосре­доточиться в Новороссийске для подготовки к десантированию, а 255-я бригада, находясь там же, — приступить к доукомплек­тованию. В состав армии передавалась 414-я стрелковая диви­зия. Восточная и Западная группы войск упразднялись.

Командующий армией решил силами 89, 318 и 55-й гвар­дейской стрелковых дивизий во взаимодействии с 5-й гвардей­ской танковой бригадой и 132-м танковым батальоном овладеть перевалом Волчьи Ворота и Верхнебаканским, прорвать здесь вторую полосу обороны, а затем наступать на Анапу. 20-му стрелковому корпусу генерал-майора Д. В. Гордеева в составе 176-й стрелковой дивизии, 8-й гвардейской и 81-й мор­ской стрелковых бригад ставилась задача наступать по узким долинам рек Озерейка и Сукко на Анапу, отрезая противника от морского побережья. 107-я стрелковая бригада полковника Л. В. Косоногова должна была наступать вдоль берега моря на Анапу с юга.

Принимая это решение, командарм учитывал, что соседняя справа 56-я армия имела задачу наступать на Гладковскую, Джигинское, прорвать вторую полосу обороны, захва­тить рубеж по реке Старая Кубань и отрезать противнику пути отхода к портам Тамани. Севернее, вдоль побережья Азовско­го моря, 9-я армия вела наступление на Темрюк. 4-я воздуш­ная армия должна была наносить бомбоштурмовые удары по отходившим колоннам, скоплениям войск и плавсредствам вра­га в портах Тамани и Керченского полуострова. Черноморский флот получил задачу уничтожать корабли и суда противника на коммуникациях в Керченском проливе и открытом море, разрушать неприятельские порты, к утру 17 сентября подгото­вить плавсредства для высадки морского десанта на побережье Таманского полуострова.

17 и 18 сентября войска 18-й армии продолжали наступле­ние, преодолевая сопротивление арьергардов, минные поля и заграждения на дорогах, в горных дефиле, населенных пунк­тах. 1-я румынская горнострелковая, 73-я пехотная, 4-я горно­стрелковая и 4-я румынская горнострелковая дивизии отходили с упорными боями. Особенно сильное сопротивление противник оказал на заранее подготовленных оборонительных позициях в труднодоступных горных районах у Верхнебаканского, на пе­ревале Волчьи Ворота и юго-западнее этого перевала. Сам пере­вал имел большое оперативное значение — на нем было пере­сечение дорог. Здесь, на крутых горных склонах, густо зарос­ших деревьями, противник создал инженерно-минньїе заграж­дения, прикрыв их многослойным огнем. Войскам армии потребовалось приложить героические усилия, чтобы прорвать этот рубеж. Большую помощь в этом им оказали летчики 11-й штурмовой авиационной дивизии подполковника А. А. Губрия и дальнобойная артиллерия Новороссийской военно-морской базы.

Анализ первых боев в горах показал, что войска, как пра­вило, наносили фронтальные лобовые удары, силы распределя­лись равномерно по фронту, в результате темп наступления был невысоким. В целях организации стремительного продви­жения командиры соединений и частей получили указания сосредоточивать на главных направлениях ударные группиров­ки для прорыва оборонительных рубежей, использовать раз­рывы в боевых порядках врага для охвата и обхода флангов и опорных пунктов, смело выходить на пути отхода противника, расчленять его колонны на марше и уничтожать по частям. Подвижные отряды стремительными действиями должны выхо­дить на речные переправы, в горные и межозерные дефиле, пе­рекрывать пути отхода противника.

Наступательный порыв личного состава частей армии был очень высоким. Этому способствовало сознание выполненного долга в боях за освобождение Новороссийска. По указанию начальника политотдела армии во всех частях была развернута большая работа по разъяснению воинам боевых задач частей и соединений, приказов Верховного Главнокомандующего, по­священных освобождению Новороссийска, а также городов Ка­лининской, Смоленской, Брянской областей и Левобережной Украины. В частях состоялись митинги и собрания, на которых воины выражали непреклонную решимость ускорить разгром немецко-фашистских войск на Тамани. Увеличился приток пе­редовых воинов в партию и комсомол. Например, в 318-й стрел­ковой дивизии с 10 по 21 сентября было принято в партию 172 человека. В 55-й гвардейской стрелковой дивизии с 13 по 18 сентября только в стрелковых полках поступило 88 заявле­ний о приеме в партию и 24 в комсомол (ЦАМО, ф. 318 сд, оп. 19963, д. 8, л. 157; ф. 55 гв. сд, оп. 277356, д. 3, л. 1434).



#120 marel1968

marel1968

    Полковник

  • Admin
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 999 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Санкт-Петербург

Отправлено 15 Декабрь 2015 - 20:20

На рассвете 19  сентября войска армии после артиллерий­ской подготовки атаковали противника по всему фронту и прорвали вторую полосу обороны. 89-я стрелковая дивизия сломила сопротивление 1-й румынской горнострелковой диви­зии и, овладев районным центром Верхнебаканский, повела наступление на Натухаевскую. 318-я стрелковая дивизия под командованием полковника В. Ф. Гладкова, назначенного на должность командира дивизии 17 сентября, прорвала оборону 73-й пехотной дивизии, а наступавшие южнее 55-я гвардей­ская стрелковая дивизия и 5-я гвардейская танковая бригада с оперативно подчиненным ей 132-м танковым батальоном сбили с занимаемого рубежа части 4-й горнострелковой диви­зии. В 13 часов после короткого, но чрезвычайно тяжелого боя они штурмом овладели перевалом Волчьи Ворота и вышли на подступы к Раевской. Части 20-го стрелкового корпуса, про­рвав оборону 4-й румынской горнострелковой дивизии, вышли в район южнее Раевской, а 107-я стрелковая бригада в это время продвигалась по долине горной реки Сукко к побережью Черного моря, тесня части 19-й румынской пехотной дивизии.

В этот день особенно отличились воины 89-й дивизии. На­ступавший на правом фланге 526-й полк удачным маневром овладел сильно укрепленной Безымянной высотой (4 км восточ­нее Верхнебаканского). При этом исключительную отвагу проявила рота старшего лейтенанта Г. Степаняна. Смелость и стремительность бойцов роты ускорили исход боя за Верхнебаканский. На подступах к нему совершил героический подвиг старший сержант Унан Аветисян. Роте 390-го полка, в которой он служил, предстояло овладеть одной из высот. В ходе на­ступления стрелковый взвод попал под сильный пулеметный огонь из нескольких вражеских дзотов. Аветисян незаметно подполз к одному из них и забросал гранатами. Бойцы подня­лись в атаку, но вынуждены были снова залечь под огнем другого дзота. Тогда старший сержант с гранатами пополз к нему. Гитлеровцы заметили смельчака и усилили огонь. Авети­сяна ранило. Истекая кровью, он бросил гранату в амбразуру, но вражеский пулемет продолжал стрелять. Мужественный воин закрыл амбразуру дзота своим телом. Бойцы его взвода бросились в атаку и овладели высотой. Герой Советского Союза Унан Мкртичович Аветисян навечно зачислен в списки 1-й ро­ты 390-го полка 89-й стрелковой дивизии.

Попытка с ходу взять Натухаевскую и Раевскую 19 сентяб­ря не увенчалась успехом. Противник оказал ожесточенное сопротивление. Все подступы к опорным пунктам, дороги и тропы были заминированы, перекрыты сильным огнем, а мосты взорваны. На перевале Волчьи Ворота гитлеровцы при отступ­лении взорвали труднопроходимые участки дорог. Все это за­трудняло боевые действия, передвижение войск, снабжение частей боеприпасами и продовольствием. Соединения армии вынуждены были затратить более суток на подготовку дальней­шего наступления в направлении Анапы.

Отступая, противник оставлял опустошенную землю. Наши войска до Верхнебаканского не встретили ни одного мирного жителя. Ворвавшись на станцию Тоннельная, наши части осво­бодили около тысячи граждан, преимущественно женщин, согнанных в лагерь из Новороссийска и окрестных станиц. Со слезами радости эти измученные люди встретили воинов-осво­бодителей. Они рассказали, что гитлеровцы жестоко расправ­лялись с людьми, начали эвакуацию населения из Новороссийска еще в феврале, а 3 сентября из города сюда пригнали последних жителей. В нечеловеческих условиях лю­дей использовали в качестве рабочей силы на земляных рабо­тах. Перед отходом фашисты намеревались угнать их в Нату­хаевскую, однако быстрое наступление советских войск сорвало этот замысел (ЦАМО, ф. 371, оп. 6386, д. 21, л. 288).

 

В ходе наступления Военный совет и политотдел армии, командиры и политотделы соединений, а также органы тыла оказали большую помощь населению освобожденных районов продовольствием и медикаментами. В населенных пунктах вос­станавливались органы местной власти и нормальная жизнь, велась разъяснительная работа, рассказывалось о победах на­ших войск, о трудовых подвигах и энтузиазме советских людей в тылу страны.

Соседние армии, преодолевая сопротивление противника, наступали в глубь Таманского полуострова. К исходу 19 сентября 9-я армия форсировала на отдельных участках реку Кур­ка, подошла к Курчанской, а 21 сентября овладела ею. 56-я ар­мия освободила Гладковскую, а к исходу 21 сентября ворвалась в Варениковскую и вышла на подступы к Гостагаевской.

21 сентября после ожесточенного боя 18-я армия заверши­ла прорыв второй полосы обороны. На правом фланге 89-я дивизия к 6 часам штурмом овладела Натухаевской и стала тес­нить части 1-й румынской горнострелковой дивизии к морю в направлении Джемете. 318-я и 55-я гвардейская дивизии, взаи­модействуя с 5-й гвардейской танковой бригадой, ударами с северо-востока, востока и юго-востока прорвали оборону 73-й пе­хотной и 4-й горнострелковой дивизий, утром овладели сильно укрепленным пунктом Раевская и устремились на Анапу, со­действуя продвижению частей 20-го корпуса.

На подступах к Анапе разгорелись ожесточенные бои. Про­тивник оказывал упорное сопротивление, цепляясь за каждый выгодный рубеж, подвергая наши части сильному артиллерийско-минометному обстрелу. Дороги и большие участки местности он заблаговременно заминировал. Но уже ничто не могло остановить советских воинов. Саперные подразделения проделывали проходы в минных полях и пропускали через них наши танки и пехоту. Среди саперов отличался смелостью, отвагой и мастерством командир отделения 280-го саперного батальона 89-й дивизии рядовой Д. С. Караханян. Продвигаясь впереди наступавших частей к Верхнебаканскому, он со своим отделением под огнем противника разминировал три моста и обезвредил около 200 мин. На подступах к Раевской, прене­брегая смертельной опасностью, он разминировал еще три мо­ста, вместе с подразделениями 318-й дивизии участвовал в штурме этого населенного пункта, затем разминировал дорогу на Анапу (ЦАМО, ф. 33, оп. 793756, д. 20, л. 265).